Радрадрабен

Автор:
Дмитрий Федорович
Радрадрабен
Аннотация:
Звено четвёртое
Текст:

Граф Робин Айтерский от нечего делать дрессировал муху.

Муха была крупная, наглая, металлически-зелёная, чем выгодно отличалась от остальных трактирных мух – так же, как рыцарь в блестящих дорогих доспехах выделяется среди толпы черни. Она нахально расталкивала беспородных товарок, подбираясь к мясным крошкам, и графу хотелось, чтобы она непременно проползла в слепленные им из хлебного мякиша ворота. Глупое насекомое, однако, предпочитало обходные маневры, и приходилось предпринимать отчаянные усилия, чтобы загнать его на предначертанный ему путь.

Муха была осторожной и, чуть что, отлетала на исходную позицию – но лишь затем, чтобы вновь с маниакальным упорством устремиться на штурм.

Вот в это самое время и явился Бека со своим невероятным предложением.

– Тут ведь в чём дело, благородный рыцарь, – заговорщически оглядываясь, произнёс он, – у меня клеточка имеется!

– Что ещё за клеточка?

– Волшебная, – просто сказал Бека.

Надо признать, бесконечные саги, которые на одной ноте уныло тянули скальды длинными зимними вечерами у очага какого-нибудь заскучавшего лорда, обычно были полны колдунами, феями, троллями и прочими мифическими существами, которые, по-настоящему, вроде бы и не существовали. Конечно, регулярно появлялись слухи: в таком-то замке не пустили переночевать колдуна, а в результате в округе передохли все куры, а мыши, наоборот, расплодились неимоверно. Или – такой-то (называлось имя, хорошо известное на Побережье) обидел фею. Результат? Два горба – один спереди, другой на спине, укорочение левой ноги на полфута и, вдобавок, пауки и тараканы, сыплющиеся изо рта несчастного при каждой попытке его открыть. И неважно, что сам «такой-то» понятия не имел ни о каких феях, а горбы носил с детства – не ехать же проверять слова сплетника за тридевять земель! Охота была!

Сам Робин ни разу не встречал ни колдунов, ни их жертв, неосмотрительно посмевших встать колдунам поперёк дороги, поэтому относился к чародейству с лёгкой иронией. Недоверчиво, одним словом.

– Так ты что, стало быть, колдун? – усмехнулся он.

– Н-нет… Какой я колдун? Купил я эту клетку, купил у одного тут по случаю… Вот тот точно колдун, пьяница горький, глазищи – во! Видно, на мели оказался, руки дрожат – ну, похмелиться надо человеку, пропадает совсем. Вот я и выручил.

– Выручил, – хмыкнул Робин. – Небось, ободрал, как липку.

– А! Рыцарю это неинтересно, коммерция – удел низкородных; да и какая здесь коммерция – так, мелочь!

– Так для чего эта клетка твоя годится?

– Этот колдун, пропойца, плёл, что она может размер любого существа менять – ну, увеличивать или там уменьшать.

– И что? Даже если и правда, всё равно не куплю. Мне-то с неё какой прок?

– Самый прямой. Василиск.

Робин помрачнел. Разговор с пройдохою Бекой немного развеселил было его, но одно упоминание об идиотском василиске сразу смыло всё хорошее настроение.

– При чём тут василиск? – раздражённо спросил он, отмахиваясь от наконец-то победившей его мухи.

– Так мы его в клеточку! Размерчиком этак с хомячка сделаем, да и с острова вон! Выпустим там на каком пустом островке, а дальше – не наша забота, пусть сам кормится, раз такой бессмертный! И обет исполнится, и ты, благородный рыцарь, домой вернёшься. А уж чем твоя милость за это наградить изволит…

Робин встрепенулся:

– Пробовал? Пробовал, спрашиваю, уменьшать кого-нибудь?

Было видно, что в Беке борются два желания: соврать и тем самым ещё более набить цену, или сказать правду. Наконец, придя к выводу, что правда в конце концов будет стоить дороже, он неохотно буркнул:

– Нет…

Граф несколько остыл, но сдаваться не собирался. Широким жестом смахнув со стола крошки, он скомандовал:

– А ну, ставь сюда свою клетку. Ставь, я сказал!

Бека нехотя извлёк из кармана небольшой свёрток, развернул его и выставил на выскобленые доски стола махонькую клеточку поразительно тонкой работы. Робин же, ловко поймав надоедливую муху, сунул её внутрь сквозь крохотную дверцу.

­– Давай увеличивай. Пусть будет… Ну, с кошку, к примеру. Больше не надо.

Бека опасливо поглядел по сторонам. Кабак был почти пуст, а те редкие посетители, что сидели к ним лицом, были настолько пьяны, что их можно было не принимать в расчёт. Он решился. Прошептав несколько совершенно непостижимых слов («ух ты, язык сломаешь, – подумал Робин, – и как он только запомнил такую белиберду?»), Бека особенным образом изогнул палец и коснулся им хрупкого золотого колечка на верхушке.

И – ничего не произошло.

Через несколько секунд, когда Робин уже поднял было руку, чтобы как следует треснуть зарвавшегося мошенника, что-то вдруг громко хрястнуло, клеточка стремительно выросла – причём чуть не свалилась со стола – Бека даже сделал инстинктивный жест рукой, чтобы поддержать – а обалдевшая муха с басовитым жужжанием вырвалась на свободу и скрылась за окном. Размером она была с молодого поросёнка.

– Видал? – ошеломлённо спросил торговец. – Действует!

– Да-а-а… – с изумлением протянул Робин. – Удивительно.

Какое там удивительно! Это было исключительно, обалденно хорошо! Для графа Айтера зажигался яркий свет в конце тоннеля – при условии, естественно, что драгоценная клеточка так же успешно сработает и на уменьшение. Робин представил, какую рожу скорчит старая плесень, когда он, небрежно помахивая клеткой с заключённым в ней василиском, потребует выполнения ответной части договора, и даже легонько застонал от наслаждения. Свобода! Долгожданная свобода – и в тот момент, когда Робин уже был готов поставить на себе крест!

– Ладно, – сказал он Беке. – Я, пожалуй, беру твою игрушку. Но с одним условием: ты ничего не получишь, пока я не покину Худ и пока эта чёртова скотина не уплывёт отсюда вместе со мной… То есть вместе с нами, – поправился он.

Решено было, не теряя времени, найти объект и произвести эксперимент по задержанию и объёмной трансформации последнего – так замысловато выразился Бека, и Робин вновь подивился тому, как ловко подвешен язык у безродного бродяги. Теперь, когда вспыхнула надежда вырваться из ловушки обета, Бека казался Робину вполне достойным и порядочным негоциантом. Он даже снизошёл до того, что легонько потрепал того по плечу и сократил «рыцаря» до простого «милорда».

-- продолжение следует --

Другие работы автора:
+1
86
14:14
+1
не, ну раз пьяница горький, и глазищи — то эт уж точно колдун.
А дверцу-то затворять надо было. А то чо ж эт за глумилово над жывотной — мушыще поросёнкового калибру небось и летать тяжельше, и прокормиться опять же…
Мухи — существа вредные, посему и обрёк я данный экземпляр на трудную и суровую судьбу… Нехай теперь выживает, как может! Спойлер: муха сия будет упомянута в последнем предложении романа.
19:45
+1
от нищясная! одна была надежда, что жить будет плохо, но хоть недолго, бо им не положено застревать. они стремительно меняются поколениями.
А тут по авторскому произволу мало что миниатюрочку в порося переделали, дак ей ешо придётся бедуваты аж покамесьть весь сюжет романа не перемотается…
А вот не надо передёргивать! Я сказал «будет упомянута», а не «доживёт»! И судьба у ней «трудная и суровая», а не «долгая»! tongue
23:09
+1
ва-а!..
Ну эт сафсем друго дело.
Съедят поди? раз укрупнела, знамо дело. на шашлык.
Опять не так. Ну не знаю я, что с ней стало! Просто будет упомянута с лёгкой ностальгией. А так да — может, и съедят. Это её право — быть съеденной.
Загрузка...
Константин Кузнецов №2

Другие публикации