МАГИЯ СТИХИЙ. Глава 17.

Автор:
kimmeriec
МАГИЯ СТИХИЙ. Глава 17.
Аннотация:
Имеющий уши да услышит, имеющий глаза да увидит.
Евангелие от Матфея.
Никогда не стоит никому ничего объяснять. Тот, кто не хочет слушать, не услышит и не поверит, а тот, кто верит и понимает, не нуждается в объяснениях.
Секреты успеха великих.
Текст:

                                                       СЕАНС 17.

Месяц, проведенный под руководством Грехема, был для Уго поучительным и интересным. Грехем был неистощим на выдумки. То они переносились в горы, где находился вулкан. И Грехем учил молодого мага, как определять готовность вулкана к извержению. При этом, Грехем говорил, что не всегда нужно полагаться на ощущения. А потому учил Уго магическому зрению, с помощью которого были видны все внутренности вулкана.

Там же в горах Грехем показывал, как из россыпей камней с помощью искусства трансформации создавать подобия людей и руководить ими для собственной пользы.

Показывая на горы, Грехем пояснял, как можно обнаружить готовую к обвалу каменную осыпь. Также учил, как обвалить эту осыпь, если в том возникнет необходимость. Или наоборот, как удержать ее от обвала. А если все-таки обвал начался, как минимизировать потери для себя.

Также Грехем показывал, как можно обнаруживать в горах входы в систему ходов, которые нарыли гномы. А уже, будучи в этой системе, как правильно ориентироваться в системе лабиринтов в отсутствие светил.

Наконец, Грехем с помощью заклинаний и пассов прорыл тоннель. При этом он обратил внимание на то, что тоннелем можно пользоваться как для бегства от противника, превосходящего силой или числом, так и для того, чтобы заманить противника в тоннель, да и засыпать его там, на веки вечные.

По мелочи можно вспомнить обучение созданию каменных валов, которые могли быть как линейными, так и круговыми; бросание мелких и крупных кусков горной породы на расстояние и меткость, формирование «кулака силы» из силы земли, которым можно разнести любое препятствие.

После этого они перенеслись в пустыню… каменную пустыню, наподобие той, через которую Уго и Ванн Ян пробирались после выхода из леса. И здесь Грехем объяснял, как слушать землю с тем, чтобы обнаружить в ней напряжения, способные привести к землетрясению.

После этого, они перенеслись на побережье океана, который буквально поразил Уго своей огромностью. По сравнению с ним, озера в его местности, казались обыкновенными лужами. Перенеслись же к океану, они не просто посмотреть на то, как волны океана бьются в прибое. Забравшись на одну из сопок, они наблюдали интересное, и в тоже время страшное явление, которое Грехем назвал цунами. Началось все с того, что в какой-то момент вода отхлынула от берега более чем на километр. И по открытому дну ползали различные морские животные и подпрыгивали рыбы, вдруг, оказавшиеся на суше. Где-то через полчаса, океан буквально вздулся, образовывая гигантской высоты волну. В какое-то время Уго стало страшно от мысли, что волна может подняться на уровень вершины сопки, и смыть их. Но посмотрев на спокойное лицо Грехема, он успокоился. И действительно, волна поднялась метров на десять в высоту и выплеснулась на берег, снося все на своем пути. Но до сопки она не добралась, а растеклась лужею, которая плавно скатилась обратно в океан, утаскивая все, что можно было утащить.

Пока они наблюдали за цунами, Грехем объяснил, что эта волна образовалась вследствие землетрясения, произошедшего далеко в океане. Такие землетрясения часто сопровождаются смещением земных слоев, что и порождает цунами.

После этого Грехем снова перенес магов в каменистую пустыню, где на них навалилась песчаная буря. Так как она несла красную почву, то у Уго возникла ассоциация с концом света. На Грехема буря не произвела особого впечатления, зато была им использована для учебы. Он показал, как из самой же бури извлекать землю и с ее помощью создавать подобие купола, который помогает переждать бурю в более-менее комфортных условиях.

В заключение, Грехем перенес магов в реальную песчаную пустыню. Здесь, как в горах и в каменистой пустыне, маг земли учил Уго поиску гномьих лабиринтов… на тот случай, если придется неожиданно для противника покинуть поле боя. Также Грехем учил, как создавать пылевые бури и как их останавливать. Не забыл маг земли и про зыбучие пески, показывая, как можно устранить эти пески, превратив их в обычный песок, и, наоборот, как из обычного песка можно сделать пески зыбучие.

Нельзя не вспомнить и о том, что перед каждой практикой Уго занимался накоплением силы земли, лежа либо на голой земле, либо на плато в каменистой пустыне, либо на песке среди барханов. Грехем уделял этому моменту повышенное внимание, с тем, чтобы Уго не перебрал с накапливанием силы земли. Все-таки, Уго был магом воздуха – стихии противоположной воздуху. И перебор силы земли мог повредить балансу стихий в организме Уго.

Помимо этого, Уго, в свободное время изучал магию самоцветов. А в другую тетрадь, выданную Грехемом, Уго записывал новые заклинания. Когда же Уго с удивлением спросил о необходимости тетради, ведь и Вангра и Ванн Ян делали упор на запоминание ритуалов и заклинаний, Грехем закатил целую лекцию о пользе записей. Начал он с того, что любой маг-стихийник обязан быть ясновидящим, ощущающим состояние окружающего его пространства. При этом, чем сильнее маг, тем большие объемы пространства он может контролировать. Поэтому маг заранее знает о попытках силового воздействия на него. Так что времени для подготовки отпора и выработки тактики поведения вполне хватит. А если так, то держать в голове десятки заклинаний и ритуалов никчемушная работа. К тому же подсознание может в самый неподходящий момент впасть в ступор, и не выдать «на гора» нужное заклинание. Так зачем перегружать свои мозги, когда их вполне можно записать в тетрадь, и, по необходимости, извлекать из тетради то, что нужно?

- Опять же,- утверждал Грехем, - со временем заклинания и ритуалы со временем устаревают и перестают работать. И чтобы их извлечь из мозгов, нужно заниматься перепросмотром, что требует и времени и сил. А заклинание из тетрадки или описание ритуала в случае устаревания просто зачеркивается и забывается… красота.

Резон в словах Грехема был. Потому Уго принял его совет, и не пожалел в дальнейшем, хотя, конечно, в его мешке книг и тетрадей становилось все больше. И тут Грехем снова пришел на помощь. Он научил Уго, как можно уменьшать книги, а также, как их можно увеличивать при необходимости. В результате, толстые талмуды превратились в маленькие книжечки, которые Уго прятал в отдельном мешочке.

- Запомни, Уго, это только в магии воздуха и магии огня маги могут обходиться без записей. Оно и понятно, почему. Они же считают себя ментальными магами, вот и рассчитывают на свой менталитет.

- Грехем, как бы, между прочим, замечу, что я тоже маг воздуха.

- Потому и говорю это тебе, чтобы не повторял чужих ошибок. Насколько я знаю, Ванн Ян собирается познакомить тебя с магом огня. Не спорю, маги огня быстры и умом и в действиях. Но предусмотрительность еще никому не мешала. И заранее подготовиться к встрече с противником пойдет на благо магу любой стихии. Потому считаю целесообразным, чтобы маги-стихийники имели тетради для записей ритуалов и заклинаний. Кстати, многие простые маги уже давно делают подобные записи. И, не думаю, что сожалеют об этом.

Под конец месяца Грехем стал рассказывать о талисманах и амулетах.

- Ты видел амулеты на шее Ванн Яна? Моя работа.- Грехем даже приосанился. – И, насколько я знаю, они уже несколько раз выручали Ванн Яна из беды.

- Кроме того, амулеты могут играть особую роль в боевой магии. Например, брошенная фигурка дерева, может в один момент поставить заграждение из леса перед набегающими врагами и магом.

- Но ведь и набегающие могут обладать заговорами, которые уничтожат этот лес.

- Конечно, могут. Но на это нужно время. И это время работает на мага-стихийника. Пока его враги уничтожают лес или озеро, или расщелину в земле, а маг может их создать по очереди, у него появляется время для отступления – через ту же систему гномьих каналов.

- А я видел, что Ванн Ян по амулетам на шее узнает о погоне.

- Есть и такое. Для этого я навесил несколько специальных амулетов. Так что, как видишь, амулеты и талисманы вещь полезная. К тому же, если нет необходимости, их можно держать в мешке, много места не займут.

- Да, Ванн Ян до поры держал свои амулеты в мешке.

В общем, они сошлись на необходимости иметь тетрадь с записью значений амулетов и талисманов, а также условий их применения.

Но все когда-то подходит к концу. Подошел к концу и месяц обучения у Грехема.

И однажды после пробуждения Уго увидел, что стол завален снедью. Это было настолько удивительно, что Уго сразу не нашел, что сказать. Он уже привык к легким завтракам и не менее легким ужинам. А тут было навалено столько всего, что можно было есть дня два.

- Грехем, что все это значит? – Спросил Уго показывая на столовый разносол.

- А то и значит, что твоя учеба под моим руководством закончилась и пришла пора возвращаться к Ванн Яну. Он, поди, заждался. Так что наедайся вволю, потому, как вряд ли еще где тебя так накормят.

Уго подсел к столу, где уже сидел Грехем и они в абсолютном молчании стали поедать сотворенную Грехемом пищу.

Когда Уго наелся, он взглянул на Грехема, ожидая дальнейших действий мага земли. Но все прошло как-то обыденно.

- Прощевай, младший брат, - сказал Грехем. – Не поминай лихом, если что было не так. Глядишь, еще и встретимся – пути Творца неисповедимы.

После этого Грехем стукнул ладонью по столу, и Уго моментально оказался в пещере с источником. Оглядевшись, он обнаружил Ванн Яна, спящего недалеко от места, где Уго обнаружил источник. Но стоило Уго появиться в пещере, Ванн Яна зашевелился и раскрыл глаза.

- Прибыл?

Ванн Ян живо вскочил на ноги и подошел к Уго. При этом вел себя как-то странно. Он внимательно осматривал Уго со всех сторон. И тому показалось, что Ванн Ян даже принюхивался. Спустя некоторое время он выдал вердикт:

- Насытил тебя Грехем своей стихией по самую макушку. Такое ощущение, что она у тебя из ушей лезет. Не ощущаешь тяжести? Нет? Это пока. Спустя сутки-другие эйфория пройдет, почувствуешь и тяжесть и неудобство. Ты все-таки маг воздуха, и такой перекос в сторону одной стихии непозволителен, и даже вреден. Так что раздевайся, будем смывать излишки стихии земля.

- Совсем раздеваться?

- Совсем, здесь стесняться некого.

Уго разделся  и Ванн Ян повел его к выходу из пещеры. У самого выхода Уго услышал шум воды. Выйдя из пещеры, он обнаружил, что прямо у выхода протекает бурный поток горного ручья, который через пару десятков метров срывается вниз, образуя в воздухе сверкающую феерию из воздушных капель.

Подведя Уго к ручью, Ванн Ян показал на место у берега:

- Не бойся, что унесет течением. Здесь яма метра полтора, ныряй в нее, а руками держись за берег.

Уго прыгнул ногами вперед. При входе в воду тело обожгло холодом. Вода была буквально ледяной. Он попытался выпрыгнуть обратно, но не тут-то было. Рука Ванн Яна ухватила его за волосы и прямо-таки заставила нырнуть в поток с головой. Секунд через десять Ванн Ян потянул Уго за волосы на поверхность. И, когда тот вынырнул, еле дыша от спертого дыхания, Ванн Ян подождал, пока Уго станет более-менее ровно дышать, и снова «макнул» его с головой. А потом еще. И только после третьего раза Ванн Ян потянул Уго за волосы настолько сильно, что тот выбрался на берег, чуть ли не в прыжке. Его всего трясло от холода, но Ванн Ян, казалось, не обращал на это внимание, как и на то, что кожа Уго покрылась пупырышками.

Впрочем, Ванн Ян заметил:

- Т-э-э-к-с, кожа красная – это хорошо. Сейчас пойдет реакция.

И действительно, изнутри буквально ударило жаром. Куда и озноб делся? Ванн Ян удовлетворенно хмыкнул и показал на камень рядом с тем, на котором сидел сам.

- Я слегка переусердствовал и наполнил тебя избытком влаги, потому что завтра потру нам предстоит водное путешествие. Ну, и заодно избавил от излишков стихии земля. Ни к чему они тебе.

Немного помолчал и сказал:

- Грехем сообщил, что ты интересуешься боевой магией. Что тебе в ней интересно?

- Всё, - выдохнул Уго.

- Ну, за всем – это к магу огня, к тому же Ванн Я. Я расскажу тебе о боевой магии с точки зрения мага воды. Для начала немного вступления.

Боевой магией интересуются… и применяют практически все категории магов, вне зависимости от уровня развития. Различается лишь тактика применения магии в реальном бою.

Маги третьего уровня стараются не вмешиваться в реальные бои, а служат, скорее, охранителями, не давая вмешиваться в бои враждебным магам со стороны. Если они сопровождают войско на битву, то их работа начинается гораздо раньше, чем основные силы сойдутся в поединке.

- А более конкретно можно?

- Ну, скажем так, пока поединщики заводят воинов на предстоящую битву, боевые маги сторожат свое войско от посягательств магов противника. И если они видят, что в пространстве появилась вязь заклинаний направленная против их войска, то они вступают в борьбу, стремясь расплести уже созданные заклинания, а если получится, то уничтожить. Это очень сложная работа. Но самое печальное, что закрепить ее можно только применением магии крови.

- Что это значит?

- Атакующий маг, чтобы закрепить свои заклинания совершает самоубийство специальным ритуальным ножом. Защищающийся маг делает тоже самое, чтобы развеять чары атакующего.

- То есть, погибают оба?

- Обычно, оба.

- А если с той или другой стороны есть замена, т.е. второй маг такого же уровня, то как в этом случае разворачиваются события?

- Так и ходят по двое. Но чтобы оба были третьего уровня – это редкость. Обычно вторым является маг второго уровня. А потому его возможности плести заклинания весьма ограничены. А вот расплести заклинания может и маг второго уровня. Так что у защищающихся обычно преимущество в устранении опасности со стороны атакующих магов.

- Понятно. А если маг третьего уровня сталкивается с опасностью для своей жизни в обыденной жизни. Например, ему устраивают ловушку. Как он действует?

- Маг третьего уровня ощущает ловушки заранее. И, естественно, не идет туда, куда его заманивают. Если, конечно, у него нет каких-то своих планов. Ведь любая ловушка это искажение пространства, а я, да и Грехем много раз тебе говорили, что удержание гармонии пространства является непременным делом мага третьего уровня. Другое дело, если маги второго и, тем более, первого уровня. Объемы пространства, которые они контролируют, весьма ограничены. Потому втянуть их в ловушку можно. Хотя маги тоже ее обнаруживают заранее, еще до того, как попадут в эту ловушку. Так что времени обдумать свое положение более-менее достаточно.

- А о чем он должен думать?

Ванн Ян удивленно посмотрел на Уго:

- О том, принимать бой или уклониться от него, естественно.

- То есть и в этом случае есть возможность уклониться от стычки?

- Возможность уклониться есть всегда. Но ты забываешь о том, что чем ниже уровень развития мага, тем выше его самолюбие. А у магов первой ступени оно бывает очень раздутым, что не позволяет им принять разумное решение. И они влипают в неприятности, из которых им приходится выкарабкиваться.

- И что они делают?

- Прежде всего, привлекают пространство себе в помощь. Есть ряд ритуальных шагов, поворотов, разворотов, подпрыгиваний и прыжков, совершая которые в определенной последовательности, маг накапливает силу из пространства. Проще говоря, получает помощь своей ведущей стихии.

- То есть все эти действия совершаются до начала схватки?

- Не только. Все маги, кроме магов земли, изрядно тратятся на оборону, а, тем паче, нападение. Потому даже в процессе схватки они вынуждены совершать определенные действия, чтобы подпитаться своей стихией.

- Что интересно, со стороны, такая схватка кажется обычной дракой, в которой противники наносят друг другу удары руками и ногами. Но сторонний наблюдатель даже не догадывается, что основным в ударе рукой или ногой, является не сам удар, потому как он имитация, а тот энергетический посыл, который сопровождает удар рукой или ногой. Именно здесь и происходит максимальный расход энергии. Потому многие маги предпочитают начинать схватку с обороны, дожидаясь пока противник выдохнется, и ему понадобится своеобразная «перезарядка» новой порцией энергии. И вот тут главное уловить этот момент и нанести сокрушающий удар по ослабевшему противнику.

- И, что есть описание защитных и атакующих движений?

- Множество. Дело в том, что маги второго и первого уровней помимо основной работы часто открывают школы боевого мастерства… обычно в городах. Основной задачей этих школ является отыскание даровитых юношей, способных заниматься боевым искусством. Через увлечение им юноши вовлекаются в школу, а затем и в храм, где проходят обучение и получают соответствующую своему уровню развития ступень.

- Ты хочешь сказать, что школы являются своего рода заманухами, через которые поставляются новые претенденты в маги?

- Скажем так, одной из заманух. Если проанализировать количество магов разных уровней, то магов третьего уровня всего ничего – не более одного процента от всего количества магов, магов второго уровня уже процентов пятнадцать. Все остальные – это маги первого уровня.

- Ого, целая армия.

- Армия и есть. Точнее, армии, которые подчиняются магам третьей ступени. Именно их маги посылают друг против друга, сами же предпочитают ожидать исхода битвы, находясь подальше от места сражения.

- Ну, это же несерьезно, получаются какие-то бесправные наемники. Неужели среди магов первой и второй ступеней не возникает недовольство такой системой управления?

- Среди магов первой ступени я такого не помню, а вот среди магов второго уровня бывают случаи бунта, точнее, дезертирства. Они покидают свои кланы и сбиваются в вольные стаи, которые неподконтрольны никому.

- И чем же они занимаются?

- Иногда нападают на тыловые части воинских колон на марше, но чаще делают набеги на города и деревни соседних государств.

- То есть занимаются откровенным грабежом?

- Можно сказать и так.

- Но ведь их же рано или поздно переловят или перебьют.

- Обычно так и бывает. Но как говорят эти отступники – свобода для них, прежде всего. К тому же переловить или перебить их бывает очень сложно – ведь они маги, часто неплохие, знатоки воинских искусств. Есть легенда, что один правитель в древности, собираясь идти в длительный поход на завоевание соседних земель, решил извести этих отступников. Ибо они, располагаясь на границе его государства, постоянно делали набеги на приграничные области. Потому прежде, чем идти в поход, пошел войной на отступников. Дело было в степях. Правитель несколько месяцев гонялся за отдельными отрядами, пытаясь принудить их к битве. Но они все время ухитрялись ускользнуть от погони. В конце концов, правитель вынужден был, несолоно хлебавши, повернуть обратно, потому что за время погони его армия сократилась на треть. И больше частью не от боестолкновений, а от болезней. Ибо найти свежие источники воды не удавалось, а вода, взятая с собой начала тухнуть, вызывая страшные болезни. Стало тухнуть и взятое в поход мясо, так что войско встало перед реальной проблемой голода.

- И что эти… э-э-э… вольные люди, так и не вступили ни разу в открытый бой?

- Вступали и не раз. Но чаще всего в тех случаях, когда деваться было некуда. Ведь войска правителя намного превосходили … вольных людей. Потому время от времени им удавалось окружить ту или иную группировку, коих было немеряно. Когда вольные люди понимали, что окружены, они меняли тактику. Применяя магию земли и магию трансформации, они делали свои тела неподверженными ни стрелам, ни копьям, ни мечам. А для устрашения, они сбрасывали рубахи, оставаясь только в штанах. К тому же нужно сказать, что они были великолепными воинами. Многие владели техникой работы с двумя мечами одновременно с двух рук. Правда, эти мечи были облегченными, но это нисколько не умаляет достоинств вольных людей.

- И как же они вырывались из окружения?

- Ты не поверишь. Они разворачивалась в одну линию, и бесстрашно шли на строй врага. В результате, они прорубались сквозь строй, нанося войскам правителя страшный урон, чем вводили войска в шок. И пока враг приходил в себя, вольные люди отрывались от погони и уходили в степь.

Нужно сказать, что вольные люди в совершенстве владели искусством трансформации. Если им не удавалось уйти от погони. Они превращались в дубы, и войско противника проезжало мимо. А если их нагоняли у реки или озера, они втыкали копья в землю, создавая иллюзию густого камыша. Иллюзия была настолько совершенной, что никому и в голову не приходило, что за этой иллюзией прячутся вольные люди.

Наконец, некоторые из вольных людей в совершенстве владели ментальной магией. И могли, посланные за ними войска, заставить развернуться. При этом предводители этих войск не могли внятно объяснить причину своего поведения.

- Ну, и естественно, что вольные люди были доками в ясновидении.

- Все что ли?

- По крайней мере, некоторые точно. Они заранее узнавали, какие напасти им готовят враги, что позволяло выработать правильную тактику, а также вывести из-под удара свои семьи.

- Вольные люди имели семьи?

- Нет, они не имели. Более того, давали клятву не влюбляться, так как считалось, что любовь к женщине расслабляет вольного человека. Он теряет бдительность и силу, необходимые в бою, что рано или поздно приводило к гибели.

Но вокруг вольных людей было много мирян, которые бежали от своих хозяев. Эти миряне имели семьи.

- Из твоего рассказа следует, что вольные люди умели работать с различными заклинаниями. Так ли это?

- Более чем умело. Они могли наводить на противника морок, и тот в результате, видел только то, что ему навязывали вольные люди. Особенно много заклинаний применялось из магии земли. А чтобы усилить эффект заклинаний, вольные люди насыпали в сапоги земли из той местности, где жили. Собственно, упомянутый ранее феномен превращения в людей, которых ни стрела, ни меч не берет, как раз из магии земли.

Внезапно на Уго навалилась усталость. Глаза слипались, как не пытался Уго их разлепить.

Ванн Ян, заметил состояние Уго.

- А вот и реакция на купание пришла. Отправляйся в пещеру поспи, потом, если появятся вопросы, продолжим.

Уго пошел в пещеру, оделся, осмотрелся, нашел свой мешок, бросил его под голову, улегся на камни пещеры и тут же заснул.

0
22
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Наталья Маркова №1

Другие публикации