Альфа 18

Автор:
Дионмарк
Альфа 18
Аннотация:
ГГ повезло, он остался единственным мужчиной во всей Вселенной для трёхсот женщин, кто бы хотел оказаться на его месте? Боюсь, желающих будет мало... А вообще, это история про подвиг настоящего Человека...
Текст:

Антон проходил возле капсул и смотрел через стекла иллюминатора на находящихся в анабиозе астронавтов. Вчера он ввёл в многолетний сон последнего члена экипажа и теперь его окутало одиночество.

— Привет, Оленька! — остановился он возле одной из трёхсот гудящих убежищ, которые волей случая превратились на пятьдесят лет, в ложа сна для членов экипажа. — Интересно, какие ты видишь сны?

Она была самая молодая, почти ребёнок. Ей было чуть больше восемнадцати лет, когда её ввели в анабиоз. У девушки в каюте, на столике лежал плюшевый мишка, герой из какого-то очень старенького мультика, или фильма, или даже книги. Она когда щебетала свои наивности, все, кто находился рядом, улыбались. А ещё эти синие глаза, ну совсем детские, на всё смотрели с удивлением и лёгким недоумением… Как же обидно было осознавать, что она никогда не прочувствует настоящую любовь к парню, а перескочит сразу на следующий уровень – «быть матерью».

Антон ласково погладил стекло, через которое видел нежный овал лица спящей девушки, она находилась в гелиевой жидкости, из носу шли трубочки и уходили вглубь капсулы. Организм у Оленьки был крепкий, поэтому ничего удивительного, что у неё сразу же, после первой же подсадки, прижился эмбрион. Она забеременела без проблем…

— Оля, всё будет хорошо, солнышко! — вздохнул Антон и перешёл к другому члену экипажа. — Маруся-хохотушка… привет!

Она работала на кухне, крепко сбитая деваха с русой косой, толщиной с мужицкую руку. По каждому поводу она ухохатывалась, не стесняясь оказаться неуместной в своём веселье. Телосложение у неё было сбитое, грудь выступала вперёд сквозь обтягивающий белый костюм работника пищеблока. А ещё она часто потешалась над Антоном, подкалывая его, называя нашим турецким султаном. Настоящая русская баба, её организм смог приютить сразу трёх малышей, ей рекомендовали двух, но она настояла, чтобы подсадили всех. И в принципе, троица прижилась…

А тут спала мирным сном Агния Васильевна, именно так и никак иначе все на корабле к ней обращались, даже капитан. Конечно же, на земле она была лектором в Московском Университете, доктор каких-то там наук, а на корабле она заведовала биологическим запасом семенной базы, так сказать, остатками растительного мира планеты Земля. Строгая женщина лет сорока, сухая и поджарая, с большущими очками на переносице, не любила она носить линзы. Антону не нравился её колючий взгляд, хотя интересно было с ней поговорить - её энциклопедические знания всегда поражали. Вот же сюрреализм, и она тоже стала матерью, ну, конечно же, ещё не стала, минимум надо будет подождать лет пятьдесят, пока «Ковчег» достигнет солнечной системы Альфы 18, конечной цели экспедиции.

— Шеф! — Антон непроизвольно отдал честь следующему сосуду сна. Магнет Голдберг, капитан и руководитель последних людей, оставшихся в этой Вселенной. Железный человек, именно она собрала команду в момент, когда Мир сошёл с ума, а мужчины погибали от ужасной, гендерной болезни, вырвавшейся из недр планеты после падения метеорита. Женщине было чуть за тридцать, блондинка, разрушающая сложившиеся стереотипы и довольно миловидная на лицо и фигуру. Ей подсадили двойню, именно вчера Антон её и сопроводил в длительный сон. Капитан должен покидать последним судно, в данном случае, уходить в гиперсон.

— Любимая… — замер перед самым дорогим местом на этом корабле, мужчина. Он прикоснулся дрожащей рукой к стальной оболочке капсулы и почувствовал холод металла. — Алисочка… Моя радость…

Губы затряслись в горьком плаче. По щекам струйкой побежали слёзы, сейчас некого было стесняться, из бодрствующих, только он оставался во всём корабле. Алиса, его законная жена и самая дорогая женщина, ради которой он пошёл на этот дикий эксперимент по спасению человечества. Так получилось, что именно он остался в живых после гибели всей мужской популяции человечества, и на него упала ответственность стать отцом четырехсот восьмидесяти трём малышам, находящихся в животиках этих трёхсот женщин. По воле случая, во время первых смертоносных, воздушных волн от удара метеорита о Землю, они с Алисой находились в исследовательском бункере в Уральских горах, налаживали атомный реактор для бесперебойного и независимого энергообеспечения убежища. Семейный такой подряд физиков-ядерщиков. И совсем они не ожидали, что в течение получаса от мира останутся лишь островки жизни, и планету накроет метровый пепел от сгоревшей, биологической жизни. Многие вулканы выплёскивали лаву из своих недр, а ещё испарялась вечная мерзлота, которая и принесла погибель мужскому населению. Только когда биологи убежища выявили эти мужененавистные бациллы, было решено ввести в гиперсон Антона. Он остался последним из здоровых мужчин на базе, потом уже оказалось, что на всей планете. Никто не знал, что будет дальше и выживет ли человечество на фоне гибели всего живого, но его спасли без определённой цели, на будущее… как ценный биологический материал.

— Пожалуйста, Алиса, воспитай нашего сына мужественным человеком… — прошептал Антон, он сейчас сидел на полу, облокотившись об саркофаг своей жены. Алиса, единственная женщина среди всех, кто забеременел естественным путём, по любви. Оставались последние минуты работы «Ковчега» в нормальном режиме, пора было вводить корабль в гипер-пространство и отключать все лишние устройства и оборудования. Ядерный реактор это конечно мощная подпитка, но даже его не хватит на пятьдесят лет бесперебойной работы в нормальных условиях в гипер-прыжке. Энергия понадобиться потом, для торможения и включения оборудования, чтобы триста человек смогли существовать длительное время на корабле, до того момента, пока не будет произведено приземление на планете чужой солнечной системы Альфа 18. Астрономы смогли найти аналог матушки Земли в бесконечном космосе, и это была последняя надежда на спасение человечества…

Антон поднялся на ноги и поплёлся в капитанскую рубку, пора было завершать миссию. Устроившись в кресле, он перепроверил координаты, включил прогрев движка, для единственного рывка к Альфе 18. Ведь после этого, почти на сорок процентов истощатся реакторы и обратного пути больше не будет. Да собственно и возвращаться было уже некуда, ядро Земли умерло и сейчас остывало…

— На ковре-самолёте, мимо радуги… мы летим, а вы ползёте, чудаки вы чудаки… — Антон запел во всё горло давно забытой группы, песню, и пристегнулся ремнями. Сейчас он выключал гравитацию во всём «Ковчеге», а ещё электрическое освещение и приточно-вытяжную вентиляцию воздуха. Энергию надо было экономить для поддержания жизнеобеспечения пятидесятилетнего гиперсна трёхсот человек и маленьких деток внутри них. Мужчина почувствовал лёгкость во всём теле, а значит в корабле восцарилась невесомость. Свет мигнул пару раз и погас, настала зловещая темнота, только экран компьютера светился. Антон полез в карман своего комбинезона и достал сигару из скрученных листьев настоящего табака. — Ну что? Подруга? Последний раз подымим что ли?

Нить электрозажигалки накалилась, и Антон с наслаждением прикурил свою «подругу», втягивая ароматный дым. Почти десять лет как он бросил курить, но вот же, настал момент, когда в «покурить» появилась необходимость. Было немного странно чувствовать приближение своей смерти, но далёкая цель того стоила. Он улыбнулся, вспомнив, как они с Алисой ещё лет пять назад загорали на пляже в Средиземном море, и под тёплыми солнечными лучами, мечтали родить мальчика или девочку. Ээх… как бы вернуть назад это время, ведь столько осталось недосказанного… а теперь, увы, остаётся только одно… умереть с надеждой, что всё было не зря! Увы, второго анабиоза человек не сможет пережить, такова реальность этой технологии, а значит будущее – без него.

Сигара потухла, чёртовы законы физики... Антон вздохнул от понимания, что кислорода в помещении становилось всё меньше. Но гибель придёт не от кислородного голодания, а от кое-чего другого. Шкала прогрева на экране светилась на ста процентах, и пора была нажимать на «старт». Альфа 18 ждала своих колонистов. Было немного страшно сделать этот шаг, заработали инстинкты выживания…

— Четыреста восемьдесят три твоих ребёнка, Антон… на кону четыреста восемьдесят три мальчика и девочек... — как мантру стал наговаривать себе под нос, Антон, — и триста твоих подруг и Алиса… любимая…

После чего он закрыл глаза и резко нажал на красную кнопку…

* * * *

Включилась гравитация и по коридорам, гирляндой, друг за другом загорелись лампы освещения. Из вентиляционных отверстий задул воздух, и во всех помещениях из громкоговорителей заиграла релаксирующая музыка. Триста капсул сна, резко и синхронно зашипели, и створки их откинулись в сторону. Из нутра саркофагов раздались женские стоны боли и всхлипы, по полу растекались голубые вязкие лужи. Женщины мучительно просыпались, отхаркивая гель. Они обессиленные выползали наружу, вспоминая как дышать, и для чего… Компьютер в это время запустил уборочные приборы, которые стали скользить между вяло двигающимися, обнажёнными телами, и засасывать лишнюю влагу с полу. Из каждой капсулы, сбоку, выдвинулись панели, со стоящими на них питательными напитками и лежащими комбинезонами. «Ковчег» просыпался после пятидесятилетнего бездействия…

Через пару часов силы были восстановлены, и люди вошли в общий зал. На двадцатиметровом экране светила звезда, смягчённая светофильтрами. Она была в точности как Солнце, такая же яркая и большая. Где-то на орбите её находилась планета, похожая на матушку-Землю. Что ждало их в будущем, никто не знал, но все верили, что Всё Будет Хорошо!

— Аааааа! — из коридора раздался вопль полный боли, часть женщин пошла на этот крик. Люди столпились около входа в капитанскую рубку. Одна девушка на коленях стояла перед креслом и плакала, протягивая руку к истлевшему мумифицированному трупу. — Антон… любимый…

Через пару мгновений почти все женщины оплакивали смерть последнего мужчины всей вселенной, а ещё отца будущих своих детей… 

+4
64
21:27
+1
НУ что? Неплохо thumbsup
21:56
+1
Надеюсь)) Как говорится — свеженькое))
22:42
+1
Ну да, неплохо) герой правда чересчур герой) прямо романтический
22:45
Ну он такой в глазах женщин)) они у нас романтичные… а вообще, романтичный физик-ядерщик — это нонсенс, но это же фантастика, если что))
22:46
+1
Романтический, а не романтичный jokinglyно рассказ мне понравился)
22:49
+1
упс… а сразу то и смысл другой...))) внимательней мне надо быть!
22:52
+1
11:54 (отредактировано)
+1
Очень хорошо. Интересно было читать.
Некоторые ляпы надо бы поправить. Вот, что заметил:
" Астрологи смогли найти аналог матушки Земли в бесконечном космосе" — Астрология — лженаука. Во всяком случае, аналог Земли астрологи найти не могут при всем их желании. Ее могут найти АСТРОНОМЫ.
«маленьких деток внутри их». Все-таки, по-моему «внутри НИХ»
«В своих чреслах». На мой вкус слово из другой стилистики и в этом рассказе ни к чему.
С запятыками еще разобраться надо внимательно. А так, в принципе, отличный рассказ.
Да, и на мой вкус последняя фраза не очень удачная для финала. Я бы убрал. Представил картинку трехсот голых голосящих баб над мумией и стало смешно. Вы вряд ли добивались этого эффекта )))
23:05
Всё исправил, Михаил! Большое спасибо! drink
13:48 (отредактировано)
Конечно же астрономы)))) а насчёт одежды глупо, два часа прошло, как они пришли в себя, вряд ли они голыми расхаживали все это время))) спасибо за подсказки! Вечером исправлю!!!
Загрузка...
Анна Голубенкова №1