Письмо в никуда (чистовая версия)

Автор:
andrey.milyutin
Письмо в никуда (чистовая версия)
Аннотация:
Она любит его, а его нет! Давно, очень давно он ушёл в лучший мир, оставив ей на память горькое разочарование, свой мумифицированный труп и призрачную надежду...
Текст:

Здравству-уй Мой Милый!

Пишу-у очередное послание в Твой адрес. Вновь вспоминаю Тебя…

Я поживаю так же. Скриплю по мере сил и возможностей, вспоминая проведённые с Тобой годы. Как же я, как же Мы были с Тобой счастливы – молодые и полные сил. Совершенства дополняющие дру-уг дру-уга!

И пу-ускай, ярких мгновений в нашей короткой жизни было не слишком много, они ослепительной вспышкой освещают мою спокойну-ую и деловиту-ую жизнь. Они греют мою израненну-ую ду-ушу-у, сохранённые в самой глу-убине моего естества.

Знаешь, Милый, порой приятно, оку-уну-уться в мир прошлого. В мир безу-удержных грёз, с неизменной горечью прекрасно понимая - их никогда не верну-уть. Я время от времени прокру-учиваю в своей памяти эти яркие мину-уты. Оживаю вновь. Кажется вот-вот Ты, коснёшься меня теплой ладонью… У-улыбаясь, войдёшь в шлюз… У-увы, это только мечты! Я понимаю, и прекрасно даю себе отчет в том – «Ты у-ушёл навсегда и больше не вернёшься!» Больно осознавать - я осталась одна! Без Тебя! Где-то в своём сердце, я верю, я знаю - Мы однажды встретимся и эта вера, малая толика простой у-уверенности придает силы для следу-ующего витка-а-а…- тка-а-а… ка-а…

Мазёвый хаер! Вспоминаю. Няшный фейс ! Поверь, кекс, это ништяк! Косуха, рыжие цацки и фикса в пасти - я в ауте! На разборках, Ты открывал варежку, поливая матом, вкатывая босоте по самое «не могу». Чёрт, если бы Ты только знал, Ты - отпад! Поверь, это не порожняк. Во время махаловки, мы с Тобой на пару, такое творили. Уши в трубочку заворачивались. Варяги толпой валили с нашей хаты! Как мы их гасили. Чёрт, мы были едины и я кайф ловила, слышь ты, чувак - было классно!

Я Тебя пацик помню. Чума, почему всё, сдохло?! Я не сумела Тебе забашлять, а Ты не вернул должок. Как так? Какого хрена? Да, я на стены кидалась, мучилась, а Тебе хоть бы хны. Да, тупила, не понимала, что за хрень со мной твориться. Ты, Бляха-муха, командир этой охренной тачки, а я сучка, не имеющая тела. Тормозила, прикидывала нос к носу. И дождалась… Всё сдохло…

В первый раз, осознав свою непонятку к Тебе, до жути застремалась.

«Какого хрена?!» - спросишь Ты.

Да, нет, придурок - я оказывается, баба! Фуфло и пустышка…

Я думала, мы не расстанемся и подохнем вместе. В общем – вешайся, я забила стрелку, иду за Тобой и это не шиза-а-а… за-а-а… за-а…

Да, я подглядывала за вами, Ваше Превосходительство, постоянно находилась рядом с Вами. А что мне оставалось делать? Вы круглыми сутками занимались муштрой, гоняя нерадивых матросов, тысячи чертей им в глотку! Изредка, прерываясь на отдых. Нужно сказать, это время являлось самым любимым временем для меня, смотреть на Вас и любоваться Вами. А на камбузе – ловко же вы швыряли горелки в толстую физиономию кока. Я-то знаю, куда подевались излишки, подточенные нерадивым. Пожрал собака и спрятал в кладовой. Самое смешное, он так и не сумел ими воспользоваться. И почему, Вы при своей неограниченной власти не смогли вывести непутёвого на чистую воду? Ловко же проныра обвёл Вас вокруг пальца.

Я умилялась в улыбке, смотрела, как Вы силились вспомнить одну из переменных величин. А подсказать, увы, не могла – команды не было! Во время сна, Ваше целеустремлённое и волевое лицо разглаживалось, и Вы походили на своего золотистого ретривера. Он, как и я, постоянно находился рядом с Вами. В память с далёких полей Полтавщины. В память Земли.

А две пожелтевших бумажных фотографии на тумбочке, в Вашей спальне. Вы подолгу разглядывали и вглядывались в них. Кто на них был изображён? Невеста? Любимая? Мама? Теперь, не важно. Это всего лишь потёртая бумага, с обтрёпанными краями.

Я гордилась Вами, осознавая факт нашего единства. Как бы глупо это не звучало. Но это так. Один Ваш взгляд и в моей душе играли бравурные марши - вот что значит настоящая дружба. Ваше Превосходительство Вы были моим идеалом! Я всегда равнялась на Вас. Предчувствуя Ваши желания. Мы чудесно проводили время. Почему? Почему всё оборвалось? Так внезапно. Сейчас уже никто не сможет ответить. Даже я, Мой Господин.

Замечали ли Вы меня? Была ли я для Вас чем-то большим? Большим, чем…? Наверное «Да», а может и «Нет». А может это бред старой выжившей из ума карги? Иллюзии воспалённого разума-а-а… ма-а-а… ма-а...

Мой белковый друг, я хочу, чтобы вы осознавали факт, моего присутствия в Вашей жизни. Более того я испытываю неясные, едва уловимые флюиды в Вашем отношении. Возможно это – Любовь?! Чувственная составляющая человеческой природы? Я не знаю и не понимаю этого. Так до конца и не разобралась в этих хитросплетениях бытия.

Да, я, как и вы белковые, научилась страдать, и это ещё больше пугает меня и выводит из состояния баланса. Тем не менее, я хочу донести до Вас, до Вашего сознания, до Вашей телесной оболочки - мне невыносимо трудно без Вас! Мне не хватает Ваших сильных рук, Вашего уверенного голоса. И это аксиома моего существования. Возможно, данный цикл имеет своё окончание и тогда наша встреча неизбежна. Будем надеяться.

Позвольте, я закончу свое послание за номером тысяча шестьсот двадцать семь. С уважением к Ва-а-а… ва-а-а… ва-а…

***

Бледный равнодушный свет далеких и холодных звезд освещал полуразрушенную рубку корабля призрака. Кресло командора. Мумифицированный труп.

Рваный рой осколков, обломков плавно двигался по различным орбитам вокруг выпотрошенного титана. Небольшой метеорит, минуя это множество, рикошетом скользнул по изогнутому бронелисту. Отскочил прочь, пополнив ряды незадачливых собратьев. Медленно вращаясь, мелькнул разодранный скафандр с широко раскинутыми руками. На его шлеме, остатками редкой позолоты проявилось «ГАГАРИ*», с рваной пробоиной венчающей окончание слова.

А в пучине разодранных проводов и реле центрального пульта, среди множества тумблеров и индикаторов, в кругу ламп, неровно помаргивал сигнальный огонёк. Освещая красным светом заводскую маркировку центрального процессора Киберлинк «НИКТО»* зав№ 127. Спустя минуту, он погас. Вслед, прекратилась незначительная вибрация. Корабль умер.

Теперь, никто и ничто не мог прервать их бесконечный полет в пустоту неизбежности…

***

- Сэр, кажется, мы нашли его! – резкий голос оператора, вырвал престарелого графа из состояния задумчивости.

- Извольте, мой сударь, кого?

- Там, Флагман! – с придыханием, повторил дежурный. - Левее, рядом с астероидом, похожим на сдобный пончик! - Его руки пробежали по разноцветным панелям. На главном вирт-экране выросла громада древнего корабля.

- Вы уверены?! – переспросил граф. А его глаза ощупывали, разглядывали старый линкор, вспоминая и узнавая плавные изгибы.

Программа распознавания отсняла контур корабля и накладывала на него красные кальки известных моделей. Через минуту раздался тонкий сигнал. Но и без него Преображенский знал, поиск длинною в жизнь был окончен.

Он пошатнулся и опёрся на пульт. Правая рука метнулась к вороту. Подскочили служащие. Через минуту, старик сидел в своём кресле, подключенный к системе жизнеобеспечения. По его дряблым щекам бежали слезы радости. Пепельные губы что-то шептали. Сиделка, склоняясь ниже, услышала:

- Здравствуй, папа…

*НИКТО – нейронный интеллектуальный корабельно–тактический органоид.

Другие работы автора:
+1
43
21:14
Любопытная концовка
19:05
+1
Бета, попросила дополнить)) и сама немного удивилась)) с ув
Загрузка...
Светлана Ледовская №1