ПРОВОДЫ АВИАНАВОДЧИКА

Автор:
kimmeriec
ПРОВОДЫ АВИАНАВОДЧИКА
Текст:

                          ПРОВОДЫ АВИАНАВОДЧИКА.

Девятнадцатая комната летного модуля в очередной раз «гудела». Но, если обычно, авианаводчики застольем снимали стресс после очередной операции, то на этот раз встреча была по поводу – провожали авианаводчика, который отбыл положенный срок, и завтра ближайшим рейсом улетал в Союз. Повод был нешутейный, поскольку из тридцати пяти авианаводчиков, которые прибыли в Кабул осенью прошлого года в строю осталось чуть больше половины. Шестерых увез «Черный Лебедь», остальные, кто по болезни, а чаще по ранению, были отправлены в госпиталь Ташкента и назад не вернулись. К тому же виновник торжества остался единственным представителем прошлого набора, остальные к октябрю уже дождались своих сменщиков и убыли в Союз.

Кроме того, что были проводы, еще отмечалось и вступление в должность сменщика, который вступал в должность начальника группы авианаводчиков, или по армейским понятиям – начальника Группы боевого управления (ГБУ).  Так что проставились оба: старый и новый начальники ГБУ. Потому количество спиртного позволяло максимально расслабиться и за трёпом беззаботно провести время.

Читателю, наверное, интересно, кто же такие эти загадочные авианаводчики? О, это чудная профессия. Представьте, пехотный батальон в горах, или окружает афганский кишлак, или просто идет развернутой цепью, и вдруг где-то впереди раздается одиночный выстрел, а чаще, автоматная или пулеметная очередь. Поскольку «духи» выдержкой не обладали, то выстрелы обычно были издалека, и чаще всего, урона не наносили. Однако, эти выстрелы были поводом к тому, что цепь солдат падала наземь и подтягивала поближе вещмешок, Солдаты знали, что комбат ткнет в зад авианаводчика: мол, ищи откуда стреляют. А пока авианаводчик ищет, после чего вызывает вертолеты, которые в просторечьи называют «вертушками», можно и слегка умять выданный на операцию НЗ. Чем большинство солдат и занимается.

А что же авианаводчик? Получив пинок от комбата, а чаще и по собственной инициативе (или глупости?) выставив по-рачьи глаза (жить-то всем хочется), ползет вперед, чем вызывает огонь на себя невидимого стрелка. Ведь обычно «духи» заранее занимают выгодные позиции с тем, чтобы сидеть повыше и видеть всю цепь. Так что телодвижения авианаводчика от него не скрываются. Но в активности вражеского стрелка авианаводчик находит не только минусы, но и плюсы, поскольку стрелок вольно или невольно раскрывает свою позицию, что облегчает наведение вертушек. К тому же, бесцельная стрельба позволяет определить «слепые зоны», где вражеской пули можно не опасаться.

А дальше дело техники. Когда прилетают вызванные вертушки, авианаводчик, либо трассерами, либо ракетами показывает направление удара, вербально поясняя, сколько до цели метров. И, если еще остались оранжевые дымы, показывает свою позицию. И всё, остальное дело авиации. Бывали случаи, что и после первого удара противник остается цел (отошел на запасные позиции или скрылся в щели). Что ж, и это мы проходили. Вертушки делают новый заход, обычно удачный. Вот такая, несложная, на первый взгляд, работа.

Но вернемся к гуляющей компании. Если вначале нашему герою была оказано достойное внимание, то после третьей ритуальной чарки, его персона отошла на второй план, что естественно. Ведь шесть, сидящих за столом авианаводчиков, были из новичков. И лишь он, герой рассказа, был из «старичков». Но поскольку его боевой опыт сидящих за столом не интересовал (своего наберутся выше крыши), то постепенно ведущую роль стал играть сменщик, и разговор пошел ни о чем и обо всем сразу.

Пользуясь моментом, наш герой ударился в воспоминания. И как совершенно случайно он из авианаводчиков вдруг стал начальником ГБУ, поскольку прежний начальник получил ранение и был отправлен в Ташкент. И надо ж такому случиться, что именно наш герой попался на глаза их общему начальнику, который и назначил его исполнять обязанности начальника ГБУ. Впрочем, до марта следующего года должность казалась необременительной. Операции шли как по маслу. И наш герой даже однажды, оценив обстановку, решил, что можно сбегать пострелять, поскольку кишлак был окружен и авиации не требовалось. Ох, и ругался комбат, когда наш герой вернулся. И, в общем, был прав – нельзя оставлять батальон без авианаводчика. Эту истину герой зарубил на носу.

Беды начались по весне. А нужно сказать, что весна в Афгане наступает уже в марте, когда даже пустыня зацветает многоцветным ковром. Вместе с тем, многие перевалы еще закрыты, чем и решило воспользоваться командование армии. Был разработан грандиозный план по подавлению и уничтожению «духов» во многих провинциях с привлечением максимально возможного количества войск. Соответственно, все авианаводчики были распределены. При этом  108 дивизия, штаб которой располагался в Баграме, и к которой был приписан наш герой со своей группой,нацелилась на Панджшерское ущелье, где в то время правителем был «панджшерский лев» Ахмад Шах Масуд. Противник сложный и хитрый. Так что операция не сулила легкой прогулки.

И вдруг за день до отлета по местам дислокации частей и соединений, участвующих в операции, к нашему герою прибегает Сережка Иванов, светлый мальчик как снаружи, так и внутри и заявляет:

- Возьми меня в свою группу, потому как в своей группе меня убьют.

Слова эти вызвали шок у нашего героя. Он ведь знал, что в Кундузе (это на севере Афгана) местная дивизия (к которой был приписан Сергей) проводит операцию по захвату обнаруженного склада «духов». Операция, в общем-то, пустяковая, чаще всего, помощи авианаводчиков не требуется. Ну, и что делать? Пошли к нашему начальству. Оно развело руками: приказ Командующим подписан, все авианаводчики распределены, ничего изменить нельзя. С тем и ушли.

Через две недели группа нашего героя из Баграма возвратилась в Кабул. И только вертушка срулила с полосы, взлетел «Черный лебедь», что навело нашего героя на мрачные мысли.Увы, они подтвердились. Когда он с группой зашел на местный диспетчерский пункт, ему сообщили, что на этом борту Сережку увезли в Союз.

Когда же группа добралась до штаба армии, где была их лежка Кабуле, то встретили авианаводчиков из кундузской группы, которые рассказали, что Сергей всю ночь не спал, утром сам вызвался идти в цепи для поддержки пехоты, и был сражен пулей.

Ох, и напились они тогда. При этом ни наш герой, ни остальные пьяными не были, настолько были натянуты нервы. Когда же водка стала казаться простой водой, наш герой и вовсе бросил пить, резонно посчитав, что сон – лучшее лекарство. Спасли положение с поправкой здоровья девушки, чей модуль был рядом с авиационным модулем. Когда на следующий день компания выползла с больными головами в курилку, что была на улице, наш герой был приглашен проходящими мимо девушками на чаепитие. Именно чаепитие, т.е. распитие чая, крепкого и черного. А было это на восьмое марта. Потому кроме чая был и торт, изготовленный девчонками. Торт был очень сладкий. В общем, чай и торт постепенно привели нашего героя в нормальное состояние.

Другой неприятный случай случился уже в апреле. Наши начальники, они ж такие затейники, просто жуть. Вот и решили они потрясти одну базу-склад «духов» на предмет изъятия оружия и наркотиков. И все бы ничего, вот только эта база находилась на крайнем юго-западе, на стыке границ Афганистана, Ирана и Пакистана. При этом до ближайшей нашей базы было не меньше шестисот километров, причем по пустыне с поэтическим названием Дашти Марго, которое, по мнению местных знатоков, переводится, как «Долина Смерти». Думаю, говорить о том, что к середине апреля пустыня выгорела полностью, но была не песчаной, а каменистой.

В пустыне Дашти Марго

https://b.radikal.ru/b31/1907/05/09874d7754f4.jpg

Там тоже было море приключений, но одно запомнилось навсегда. Дело в том, что в группах захвата базы «духов», были специальные группы, нацеленные на поиск наркотиков. Наш герой был с одной такой группой, которая обнаружила, по разным прикидкам, до тонны опиума-сырца – вещества черного, как деготь, сильно похожего на мумиё, уложенного в мешки, размером с три обычных мешка.

В это же время другой авианаводчик, страстный любитель автомобилей, нашел исправную «Тойоту», ключи от которой торчали в замке зажигания. Ну как тут удержаться и не попробовать поездить на трофее? Толян Агеев и не удержался. И вот во время катания, на него выскочил командир еще одной группы. Оказалось, они нашли героин, целых двести пятьдесят килограммов, которые нужно было доставить к вертолетам. Дык, это запросто. Пакетики с героином были погружены в кузов машины, и она направилась к стоянке вертолетов. Но не доехала, подорвалась на мине. Поскольку машина была праворульной, а мина рванула под левым передним колесом, Толян остался жив, хотя сильно отсушил ноги и руки. Потому его прямо из Кандагара, куда вернулась группа захвата, отправили в Ташкент. Наш герой по слухам знал, что Агеев каким-то образом смог умыкнуть пакетик с героином. И чтобы заглушить нестерпимую боль стал этот героин пользовать. Ну, а что было дальше, догадайтесь сами.

Наступил май, а с ним и усиление войсковых операций против душманов. В группе нашего героя был один человек, которого можно смело назвать «рубаха-парень». И все бы ничего, но на операциях с ним все время что-то да происходило. Звали его Иван Винников. Когда наш герой с частью группы "прохлаждался" на юге Афгана, Ивана Винникова откомандировали в помощь батальону, задача которого состояла в перекрытии тропы, по которой духов снабжали оружием и припасами из-за бугра. И вот по рассказу Ивана, он выскочил из вертушки крайним, пожал руку борт-механику, после чего потрусил вслед уходящей пехоте. И когда он отбежал метров на пятьдесят, его догнала ударная волна. Оказалось, что это взорвался вертолет – пилот не рассчитал взлет и зацепился несущим винтом за скалу – вертолет рухнул на землю и взорвался. И вот все это Иван рассказывал с юмором, будто ничего страшного не произошло. А у нашего героя от рассказа волосы на загривке дыбом встали. И он понял, что за Ваней нужен глаз да глаз.

Итак, наступил май. На конец месяца планировалась очередная операция в Панджшере. Поскольку наш герой, как начальник ГБУ, был прикомандирован к командиру дивизии, то Ивана он определил к тому комбату, с которым сдружился. Он был опытным командиром, и наш герой надеялся, что комбат не даст Ивану вляпаться в дерьмовую ситуацию. Но в тот день в дерьмо вляпался батальон этого комбата - нарвался на засаду снайперов. И судя по подготовке, снайперов из Пакистана.

Конечно, огневые точки были подавлены при активном участии Ивана, но в батальоне было шесть раненых, причем тяжелых. До утра вряд ли доживут без квалифицированной медицинской помощи. Комдив обратился к нашему герою – выручай! Интересно, как он себе это представляет? Дело к ночи, пока раненых довезут до НП дивизии, совсем стемнеет. Дивизия находится на дне глубокого ущелья. Опять же, вертушки ночью не летают…м-дя. В общем, прилетела-таки вертушка, раненых отправили в госпиталь, да, ночью. Но дело в другом. Когда дивизия вернулась, наш герой собрал всех авианаводчиков, чтобы лететь домой. А поскольку в горах по ночам было еще холодно, то многие ходили в зимних шапках. Вот и Иван был в такой шапке. И тут наш герой замечает на правой стороне шапки Ивана след, будто в этом месте шапка пригорела. Проще говоря, обнаружил дымный след от пули. Тут терпение у нашего героя вышло, и он, по возвращении в Кабул, добился, чтобы Ивана отправили на небоевую должность. Начальство просьбу уважило, чем облегчило внутреннее состояние нашего героя, Иван остался жив, и много позже наш герой встречался с ним на одном из подмосковных аэродромов.

Иван стоит с закрытыми глазами

https://c.radikal.ru/c11/1907/8e/dc4c75215308.jpg

Наступило лето, а с ним и потери среди авианаводчиков. Благо, что в группе нашего героя потерь не было. Но спокойно относиться к потерям в других группах наш герой не мог, уже потому, что наводчиков было мало, а задач перед пехотой было замного. Потому группы часто смешивались. И даже наш герой ходил простым авианаводчиком. Так что вне зависимости от группы, каждая потеря отзывалась болью. Но шок наш герой ощутил после одного примечательного случая. Вместе с ним в Кабул прилетел Гена Телегин, тихий скромный человек, Но у него хватило мужества сказать, что авианаводчиком быть отказываюсь, на операции ходить не буду. И был в своем праве, поскольку официально войны никто не объявлял. Начальство подумало-подумало, и отправило его Джелалабад, что на границе с Пакистаном, на Пункт Наведения – место в то время тихое. По рассказам, Гена даже не летал в Кабул за зарплатой, а писал доверенности – так опасался за свою жизнь. И надо же такому случиться, «духи» вдруг решили обстрелять базу «шурави» из минометов. А в это время Гена перемещался из столовой в казарму. Рядом разорвалась мина. Один осколок вспорол живот, а второй (в голову) убил. Гене оставалось до замены два месяца.

Посиделки перешли в стадию, когда сплоченный коллектив распадается на отдельные группки по интересам, чем и решил воспользоваться наш герой. Все-таки он чужой в этом коллективе, хотя испытывал огромную благодарность за то, что устроили ему проводы. Но с завтрашнего дня их жизненные пути расходятся, а потому нужно основательно выспаться, что наш герой и сделал. Впереди была неизвестность, не стоило заставлять ее ждать.

+3
51
19:44
+1
Интересно читать, но вот фраза «наш герой» употребляется настолько часто, что начинает раздражать)
19:47
+1
Спасибо за комментарий. Подумаю над вашим советом drink
20:30
+1
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации