Изгибая время в дугу. Глава 9.

Автор:
kimmeriec
Изгибая время в дугу. Глава 9.
Текст:

                                            ГЛАВА 9.

Три дня пребывания на полигоне для Веры оказались сущим кошмаром. Мало того, что такие привычные растения и животные вдруг оказались ядовитыми и хищными, а потому смертельно опасными. Так Майер все это продемонстрировал воочию, после того, как они выполнили медитацию, но по каким-то причинам так и не вышли из медитативного состояния. Как объяснил Майер это нужно для того, чтобы новое знание закрепилось на новых вибрациях ауры. А после этого начался ад, который привел к когнитивному диссонансу в мозгах Веры. Она и верила и не верила, что вот эта зелененькая травка, так и зовущая на ней поваляться является очень ядовитой. Причем, за счет каких-то там крючочков, которые без увеличения не увидишь, могла цепляться практически за любую одежду, что вполне могло привести к отравлению, когда человек будет раздеваться, снимая верхнюю одежду. Или обычный суслик превращается в страшное и смертельно опасное существо, который может не только отравить, царапая когтями и кусая зубами, но и стрелять ядом на удалении до пяти метров. И этот кошмар длился практически целый день с перерывом на обед и ужин.

Но второй день пребывания на полигоне оказался кошмарнее первого, потому что Майер предложил космонавтам пройти полосу препятствий, то бишь, пройти полигон, полный ужасных созданий. При этом, Майер для порядка провел всех по полосе препятствий, показывая где прячутся те или иные создания, смертоносные от носа до кончика хвоста. Показал и участки смертоносной травы, а также кустарников и деревьев, которые помимо всех мыслимых ужасов, могли резко выбрасывать свои корни, хватая за те или иные части тела, и пытаясь нанести максимальный вред, вплоть до летального исхода. Причем, в первый день прохождения полосы препятствий, смертоносная армада действовала в замедленном темпе. Кроме того, прежде чем появится то или иное существо или куст, звучал сигнал тревоги как раз над тем местом, где затаилось это существо. Но для Веры, которая впервые попала в подобные условия, такие задания были сверх понимания. Она пыталась откреститься от прохождения полосы препятствий на полигоне, на что Майер очень спокойным тоном заявил, что в таком случае, она просто останется на базе, где будет ожидать возвращения группы.

- Но почему? – Возмущалась Вера. – Почему я не могу находиться в пределах нашего корабля, и в нем ожидать возвращения группы?

- Все очень просто. Война изобилует всякими неожиданностями. И тот, кто участвует в боевых действиях, должен быть готов адекватно реагировать на эти неожиданности. Тем более, что вы направляетесь в район, где все те существа, а также растительность, что присутствует на полигоне, присутствуют. А теперь представьте, что кому-то из членов экипажа понадобится ваша помощь. И никто кроме вас не способен ее оказать. Что вы будете делать?

- Ясное дело, пойду оказывать посильную помощь.

- И тут оказывается, что тот, кому нужна ваша помощь, находится в месте, где есть отравленная трава, а из кустов, которые тянут свои корни к вам с целью взять вас в плен, выскакивает одно из тех милых созданий, с которыми вы ознакомились. Что будете делать?

- Защищаться, что же здесь непонятного?

- Как же вы сможете эффективно защищаться, если вы на полигоне этого не можете делать? А в районе, где будут разворачиваться боевые действия, условия полевые, в том смысле, что вся смертоносная рать будет нацелена на ваше убийство. В результате, вы не только не поможете товарищу, но и сами погибнете. И вы хотите, чтобы я неподготовленного воина отправил на самоубийство?

Логика была железной. И самое обидное, что остальные члены экипажа были на стороне Майера. По крайней мере, взглядами они показывали свое несогласие с позицией Веры. Даже Виктория. А этот мужланище – Никита, - еще и ехидно ухмылялся. Конечно, уж он-то и его деревянные солдатики пройдут полигон на раз, обучены ведь. В принципе, Вера тоже была готова на подвиг – пройти полигон насквозь. Но ее нутро было категорически против бесцельного убийства, пусть и смертоносных, но все же живых существ, которые, по ее мнению, всего лишь защищали свое жизненное пространство.

Но нужно было принимать решение. На Вере скрестились взгляды не только Майера и Никиты, но и остальных членов группы. И Вера поняла, что выхода у нее нет. Она подышала, сделав несколько глубоких вздохов, и постаралась отбросить внутренние сомнения. После чего сняла с пояса бластер и направилась в сторону полосы препятствий.

Майер не обманул, и сирена звучала, предупреждая об опасности, и вся смертоносная рать, хоть и выпрыгивала из самых неожиданных мест, но была остановлена, и если и не уничтожена, то получила травмы, несовместимые с жизнью. Казалось, на то время, пока Вера проходила полосу препятствий, время остановилось. И Вера даже не могла понять, сколько же она пробыла на полосе. Когда же полигон закончился, причем, как-то неожиданно, Вера почувствовала, что ею овладел азарт, и ей даже понравилось то, что она только что сделала. Она попыталась вновь нырнуть в свои сомнения относительно своих же действий, но внезапно появившийся рядом с ней Майер (как он смог ее опередить?), не дал ей погрузиться в философствование.

- Зафиксируйте свое состояние. Оно вам пригодится в будущем.

- Но как? - Удивилась Вера.

- Войдите в трансовое состояние, используя медитацию. Да, да сделайте это стоя. В транс ведь совсем не обязательно входить только сидя, можно в любом положении тела.

Майер был столь убедительным, что Вера послушалась и стала проговаривать мантру. И почти сразу почувствовала, что вошла в транс.

- Хорошо, - услышала она голос Майера. – Постойте в этом состоянии несколько минут, чтобы оно зафиксировалось.

Через несколько минут она услышала.

- Можете выходить из транса. Завтра продолжим.

Опыт прохождения Верой полосы препятствий несколько изменил методику прохождения для остальных. Майер рекомендовал в самом начале, еще перед полосой препятствий, войти в транс и в этом состоянии проходить полигон. И этот совет был кстати. Практически все, даже Виктория, преодолели препятствия на полигоне вполне удовлетворительно. Ну, а высший пилотаж показала Тания, которая тоже присутствовала с остальными. ловко орудуя своей маджорой, девушка прошла полигон за минимально короткое время, чем повергла в шок даже бывалых воинов.

Следующий день был заключительным днем подготовки группы. Настрой космонавтов был боевой. А тот факт, что данное занятие фактически являлось экзаменационным, подогревало этот настрой. Все действовали по методике, предложенной вчера. Для начала входили в трансовое состояние, после чего вынималось оружие, и испытуемый выдвигался на исходную позицию. По команде Майера космонавт вступал на полосу препятствий и старался адекватно реагировать на изменение обстановки. При этом, как заметил Никита, он даже действовал с некоторым опережением, и, таким образом был готов к встрече с той или иной смертельной тварью на доли секунды раньше, чем эта тварь появлялась.

Как потом выяснил Никита, подобное ощущение было у большинства. Майер же удовлетворенно сообщил, что у космонавтов включилось предвидение, и это было проявлением весьма положительного качества. К ночи полигон прошли все космонавты, а после ужина Никита, как командир группы был приглашен на штабное совещание, где утрясались заключительные вопросы предстоящей операции. Здесь же Никита узнал, что операцию решили провести завтра, прямо с утра, потому что по данным разведки асуры стали что-то подозревать. Так что промедление могло быть смертельно опасным.

Утро началось необычно. Еще затемно на поляне, совсем рядом с кораблем космонавтов, приземлился корабль Нгаранги. И когда Никита поутру включил обзорные экраны, они показали, что идет погрузка отборной сотни в корабль Нгаранги. Собственно, на момент включения экранов сама погрузка заканчивалась. Оставшиеся фигуры в оранжевых комбинезонах с маджорами прямо сквозь стенки корабля Нгаранги ныряли внутрь, где и исчезали.

В динамиках послышался голос самого Нгаранга.

- Пришельцы, вы готовы к войне?

- Готовы, Нгаранга, - ответил Никита и запустил двигатели.

- Тогда действуем по обычной схеме, - ответил руководитель операции, а иначе его никак не назовешь.

Его корабль приподнялся над землей, настолько, чтобы корабль космонавтов оказался под ним, и корабль космонавтов был втянут внутрь тарелки, все тем же синим лучом. После чего тарелка резко взмыла в воздух и понеслась, если судить по восходящему солнцу, на запад.

Поскольку кроме Никиты никто не знал подробностей будущей операции, то космонавты прильнули к экранам, на которых пробегала зелень лесов. Но вот лес как-то враз закончился, и впереди показалось чистое поле, на котором космонавты увидели неправильный параллелогра́мм, состоящий из густого очень темного, почти черного, хвойного леса.

Нгаранга выпустил корабль космонавтов наружу. Вслед за ним вылетели четыре летающих тарелки, размерами с корабль космонавтов, которые разлетевшись в разные стороны стали заходить на этот параллелограмм с четырех сторон. Приблизив изображение, Никита обнаружил, что лесной массив окружен по периметру оградой. Причем, это был явно не банальный заборчик, ограждающий лес, а нечто более фундаментальное. В чем и убедились космонавты после того, как маленькие тарелки, приземлившись, стали выпускать из своего чрева нечто подобное земным броневичкам. Всего из каждой тарелки вышли по десять броневичков оранжевого цвета, которые выстроившись в линию, двинулись в направлении периметра. Тарелки после разгрузки взлетели и тоже направились в сторону периметра. Начался штурм.

Никита, получивший строжайший приказ ни во что не вмешиваться, а только наблюдать, с трудом сдерживался, чтобы не влезть в драку. И чтобы не сорваться, отвел корабль на максимально возможное удаление от места боя, что, впрочем, не мешало наблюдать за всеми перипетиями боя.

Включив обзорные камеры, Никита увидел, что корабля Нгаранги нигде нет. Это показалось странным, уж кто-кто, а Нгаранга мощью оружия своего корабля мог оказать существенную поддержку наступающим. Но едва эта мысль мелькнула в голове, пришел ответ:

- А кто им будет помогать, когда боги исчезнут с лица Земли? Они должны учиться самостоятельности в принятии решений и действий.

- Разве такое возможно? – удивился Никита.

- Ну, не все же время человечеству сидеть в люльке. Когда-то придется выбираться наружу и принимать решения самостоятельно.

- И когда это произойдет?

- Как только, так сразу,- поступил загадочный ответ.

А бой тем временем продолжался. Несмотря не ожесточенное сопротивление со стороны защитников периметра, когда казалось, весь лес ощерился всполохами от разрывов снарядов и выбросов огнеметов, штурмовые группы медленно продвигались вглубь леса, оставляя при этом за собой просеку метров двадцать в ширину, и, одновременно, прожигая такую же просеку впереди себя.

Чуть позже наступающие немного перестроили свои ряды. Две крайние машины отступили назад, а оставшиеся перестроились в клин. При этом отставшие машины встали сзади клина, и так и следовали в дальнейшем.

Перестроение удивило даже Никиту, ибо в плане такого не было. Но, как бы то ни было, наступление продолжалось. Однако в какой-то момент внутри у Никиты появилось сосущее ощущение опасности. Нет, не кораблю, а тем, кто пробивался к центру леса. Он оглянулся вокруг и заметил, что не только у него тревога в глазах. Что-то должно было случиться. И это что-то было страшным. Несущим смерть практически всем группам наступающих. Хотелось кричать, отозвать группы назад до выяснения ситуации. Но кто он такой, чтобы отдавать подобные приказы?

А бой, между тем, достиг своего апогея. Уже были потери среди броневиков, особенно в тех группах, которые наступали по коротким маршрутам. Внимание Никиты привлекла одна группа. Она как раз находилась напротив корабля. Из десяти броневиков клин держали только пять, а из двух машин, идущих сзади, осталась только одна. Вероятно, эта машина имела особую задачу, поскольку все машины, идущие впереди, делали всё от них зависящее, чтобы прикрывать этот броневик.

И вдруг, ох, уж это «вдруг», на земле начался сущий ад. Началось с тех направлений, которые располагались по длинным маршрутам. В какой-то момент земля вокруг машин вздулась. В воздух взлетели огромные комья земли, все заволокло дымом и пылью, скрыв колонны наступающих, а когда пыль осела, и гарь снесло в сторону, машин не было, а была огромна воронка, с осыпавшимися краями. Точнее, было две воронки, поскольку подобное произошло и с той группой, что двигалась навстречу.

В кабине кто-то ахнул, а Никита вцепился в поручни кресла, уставившись в экран. Тем временем, ад на земле продолжался оранжевые броневики, идущие по коротким маршрутам вдруг один за другим стали вспыхивать. Краска чадно горела, превращаясь в цвет побежалости. Машины почти одновременно остановились. И вроде бы, внешне они были целыми, но внутреннее чутье говорило, что внутри были мертвецы. Если вообще были, а не сгорели в том, адском пламени, которое охватило машины.

Охватив единым взглядом поле боя, Никита понял, что сражение проиграно. И хотя тарелки все еще носились над полем боя, поливая огнем лес, но не было самого главного – пехоты, которая должна была закрепить успех.

В это время внимание Никиты привлекло то, что в ближайшей к кораблю наземной группе не все броневики были уничтожены. Тот броневик, что шел сзади, несколько поотстал от основной группы. И, вероятно, это спасло и его, и экипаж. Потому, как только была совершена незримая атака на основную группу, водитель броневика быстро сообразил, что впереди смертельная опасность, а потому не только остановился, но и попытался сдать назад. Увы, его настигла незавидная участь. Слева из ближайших зарослей леса мелькнула молния и ударила прямо в правую сторону, где сидел водитель. Броневик сразу остановился, но тут открылась левая дверь и оттуда буквально выпал человек все в том же оранжевом комбинезоне. Судя по всему, он тоже был ранен, но все же пытался залезть под броневик, надеясь там укрыться.

Никита сразу сообразил, что спасшемуся пехотинцу нужна помощь, и он буквально взревел:

- Внимание! Наш выход. Я сажаю космолет, Педро и Ян быстро на нижнюю платформу. Как только откроется рампа, вы с нее спрыгиваете, и как хотите, но оставшийся в живых должен быть на борту. Вам понятно??? – И он повернулся к воинам. Но те уже приняли приказ и буквально спрыгнули на грузовую палубу.

По невероятно крутой глиссаде Никита посадил корабль позади броневичка. Но прежде, ударил из всех имеющихся стволов пушек по ближайшему от него лесу. Там что-то полыхнуло, но внимание Никиты уже было обращено к действиям у броневика. Воины действовали слаженно и предельно быстро. Они буквально вырвали оставшегося в живых из-под машины и с ним на руках вскочили на рампу, которая тут же стала закрываться. Никита вывел двигатели на взлетный режим и…ничего не произошло. Нет, двигатели ревели на пределе, но корабль не двигался вверх, будто его что-то сдерживало. Потом почему-то стал сползать в сторону центра площадки, совсем понемногу.

Да, Никита растерялся на мгновение. Но тут кто-то сбоку сказал, будто выдохнул

- Купол.

Никита посмотрел на сказавшего это слово, и наткнулся на взгляд Тании.

- Что ты сказала?

- Нас накрыли куполом.

- Ты хочешь сказать, что мы в ловушке?

Тания ничего не ответила, только покачала головой. Никита осознал создавшееся положение, выпустил посадочные стойки и посадил корабль на землю. Нужно было понять, что случилось с кораблем, и как из этой ситуации выкарабкиваться.

В это время на летной палубе показались Педро с Яном, который нес спасенного человека. Им оказалась миловидная пышногрудая девушка с русыми волосами и ярко-синими глазами.

- Представляю спасенного воина. Зовут ее Метара. Она оператор той машины, что осталась за бортом, - доложил Ян, бережно опуская девушку на пол.

«Быстро сработали, - подивился Никита. - Не прошло и пяти минут».

,- Здравствуйте, Метара. Вы здоровы?

- Немного повредила ногу. А в остальном все в порядке.

Никита оглянулся и поискал глазами Веру.

- Вера, пожалуйста, осмотрите Метару в нашем медицинском блоке.

Та кивнула и вновь повела девушку на грузовую палубу. А Никита воззрился на Педро и Яна.

- Поздравляю вас. Мы в ловушке. Пока мы садились, нас накрыли каким-то прозрачным куполом, и теперь мы не можем взлететь, чтобы покинуть этот «"гостеприимный» край". Но я думаю, что профессор и его спецы разберутся в ситуации и нам помогут. Так что дожидаемся Веру и отправляемся на свидание с профессором.

Вера появилась через полчаса.

- С девушкой все в порядке. Травма незначительная, к тому же поверхностная. Но я дала Метаре снотворное, чтобы она успокоилась.

- Что ж, - резюмировал Никита.- Тогда отправляемся на свидание с профессором. Тания, обратился он к девушке. – Мы отлучимся на наш корабль-матку. Потому оставляю корабль на вас. Вы уже освоились в нем, так что я на вас надеюсь. Я прикрыл корабль защитными щитами. Но они не препятствуют открытию ответного или упредительного огня. Надеюсь, что по возвращению обнаружу корабль в целости.- И он улыбнулся, показывая, что пошутил. Тания улыбнулась в ответ, чем вызвала кривую улыбку Веры.

Разговор с профессором получился жарким. Начала его Вера и напомнила, что и сам корабль, и все они на Земле виртуальны. Так почему бы не воспользоваться этой возможностью? А именно, взять да и растворить корабль с экипажем, распылить его на мельчайшие частицы. А потом воссоздать новый корабль с прежним экипажем. Логика в словах Веры была, тем более, что этот вариант не раз вспоминался на подобных совещаниях. однако в данном случае было одно «но», о котором заговорил Докучаев, горячо поддержанный мужской частью коллектива.

- Вы забываете, уважаемая Вера, что помимо виртуального экипажа, на борту вашего корабля находится два человека в, так сказать, материальном теле. И, честно говоря, я даже не знаю, что может с ними произойти, если мы применим способ растворения виртуального корабля. Могу предположить, что как минимум, эти два человека, не побоюсь сказать, две миловидные девушки, останутся в куполе и, очень может быть попадут в плен к тем, кто засел на этой базе. А уж что их ожидает в этом случае, моей фантазии не хватает.

Мужская часть космонавтов горячо поддержала речь профессора, но потом все как-то приуныли, потому что вариантов выхода из ситуации не наблюдалось. Не получалось и мозгового штурма, который часто выручал в критических ситуациях. В общем, посидели пару часов и ни с чем вернулись на корабль.

А там их ожидали обе девушки, которые расселись в креслах напротив командного пульта, и внимательно следили за внешней ситуацией.

- Командир, - начала рапорт Тания, - за время вашего отсутствия было несколько попыток завладеть кораблем, но бортовым огнем нападавшие частью уничтожены, частью рассеяны и скрылись в лесу.

- Нападавшие? – Удивился Никита. – Люди что ли?

- Не только. Под землей пытались прорваться корни вон тех деревьев, - Тания указала на лес на противоположной стороне просеки.- Но их поползновения вовремя были замечены. Здесь особое спасибо Метаре. Она крупный в этом деле специалист. Но были и люди, одетые в серые комбинезоны. Вон парочка лежит рядом с броневиком, - И Тания вновь указала на экран монитора.

Никита проследил за ее рукой.

- Это то, что я думаю? Работники этой базы?

- Несомненно, командир. Я даже думаю, что ловушка для вас готовилась заблаговременно. И то, что произошло с Метарой хитро задуманный план. Противник понимал, что вы пойдете на помощь раненому воину. И как только вы сели, включили купол.

- Значит, они полагают, что рано или поздно захватят наш корабль?

- Вероятно, да, командир.

Никита призадумался. Потом поднял голову и взглянул на девушек.

- Я так полагаю, что сообщая мне довольно неприятную новость, вы уже что-то решили… для себя? Что же?

- Вы правы командир, мы приняли решение. Но нам нужна ваша помощь.

Никита удивленно приподнял бровь.

- Приказа об уничтожении базы противника никто не отменял, - продолжила Тания.- И у нас есть средство для достижения поставленной цели. Оно находится в том броневике, что расположен неподалеку. – И Тания указала на экран. – Нам нужно добраться до него, изъять груз, в нем расположенный и доставить его по назначению.

- Минуточку, - выставив руку ладонью вперед, Никита, остановил речь Тании. – Поподробнее можно. Что за задача, что за груз, наконец, какая помощь вам нужна?

Девушка посмотрела на подругу. Та пожала плечами, но ничего не ответила. Похоже, Тания должна взять ответственность на себя. Что ж, похоже, Тания уже все решила. Она глубоко вздохнула и продолжила.

- Нашим группам была поставлена задача, добраться до центра базы. Уж не знаю, каким образом, но наши разведчики добыли сведения о том, что подземная лаборатория в виду своего расположения имеет своеобразную слабую точку. Ведь внизу работают люди, а им нужен воздух для существования. Поэтому из лаборатории выведен вентиляционный канал, идущий от самой лаборатории до поверхности. На поверхности он замаскирован под небольшой холм. Но никто не знает, в каком месте базы выходит на поверхность вентиляция. Потому-то и была затеяна такая обширная операция.

- Но ведь и до сих пор неизвестно место расположения выхода вентиляции на поверхность.- Перебил Ян.

- Это не совсем так. Пока вас не было, мы с Метарой тщательно проанализировала ход операции. Итогом нашего мозгового штурма был вывод о том, что противник, не мудрствуя лукаво, вывел вентиляцию ни где-нибудь, а строго по центру базы. А это означает, что нам осталось всего-то метров пятьдесят, чтобы добраться до выходного отверстия вентиляции.

- Во как! – Воскликнул Педро. – А можно поинтересоваться, как вы пришли к подобному выводу?

- Да, конечно. Вот вы, похоже, военный. Скажите, что вы будете наиболее упорно защищать на вверенном вам объекте?

Педро пожал плечами.

- Наиболее важную его часть, естественно.

- Правильно. А теперь вернемся к операции. Если вы внимательно присмотритесь к маршрутам штурмовых групп, то заметите, что они не выбирали прямой путь, а как бы шныряли туда-сюда. Тем самым, они вскрывали узлы сопротивления и их уничтожали. Так вот, как показала практика, наибольшее сопротивление оказывалось только тогда, когда штурмовые группы двигались к центру базы. Собственно, эти группы и погибли, когда до центра базы осталось совсем ничего. Иначе говоря, для противника возникла опасность раскрытия их главного секрета – место выхода на поверхность вентиляции. И они применили все свои возможности, чтобы остановить штурмующих.

Никита, а вслед за ним и его боевая группа вынуждены были согласиться доводами девушки.

- И что вы надумали?

- Для начала предлагаю поработать пушкам вашего корабля и основательно почистить местность вокруг броневика.

Никита кивнул, соглашаясь.

- Далее мы выходим из корабля и быстренько добегаем до броневика. В нем находится два заряда, способные уничтожить подземную лабораторию. Нам нужно добежать до выходного отверстия вентиляции и сбросить заряды вниз. Но здесь опять нужна ваша помощь. Ведь до центра базы еще пятьдесят метров чащобы. Ее нужно уничтожить, причем так основательно, чтобы никто не помешал нам выполнить задание.

- Минуточку, - вскинулся Никита,- если мощность заряда такова, как ты описываешь, то непременно будет обратный выхлоп из вентиляции, который так или иначе заденет вас. И, скорее всего, вы погибнете. Этот вариант вписывается в твою схему?

- Скажу откровенно, мы непременно погибнем, потому что время срабатывания зарядов всего двадцать секунд. Обратный выхлоп, как ты выразился, произойдет не позднее, чем через минуту после взрыва. И он будет таким мощным, что убежать не удастся никому. Но мы готовы пожертвовать собой ради выполнения поставленной задачи.- И Тания, а вслед за ней и Метара гордо вскинула голову.

- Вы-то, может быть и готовы, но я к этому не готов. В смысле, не готов посылать вас на верную смерть. Да и остальные тоже. Нужно искать другой, более безопасный вариант.

- Его нет командир, мы с Метарой это выяснили. Кроме того, не забывайте, это наша, а не ваша война, а потому мы вправе сами решать, что нам делать с нашими жизнями. Если же вы отказываетесь нам помочь, так и скажите, мы будем действовать в одиночку.

- Не спеши с выводами. Дай подумать немного.

- Командир, время уходит, и это на руку нашему противнику.

Никита кинул взгляд на Яна и Педро, но они только развели руками. Правда, Ян заикнулся.

- Может быть, мне с ними пойти, - но его робкий посыл был отвергнут. – Ни к чему лишние жертвы, - ответила Метара.

В общем, через пять минут, рампа открылась, и как только девушки соскочили на землю, Никита, Ян и Педро ударили по окружающему лесу из всех видов оружия, имеющегося на корабле. Тем самым, они очищали площадку от нежелательного воздействия, а также прикрывали девушек.

Далее было как во сне. По команде Никиты, пушки ударили в направлении центра базы, снося все на своем пути. В результате, образовалась просека, в конце которой поначалу был холм, который быстро разрушился, обнажив остов чего-то, выходящего из-под земли на высоту около метра. Именно к этому месту почти бегом помчались девушки, неся между собой огромный шар оранжевого цвета. Тяжести он был приличной, что было видно по напряженным позам девушек. И Никита уже хотел подвести корабль поближе, когда девушки оказались рядом с вентиляцией. Они что-то сказали друг другу, рывком подняли шар и сбросили его вниз. При этом девушки все же решили спастись, потому что резво бросились бежать в направлении корабля. Но не успели. Едва они отбежали от люка вентиляции, как из него вырвалось колоссальное пламя, которое ударившись о купол, стало «гулять» по базе, выжигая все на своем пути. Так что остатки леса были уничтожены подчистую. Но и девушки погибли.

Никита ударил по кнопке включения щитов, и слегка приподнял корабль, чтобы проверить, есть ли еще купол? И вовремя поднял. Земля по всей базе вдруг загудела и стала проседать, образуя огромную воронку. И в этот момент купол исчез, а потому корабль, у которого двигатели были выведены на взлетный режим, буквально пулей взлетел над бывшей базой. Операция по уничтожению лаборатории была успешно завершена. Но какой ценой?

Другие работы автора:
+1
43
16:35
А почему вы на конкурс не отправляете рассказы? мне кажется у вас хорошие идеи, например, на НФ, БС вот только завершился
17:00
Честно говоря, не верю я в объективность конкурсов. Причем, не только здесь, а на любом форуме, Везде есть фавориты, сиречь, любимчики, не протолкнуться. Да и пишу в свое удовольствие, а не для продажи. Так что нынешнее положение меня устраивает вполне rose
Загрузка...
Илона Левина №1