Дар бога

Автор:
Irynne
Дар бога
Текст:

Утренний туман клубился над лугом, оседая на траве тяжёлыми каплями росы. За белой мягкой пеленой не видно было леса. Что-то тёмное нарисовалось в густом мареве, словно туман становился гуще и плотнее. Наконец, тяжело ступая, из белой завесы появилась сутулая фигура шамана. Он шёл медленно. Казалось, трава мешает ему передвигать уставшие ноги. Дошагав до своей хижины, он тяжело опёрся рукой о заросшую мхом стену и опустился на большой валун у входа.

Шаман сидел неподвижно, опустив голову и уронив морщинистые руки на колени. Всю ночь он говорил с богами, уговаривал их сменить гнев на милость и не дать его роду умереть. Люди уходили и уходили в тёмный мир один за другим. Род потерял почти всех охотников. Самые сильные и крепкие гибли нелепо и непонятно: от удара молнии, упавшего дерева, случайно пущенной стрелы… А ведь приближались холода, когда род кормился тем, что удалось вырастить летом в поле и тем, что добывали мужчины на охоте. Кто будет охотиться? Да и в поле скоро некому будет работать.

Скрипнула дверь соседней хижины. Седой старик опустился на валун рядом с шаманом. Они сидели молча, словно боялись: один – спросить, второй – ответить. Наконец шаман устало и тихо произнёс:

- Боги требуют жертву.

Вождь поднял глаза на шамана. В его взгляде мелькнул страх:

- Жертву? Мы ведь приносим жертвы на каждой полной луне и даже чаще! Самых лучших животных, добытых охотниками! Лучшую птицу, козлят… Богам мало? – в голосе вождя прозвучал плохо сдерживаемый гнев.

- Боги требуют другую жертву, - таким же бесцветным голосом повторил шаман.

Вождь тяжело вздохнул. Спорить с богами нельзя. И если одна жертва поможет остановить несчастья, уничтожающие его род, нужно исполнить желание богов.

Шаман встал и повернулся ко входу в хижину, всё так же тяжело опираясь о бревенчатую стену. Уже открыв дверь, он, не оборачиваясь, тихо произнёс:

- Сын Светлого.

Седой вождь ещё ниже опустил плечи. Сын Светлого был надеждой рода. Он был ещё юн и неопытен, но уже бегал быстрее всех и никогда не возвращался с охоты без добычи. Но боги так хотят. Нужно выполнить их волю.

Когда солнце закатилось за тёмную стену леса, шаман и юноша, которого отец в детстве назвал Быстрым, словно угадав его способности, отправились в путь. Юноша знал, что его ждёт, но покорно шёл за шаманом, хотя в больших и тёмных глазах его читался ужас. Они шли долго. Тропа исчезла, вождь вёл юношу одному ему известной дорогой к месту, где он говорил с богами, куда-то в глубину леса.

Наконец в тусклом свете луны перед ними возникли грубо вырезанные из дерева фигуры. Древние боги, которым поклонялся род с изначальных времён, казались грозными и мрачными. Шаман остановился перед изваяниями и склонил голову. Быстрый стоял позади него, с ужасом глядя в неподвижные лица тех, с кем ему вскоре предстояло встретиться.

Наконец шаман поднял голову и сделал шаг назад. К счастью, боги не требовали от него кровавого ритуала. Он обернулся к Быстрому и положил руку ему на плечо:

- Боги выбрали тебя. Ты должен помочь роду. Пусть боги останутся довольны.

Быстрый наклонил голову. Шаман взял его за запястье и повёл к высокой сосне за изваяниями. Там он повернул юношу спиной к дереву и крепко привязал его кожаным ремнём. Затем, не оборачиваясь, шагнул в лес, и Быстрый остался один на один с безмолвными изваяниями.

Ремни впивались в тело, но он ничего не чувствовал. Безуспешно вглядываясь в густую темноту ночи, юноша пытался рассмотреть того, кто придёт забрать его. Ночной лес за его спиной был полон звуков. Он старался не дышать слишком громко, но ему казалось, что его дыхание слышало каждое существо в лесу. В каком обличье придёт за ним грозный Айгэ? Будет ли это огромный вепрь, разрывающий клыками плоть и забирающий душу жертвы? Или на этот раз обернётся могучий Айгэ птицей и выклюет ему глаза? Сердце Быстрого бешено колотилось в ожидании неизвестного. Наконец, когда небо на востоке начало светлеть, голова юноши упала на грудь. Он забылся тяжёлым и тревожным сном.

Разбудил его солнечный луч, пробившийся сквозь густые верхушки деревьев и упавший ему на лицо. Быстрый обессиленно поднял голову, медленно открыл глаза.

- Пить хочешь?

Юноша вздрогнул. Спиной к нему у потрескивающего костра сидел человек. Звериная шкура небрежно наброшена на мощные плечи. Темные волосы без проблеска седины. Он задал вопрос, не оборачивая головы, но Быстрому казалось, что человек пристально смотрит на него. Он сглотнул и едва слышно, пересохшими от жажды губами, прошептал:

- Хочу.

Мужчина поднялся на ноги. Он был высок и мускулист, но смотрел на юношу немного устало и снисходительно. В его руке блеснуло лезвие ножа. Быстрый вдруг рухнул на мягкую хвою под сосной, к которой до этого был привязан. Кожаные ремни больше не удерживали его. Руки и ноги занемели. Мужчине пришлось самому поднести к его губам флягу. Юноша жадно пил, пока не выпил всю воду. Затем с усилием попытался сесть. Мужчина помог ему, прислонив спиной к той же сосне, к которой Быстрый был привязан всю ночь.

- Кто ты? – спросил юноша своего спасителя.

Человек усмехнулся и пошевелил веткой угли костра.

- Зови меня Айгэ.

- Ты заберёшь мою душу?

Айгэ усмехнулся:

- Зачем мне твоя душа?

- Но ведь ты просил жертву. И шаман привёл меня.

- Мне не нужна твоя душа, - усмехнулся Айгэ. – Я не собираю души.

- Ты убьёшь меня?

Айгэ смотрел куда-то вдаль, где над лесом поднималось солнце, и молчал.

Быстрый дрожащим голосом повторил:

- Убьёшь? Моему роду нужна помощь. Охотники умирают. Умирают их жёны и дети. Помоги им. Шаман сказал…

- Шаман? Ваш старый шаман – мудрый человек. И послушный. И ты послушный. Шаману велели привести жертву. Лучшего молодого охотника, надежду рода. И он не стал спорить. Он взял тебя и без верёвки привёл на заклание. Почему ты не убежал по дороге? Почему покорно шёл за ним?

Юноша растерянно смотрел на Айгэ. Он не понимал, что так разозлило бога.

- Разве… Разве у меня был выбор? Роду нужно помочь.

- Выбор есть всегда. У вас – всегда. – Жёстко сказал Айгэ.

- У нас? Мы подчиняемся богам. Тебе подчиняемся… И старейшине… И шаману. Ведь шаман говорит с тобой.

- А что будет, если ты не послушаешь шамана? Или старейшину? Что будет, если пойдёшь своей дорогой? Если бы ты умер сегодня, разве твоему роду стало бы лучше?

Быстрый молчал. Он не понимал, чего хочет от него бог его рода, всемогущий Айгэ. А тот горько усмехнулся и взглянул юноше в глаза, словно пытался увидеть в них что-то, глубоко спрятанное.

- Какую дорогу ты бы выбрал себе сам, если бы шаман не привёл тебя сюда?

- Я стал бы охотником. Как мой отец. И даже лучше! Я не знал бы усталости, выслеживая зверя!

- Ну, так иди!

Юноша с недоверием смотрел на Айгэ. А тот повторил более настойчиво:

- Иди! Научи их выбирать! Ну же…

Быстрый, пошатываясь, поднялся на ноги. Деревянные истуканы богов плыли перед глазами и, казалось, смеялись юноше в лицо.

- Не всё в руках богов, - тихо сказал Айгэ и ободряюще улыбнулся.

Быстрый медленно повернулся и на ещё слабых ногах направился в сторону дома.

Айгэ снова уселся у костра, подкинул хвороста в огонь, прикрыл глаза, и, не разжимая губ, замычал какую-то заунывную песню, медленно раскачиваясь из стороны в сторону. Песню о том, как большому богу маленького рода удалось подарить человеку то, чего у него самого не было.

+4
94
09:26
+1
очень хорошо и с точки зрения идеологии тоже, со всех сторон хорошо thumbsup
09:41
+2
Спасибо! blush
Идеологически спорно (а что не спорно?!), но достаточно убедительно.
17:26
Да чего спорно-то? Бог, если это бог, конечно. и должен о детях своих заботиться рабы ему без нужды, он же Вселенную сам создал, а вот наставлять чад своих, это святая обязанность родителей. wink
Это который из них (в рассказе ведь всё время «боги», а не «бог») вселенную создал? И дети эти «свои» — чьи именно? Да и «рабы ему без нужды» — весьма спорное утверждение.
19:55 (отредактировано)
Множественность богов уже от личного восприятия человека. Он воспринимает его видимые воплощения за отдельные божества. Если же брать именно Творца, то он один, хотя и проявляется в различных образах. Поскольку Творец слишком всеобъемлющий, то человеку просто приходится втискивать его образ в свой ассоциативный ряд. Теперь насчёт рабов: что он с ними будет делать? Зачем они ему? Если для созидания, то он сам может всё сотворить, а если для поклонения, то неужто он страдает тщеславием? smileКонечно всё это работает, если человек допускает существование Бога, у атеистов всё по другому, хотя атеизм имеет все признаки религии, даже свои агрессивные фанатики имеются jokingly
Irynne
12:01
+2
Да нет здесь идеологии))) Нет ничего об идеях социальных классов и групп. Просто, история…
21:52
случайно или по умыслу, но очень удачно освещены многие аспекты жизни общества, в частности полная бесполезность и даже вредность жрецов, как лишнего звена между человеком и богом wink
21:55
Меня больше волновал вопрос свободы или покорности року, чужой воле.
22:02
так свобода в этом и есть, в выборе для самого себя, что и было преподано вьюношу неразумному
22:05
+1
Главное, чтобы усвоил))
22:50
Красивая история. Так или иначе, я думаю, Боги роду нужны. Но не стану вкапываться в историческую подоплеку — понимаю, что рассказ о нас скорее, чем о предках. И тут… Согласен. Пути мы должны выбирать себе сами. Никто лучше нас нас ведь не узнает. Жертва нужна всё равно — но пусть она ограничивается сознательным личным выбором. Всё таки прожитую жизнь тоже можно принести в жертву.
Спасибо — не озадачивался никогда особо подобной гранью этой темы.
07:37
Жертвенность — тоже, в общем, одна из крайностей, свойственная не только людям. Только у людей жертвы часто бессмысленные. И только мы приносим жертвы в угоду богам или идеологии. А ведь боги не требуют жертв. Это мы думаем, что им жертвы нужны.
Недавно по развалинам Эфеса шастала. Для меня стало открытием, что греки приносили человеческие жертвы богам. Причём, обильные жертвы. Спасло ли это город? Нет. Гора накрыла Эфес, море ушло…
Загрузка...
Илона Левина №2

Другие публикации