Идеальный палач

Автор:
oleg.zaharchenko
Идеальный палач
Аннотация:
Глава первая. Повесть в процессе написания. Буду благодарен за отзывы, правки и критику.
Текст:

Она стояла в белом и уютном халате у окна в роскошном лофте на двадцать пятом этаже, пожалуй лучшего отеля этого города. За стеклом сиял и переливался светом ночной пейзаж. Миллионы огоньков вдали и поблизости мерцали, создавая волшебную картину. Такие окна всегда пугают: стекло от пола до потолка казалось хрупким и одно неосторожное движение наверное могло бы его разрушить и она неминуемо полетела бы за окно, не будь этой призрачной преграды. Но она не боялась. Страх давно ушел из ее сердца.

Изредка в темно-фиолетовом небе вспыхивали яркие фонтаны фейерверков. В городе был праздник. Что-то национальное, древнее. Где-то там внизу на тротуаре бродили толпы захмелевших людей, они кричали, пели песни, обрывки фраз заглушались боем барабанов и громкими взрывами хохота. Занятая своими мыслями, по дороге из аэропорта к отелю, она весьма невнимательно слушала объяснение водителя такси по поводу происхождения праздника. Кажется должен был быть карнавал.

Ход ее мыслей прервал осторожный стук в дверь. Принесли ужин: карпаччо из говядины, оливки, кусочки лайма, травяной чай, крутоны, ломтики брынзы. Она никогда не считала себя гурманом в еде, часто ее вкус и заказы в ресторанах вызывали у окружающих недоумение, ее еда всегда была интуитивна. Изящным жестом ухоженной руки с тонкими запястьями, украшенными невесомыми браслетами из нитей платины и белого золота, она протянула официанту чаевые. Любой, кто видел бы ее сейчас, посчитал бы, что у нее во рту в момент рождения находилась серебряная ложка. На самом деле все было далеко не так. Ее ночь рождения была в обычном родильном отделении провинциальной районной больницы.

Необычным было то, что произошло потом. Она росла в атмосфере родительской любви и ласки. Особенно отец, насколько позволяла его достаточно скромная зарплата инженера, спешил исполнить любой ее каприз с самого детства. До двенадцати лет она ничем не отличалась от своих сверстниц. Но после, родители и друзья стали замечать странности, регулярно происходящие с ней. Постепенно превращаясь из угловатого прыщавого подростка в прекрасную девушку она становилась молчаливее и задумчивее. Иногда ее обнаруживали в дальних углах школьных коридоров то плачущую горькими слезами, то просто сидящую охватив руками колени или голову и мерно раскачивающуюся под странную музыку в ее наушниках.

Врачи ничего не находили. Мама плакала на работе и дома, отец темнел лицом, хмурил брови. Родственники и друзья успокаивали объясняя поведение девочки переходным периодом и советовали родителям поубавить свои амбиции по поводу ее успехов в учебе. Кстати, по словам классной руководительницы, в классе она слыла “крепким середнячком”. Родители вняли советам и перестали обращать внимание на оценки дочери.

После окончания школы “эта странная”, как ее окрестили одноклассники, поступила в университет на факультет психологии. Училась легко, удивляя преподавателей неординарностью ответов на семинарах и коллоквиумах, но ее “странности” с эпизодами замирания всем телом и зависанием взглядом в не самых подходящих местах, и в не самое подходящее время, не остались незамеченными. Одногруппники шептались и подшучивали над ней, но она уже не реагировала. Отсутствие молодого человека и вообще какой бы то ни было личной жизни нисколько не угнетало ее. Ей так хотелось получше разобраться в себе, что все свободное время она проводила в университетской библиотеке.

Она знала уже почти все о себе и своей способности. Поначалу, в детстве, эта особенность ее очень пугала. Видеть, предвидеть, ощущать глазными яблоками вибрации мыслей других людей. Слышать между слов, мгновенно чувствовать ложь, сомнения и тревоги, говорящих с ней, говорящих рядом, где она могла просто стоять поблизости и знать, или угадывать следующие фразы диалогов людей, в которых она не принимает участие явно. Иногда ей казалось что ее голова готова взорваться от чужих мыслей и слов. Она не знала как отключить это в себе, как справиться с этим потоком чужих, порой очень неприятных и даже грязных мыслей. Инструменты управления ее чудесным даром пришли к ней позже.

На третьем курсе на нее обратил внимание доцент с кафедры медицинской психологии и психофизиологии. Их первая встреча была до смешного банальной и обыгранной в сотнях фильмов про любовь. Впервые их пути пересеклись на ступенях лестницы в одном из университетских коридоров: разлетевшиеся листы чужих курсачей или рефератов, столкновение лбами при попытке все быстренько собрать. С удивлением она обнаружила что не “слышит” его. Она приложила незначительное усилие, что бы пробраться сквозь серый туман, скрывавший его от нее.
— Даже не пытайся. — тихо и уверенно произнес он и улыбнулся.
— А что?! Я ничего... Вы о чем вообще?! — где-то на середине этой фразы она уже отчетливо поняла что попытка “включить дурочку” потерпела неудачу еще до того, как она ее начала произносить.
— Я умею защищаться. Ты нужна мне, — так же тихо, но твердо произнес он. — Жду после занятий в “Брынзе”.
Его признание и напор обескуражили и необычайно заинтриговали ее. Никто никогда до этого момента не говорил ей что она кому то нужна. После этой его фразы она, как будто, почувствовала легкую грусть одиночества, но, едва появившись, эта эмоция тут же исчезла, словно невидимый ветер пронесся в ее голове и все ее чувства опять приобрели ясность, четкость и свободу.

Вечер, проведенный с деканом в заштатной кафешке, в которой, несмотря на название, никакой брынзы вовсе не было, сыграл очень большое значение в ее дальнейшей жизни. Молодой, красивый, с утонченными манерами молодой человек пленил ее своим интеллектом, самоиронией и юмором. Той же ночью в его небольшой квартирке на Васильевском она с легкостью рассталась с девственностью, о чем до сих пор ни разу не пожалела. Он был чуток и нежен, предупредителен в ласках. Все произошло как в красивом эротическом кино.

На следующий день он привел ее в особую секретную лабораторию, находящуюся в казавшемся заброшенным одноэтажном корпусе на территории универа, где она много дней провела с ним, выполняя не сложные, на ее взгляд, ментальные упражнения и задания, позволяющие изучить и сильнее раскрыть границы ее способности. В перерывах они ели пиццу, запивая ее обжигающим зеленым чаем, а также изучали и раскрывали границы сексуальности друг друга. Через несколько недель, на загородной даче на берегу Финского залива она была представлена профессору.

В большой и просторной библиотеке со множеством книжных шкафов и стенами, отделанными в английском стиле темным деревом, у камина стояло два кресла. В одном из них сидел и задумчиво смотрел на пляшущие языки пламени статный мужчина. Коротко остриженные седые волосы на голове, аккуратная, аристократическая бородка, правая рука с массивным золотым перстнем на безымянном пальце покоилась на набалдашнике деревянной полированной трости, инкрустированной слоновой костью и серебром. Поверх черных брюк и белоснежной рубашки мужчина был одет в длинный красный шелковый халат, по которому золотом были вышиты осы, цветы и драконы. В полумраке библиотеки не возможно было разобрать его возраст.

Как только молодая девушка вошла в библиотеку, мужчина пружинисто встал из кресла и сделал несколько шагов ей навстречу. Замер ожидая протянутой руки, затем склонил свою голову для поцелуя, едва коснулся сухими губами изящной кисти девушки.
— Добрый вечер! Как добрались? — его грассирующий акцент и слегка смещенные ударения выдавали в нем иностранца. — Очень рад с Вами познакомиться, — продолжал мужчина провожая девушку к камину и жестом указывая присесть в соседнее кресло. — У меня для Вас есть очень интересное и, надеюсь, заманчивое предложение...

+1
126
15:27
Начато неплохо. Единственно, что царапнуло
в роскошном лофте


Возможно, автору нравятся англицизмы, возможно. Но чердак останется чердаком, как ни крути. crazy
05:46
Спасибо. Сожалею о Вашем неудачном чердачном опыте.))
07:56
-1
Дело не в моем опыте. «Лофт — хозяйственный чердак или верхняя часть здания промышленного назначения (фабрики, завода, склада), включая бывшие чердаки и технические этажи, переоборудованные под жильё, мастерские...» Не думаю, что гостиница переоборудована из хозпостройки.

Если уж вас так тянет на англицизмы и чердаки, то для гостиницы подойдет другое определение. «Пентха́ус (англ. penthouse) — технический чердак, позже помещение для жилья (квартира, особняк) на крыше небоскрёба или отделённая площадь на верхнем этаже здания.»
11:42
+1
Завязка слегка киношная: некая богатая, уставшая от жизни дамочка, с тайной и парой негодяев в прошлом )
А герой-то у вас все-таки кто: доцент или декан? И что-то мне кажется, что определение молодой человек тут не очень подходит (для декана особенно), там уж скорее средний возраст должен быть, если не солидный.
"Молодой, красивый, с утонченными манерами молодой человек пленил ее своим интеллектом, самоиронией и юмором." Масло масляное.

"Их первая встреча была до смешного банальной и обыгранной в сотнях фильмов про любовь. Впервые их пути пересеклись на ступенях лестницы..." Во втором предложении я бы убрала «впервые», вы ведь уже об этом сказали предложением ранее.

«Сыграл очень большое значение» — играют роль, значение имеют.

Много перегруженных предложений.
Допустим вот: «Такие окна всегда пугают: стекло от пола до потолка казалось хрупким и одно неосторожное движение наверное могло бы его разрушить и она неминуемо полетела бы за окно, не будь этой призрачной преграды.» Разбить бы его, полегче была бы конструкция. «Полетела бы за окно» — может, просто «вниз», тем более, что «окно» у вас уже есть в начале предложения.

Или вот: «Изящным жестом ухоженной руки с тонкими запястьями, украшенными невесомыми браслетами из нитей платины и белого золота, она протянула официанту чаевые.» Изящный жест предполагает легкость, а тут она теряется под кучей подробностей — и запястья (кстати, у одной руки — одно запястье smile), и браслеты, и нити, и золото-платина. Поставить бы в другом порядке, что-нибудь типа: Изящным жестом она протянула официанту чаевые, невесомые браслеты из нитей платины и белого золота скользнули по тонкому запястью.

Некоторые фразы звучат как-то не гладко. «Ее ночь рождения была в обычном родильном отделении...» — почему не проще: «она родилась ночью в обычном родильном отделении...»
Или "… а также изучали и раскрывали границы сексуальности друг друга..." Ну это и вовсе как-то казенно, как из учебника по изучению границ сексуальности ))

И «пожалуй» из первой фразы я бы убрала, а то впечатление, что автор сомневается. )

Мнение, разумеется, не экспертное ))
04:31 (отредактировано)
Растянуто как то все. Еле дочитал. Нет динамики, так вы читателей на первой главе растеряете. Сверхспособности, сверхкрасивости, сверхбогатости. Мне кажется пошловато.Минус не ставлю, это для мастеров пера. А я читатель.
вот в самом начале уже понятно что будет дальше, зачем с самого начала открываете карты? Ну я уже знаю что будет дальше и зачем мне тратить время?
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации