Пересекающиеся Миры. Ангелы. Часть I Глава IX

Автор:
stargazer
Пересекающиеся Миры. Ангелы. Часть I Глава IX
Аннотация:
На вид лет сорок пять, чуть выше среднего роста. Скорее плотный, чем полный. Лицо простое, такие лица ещё называют крестьянскими, но непростое, ухоженное и даже холёное. Одет довольно-таки просто также, как и Андрей с Константином Александровичем: куртка из чего-то синтетического, джинсы и кроссовки.
Текст:

На заднем дворе вместо ожидаемых хозяйственных построек раскинулась хоть и небольшая, но весьма живописная лужайка зажатая с одной стороны просторной террасой дома, а с другой стороны парком, который здесь видимо был самой главной достопримечательностью. Слева от лужайки располагался теннисный корт, вот вроде бы и все, больше ничего такого за домом и не было.

«Сюда бы ещё бассейн, - скорее автоматически, чем желая внести здоровые коррективы в «арсенал» хозяйства Александра Николаевича подумал Андрей. - и было бы как в эдемийских фильмах, один в один».

И ещё одно, что даже не поразило, а прямо-таки сразило Андрея: на той самой лужайке в плетёных креслах, хоть и осень, а всё равно хорошо, сидели трое мужчин, и, три женщины! Более того, по лужайке бегали четверо детишек, приблизительно одного возраста, и играли в свои нескончаемые детские игры.

- А это… - вопрос повис или застрял в горле у Андрея.

Ведь Андрей предполагал, да что там, он был уверен в том, что все без исключения новолюди, вон, Константин Александрович например, холостые, что становясь новолюдьми они принимают что-то типа обета безбрачия.

- Что? - услышав не оконченный вопрос и увидев озадаченную физиономию Андрея спросил Константин Александрович.

- Ну, это. - Андрей кивнул в сторону нереальной по его мнению картины в виде мужчин в окружении женщин и детей.

- Андрей, - улыбнулся Константин Александрович. - я же тебе говорил: здесь посторонних не бывает. Это члены нашей команды с жёнами и детьми.

- А как же…

- Что а как же? - спросил Константин Александрович, но потом видимо поняв причину ступорного состояния Андрея хмыкнул и хлопнул Андрея по плечу. - Ты решил, что раз новолюди, то обязательно как монахи, холостые? Знаешь, Андрей, иногда ты меня не только удивляешь, но и поражаешь своими талантами. Никто никому не запрещает заводить семью, более того, это даже приветствуется и поощряется, потому что семья является одним из самых сильных дисциплинирующих факторов. Я, кстати, после стажировки тоже собираюсь жениться и тебе советую, но не сейчас, с бухты барахты, взял и женился, а попозже. Пока что начни искать себе достойную спутницу жизни: не ноги от ушей и морда вся в косметике, а достойную, понимаешь, достойную спутницу жизни. Ладно, пошли, нас ждут.

Слева на террасе был как бы выступ, получилось что-то типа балкона, а что, очень красиво и удобно, вся лужайка как на ладони. На балконе, или как он там правильно называется, не силён был Андрей в архитектуре, во всяком случае пока не силён, стоял этакий дачный стол и несколько плетёных кресел. В одном из кресел сидел мужчина и, было видно, ждал их с Константином Александровичем. Подойдя ближе Андрей первым делом, и даже не стесняясь своей невоспитанности, принялся жадно рассматривать Аркадия Аркадьевича, Андрей уже догадался, это именно он.

На вид лет сорок пять, чуть выше среднего роста. Скорее плотный, чем полный. Лицо простое, такие лица ещё называют крестьянскими, но непростое, ухоженное и даже холёное. Одет довольно-таки просто также, как и Андрей с Константином Александровичем: куртка из чего-то синтетического, джинсы и кроссовки. Но это всё мелочи. Главное, что прямо-таки как магнитом притягивало к Аркадию Аркадьевичу был взгляд его серых, чуть с прищуром глаз, внимательный, оценивающий и сразу же принимающий решения. И ещё, несмотря на всю простоту и демократичность одежды от Аркадия Аркадьевича прямо-таки разило, разумеется в хорошем смысле этого слова, властью и богатством, нет, не деньгами, а именно богатством.

***

- Ну здравствуй, Костя. - с лёгкой, как бы дежурной укоризной, встретил гостей Аркадий Аркадьевич гостей. - А я уж думал ты записался в любители подольше поспать. Шучу, шучу.

- Доброе утро, Аркадий Аркадьевич. - поздоровался за руку с хозяином пикника, а оно так и есть, Константин Александрович. - Вроде бы выехали как обычно, да и в дороге задержек не было.

- Да шучу я, шучу.

Андрею даже обидно стало: здороваются, руки друг другу жмут, а его как-будто вообще нет. Как-будто он телеграфный столб какой-нибудь или предмет мебели, блин!

- Да, Аркадий Аркадьевич, - словно очнувшись от властного взгляда хозяина как бы спохватился Константин Александрович, а может специально? - позвольте вам представить моего воспитанника, Андрея.

- Андрей. - пожав неожиданно крепкую ладонь Аркадия Аркадьевича Андрей.

- А у Андрея отчество есть? - вместо того чтобы назвать себя спросил Аркадий Аркадьевич.

- Есть. Викторович. - чуть-ли не промямлил Андрей.

- Аркадий Аркадьевич. - вот теперь всё нормально. - Рад знакомству, Андрей Викторович. Знаете ли, человек без отчества как без штанов: неудобно и некрасиво. Прошу. - Аркадий Аркадьевич указал на кресла.

- Андрей Викторович, как вам у нас нравится? - неожиданно спросил Аркадий Аркадьевич.

- Нравится, очень нравится. - ответил Андрей прекрасно понимая, что вопрос был задан не просто так. Желая как бы сделать комплимент старшему товарищу по новочеловечеству Андрей добавил. - Дышится у вас легко, свободно.

- Что есть то есть. - усмехнулся Аркадий Аркадьевич. Наверняка, а по другому и быть не должно, он понял ответ Андрея. А что, каков вопрос таков и ответ. - Ну ладно, не буду вас обременять своим обществом. Идите, отдыхайте. Константин, познакомь Андрея Викторовича с коллегами. - представляете, так и сказал: с коллегами.

***

Собратьев по мужскому клубу новолюдей звали: Александр, Николай и ещё один Александр. Жёны тоже представились, но Андрей их имён не запомнил, да и не старался сделать этого. Оказалось, это и было всё знакомство: ни кто такие, ни где работают, кем работают — вообще ничего! Имена, и всё, и делай с ними что хочешь. С приходом Константина Александровича и Андрея женщины обменялись только им понятными женскими взглядами и ни слова не говоря куда-то ушли, ясно дело, чтобы не мешать мужскому разговору. А разговор, пусть и мужской, затеялся, вернее продолжался, какой-то, по мнению Андрея странный. О работе или же о чём-либо ещё хоть чуть-чуть касающемся работы не было сказано ни слова. Когда они подошли тот, который Николай рассказывал о концерте эдемийской группы «Театр мечты», если в переводе на наш, причём рассказывал довольно-таки подробно.

Андрей был принят собратьями по мужскому клубу новолюдей, но принят как-то странно, на него как на нового человека никто не обратил особого внимания. Оно ведь как бывает, новый человек в компании всегда вызывает хоть и недолгий, но интерес, его начинают о чём-то расспрашивать, иными словами, уделяют какое-то внимание. Здесь же, да как-будто Андрей знаком с этими людьми уже давным давно: поздоровались, а дальше делай что хочешь, хочешь о чём-то поговорить, говори, хочешь молчать, молчи, дело твоё.

Правда Андрей не очень-то обиделся на такое равнодушие со стороны собратьев по клубу, более того, он даже в какой-то степени был им благодарен за такое невнимание. Согласитесь, далеко не всем нравится быть центром всеобщего внимания, вот и Андрей был одним из таких. Скромность? Может и скромность, а может какой-то глубоко спрятанный комплекс неполноценности, поди, разберись. Для того чтобы разобраться того же Андрея разговорить надо, а этого как раз никто не делал, может и правда он им безразличен, а может в этом клубе правила такие, кто их знает?

Посидев так минут двадцать и послушав разговоры о всякой всячине, причём, но это не иначе потому что более-менее давно знакомы, Константин Александрович принимал самое активное участие в разговоре: сам что-то рассказывал, задавал вопросы, если что-то рассказывал кто-либо другой, Андрей заметил, что какими ни были бы разговоры, они могли касаться чего угодно, даже всего на свете и сразу, но только не работы. На теме работы как бы стояла агромадная печать некого табу, нарушить которое никто не решался. И тут, правда для самого себя, у Андрея появилась возможность блеснуть своей начитанностью. Когда-то, он уже не помнил когда, Андрей читал книжку одного известного журналиста в которой тот рассказывал о жизни в Англии. Так вот журналист описывая в частности подобные компании заметил, что у англичан разговоры в подобных случаях ведутся о чём угодно только не о работе, как о своей, так и о работе собеседника. По словам журналиста, у англичан можно целый вечер проговорить с кем-то и лишь потом, и то случайно узнать, что его собеседником был довольно-таки известный человек, политик например или учёный. Выходит, что в клубе новолюдей его члены придерживаются английских правил поведения в компании. В общем-то ничего плохого в этом нет, оно скорее непривычно, чем плохо.

Говоря совсем по-простецки Андрею было откровенно скучно, но он разумеется этого не показывал и не в силу блестящего воспитания, а в силу того что для себя решил: наверное у них с новичками всегда так и ещё, по пути домой поподробнее расспросит Константина Александровича о порядках клуба.

А тут вообще, подошёл хозяин базы, Александр Николаевич, учтиво извинился, затем шепнул что-то на ухо Константину Александровичу и они вместе поспешили в дом.

«Не иначе Аркадий Аркадьевич позвал. - догадался Андрей. - Наверняка обо мне будут разговаривать, а может ещё о ком-то или о чём-то. Да и пусть разговаривают. - он мысленно махнул рукой и правильно сделал».

***

- Заходи, присаживайся. - Аркадий Аркадьевич оставил террасу и сейчас пребывал в самом настоящем кабинете, по типу домашнего.

Кабинет был выдержан хоть и в строгих, почти классических правилах, но всё равно, было видно он очень и очень похож на домашний кабинет какого-нибудь большого учёного ну или политика. В кабинете как бы незримо присутствовал налёт личности хозяина, которой за редким исключением просто невозможен в кабинете по месту службы. В служебных кабинетах над аурой его хозяина царит аура его должности, а в домашних кабинетах наоборот. И ещё, каким бы распрекрасным не был тот самый учёный, политик или чиновник занимаемый кабинет всегда для него является временным, потому что через какое-то время он обязательно сменит его на более высокий, ну или более «низкий», в жизни всяко случается. А вот домашний кабинет, тот остаётся вместе со своим хозяином навсегда, как бы успешно или не успешно не двигался хозяин по карьерной лестнице кабинет всегда остаётся один и тот же. А вот почему домашний кабинет Аркадия Аркадьевича оказался на базе отдыха? Поди, знай! А что если он снял один из номеров базы, ну или что-то типа этого, на длительный срок и пожелал оформить его в виде домашнего кабинет.

Константин Александрович уселся у удобное кресло перед рабочим столом Аркадия Аркадьевича. Всё происходило прямо как на службе, ну разве что кабинет был другим.

- Ну как ты? - спросил хозяин кабинета.

- Благодарю, Аркадий Аркадьевич, хорошо.

- Это хорошо, когда хорошо. - усмехнулся каламбуру собственного сочинения Аркадий Аркадьевич. - Признаюсь, я рад, ты уже третий в моей Сетке. Говорят через месяц уезжаешь?

А вот здесь всё выглядело с точностью до наоборот. Если перед Андреем Константин Александрович представал этаким, мало того что уверенным в себе, но и человеком знающим всё и обо всём, ну или почти всё. Перед Аркадием Аркадьевичем же Константин Александрович выглядел, ну конечно же не как краснеющий двоечник в кабинете директора школы, но и круглым отличником тоже не выглядел. Оно понятно, уважение к старшим, тем более к старшему Сетки в которой оказывается Константин Александрович имел честь состоять, это в первую очередь скорее заслуга воспитания, а впрочем, кто его знает? Оказывается и у новолюдей существует какая-то неведомая старолюдям структура или даже иерархия. Константину Александровичу Сетка Аркадия Аркадьевича была более-менее известна, известна в плане её членов рангом одинаковых с ним, ну может ещё человек пять рангом пониже, тех с которыми приходилось решать неизбежные в любой, даже новолюдской жизни деловые вопросы. Вполне могло быть, что в Сетке есть и другие такие же как и он, но повыше рангом, Константин Александрович нисколько бы этому не удивился если бы узнал. Ну а то, что Аркадий Аркадьевич только что сказал ему о том, что он третий из его Сетки, кто едет на стажировку в Эдемию, хм… Когда-то, кстати, не так уж и давно Аркадий Аркадьевич учил его не верить словам, кем бы они не были сказаны, и делам тоже не верить, а верить только результатам.

- Езжай, Костя, езжай и самое главное, ничему там не удивляйся. - слова Аркадия Аркадьевича прозвучали без каких-либо полагающихся им таинственных интонаций, впрочем, Константин Александрович не обратил на это внимания, наверное привык.

Аркадий Аркадьевич, тот вообще был человеком, извините, новочеловеком с налётом таинственности ну или недосказанности. Неизвестно, специально ли он так делал или же натура такая, но Аркадий Аркадьевич всегда что-то серьёзное преподносил в виде полурешённого кроссворда: получится дорешить — молодец, не получится, ну что ж, сам виноват.

О предстоящей стажировке, кстати, Константин Александрович не знал ничего, в прямом смысле ничего. Знал только то, что проходить она будет в Эдемии, даже не знал в каком городе, ну или при каком университете. После того как он прошёл медкомиссию и ему сообщили о том, что он достоин пройти стажировку ему ничего о ней не сказали кроме: достоин, и всё. Уже когда получал загранпаспорт, который несмотря на то что у Константина Александровича был свой, сделали новый, билет, банковскую карточку с командировочными ну и прочие мелочи, ему было сказано, что его встретят в аэропорту, не надо никуда звонить, брать такси, куда-то ехать. Вот и всё, что было известно Константину Александровичу о предстоящей стажировке.

Ну и конечно же медкомиссия. Это было что-то невероятное, наверное в отряд космонавтов проще попасть. Нет, на центрифуге его не крутили и в барокамере сутками не держали. Вместо этого Константина Александровича прямо-таки исследовали, да на таких приборах, которые были очень похожи на приборы из голливудских фантастических фильмов о далёком будущем или же об инопланетянах. По молодости, все мы такие, Константин Александрович увлекался фантастическими фильмами, где чем больше всяких нереальных декораций, тем лучше, потому и сравнил.

- Через два года, Костя, сам знаешь, президентские выборы. - продолжал Аркадий Аркадьевич. - Я иду на замминистра социального развития, вопрос уже решён.

- Поздравляю. - непроизвольно вырвалось у Константина Александровича.

- В должность вступлю, тогда и поздравишь. - строго, почти одёрнул своего подопечного Аркадий Аркадьевич. - А там не за горами и Госдума. Тебя, кстати, на Госдуму запланировали. Вот тебя можно поздравить, самое главное чтобы стажировка прошла без сучка и без задоринки. Понимаешь меня?

- Понимаю, Аркадий Аркадьевич. - склонил голову Константин Александрович хотя на самом деле ни черта не понимал, но это мелочи.

- Ну а к твоему воспитаннику я присмотрюсь, совет дам если потребуется, свой всё-таки, хоть и твой — усмехнулся Аркадий Аркадьевич и хлопнув ладонью по поверхности стола сказал, как отрезал. - Всё, иди, отдыхай. Андрея Викторовича своего не бросай, а то у парня с непривычки к такому обществу, ну ты меня понял. Иди, иди...

0
48
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Мартин Эйле №1