Дайте мне минут десять, пожалуйста...

Автор:
Дионмарк
Дайте мне минут десять, пожалуйста...
Аннотация:
Просто о братьях и сёстрах наших меньших и немного о любви...
Текст:

Он, с трудом переваливаясь, шатающей походкой подошёл ко мне и с хрипотцой мяукнул. Я сижу в кресле и смотрю на него. Шерсть торчит клоками, усы завиваются, как будто подплавленные огнём, у уголков больных глаз мокрые, гнойные подтёки.

— Что, Барс? Тяжело самому запрыгнуть? – ласково спрашиваю я кота.

Требовательно, в ответ на мой вопрос, прохрипел своё мяу, Барс, не отводя от меня своего взора.

Я вспомнил как лет десять назад, он заскакивал с разбегу на шкаф и впрыгивал в пустой, картонный ящик. Сколько было энергии и драйва в нём тогда, сейчас, глядя на него, даже не верилось в былую прыть.

— Ладно, Барсюша, пойдём, помогу. – Я нагнулся, взял его в руки и положил к себе на колени. Он немного поелозил и устроился на них, тяжело дыша - слышны порывистые и сумбурные вдохи и басистые выдохи.

Однажды, в далёкие времена, нас с женой разбудил громкий шум и грохот. Мы включили свет и увидели Барса с горящими глазами и со стоящей дыбом, шерстью на затылке. Он дышал как паровоз и что-то прижимал лапой. На нас кот не обращал совершенно никакого внимания, мы ему были не интересны. Его обуял первобытный, охотничий инстинкт. Мышка, глупое создание, ошиблась с квартирой, зайдя к нам. Барс эту потеряшу подбрасывал, ловил на лету челюстями, опять подкидывал, а мы стояли и боялись к нему подойти – кот был грозен и страшен. Жена сообразила и предложила Барсу любимый его корм, в обмен на маленькую тушку мыши. Почти две минуты мы подсовывали ему эту замену, согласия не произошло, но отвлечь на пару секунд от мыша, нам удалось. Мы успели завернуть в бумагу трупик, и выкинули в окошко. Еще полчаса с горящими глазами, Барс носился по квартире в поисках потерянной жертвы. Вот тогда он дышал – по-зверски и дико…

…А сейчас лежит и хрипит, как будто болеет астмой, и я чувствую это клокотание в лёгких….

— Барс, успокойся… всё нормально… — я глажу его под ухом, он устало и как-то беззащитно, утыкается горячим носом в мою коленку, мои волоски на ноге улавливают его горячее дыхание…

…Ночью, он своим массивным пятикилограммовым телом устраивался на мой бок, в тот момент, когда я видел самый смак очередного сна. В каком-то странном упоении, он впивал свои коготки, перебирая их по моей коже. Я с ворчанием просыпался, но эта кошачья нежность мою злость убивала в самом зародыше. Вздыхая, я гладил его, а он включал свой моторчик мурлыкания…

— Малыш, мальчик мой… держись… – чуть дрогнувшим голосом я бормочу Барсу, его ухо настораживается от моих слов – он меня слышит. Я протягиваю свою ладонь, он головой пытается втереться в мою руку, тыкая свой нос, как будто просит, чтобы я ему помог избавиться от боли… или старости…

Лет восемь назад, мы его потеряли в нашей квартире. Всё обыскали, не откликается. Мы выбежали на улицу, мало ли… и нашли его под окном, вжатого в землю от страха. Он упал с пятого этажа, выжил и почти без повреждений, но напугался до чёртиков. Когда я его подобрал, он вцепился когтями в меня и, одичавши, смотрел по сторонам, пока я его нёс домой. Жена плакала, я тоже был под сильным впечатлением… но мы были рады, что он выжил. Маленькая мелочь – через пару дней у него выпали два клыка, но это такая мизерная расплата за пятнадцатиметровое свободное падение….

…И сейчас он верит в меня и ждет моей помощи, почти плачет, хотя как можно сказать такое про кота. Где-то там, едет ветеринарная служба, но разве это объяснишь животному… по губам мне, по губам, какое же это животное… это член семьи… Я с трудом сдерживаю себя…

— Барсюта, держись… родненький… — он впивается когтями в мои колени, я глажу его некогда рыжую шерсть, теперь поблекшую по истечении времени.

Я его впервые увидел в цеху, маленький серый комочек, почти чёрного цвета. Покорил он меня, когда во время перекура, цепко стал взбираться по моему суконному костюму и мяукать. Он выбрал меня. Сердце моё дрогнуло и после душевой, в конце смены, я зашёл в слесарку, и засунул это создание в обычный, чёрный пакет и привёз домой. Побаивался реакции жены, но зря… она влюбилась в этот шерстяной комочек. Каково же было удивление, когда мы его помыли, и он оказался рыжим созданием… и как гадкий утёнок превратился в шикарного, здорового кота…

…Он вытягивается в полный рост, делает пару вздохов и успокаивается навсегда. Его голова так и остаётся в моей ладони. Я сижу и плачу, плечи мои трясутся… Пятнадцать лет он был с нами, а перед глазами стоит этот маленький заводской комочек, ползущий по рабочей робе…

Трезвонит дверной звонок, это ветеринары… а может жена… а может сын… а мне сейчас всё равно, я не хочу, чтобы меня видели такого… Дайте мне минут десять, пожалуйста…

+6
82
20:25
+3
у меня французский бульдожка на руках умирал. Сердце затрепыхалось и всё…
20:26
+2
Сочувствую! Очень тяжело осознавать, что не можешь помочь им…
20:28
+2
жизнь состоит из потерь… Мы правда потом третьего ребёнка завели blush
20:34
+1
Это уже из разряда: «Где-то убыло, где-то прибыло»)) Молодцы!
20:35
+2
это жена решила, а ваш рассказ многое напомнил, благодарю smile
02:29
+1
Очень сильно написано. Спасибо автору. Читаю Ваш рассказ и поглаживаю свою Мелису, черную кошку пяти лет и даже думать не хочу о том что будет с ней потом. Мы её взяли маленьким и напуганным котёнком. Он шипел и прятался от нас а на руки дался только после пяти лет жизни с нами. И вот ту сцену с пойманой мышью мы наблюдаем почти каждый день.
Очень хорошо описали. Те же чувства и у нас к нашей кошке. Спасибо ещё раз.
06:40
И вам спасибо!!! Мы тоже потом взяли кошку, правда не чёрную, а серую, полосатую… Ох же и вредный характер у неё оказался… Хотя тоже нежная, но с чертовщинкой… Такие они, разные… С уважением, Денис.
18:24
+1
Последняя фраза в рассказе — очень сильная.
На мой взгляд написано немного высокопарно. Тут и так очень сильные эмоции, они сами за себя должны говорить. Мне кажется, что чем более сильную эмоцию описываешь, тем более простыми должны быть слова. Но, возможно, это только мой пунктик.
Душевно, конечно. Я вас очень понимаю. У меня умирала собака. Я носила ее на руках, а потом согласилась на укол, чтобы сократить ее страдания… Прошла два года, а я все еще по ней плачу, по моей Агате, весом в три килограмма, но с сердцем льва…
19:31
возможно и высокопарно… но такая уж получилось конструкция рассказа по воспоминаниям…
Загрузка...
Маргарита Чижова №1

Другие публикации