Нехват-камень

Автор:
Илия Майко
Нехват-камень
Аннотация:
Однажды в центральной Вселенной родились два брата-близнеца. Мальчишки дня не могли прожить, чтобы не подраться друг с другом: словно каждому казалось, что второй украл половину его жизни. А как только выросли – детские драки переросли в настоящую войну. Реки крови были почти неизбежны, но тут один из братьев услышал легенду о волшебном Нехват-камне…
Текст:

Представь: война - а на неё никто не пришёл!
(неизвестный автор)

Однажды в центральной Вселенной родилось два брата-близнеца: Нипут и Баом. Всем они были схожи как две капли воды, только Нипут – светлокожий и синеглазый, как вся семья, а Баом чёрен как ночь. Была у них ещё старшая сестра Кельме, а через пару лет родился младший брат Порош.

Близнецы дня не могли прожить, чтобы не подраться друг с другом. Словно каждому казалось, что второй украл половину его жизни. Совместными усилиями побивали они и Пороша.

Но стали братья и сестра подрастать и, по традиции, в день совершеннолетия получали права на наследство. Досталось им от родителей три планеты: одна огромная, вторая большая, а третья маленькая.

Кельме, как старшая, выбирала первая. Но девушка она была рассудительная и понимала, что из-за больших планет братья жизни ей не дадут, так что взяла она сразу маленькую да и занялась её обустройством.

Через пару лет стали совершеннолетними близнецы, долго спорили и дрались из-за огромной планеты и, в конце концов, решили так: большую планету забирает Баом, а огромную – Нипут, но вместе с Порошем.

Поначалу на том и успокоились, но со временем каждый понял, что проиграл: Баом завидовал бескрайним владениям Нипута (Пороша тот отодвинул на край одного из материков и, по сути, заправлял единолично). Нипут тоже чувствовал себя обделённым: он-то делил владения с младшим братом, а Баому отдельная планета досталась!

Порош по привычке молчал, с детства забитый братьями, тихо принял свой клочок земли, а внутри копил злобу.

Кельме же исподтишка поглядывала на близнецов, понимая, что открытое противостояние – лишь вопрос времени, и давно уже про себя решив, что именно она завладеет всем, когда эти дураки перебьют друг друга.

На огромной планете жили валяне: народ творческий и мудрый, готовый посмеяться над собой и обладающий витиеватой речью. Всё бы у них было хорошо, кабы не сгубил их цветок, как сорняк разросшийся по планете. Был он прозрачным и с отвратительным запахом, но вот странность: кто его дважды понюхает – оторваться уже не может. Кривится от этой гадости, а расстаться с ней невмоготу. К тому же, вызывал цветок помрачение рассудка, так что почти всё время лежали валяне на печи, обнюхавшись своего дурмана. Впрочем, это не мешало им и мудрые речи излагать, и идеи гениальные создавать, но только выскажет валянин мысль – поймёт, как много сил надо приложить для её осуществления – махнёт рукой да и перевернётся на другой бок.

На большой планете жили мерики. Чернокожие, как Баом (что тоже было одной из причин, почему он их выбрал), высокие, сильные и спортивные. Любили они очень соревноваться, побеждать, быть первыми и, по поводу и без, всем подряд мерились: у кого больше. Впрочем, без эмоций и злобы, а просто из любви к состязаниям. Добродушные были мерики, но глупые, и любой мог обвести их вокруг пальца, особенно сыграв на их любви к соревнованиям.

Маленькую планету населяли немы. Были они умны и активны, и планета процветала. Даже их эгоизм и замкнутость на себе способствовали благополучию и экономическому росту. Да и царица их, Кельме, была умна: дань, конечно, собирала, но не зверствовала. Потому и население не бунтовало, предпочитая заплатить и спать спокойно.

Баом сразу назвал свои владения Баомией.

– Патриотизм надо воспитывать! – говаривал он.

– Дурак, под стать своим мерикам, – прокомментировал Нипут. – Тоньше надо действовать! – и назвал в свою честь тот самый цветок, который так любили его валяне. Впрочем, в народе наркоманский дурман тут же окрестили «Нипутиком», и люди приговаривали: «Двое владык над нами: Нипут и Нипутик».

Порош по привычке ничего не сказал братьям, а про себя подумал: «Дураки оба. Плеть в руки – и у любого народа патриотизма будет, сколько нужно».

А Кельме лишь пожала плечами: у неё были дела поважнее: она проводила экономическую реформу и втайне увеличивала армию.

Как и ожидала старшая сестра, противостояние между братьями было лишь вопросом времени.

Первым не выдержал Порош. Всё-таки именно его близнецы притесняли с детства. Рассчитав, что одному ему не справиться, Кельме слишком осторожна, а Нипут только и ждёт, чтоб отобрать ту мелочь, что ему выделил, Порош решил привлечь в союзники Баома.

– Братец Баом, – начал он, прилетев на планету мериков, – доколе ты терпеть будешь, как Нипут обращается с тобой? Тебе с детства доставалось всё худшее, а ему – лучшее. Вот и сейчас он владеет огромной планетой, и ему всё мало: он собирается идти на тебя войной и отобрать твои земли!

– Откуда знаешь?! – подскочил Баом, сжимая кулаки.

– Я живу с ним по соседству – мне ли не знать?

– Ну, тогда это он зря, – хмыкнул старший брат. – Его ли наркоманам-валянам состязаться с моими мериками?

И, словно в подтверждение его слов, из окна донеслись крики с учений солдат: «Мы – первые! Мы – лучшие!» Баом победно улыбнулся, а Порош подобострастно закивал:

– Ты силён, это бесспорно. Но Валяния огромна, и людей там больше. А Нипут и моих в бой погонит, меня не спрашивая. Помоги мне своих отбить, и вместе победим этого наглеца!

Баом откинулся на спинку трона и через пару минут напряжённого молчания изрёк:

– Хорошо. – Затем он улыбнулся, встал и похлопал Пороша по плечу: – мы братья и должны помогать друг другу!

– Конечно, братец Баом! – расплылся в сладкой улыбке тот.

«С землями Нипута, а потом и этого неудачника, я и Кельме выгоню без проблем», – мысленно потирал руки Баом.

«Главное потом успеть прикончить его первым», – отметил про себя Порош, обнимая на прощание брата.

Заговорщики решили начать с провокации, чтобы врага не поддержала Кельме: Порош устроил взрыв на собственной территории, обвинил во всём Нипута и с чистой совестью объявил ему войну, в чём его поддержал, как договаривались, Баом.

Нипут, кипя от злости, отбивался от обвинений. «Обогнали черти!» – мысленно ругался он. Ещё месяц, и он сам бы начал борьбу с близнецом. В союзники, правда, взял бы, конечно, Кельме, а не Пороша. И – кто знает? – если бы она потом не претендовала на трофеи, то, может, даже оставил бы ей и жизнь, и её планетку.

В темпе собирая армию, Нипут судорожно искал варианты спасения, когда один из слуг рассказал ему о старике-валянине, мудреце невиданном, который якобы вообще не нюхает Нипутик и знает ответы на любые вопросы.

Походило это на легенду, но царю на пятки уже наступал близнец, и он решил: а вдруг?..

Старик сидел у входа в пещеру, с улыбкой смотря на облака. Вид у него был настолько блаженный, что царь помрачнел: «По поводу воздержания от Нипутика точно наврали».

– Близнеца победить хочешь? – спросил вдруг тот, и Нипут, нахмурившись, подошёл. – Понять это не сложно …трезвому, – улыбнулся старик.

– Необычный ты …трезвый валянин, – хмыкнул Нипут. Звучало это примерно как «белый мерик». – Так как победить?

– А чего тебе не хватает для победы?

– Чтобы валяне нюхать Нипутик перестали. Тогда из них хоть какой-то толк выйдет.

Старик кивнул и посмотрел на горизонт.

– Прямо посередине между Валянией, Немией и Мерикой …то есть Баомией… висит в космосе Нехват-камень. Достаточно, глядя на него, пожелать, какого качества в себе или в других тебе не хватает, и ты это получишь. Потому и прозвали его «Нехват-камень». – Старик засмеялся: – или оттого, что никто схватить его не может. Внешне выглядит он как булыжник, а внутри, говорят, алмаз красоты невиданной. …Да только слухи это, так как ни один человек пока камень этот не схватил.

– Почему? – загорелись глаза у Нипута.

– Не знаю, царь. Знаю только, что многие Нехват-камень видели, желания загадывали, получали, что хотели, а камень никто в руки ни разу не взял.

Ободрённый, Нипут вернулся во дворец и быстро собрал экспедицию, вооружившись до зубов. Да только плохие из валян были работники и вояки. Немного помогали жёсткие правила: «Нюхать Нипутик на рабочем месте запрещается! За нарушение – выброс в открытый космос!»

На второй день экспедиции Нипут увидел, что ему по пятам шли корабли Баома, Пороша и на этот раз даже Кельме. Судя по траектории полёта, они тоже направлялись к Нехват-камню. «Не дремлет вражеская разведка», – поморщился он. Впрочем, он и не рассчитывал, что такая новость, как вылет царя с целой армией и сама цель экспедиции надолго останутся тайной.

Враги добирались до камня разными путями, чтобы не вступать в битвы раньше времени. Зачем, если можно усовершенствовать своих воинов и точно победить? Но в центре, между планетами, избежать столкновения было невозможно. Поэтому, почти добравшись до места, владыки остановили корабли, решив дать врагам последнюю, окончательную битву.

– Кто не выйдет в бой – дурмана своего любимого больше не увидит! – подытожил Нипут и провёл прозрачным цветком перед войском. Те жадно вдохнули аромат и послушно опустили головы.

Кельме было чуть сложнее:

– Предатели своей родины будут заключены в тюрьмы, а их имущество перейдёт в казну, – окончила она суровую отповедь, и немы, переминаясь с ноги на ногу, пытались за мгновения решить, что принесёт им меньше беспокойств: битва с царицей или с её врагами. Взвесив все «за» и «против», они расселись по боевым катерам.

Но проще всех, конечно, было Баому:

– Мерики! – воскликнул он. – Валяне и немы решили, что сильнее вас!

– Что?! – загремел возмущённый хор, и чернокожие атлеты помчались на место битвы.

«Руководить тупыми удобно, но каких дел мы бы наворотили, будь они умнее! – подумал Баом. – Ведь даже траекторию выстрела сейчас рассчитать не сумеют!»

Что касается Кельме, то она устала бороться с эгоизмом немов. Народ был умный, и просто так их не запугать. Во всех ситуациях её люди думали: «А что я получу за это?» И, как бы ни была велика казна, купить всех сложно. Вот и сейчас она видела, что их внутренние чаши весов почти равны, она едва заставила солдат пойти в бой. А если через пять минут они решат, что выгоднее примкнуть к врагу?

Катера стремительно сближались, и корабли тоже двинулись за войском.

Командир валян, борясь с похмельем, пытался сообразить, в кого стрелять первым: в нема, который напряжённо что-то рассчитывал на бортовом компьютере, или в чернокожего мерика, показывающего ему средний палец сквозь иллюминатор катера. Рука уже опустилась на штурвал, готовая запустить торпеды, когда он увидел камень, повисший в космосе прямо перед ним. «Не этот ли булыжник царь искал? – подумал он. – Может, лишний Нипутик мне перепадёт за усердие?» - и с этими мыслями он подключил бортовой компьютер к главному кораблю. Да только с похмелья перепутал, соединяясь не по внутренней зашифрованной связи, а по общей, которую в постоянном режиме перехватывала вражеская разведка.

Так, перед царями и царицей с разницей в несколько секунд возникло изображение Нехват-камня. Вдохнув от волнения, они почти одновременно закричали:

– Пусть валяне избавятся от наркоманской зависимости!

– Пусть мерики станут умными!

– Пусть немы избавятся от эгоизма!

…И застыли в напряжённом ожидании. Теперь войско каждого из них должно быть непобедимым.

Командир валян, неожиданно для себя, протрезвел, словно и не пролежал вчерашний вечер в наркотическом дурмане.

– Ааа!!! Нипутик, затычинить твои пестики!.. – на трёхэтажном валянском выругался он в прямом эфире, так и не отключившись от общей связи. – Что я тут делаю?! У меня ж дома жена рожает!.. – и, резко развернув штурвал, помчался к родной планете.

Раскрыв рты, владыки смотрели на его удаляющийся катер. Солдаты, казалось, тоже застыли, но через минуту за беглецом помчался командир немов.

«Наконец-то среагировал! – недовольно подумала Кельме. – Стреляй, чего тянешь!»

– Чего тебе? – бросил на ходу валянин, ответив на сигнал нема.

– Я врач! – коротко ответил тот, ускоряясь.

Поняв, что вражеские войска остались в миг без командиров, Баом радостно заорал своему – единственному оставшемуся на поле боя военачальнику:

– Запускай в них торпеды! Давай же!

Мерик задумчиво почесал в затылке:

– А зачем?

В голове у него резко закрутилось столько мыслей, и, признаться, это было потрясающее ощущение!

Баом на мгновение впал в ступор: ни один мерик ещё не задавал ему вопросов «зачем?» или «почему?». А, очнувшись, царь заорал:

– Да запускай же! Или повешу! Расстреляю!!!

Мерик поморщился: во-первых, Баом мешал ему думать. Во-вторых, угрозы царя были откровенной глупостью: оружие и войско-то у него, сам владыка сидит в костюмчике среди мониторов.

Не дождавшись ответа от упрямца, Баом подключился к его заместителю:

– Теперь ты командир! Слушай приказ: немедленно запускай торпеды в сторону немов и валян!

– Зачем? – спросил тот.

– Чтобы завладеть их планетами!!! – заорал царь.

– Зачем? – пожал плечами мерик, вырубил канал владыки и подключился к общей связи.

– Давайте лучше к нам! – радостно кричал кто-то с явным немским акцентом.

– Нигде нет столько места, как у нас, – спорил какой-то валянин.

– О чём разговор? – спросил только что присоединившийся мерик.

– Решаем, где окончание войны праздновать, – ответил его недавно разжалованный командир и предложил: – у нас очень живописно, ребята. Вам понравится! …Но, конечно, лететь на Валянию разумно: какая ещё планета всех вместит?

Обсуждению немного мешали угрожающие крики владык, но люди давно привыкли к ним, чтобы обращать внимание. Так что через несколько минут три побратавшихся народа двинулись к самой большой планете.

Только бывший командир мериков немного отстал. Его мозг буквально требовал работы, и, быстро составив алгоритм причин происходящего, мерик вышел на древнюю легенду о Нехват-камне. Пожалуй, следовало отыскать это чудо для ещё одного желания.

«Да вот же он! Тот булыжник, снимок которого передавал валянин», – радостно подумал он и воскликнул:

– Пусть в мире не останется ни одного властолюбца!

– Убью!!! Расстреля… – кричали наперебой владыки по общей связи и вдруг осеклись.

Бывшие цари и царица медленно опустились на пол, держась за головы.

«Почему я перестал рисовать? Мне ведь нравилось в детстве!» – тоскливо подумал Нипут.

«Война вообще не для женщин, – первый раз в жизни расплакалась Кельме. – Домой надо. Детей рожать».

Баом и Порош, находившиеся на одном корабле, грустно переглянулись и впервые обнялись без всякой задней мысли, просто чтобы утешить брата.

– А полетели к дальним звёздам, исследовать новые планеты! – предложил Порош, удивляясь, почему до сих пор не путешествовал: ведь это так увлекательно!

– Давай! – обрадовался Баом и направился к штурвалу.

Бывший командир мериков улыбнулся своей находчивости и помчался догонять друзей. К Валянии.

Такого длинного стола мир ещё не видал! Люди угощали друг друга, а сидевший с краю седой старик, как обычно, рассказывал легенды:

– …Мне всё-таки интересно: есть ли в нём алмаз? Опять ведь никто не притронулся к Нехват-камню!

  

Январь 2015 

0
39
19:37
+1
напомнило Волшебников от Ральфа Бакши
12:43
Спасибо за отзыв! Что-то я иногда не сразу вижу комменты)) Надо будет прочитать Волшебников.
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации