Марика в зачарованных землях.Глава 17.

Автор:
kimmeriec
Марика в зачарованных землях.Глава 17.
Текст:

                                              ГЛАВА 17.

Ох, уж эти несносные и настырные мальчишки. Как ни пыталась Марика избежать полета на драконе, страшно ведь(!), но к третьему дню их пребывания в пещере Мартона, они таки уговорили ее слетать. Они завлекали ее рассказами о прелестях полета, укоряли ее в трусости… в общем, делали всё, чтобы сломить сопротивление девушки и преодолеть ее страх перед полетами на драконе. И им это удалось.

Но это было через два дня. Впрочем, второй день был тоже полон неожиданностей. Первый случился тогда, когда Марика, пройдя по ведьминому кругу, вышла из транса и стала осматриваться, оценивая работу. И вдруг она увидела, что, несмотря на строгое предупреждение о том, чтобы никто не приходил в пещеру, пока она работает, чтобы не зацепило заклинаниями, она в гнезде не одна. Почти у входа светилось нечто голубое, при рассмотрении оказавшееся Маргоной, окружившей себя голубым коконом.

- А ты, что здесь делаешь? Я же запретила сюда приходить, пока работаю.

Даже через лучистый кокон было видно, что дракоша смущена. Неожиданно она заговорила на вполне нормальном человеческом языке.

- Женщина, не ругайся,…очень сильно захотелось посмотреть, как ты работаешь. – Маргона помолчала. – А работаешь ты классно, мне понравилось.

- О, да ты умеешь говорить на человеческом языке, да и речь понимаешь. А чего ж ты вчера стрекотала на вашем языке? – Удивилась Марика.- И, кстати, у нас не принято так обращаться. Меня зовут Марика.

Дракоша кивнула, что поняла, а Марика продолжила.

- Я ведь не просто так не пускаю сюда других. Магия, которую применяю, не совсем магическая. Она, скорее, ведьминская и досталась мне от мамы. Но, поскольку умение в ведьминской магии достались, а обучить меня ей некому, то я и не знаю, какие последствия могут быть от применения этой магии… на других.

- Это я поняла. Но я уже умею создавать защитный кокон, который ты видела. Он знаешь, какой сильный. Никакая магия его не пробьет.

- Ну, ну, - только и оставалось сказать Марике.

- А понимать человеческую речь и разговаривать на ней, - продолжила Маргона, - я научилась от папы. Он учит своего сына… из предыдущих поколений. Учит, давно. Но, похоже, сынок тупой. Я вот за полгода усвоила язык, а он до сих пор плохо разговаривает, и мало что понимает.

- Значит подслушивала? – Спросила Марика.

- Аха, - согласилась дракоша.- И подслушивала, и подглядывала.

- Вот знаешь, что это плохо, а все равно нарушаешь. И потом, отцу виднее, как учить. К тому же, как ты можешь судить старших? Ты же еще совсем маленькая. Мартон говорил, что тебе полгода.

- Ну и что? – Задиристо ответила Марона.

- Далеко пойдешь, вот что, - Со смехом ответила девушка.- Ладно, раз уж ты здесь, а я на сегодня работу закончила, пошли в гостевую пещеру, чего-нибудь поклюём, я что-то есть захотела.

- А ты мне мясца вызовешь? – Спросила дракоша, летя рядом с Марикой.

- Вызову, вызову, - Со смехом отозвалась девушка.

Второй неожиданностью для Марики стало то, что в гостевой пещере никого не было, вообще никого, даже маленьких дракончиков. На удивленный вопрос девушки Маргона пояснила, что всех увез папа-дракон, обещая трапезу на природе.

- Трапезу на природе? - Переспросила девушка.- Это как?

- Ой, я не знаю. Папа часто устраивает эти трапезы, когда к нему приходит кто-то в гости.

На том разговор прервался. Марика достала самобранку и вместе с Маргоной сытно пообедала, после чего завалилась спать, устала. Но и к ужину никто в пещеру не заявился. Так что и ужинала Марика вместе с Маргоной, которая, казалось была беззаботна и совершенно счастлива тем, что она может общаться с девушкой наедине. Хотя внутренне Марика понимала, что Маргона всего лишь хочет отвлечь ее от грустных мыслей.

Мужчины, причем все, в том числе, и маленькие дракончики, заявились уже ночью. Марике даже показалось, что от ребят пахнуло винным запахом. Но она списала свои ощущения на то, что была спросонок, когда эта галдящая компания ввалилась в пещеру. Она лишь шикнула на ребят, которые пытались ее разбудить. Те уразумели и пошли к своим лежакам.

А утром Марика проснулась с больной головой. Когда она принюхалась, явно почуяла спиртной запах. Причем, судя по храпящим как людям, так и нелюдям, приняли на грудь все, и приняли достаточно много.

Марика по-быстрому вскочила с лежака и, поскольку спала в одежде, лишь поправила прическу и ушла завершать очистку гнезда. Но прежде, все-таки занялась собой. Для чего сотворила кружку с успокоительным зельем и не торопясь выцедила ее. Тут прилетела Маргона и сообщила, что все снова улетели. А когда Марика спросила

- Опять, что ли, на трапезу?

Марона кивнула отрицательно.

- Папа сказал, что лучший способ протрезветь – это свободный полет. Вот все собрались и ушли.

- Так что и малыши пили? И, кстати, а что они могли пить в горах?

- Не, папа строго следит, чтобы драконята не прикасались к спиртному. А пили? В горах есть виноградник, брошенный. Он давно выродился и стал диким. Но папа говорит, что от этого вино стало только ядреней. Ну вот, осенью Зонгар приводит свое племя орков, они давят виноград в специальных бочках. Большую часть полученного сока забирают себе, меньшую оставляют папе, как плату за то, что он охранял виноградник. Вот вином из этого винограда папа и угощает гостей.

Ну, ясно. И Марика занялась делом. К обеду дело было сделано, пещера была готова к заселению. Так что Марика и Маргона в одиночестве начали обедать, когда в гостевую пещеру стали буквально ввалиться мужчины… все. Но если дракон и орк были в прекрасной форме, то Томас и Антре выглядели как живые мертвецы, настолько были синими… замерзли. Так что пришлось самобранке поработать, чтобы сначала выдать по кружке горячего крепкого чая, который был буквально выхлебан за минуту. После этого появились горячие мясные блюда… и ребята, наевшись, расслабились. И снова стали уговаривать Марику, полетать на драконе.

- Ты не представляешь, как это здорово, когда летишь на драконе, - Витийствовал Антре. – Ощущаешь себя как птица в полете.

Томас, как обычно, был немногословным, но время от времени поддакивал другу.

- Ладно, убедил черт языкастый, завтра полечу, если Мартон согласится, - внезапно согласилась Марика.

Ребята поначалу даже не поверили, что девушка согласилась. Им показалось, что послышалось. Но когда Марика подтвердила согласие, Антре вскричал.

- Мартон, она согласна,- и стал плясать какой-то дикий танец.

Марика взглянула на дракона и увидела, что он кивнул ей и изобразил улыбку.

Наутро после завтрака все стали собираться на выход из пещеры. Но прежде, зашли в пещеру, что была гнездом, засвидетельствовали, что она чиста, с чем и пошли на выход.

А далее утро началось с хлопот. Причем, хлопотали парни, готовя Марику к полету. Томас достал из котомки кожаные перчатки и отдал их девушке со словами.

- Пригодятся, наверху холодно,

Антре достал из котомки длинный толстый шарф, которым замотал шею девушки. В общем, Марика была упакована по полной. После этого все пошли на выход.

Судя по всему, ребята не собирались летать в этот раз (налетались что ли?). Но Зонгар не отказал себе в удовольствии еще полетать. Так что когда Мартон отставил жесткое крыло, опустив его до земли, встав при этом на четыре лапы, первым полез именно Зонгар. При этом он показывал девушке, как правильно и быстро забираться на дракона. А когда Марика влезла наверх, он же пристроил ее между шипами дракона, с таким расчетом, чтобы она удобно устроилась. Также показал, как правильно держаться за шипы, между которыми она сидела. После этого уселся впереди девушки и прокричал Мартону.

- Полетели.

Перед взлетом Марика с ужасом его ожидала, поскольку ребята рассказывали, что дракон не просто взлетает, а подходит к краю пропасти и прыгает в нее. При этом он разгоняется, после чего раскрывает крылья, наполняет их набегающим воздухом. И только после этого начинает ими махать, с чего, собственно, и начинается полет. Возможно, с ребятами Мартон так и делал, возможно. Но в данном случае он пробежал несколько шагов, оттолкнулся от земли, взмахнул крыльями и взлетел. Так что Марике даже не пришлось в ужасе закрывать глаза, когда дракон пикировал бы вниз.

Второй особенностью полета было то, что Мартон не делал в воздухе каких-либо выкрутасов, о чем, опять же, рассказывали ребята. Нет, он плавно набрал высоту, позволяющую без проблем лететь над окружающей местностью, и также, плавно махая крыльями, полетел над ближайшим лесом. Фактически дракон сделал круг над местом взлета. Так что вскоре он уже шел на посадку.

Впечатления от полета у Марики были противоречивыми. С одной стороны, было просто чудесно, что впереди сидел орк с его необъятной фигурой, который закрывал девушку от холодного набегающего потока воздуха. Но, с другой стороны, этот же орк загораживал Марике обзор. А поскольку она сидела почти в центре дракона, то и вбок ей мало что было видно из-за огромных машущих крыльев дракона. А то, что было видно, пролетало мимо взора в мгновение ока. Но в целом, девушка получила общее представление о полетах вообще, и о полете на драконе, в частности.

Не сказать, что слова Марики понравились ребятам, скорее, огорчили, поскольку они явно ждали восторженных откликов. Но девушка вовсе не собиралась потрафлять их желаниям. На том и сошлись. За разговорами дошли до гнезда. И только собирались сесть поразмышлять о планах на будущее, как заклубился портал и из него вышел Готвард.

Он огляделся, подошел к Зонгару и Мартону, первому пожал руку, второму – лапу, обернулся к ребятам.

- Я за вами. Пансионат ждет вас.

- Но там же эльфы? – Удивился Томас.

- Эльфы еще вчера отбыли к себе. За ними прибыл лично Властелин Светлого леса. Кстати, через Ричарда потребовал разговора с кем-то из Совета Девяти. Мы удовлетворили этот запрос. И на переговоры прибыли я и Бронислав, как глава Службы безопасности. Оказалось, Владыка встревожен тем, что большая часть вашей группы внезапно исчезла из пансионата. И он задался вопросом: Не потому ли мы исчезли из пансионата, что война приблизилась к Джексонвилю? Как могли, мы успокоили Владыку, сообщив, что вы ушли в поход по горам по приглашению главы местного племени орков, что, в общем-то, соответствовало действительности. Ну, а Ричард остался в пансионате, поскольку очень любит горные лыжи. К тому же, само существование Ричарда в пансионате, противоречит утверждению о приближении войны. Ведь он тоже является сыном члена Совета Девяти.

- Ну, и Владыка поверил? – спросил Антре.

Готвард пожал плечами.

- Если судить по действиям, то очень может быть. Потому что после беседы он и его дети убыли в свои леса. Так что сейчас в пансионате только Ричард, который уже волком воет от одиночества.- Здесь Готвард улыбнулся. – Вам полчаса хватит на сборы? Собирайтесь, а я пока поговорю с друзьями.- И он повернулся к орку и дракону.

Ричи действительно «озверел» в одиночестве. Иначе не объяснить ту радость, которую он проявил, когда увидел выходящих из портала ребят. Он их и похлопывал по плечам, и забрасывал вопросами, а Марику так и вовсе расцеловал. Правда, Томас и Антре как-то ревностно отнеслись к такому проявлению нежности в отношении девушки, но Ричи ничего не замечал. Зато заметил Готвард. Он махнул, мол, разбирайтесь сами, нырнул в еще клубящийся портал и был таков.

Из того, что Ричи вербально вывалил на друзей относительно пребывания эльфов, Марика поняла, что уже на второй день отсутствия ее и ребят, эльфы забеспокоились. Поначалу они не лезли к Ричарду с вопросами, поскольку ожидали, что ребята вот-вот выйдут на веранду. Но уже на третий день они в лоб спросили, куда делись ребята и Марика? И тут Ричи сыграл, как классный артист. Он махнул рукой куда-то в горы, и сообщил, что у ребят дела. После чего укатил по трассе вниз. Вот тут-то эльфы и переполошились. И, похоже, версия о военной причине ухода родилась именно у детей Властелина. А уж он только ее озвучил. Поняли ли что-либо эльфы после переговоров с Готвардом и Брониславом, Ричи так и не понял. Но когда он в очередной раз поднялся снизу трассы к пансионату, эльфов уже не было.

Поскольку ребята уселись в кресла на веранде и стали делиться новостями, Марика сочла возможным их покинуть. Уж очень хотелось сбросить ту одежду, в которой она была эти дни и тщательно помыться. Поэтому она переоделась в халат и пошла в баню. На ее удачу, в бане была женщина-массажист, кряжистая и с сильными руками. Она со всей серьезностью подошла к массированию Марики. Для начала загнала ее в парную, где девушка напарилась. После этого рядом с парной массажистка уложила девушку на лежаке и стала массировать, не пропуская ни одной группы мышц. Поначалу было даже больно, но потом мышечные узлы распустились, боль ушла, и стало безразлично. Массажистка заметила изменение в настроении Марики, и перешла к щадящему массажу, от которого девушка заснула.

Проснулась часа через два на том же лежаке, укрытая легким одеялом. Массажистки уже не было. Лезть в парную желания тоже не было. Потому Марика основательно вымылась, несколько раз сменив воду в тазике. Поскольку, Марика делала обливания контрастной водой, тонус поднялся, и довольная собой и жизнью девушка поскакала к себе в номер.

Оставшееся до конца так внезапно появившегося отпуска с отдыхом в пансионате Марика провела в режиме ничегонеделания. Ну, сами посудите, учиться даже не просто горным лыжам, а просто лыжам, времени уже нет, так что и пытаться что-то делать в этом направлении бессмысленно и бесполезно. Именно эту мысль девушка пыталась донести до парней, которые стали усердно предлагать ей себя в учителя. Особенно усердствовал Ричи, которому очень хотелось переплюнуть Томаса, который учил Марику скачкам на ипподроме.

Но со скачками ведь была иная история. С одной стороны, девушка довольно сносно умела управлять конем, а с другой, скачки – это все-таки знакомое занятие. Не то, что лыжи, которые она, по сути, впервые увидела только в пансионате. После этих слов Марики Ричарду пришлось забыть о своей роли учителя, хотя девушка, чтобы утешить парня, намекнула, что возможно в будущем, если у них получится снова попасть в пансионат, она с удовольствием примет учительствование Ричарда. С этим он и отошел в сторону, а точнее, занялся любимым делом – горными лыжами.

Томас был не особо активен, хотя тоже проявлял интерес к тому, чтобы и в обучении Марике стоянию на лыжах поучаствовать. Но услышав ответ Ричарду, он благоразумно не стал лезть со своими предложениями, а присоединился к Ричарду.

Антре же и вовсе не лез в эти дрязги. У него было увлечение – рисование. Потому он большую часть времени писал пейзажи гор. А если была возможность, то и портреты Марики…ну, и остальных ребят. Если же Марика собиралась на прогулку по пансионату, Антре сворачивал свою творческую деятельность и участвовал в этих прогулках в качестве полезного собеседника. В принципе, это вполне устраивало девушку. Тем более, что Антре показал себя умным и грамотным собеседником.

Так и проходили дни, отведенные для отдыха в пансионате. И как-то незаметно незапланированный отдых подошел к окончанию. Что и продемонстрировал Готвард появившийся, в общем-то, неожиданно, вечером под конец запланированной недели.

Осмотревшись, и увидев, что нет Томаса и Ричи, Готвард поинтересовался, где они? Узнав, что они только что умчались вниз по трассе, Готвард кивнул и, подойдя к Антре стал рассматривать картину, который тот заканчивал.

- Ну, что, - Прокомментировал Готвард успехи сына. – Неплохо. Совсем неплохо. И много картин ты успел написать?

- Пять или шесть, отец.

- И все пейзажи?

- Нет. Есть еще портреты Томаса, Ричарда и Марики.

- Ладно, дома покажешь. А пока сворачивай свою творческую деятельность. Время вашего пребывания в пансионате закончилось. Вас ждут в Совете Девяти.

- В Совете Девяти? – Почти разом воскликнули Антре и Марика.

- Да, дети мои, в Совете Девяти. Как показала жизнь, дети членов Совета Девяти имеют незаурядные способности, которые нельзя не использовать. Вот и будем думать, как использовать ваши способности наиболее рационально.

Объяснение было, в общем-то, понятное, но Марика почему-то ощутила в нем недоговоренность. И по мнению девушки, она заключалась в том, что члены Совета Девяти нашли таки как пристроить своих детей к полезному делу. И Марике в этом деле отводилась особая роль. Она была тем самым магнитом, с помощью которого родители рассчитывали вовлечь своих детей в полезное для общества дело. Поняли ли это Антре, а вслед за ним и Томас с Ричардом, которые вскоре появились на веранде, то Марике так и осталось неизвестным, поскольку получив приказ собираться в обратную дорогу, все рассыпались по своим номерам.

Перенос по порталу привел ребят прямо в приемную Гуго. Секретарь, увидев Готварда, молча кивнул тому, и Глава Видящих, махнул рукой и пошел в кабинет Главы Совета. Ребята за ним.

В кабинете, кроме Гуго, находились Бронислав, Нуланд и еще ряд членов Совета, с которыми Марика не была знакома. Гуго, увидев вошедших, поздоровался и молча указал на стулья в кабинете. Когда все расселись, возникла пауза. Члены Совета пристально смотрели на ребят и молчали. Ситуация была пикантной, и Марика почувствовала себя неудобно. И даже поерзала на стуле. Прервал молчание Гуго.

- Как я понимаю, отдых пошел на пользу? По крайней мере, выглядите отдохнувшими. Или я не прав? – И он посмотрел на ребят.

Ричард и Антре с примкнувшей к ним Марикой, закачали головами, соглашаясь, а Томас выразил общее мнение.

- Отдохнули классно. Готовы продолжать работать.

- Вот и прекрасно.- Резюмировал Гуго. – Остался нерешенным один вопрос. У нас есть отдел безопасности, которым руководит Бронислав. И есть отдел видящих, где главой Готвард. Так куда припишем Марику? Она-то, можно сказать, вольноопределяющаяся и приказать мы ей не можем. Какие будет мнения? – И он посмотрел на девушку.

Но всех опередил Готвард.

- А что тут думать? Марика – видящая. Да еще, ого-го, какая видящая. Так что ей прямая дорога к видящим.

С ним не согласился Бронислав.

- Марика проявила себя на ниве общественной безопасности. Или ты забыл, кто обнаружил Ходящего по Грани? Так что ей место в отделе безопасности. Собственно, ведь то, чем она занималась до поездки в пансионат, как раз и относилось к безопасности.

Но Готвард настаивал на своей позиции. Началась перепалка между Главами двух служб, входящих в Совет Девяти. Гуго не вмешивался, но внимательно прислушивался к словам обоих спорящих. Марика, услышав столько комплиментов в свой адрес, откровенно растерялась. И не знала, на чью сторону встать. Вероятно, это понял и Глава Совета. Он поднял руку, останавливая спор, и напрямую обратился к девушке.

- Марика, а что ты скажешь по поводу предложений? Где тебе интересно?

Услышав обращение к себе, девушка вскочила, потом села и растерянно повела плечами.

- А может быть, пока не будем так конкретно ставить вопрос? По крайней мере, ситуация, при которой я занимаюсь поисками необычностей в окружении двух охранников и одного видящего, меня вполне устраивает.

- Марика, ты не понимаешь сложности проблемы.- Перебил Бронислав.- Пока что ты работаешь нештатным сотрудником, и, совершенно не получаешь оплаты за свой труд. Но рано или поздно вопрос оплаты встанет ребром. Вот мы и хотим, чтобы ты определилась, в какой из служб ты будешь работать. И, соответственно, будешь получать положенные за службу деньги.

- Странно, - Подумала Марика о Брониславе.- То он меня видеть не хотел. А тут вдруг печется о моем финансовом положении. С чего бы?

Марика опять пожала плечами.

- Ну, не знаю я, какую из служб предпочесть. Давайте ничего пока менять не будем в той схеме, что сложилась. А жизнь, если надо, поправит.

Здесь проявился Нуланд.

- Я хочу сказать, чтобы Марика не беспокоилась о финансах. Пока она гостит в нашем доме, с этим проблем не будет.

Итог беседы подвел Гуго.

- Значит, так и решаем… что ничего не решаем, а оставляем всё, как есть. Судьбу же Марики решим позже… когда она сама определится.

0
38
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации