Дух Завода

Автор:
Хенох
Дух Завода
Аннотация:
Земля хранит в себе тайны веков. Издревле люди строят святилища там, где места Силы, но истинное знание давно утеряно, к чему ведёт слепое поклонение?
Текст:

Дух Завода

*

  Матвей, покачиваясь, стоял в одиночестве на площади, ожидая открытия метро. Торфяной смог, прокравшийся в Город вместе с предрассветной мглой, превратил улицы в жутковатые декорации. Юноша громко чихнул, выругавшись, смял пустую пачку от сигарет и, оглядываясь по сторонам, направился за остановку справить нужду. Со вздохом облегчения начав «процесс», он боковым зрением заметил какое-то движение со стороны огороженной стройки.   Приглядевшись сквозь едкий дым, он увидел приближающуюся фигуру человека. «Да давай уже!» - нервно прошипел самому себе Матвей, спешно заканчивая нехитрое дело. Тем временем, силуэт продолжал движение, пока на свет фонарей не вышла девушка. Матвей, как мог быстро запаковался и, выйдя обратно на тротуар, зашагал навстречу незнакомке.

  Она была высокая очень бледная и худая девушка с отсутствующим взглядом зеленых глаз. «Тут где-то заброшенный ДК, где рейвы для золотой молодежи устраивают, наверное, барышня оттуда, да и под кайфом кажись, красавица», - подумал Матвей, разглядывая незнакомку и остановился в нерешительности. «Может у нее сиги есть, пусть и угашенная, но дело то не моё, - поразмыслил юноша и громко спросил, - извините, девушка, а у вас сигаретки не найдется, совершенно случайно?» 

  Незнакомка, почти поравнявшаяся с ним, услышав его голос, вздрогнула и, не останавливаясь прошла мимо, выдерживая приличную дистанцию. Матвей не обиделся на такую реакцию, понимая, что приставания пьяного незнакомца среди ночи вряд ли могут заинтересовать одинокую девушку, а вот испугать - точно могут, но решил не сдаваться: «Девушка, давайте я вас провожу, я – будущий инженер, а не маньяк какой-нибудь, честное слово пионера!» Услышав эти наивные слова, она остановилась и, повернувшись к Матвею, приятным немного низким голосом с хрипотцой, ответила: «Я не курю, пионЭр, если будешь вести себя прилично, то проводи, тут действительно как-то страшно одной». Зависнув на пару секунд от неожиданного успеха, Матвей застенчиво спросил: «А как Вас зовут? Я – Матвей!» - сказал он, шлёпнув себя пятернёй в грудь и глупо, но обаятельно улыбнулся.

  Девушка не была моделью с обложки, но что-то в ней было такое... Черты, движения, взгляд двух изумрудов… Он рассматривал ее стоящую в свете фонаря, понимая, что пропал, пропал окончательно и бесповоротно. «Я – Тэо, - представилась она, - помоги мне поймать такси, Матвей-пионер». Такси они так и не поймали, просидели на остановке целый час, встретив рассвет. Тэо-Таня, действительно была на рейве, но наркотики - не ее стихия, просто стало не хорошо, бывает. А он – умный парень, так интересно обо всем рассказывает, хоть и не бывал нигде дальше пригорода, но, какая к черту разница, когда можно просто так сидеть и болтать ни о чем, глаза в глаза и быть молодыми, красивыми, настоящими.

  Они целовались, когда на площадь на приличной скорости вылетел чёрный микроавтобус. Пролетев остановку, он резко затормозил, затем сдал назад и, поравнявшись с ней остановился. Из проема сдвижной двери выскочили двое плотных мужчин в одинаковых серых костюмах и черных очках, они бесцеремонно, за руки, выдернули со скамьи Матвея и с силой толкнули в направлении метро: «Вали отсюда, придурок! И что бы мы тебя больше не видели!» Перепуганный Матвей, едва удержавшийся на ногах, обернулся. Тео уже увели в микроавтобус со странными «черными» номерами, дверь глухо хлопнула и под визг шин машина умчалась прочь…

*

  Еще в школе Матвей прослыл вундеркиндом. Таланты проявлялись в основном в точных науках, с раннего детства еголюбимымиигрушкамибыликонструкторы, головоломки, радиоуправляемые модели. Окончив школу с золотой медалью и поступив в престижный университет, он уже на первом курсе был отмечен преподавателями и, по всей видимости, еще кое-какими структурами. К концу учебы, когда Матвей готовил дипломную работу, его вызвали в деканат, где с ним наедине встретился человек, представившийся «доброжелателем» из «очень серьезного ведомства». Доброжелатель - мужчина с цепким взглядом не двусмысленно намекнул Матвею, что предстоящую аспирантуру ему нужно проходить во вполне определенном месте, а если у юноши на этот счет есть какие-то сомнения, то диплом он не защитит и отправится служить в нашу доблестную армию. Причем поедет не в обычную часть, а в самую что ни на есть «жопу мира».

  Решив, что сопротивляться не разумно, Матвей с отличием защитился и в условленный день поехал с документами на рекомендованный завод, не переставая размышлять о своем так дико закончившемся недавнем знакомстве с Тэо…

*

  Железобетонный забор, напоминавший поставленные в ряд плитки шоколада с шапкой колючей проволоки наверху, целиком опоясывал внушительную, как минимум сто пятьдесят гектар территорию Завода. В разрыве забора, свернувшего с улицы вглубь заросшей еловой аллеи, неприметно таилась Проходная №1. Давно немытый с облупившейся штукатуркой фасад, некогда щеголявший смелостью конструктивизма, имел слева от входных дверей барельеф. На барельефе был изображен атом, с вращающимися вокруг ядра электронами и какие-то условные математические формулы, раскиданные в произвольном порядке. По всей видимости, архитектор был весьма далек от высшей математики, что в прочем, Матвея не удивляло. Какой-либо таблички с указанием учреждения или хотя бы адреса на входе не было. Тот, кто знает - тот знает, а другим гражданам это всё совсем ни к чему.

  Юноша уныло, как в последний раз, посмотрел на облачное с проблесками солнца небо и, открыв скрипучую изношенную миллионом открываний дверь, зашел внутрь. Теперь уже окончательно отрезанный от внешнего мира Матвей ощутил себя героем фильма «Кин-дза-дза!» нажавшего на злополучную кнопку «машинки перемещения». Ход времени внутри прохладного помещения с высоким потолком был давно остановлен. По всей стене со стороны кабины вахтера была нанесена изумительная мозаика, на которой группа красивых с гордыми лицами ученых, мужчин и женщин, оперировала какими-то футуристичными приборами и механизмами. Проходная была оборудована сплошным рядом турникетов на фотоэлементах, похожие модели еще в советские времена стояли на станциях метрополитена, грозно щелкая челюстями створок. Сейчас же преградой трудилась одинокая бесхитростная вертушка, за много лет до блеска отполированная телами трудящихся граждан. Очарованного увиденным Матвея, вернул на землю окрик деда-вахтера:

  - Парень, ты чего тут отираешься?

  - Да, я это, в отдел кадров с документами!

  - Паспорт давай, сейчас проверю тебя по списку, подавали, али нет, - сказал дед и с укоризной, как будто ожидая давно просроченный долг, уставился на Матвея.

  - Подавали, наверное, - неуверенно промямлил юноша, откопал в рюкзаке папку с документами, выудил паспорт и просунул его в небольшое окно застекленной кабины.

  - Так-так-так, дед деловито раскрыл документ, придавил его к столу массивной металлической линейкой, затем не спеша, ведя пальцем сверху-вниз, просмотрел тетрадь с фамилиями, - да, есть такой! – и, взявшись аккуратно переписывать данные с ехидцей (оставаясь верным себе) спросил:

  - Идти то хоть знаешь куда? Тут это, просто так шляться нельзя, режим!

  - Без понятия, в смысле не знаю - обиженно ответил Матвей, еще не нюхавший режимной бюрократии.

  Дед удовлетворенно причмокнул и под воздействием сиюминутной эмпатии нарисовал на клочке бумаги схему, вложил ее вместе с разовым пропуском между страниц паспорта и с вновь посуровевшим видом сунул в оконце. Матвей взял документ, криво улыбнулся, прокрутил бедром разблокированный турникет и вышел на воздух.

  «Уффф, царь дверей!» - выдохнул вслух парень и, достав из паспорта «карту старого пирата» огляделся вокруг.

*

  Завод был настоящим городом с улицами, цехами, дымящими трубами, не хватало только грозно возвышающегося над всем этим великолепием Черного короля из сказочной страны «Терра-Ферро». Сопоставив каракули деда с увиденным, Матвей направился в отдел кадров.

  Без особого труда найдя в череде административных зданий нужное, юноша зашел внутрь, где обнаружил, что ему придется выстоять небольшую очередь из нескольких человек. В ходе общения с соседями по очереди, выяснилось, что трое молодых людей увольняются по вполне банальным причинам (платят мало и начальство такое-сякое). Дядечка средних лет устраивается электриком, а единственная дама решила стать архивариусом в Заводском хранилище документов. Его удивило, почему вполне еще симпатичная вроде бы неглупая женщина предпочла скучное малооплачиваемое прозябание в архиве сытой участи «в городе». Преодолев неловкость, он поинтересовался причиной такого выбора. Женщина призналась, что действительно, должность архивариуса не ее мечта. У нее есть необычное хобби - расследование городских легенд. Она рассказала, что на месте Завода в древние времена были насыпаны курганы, в которых захоронены могущественные шаманы. Местность эта с тех пор слывет аномальной, а в окрестностях Завода по сей день, систематически пропадают люди. Она пишет об этом книгу и хочет получить доступ к документам связанным с историей Завода. Муж ее финансово обеспечивает и скрепя сердце терпит необычные причуды, так что маленькая зарплата не препятствие. Матвей хотел было еще что-то спросить, но пришла очередь собеседницы, она попросила не раскрывать ее тайну, попрощалась и направилась в кабинет с солидной латунной табличкой на двери - «Приемная Завода».

*

  Матвей отошел в уборную, а вернувшись, обнаружил, что остался в коридоре один. Постучал в приемную, засунул голову в приоткрытую дверь и бросив дежурное: «Можно?» - зашел.

  В кабинете за массивным столом покрытым затертым зеленым сукном, сидела полная женщина лет шестидесяти, с двух сторон ее обдували вентиляторы, но красное лицо ее все равно лоснилось от пота и выражало явное неудовольствие появлением Матвея:

  - Молодой человек, вы, я надеюсь, последний?

  - Да… - ответил Матвей, уже привыкая к «корпоративной этике».

  - Ну, слава Богу, давайте ваши документы!

  Матвей достал из рюкзака папку.

  - Садись, не мозоль глаза, - бесцеремонно перешла «на ты» кадровичка, махнув полученной папкой в сторону стула, достала из ящика стола пустую анкету и положила перед юношей, прихлопнув ее сверху пухлой ладонью.

  Начав с паспорта, она раскрыла его, затем расправила кулаком и, надев очки, перевела внимание на древний кинескоп монитора. Бросив в процессе работы несколько быстрых взглядов на документ, женщина «ойкнула» и испуганно посмотрела на Матвея. В этот же момент громко затрезвонил телефон на столе, они оба подпрыгнули от неожиданности. Женщина подняла трубку, там ей с минуту что-то громко говорили, когда перестали и пошли гудки она осторожно, слегка дрожащей рукой вернула трубку на место.

  "Ну что же вы сразу не сказали, Матвей Валерьевич, что вы - это Вы!" - еще больше покраснев, сказала кадровичка. Матвей в недоумении уставился на нее, не найдя что ответить. Женщина забрала выданную Матвею анкету, с глупой улыбкой разорвала ее и бросила в корзину. Затем, достала из сейфа красивую красную папку с тисненой золотом надписью - "Особая анкета" и осторожно положила ее перед окончательно обалдевшим парнем. "Чокнулась тетка. От жары, наверное, крыша потекла", - подумал Матвей и нервно хихикнул, оценив парадоксальность своей мысли. "Ну, Вы заполняйте, Матвей Валерьевич, а я это, отойду ненадолго", - сказала женщина и, взяв со стола пачку сигарет, тяжело ступая и распространяя волны едкого пота, вывалилась из кабинета.

  "Господи! Да тут не завод, а филиал Кащенко!" - заключил Матвей и раскрыл папку.

  С первого взгляда анкета выглядела обычно, Ф.И.О., дата и место рождения и прочие стандартные вопросы, но со второй страницы начиналось что-то интересное:

  п.10. Носите ли вы на теле или при себе предметы религиозного культа (амулеты, талисманы и пр.)?

  п.11. Готовы ли вы, в соответствии с требованиями техники безопасности, сдать на хранение предметы см. п. 10 перед выходом на рабочее место?

  п.12. Укажите, к кому (чему) (человек, животное, предмет) у вас имеется сильная эмоциональная привязанность. Опишите характер привязанности и оцените ее степень по десяти бальной шкале.

  п.13. Подтвердите, что вы обязуетесь пройти медицинский осмотр и сдать в медсанчасти Завода необходимые анализы, непосредственно после посещения отдела кадров.

  Дата. Подпись.

  «Хорошо еще, что кровью не просят расписаться», - зло подумал Матвей и начал заполнять странную анкету. Как только он закончил, вернулась кадровичка. К запаху пота прибавился табачный выхлоп, она села на свое место и вежливо поинтересовалась: «Вы уже заполнили?». Матвей хотел было спросить, чем обусловлена такая перемена отношения к его персоне, но передумал: «Да, я все заполнил, мне сейчас в медсанчасть нужно? Не подскажете, как туда попасть?» Женщина утвердительно закивала, бережно забрала папку и заперла обратно в сейф.

*

  Медсанчасть, как ни странно, ничем не удивила. Матвея уже без очереди провели по кабинетам, он сдал необходимые анализы и после получасового ожидания в чистом и аккуратном кабинете главного врача, ему сообщили, что «все в порядке» и вызвали кого-то для его сопровождения по Заводу.

  Ждать пришлось не долго, дверь кабинета открылась и внутрь зашла девушка. Матвей ее сразу узнал, хотя выглядела она совершенно иначе, чем на их первой встрече. Это была Тео. Она была в строгом офисном костюме, безупречно уложенные волосы, минимум косметики на лице. Матвея Таня, разумеется, тоже узнала, зрачки ее глаз сильно расширились от удивления, но виду она не подала. Главный врач, ничего не заметив, представил молодых людей друг другу: «Татьяна Георгиевна – заместитель начальника отдела продаж по направлению… По направлению Вашего отдела, а это наш Особый специалист - Матвей Валерьевич!» Ребята вяло проблеяли друг другу: «Очень приятно», - затем, Тэо сказала, - «Матвей Валерьевич, нас уже ждет Ваш руководитель, пойдемте!»

*

  Какое-то время они шли молча, пока Матвей не задал вопрос: «И давно ты тут работаешь? Обезьяны из микроавтобуса ведь тоже отсюда, да?». Девушка ответила не сразу, она тяжело вздохнула, бросила на него, наполненный какими- то сложными эмоциями взгляд и сказала: «Матвей, зря ты сюда приперся, ты даже не представляешь, во что ты вляпался. Я тебе это все не должна говорить, ведь мой отец очень влиятельный человек на Заводе… Той ночью это его люди меня забрали, ты угадал.»

  Они проходили сквозь арку образованную массивными трубами теплотрассы, тут к ним наперерез из цеховых ворот выскочил молодой мужчина лет тридцати-тридцати пяти:

  - Танюша, а ты чего сегодня без обеда? Я к тебе захожу, тебя нет! А, это кто? - спросил мужчина, ревниво оглядывая Матвея.

  - Саш, это наш новый сотрудник, я его из отдела кадров сопровождаю, чтобы не заблудился, отец попросил», - ответила Таня.

  - Я с вами прогуляюсь, подышу свежим воздухом в перерыв, ты же не против?

  Девушка не стала возражать и они в напряженном молчании дошли до вполне современной на вид башни из стали и стекла, стоящей на пологом холме. К башне примыкало впечатляющих размеров вытянутое по горизонтали строение, это был главный сборочный цех – сердце Завода.

  Внутри башни все было строго, красиво и современно, что составляло большой контраст с остальными строениями Завода, олицетворявшими постсоветскую разруху. Как выяснилось, на этажах работала своя пропускная система, Тэо дала Матвею заранее зарегистрированную на него магнитную карту-пропуск, потом отведя навязчивого Сашу в сторону, что-то прошептала ему на ухо. Ревнивец, с удивлением посматривая на Матвея, вежливо попрощался и, не мешкая, ретировался к выходу.

  Ребята снова остались вдвоем. Пройдя турникет, они дошли до лифта и как только двери плавно и бесшумно за ними закрылись, Матвей сказал: «Знаешь, у меня такое ощущение, что я за чтением романа Кафки пил что-то очень крепкое, уснул и вижу вот это все. Я действительно сплю, Тэо? Ущипни меня, я блин хочу проснуться! А может и не хочу… Ведь я снова встретил тебя!» Девушка невесело улыбнулась, сделала шаг к Матвею, и легонько прижавшись к нему, поцеловала в губы. Они растворились, в каком-то трогательном невзрослом поцелуе и чувство невероятной близости наполнило их души, словно они знали друг друга уже сто, двести, тысячу лет. В тишине прозвучал мягкий звонок, сообщивший о прибытии на этаж, и двери лифта начали открываться.

  Тэо отпрянула, дунула на выбившуюся прядь волос, прилипшую к горячей щеке. «Я - дура! Я должна была тебя предупредить, а вместо этого…» - горячо зашептала она, но не успела закончить фразу, к ним уже подходил высокий статный мужчина с открытым лицом и фанатичным взглядом проповедника, чем-то напоминающий неуловимыми чертами Таню. «Матвей Валерьевич? Очень рад Вас видеть, я - Георгий Вилеорович, начальник бюро! Татьяна - моя дочь, она, наверное, уже рассказала Вам немного о Заводе, а я вот перехвачу эстафету!» - начал мужчина. «Танечка, ну ты иди, работай, а я молодого человека познакомлю с коллективом, с производством, ну все, давай беги!» - и, закончив говорить, приобняв юношу за плечи, повел его на смотрины. Матвей обернулся, но Тэо уже исчезла.

*

  Бюро представляло собой залитый светом просторный зал с высоким сводчатым потолком. За офисными перегородками, завешанными патриотическими календарями от министерства обороны, сидели разношерстного вида люди обоих полов. Георгий Вилеорович громко попросил минутку внимания: «Товарищи! Сегодня у нас особенный день, пришло время для вступления в наши ряды нового Особого специалиста и я рад представить вам этого замечательного молодого человека - Матвея Валерьевича!» Трудящиеся, выбравшиеся из своих закутков, с неподдельным интересом разглядывали Матвея и нестройно, но бодро поаплодировали, пока Георгий Вилеорович не поднял повелительно руку, давая понять, что знакомство окончено и всем пора обратно приступать к работе. «Ну что же, - обратился начальник Бюро к Матвею, - теперь прошу на небольшую экскурсию на производство! Увидите, как и чьими руками куется мощь нашей Родины!»

  Как девушку на первом свидании Георгий Вилеорович прихватил Матвея за талию и закружил, направляя то туда, то сюда, по бесконечным переходам и лестницам, пока они не оказались на самом верхнем из балконов в огромном поражавшем воображение цехе. Из светового фонаря крыши внутреннее пространство пронизывали широкие полосы света, вызывая чувство религиозного трепета и неоспоримой важности происходящего. В этих лучах плавно перемещались краны, перевозившие детали, внизу лежали гигантские сигарообразные изделия с выпотрошенными боками, из которых торчали лабиринты проводов и трубок. Вокруг «сигар» работали люди «лилипуты» с деловитыми лицами в белых комбинезонах, шапочках и перчатках:

  - Путешествие Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей… - восхищенно прошептал Матвей, от чего-то вспомнив «нетленку» Джонатана Свифта.

  - Матвей Валерьевич, вы что-то сказали? - отреагировал Георгий Вилеорович явно довольный произведенным эффектом.

  - Нет, нет… Тут очень интересно! Одно дело - теория, другое вот так, своими глазами все увидеть!

  Мимо них проходил мужчина в таком же комбинезоне как у работающих внизу людей, Георгий Вилеорович окрикнул его и тот к ним подошел.

  - Семёныч, день добрый!

  - Ага, и тебе дядя Жора! Это кто это с тобой?

  - Это наш новый Особый сотрудник - Матвей Валерьевич, вот на экскурсию к тебе в обитель привел! А это Арсений Семёнович - начальник цеха! – Матвей протянул руку, Семёныч пожал, крепко так пожал, как пассатижами.

  - Вот, строим потихонечку, Матвей – сто грамм налей! – продекламировал Семёныч и хищно ухмыльнулся, показав ряд золотых зубов.

  - Если бы не эта перестройка сраная с капитализьмами, мы бы сейчас, сынок, на «виманах» летали, вот те крест! Сталиным клянусь! – напоследок рубанул Семёныч и поспешил дальше по своим делам.

  Матвей ничего не понял, но на всякий случай согласно кивал, в животе у него от голода и на нервной почве глухо бурлило. Взгляд его остановился на цеховых часах обрамленных транспортиром сверху и циркулем снизу со странной надписью внутри циферблата «Ordo ad chaos», часы показывали без четверти четыре. «Как быстро пролетает день, может, часы неисправны?» - задумался Матвей и спросил у Георгия Вилеоровича, который час. Тот указал пальцем на заводские часы и, отодвинув рукав пиджака продемонстрировал наручный хронометр. Время в точности совпадало.

  Юноша спросил:

  - А что означает надпись в часах? Они что, не советские?

  Георгий Вилеонорович с хитрым прищуром воззрился на юношу:

  - Угадали, молодой человек! Трофейные! Ну, пожалуй хватит экскурсий. Вы же голодны как со… Как зверь! Я ведь тоже угадал?

  - Да, есть такое дело! – в животе у Матвея с новой силой забурлило, и начала слегка кружиться голова.

  - Тогда настала пора приступать к собеседованию с Ним!

*

  Матвей хотел было расспросить, с кем это еще предстоит встреча, но начальник Бюро, предвосхитив вопросы, подхватил его и, не давая передышки, погрузил в путаницу переходов и лестниц. Дойдя до неприметного закутка на совершенно безлюдном этаже, свежеиспеченные коллеги, миновав массивные автоматические двери, зашли в спрятанный там лифт. Внутри кабины украшенной лакированным деревом и полированной сталью, на пульте управления было всего две кнопки, синяя и под ней красная. Георгий Вилеонорович нажал красную и лифт плавно и по ощущениям быстро, поехал вниз.

  Тут Матвею стало жутко. Только сейчас пришло осознание того, что происходит что-то непоправимое и страшное, то, что раз и навсегда изменит его судьбу. Логично было бы спросить, куда и зачем они спускаются, но он не стал этого делать, интуиция подсказывала, пользы от этого уже не будет, нужно было просто выключить этим утром будильник и, повернувшись на другой бок заснуть, чтобы проснуться на другой черточке линии жизни…

  Лифт чуть дрогнул, замедляясь и через несколько секунд остановился, двери кабины открылись, и они вышли на этаж. Небольшой тамбур, куда они попали, соединялся с коридором, внутри которого царил полумрак, лишь редкие светильники мягким изумрудным светом освещали ковровую дорожку. Матвей и его сопроводитель молча прошли коридор до конца, причем Георгий Вилеонорович шел позади, словно опасаясь, что Матвей передумает идти дальше. «Боже, да что тут у них происходит, какой-то сюр, бред сумасшедшего!» - лихорадочно думал юноша, пытаясь хотя-бы разозлиться. Коридор закончился двустворчатыми воротами, испещренными непонятными символами и рисунками размытыми зеленым полумраком. Как только они приблизились вплотную, ворота открылись, открыв проход в просторный кабинет.

  Кабинет по убранству представлял собой богатый добротный сталинский ампир, разбавленный присутствием приборов связи на столе «аэродроме», пультов климатической системы и плазменной панели на стене.

  «Вот, собственно, ваше Матвей Валерьевич рабочее место, ну, разумеется, в случае Его одобрения!» Матвей пожал плечами и спросил: «А в чем, собственно, заключается это одобрение и от кого мне его нужно получить? Такое повышенное внимание ко мне и вся эта обстановка. В чем тут подвох?» Матвей был рад оказаться в «человеческом» кабинете, вместо ожидаемого кафельного подвала с крепкими молодчиками, готовыми схватить его для проведения жутких опытов. Вот и осмелел.

  «Немного терпения, Матвей Валерьевич, скоро вы все узнаете», - раздраженно ответил начальник Бюро и нажал на плафон зеленой лампы стоящей на столе. В противоположной от них стене, что-то зацокало, пол под ногами завибрировал и почти вся стена кабинета, содрогаясь, опустилась вниз. Из прямоугольного проема ударил, подвывая, поток холодного сырого воздуха.

*

  Матвей, в ужасе вжавшийся в стеллаж с книгами мельком взглянул на Георгия Вилеоноровича. Тот стоял с осунувшимся решительным лицом, было видно, что он тоже напуган, но держит себя в руках, понимая суть происходящего. Через какое-то время, из проема послышались гулкие приближающиеся к ним шаги и вскоре из темноты…

  Из темноты к ним вышла Тео. На большей части ее головы отсутствовали волосы, выше правого виска виднелась огромная пульсирующая гематома. Кожа ее была совершенно белая, словно девушка была сильно обескровлена, выпученные глаза с расширенными до предела зрачками черными маслинами смотрели прямо на них:

  - Танечка, что… Что ты тут делаешь? – сдавленным голосом спросил ошарашенный Георгий Вилеонорович.

  - Ты что, идиот, еще не понял, кто Я? – зашипела на него Тео или монстр в ее обличье.

  - Неет, нееет, - простонал мужчина, - девочка моя ты не должна была быть здесь… Почему? Почему Вы взяли ее вместо этого мальчишки? Почему нарушен старый уклад?

  - Я – Дух Завода. Мне самому решать, чьё тело подходит лучше для работы с такими червями как вы! Девченка пришла ко мне сама что бы «спасти» этого Матэо или Матвео и попросила о замене. Она поведала мне, что ваш мир совсем прогнил, ваши безумные вожди продолжают стирать знания Великих предков и даже память о них. Вы уничтожаете все живое вокруг себя, заботясь лишь о сиюминутной выгоде, глупые черви! Девченка была убедительна, и Я взял её! И вот ещё что. Ты знал, что твой детёныш смертельно болен? Мне её лет на десять хватит точно, но у вас там, она прожила бы год или два, не более. А теперь, покиньте меня, черви! Нам нужно принять дела, кто знает, может, на этот раз я создам оружие которое сотрет ваши народы с лица земли и все начнется сначала...

*

  Голова Матвея зазвенела от нарастающей боли, и он проснулся. Было действительно холодно. Он лежал на деревянной скамье, всё тело его затекло и болело. От голода свело живот, смрад во рту и мигрень напомнили о том, что он вчера много выпил. Юноша кряхтя сел и увидел, что находится в крошечной комнатке огороженной железными решетками:

  - О! Проснулся, соколик говорливый! – пробасил, бряцая ключами, человек в форме с нашивкой «полиция» на груди.

  - Сон! Это был всего лишь сон! - прохрипел Матвей и засмеялся, таращась безумными глазами на удивленного полицейского…

  Полицейский подошел ближе и открыл громко клацающий замок: "Тут к тебе приехали, выходи!" Матвей осторожно встал, левая нога затекла, создавалось ощущение, что она доверху заполнена песком. Юноша, прихрамывая, начал двигаться к выходу из "обезьянника" и вдруг в помещении, словно ниоткуда, материализовались двое знакомых крупных мужчин в серых костюмах: "Ну что же вы, Матвей Валерьевич, мы вас по всему городу ищем, через два часа Вас ждут на совещании у Татьяны Георгиевны! Делу время, как говорится, а о потехе и не мечтаем! Хе-хе-хе!"

+3
188
09:49
+1
Очень понравилась идея. Исполнение немного хромает.
09:59
Благодарю!) Не сочтите за труд, напишите Ваши рекомендации!)
10:05
С этим сложнее, я ведь и сама начпис. Как читатель — вижу — чего-то не хватает, о что-то спотыкаюсь, но сформулировать конкретно не всегда удается.
10:27
В любом случае, спасибо за внимание! Начпис начпису друг и товарищ)
Snegur
09:14
+1
Понравилось. Хороший стиль речи, легко читается, понятно для широкой аудитории, заинтересовало.
Не хватило: остроты концовки. Ее можно было сделать необычнее, болеее
Непредсказуемой. Когда начинаешь читать- образное, детальное описание
Подходиит к большому обьему, а миниатюра смотрится более выгодно с кратким и сжатым описанием. Ждем продолжения. Удачи автору в творчестве. А не попроьывать ли детектив?
09:49 (отредактировано)
Спасибо за теплые слова! Очень приятно! Вы все очень точно подметили. Рассказ писался в рамках конкурса и объем был ограничен, на развернутую концовку не хватило времени и разрешенного объема. Есть в работе мистический триллер с элементами детектива, думаю будет очень интересно). Если не сложно, поставьте «плюс», для рейтинга рассказа, заранее благодарен!) Возможно этот рассказ перерастет в повесть, людям интересно, значит нужно над ним поработать.
02:06
предыдущие работы у вас сильнее, эту начал читать и осилил не более трети, скучно. сюжет скачет, непонятно что было вначале то ли встреча с девушкой то ли приезд на завод. как то напутано. не пошло мне. и герой какой то квелый. нет драйва, эмоций. даже похищение девушки описано скучно.
16:05
Жуть какая! Очень понравилось! bravo
Загрузка...
Жанна Бочманова №1