А.С. Пушкин. Сказка о попе и о работнике его Балде

Автор:
vladimir.tokarev
А.С. Пушкин. Сказка о попе и о работнике его Балде
Аннотация:
Сеанс сказкотерапии для топ-менеджеров от Александра Сергеевича Пушкина
Текст:

Жил-был поп,
Толоконный лоб.
Пошел поп по базару
Посмотреть кой-какого товару.

Некоторые исследователи предполагают, что первоначально сказка была про купца, но, мол, впервые гениального поэта подвела муза – не найдя рифму к слову купец, Александр Сергеевич выбрал более простое рифмующееся слово – «поп – толоконный лоб». С выводами этих исследователей мы категорически не можем согласиться, так как даже не обладая поэтическим даром, любой школьник легко срифмует «купец-капец». То есть дело в другом: быть может, Пушкина постигла неудача, когда он попытался волочиться (в чем он всегда был не промах) за молоденькой попадьей. Но пусть пока это останется маленькой тайной большого поэта.

Навстречу ему Балда
Идет, сам не зная куда.

Однако наша версия подтверждается. Здесь, без сомнения, мы видим редкий поэтический автопортрет великого поэта, о чем свидетельствуют слова «идет, сам не зная куда», так как рядовые работники всегда шли только по делу, и лишь поэтам свойственно шляться в неизвестном направлении.

«Что, батька, так рано поднялся?
Чего ты взыскался?»
Поп ему в ответ: «Нужен мне работник:
Повар, конюх и плотник.

Перед нами чистой воды сказка на производственную тему. Это тоже редкость в творчестве Пушкина. При этом Александр Сергеевич уже в самом начале подчеркивает важность разделения труда. Попу нужен не просто чернорабочий, а специалист, да еще и универсальный – как минимум спец по трем профессиям.

А где найти мне такого
Служителя не слишком дорогого?
Балда говорит: «Буду служить тебе славно,
Усердно и очень исправно,
В год за три щелка тебе по лбу,
Есть же мне давай вареную полбу»
Призадумался поп,
Стал себе почесывать лоб.
Щелк щелку ведь розь.
Да понадеялся он на русский авось.

Здесь мы видим достаточно серьезные переговоры работодателя и работника. Отметим, что поп не стал обращаться в кадровое агентство, что говорит о его скопидомстве – что лишний раз может служить основой гипотезы, что второстепенная задача этой сказки на производственную тему – просмеять мужа хорошенькой попадьи.

Поп говорит Балде: «Ладно.
Не будет нам обоим накладно.
Поживи-ка на моем подворье,
Окажи свое усердие и проворье».

Александр Сергеевич был великий поэт и потому не мог идти против истины – как видим, в качестве части оплаты Балде был дан кроме питания еще и кров, так что жадность у попа была, но имела свою разумную меру.
Отметим здесь же, что впервые испытательный срок для работника описал именно Пушкин. Слово «поживи-ка» может означать только одно: поживи, мол, пока, а мы посмотрим, как ты работаешь.

Живет Балда в поповом доме, Спит себе на соломе, Ест за четверых, Работает за семерых;

Мы знаем, что Пушкин был близок с декабристами, интересовался политэкономией (помните строчки из Евгения Онегина?). Но здесь Александр Сергеевич демонстрирует нам нечто удивительное.
Главная ошибка Маркса в том, что тот не знал русский язык, а Россия в результате мучилась под игом советской власти более 70 лет.
Как мы знаем, Маркс развил теорию трудовой стоимости, которая начинается с Адама Смита, дополнив ее разделом о прибавочной стоимости: мол, капиталист, просто получает прибыль за счет эксплуатации на разнице того, что платит работнику и что работник производит для владельца средства производства.
Однако Александр Сергеевич всего в четырех гениальных строчках полностью опрокидывает всю теорию немецкого мыслителя (если читатели, давно окончившие вуз, запутались, о ком идет речь, напомню, что Адам Смит считается английским экономистом). Поп мог нанять семь работников (ему было нужно именно столько), и каждому пришлось бы давать ночлег и полбу. В то время как прозорливый путь бизнесмена (в лице антигероя – попа) показывает, что он, на горе конкурентам, нанимает работника, который ест всего за четверых, спит за одного, и при этом работает за семь человек. И вот эта-то честно заработанная прибавочная стоимость и является оплатой бизнесмену за его бизнес-талант.

До светла все у него пляшет.
Лошадь запряжет, полосу вспашет,
Печь затопит, все заготовит, закупит,
Яичко испечет да сам и облупит.

Здесь явственно проглядывает применение Балдой принципов эффективного производства Фредерика Тейлора – никаких лишних движений, а чтобы мышцы отдыхали, Балда, применяя закон убывающей отдачи, меняет виды работы. Кстати, напомню, что в первом эксперименте у Тейлора (по увеличению производительности при перетаскивании чугунных болванок) был также взят не самый умный человек, но большой силы и выносливости.

Попадья Балдой не нахвалится,
Поповна о Балде лишь и печалится,
Попенок зовет его тятей:
Кашу заварит, нянчится с дитятей.

Возвращаемся к нашей гипотезе о том, что гениальный поэт неудачно волочился за попадьей: видно, все его надежды полностью растаяли, и великий Пушкин не удержался и в этих строчках описал … реальный возраст попадьи (Александр Сергеевич указал, что у попадьи уже достаточно взрослая дочь, раз она уже «о Балде печалится»), что простительно – чего в плену эмоций не напишешь.

Только поп один Балду не любит,
Никогда его не приголубит.
О расплате думает частенько:
Время идет, и срок уж близенько.
Поп ни ест, ни пьет, ночи не спит:
Лоб у него заране трещит.

Здесь все прозрачно: услуги - это не товары, кто же за них у нас любит платить.

Вот он попадье признается:
«Так и так: что делать остается?»
Ум у бабы догадлив,
На всякие хитрости повадлив.
Попадья говорит: «Знаю средство,
Как удалить от нас такое бедство:
Закажи Балде службу, чтоб стало ему невмочь;
А требуй, чтоб он ее исполнил точь-в-точь.
Тем ты и лоб от расправы избавишь
Н Балду-то без расплаты отправишь».

Здесь на Пушкина нашло отрезвление, и он решил оправдаться перед читателями, что указал истинный возраст молодой женщины – попадьи – и объяснил свое волоченье за ней (молодая женщина умна), не преминув при этом лишний раз пнуть попа – что тот сам не смог придумать, как избавиться от оплаты Балде.

Стало на сердце попа веселее,
Начал он глядеть на Балду посмелее.
Вот он кричит: «Поди-ка сюда,
Верный мой работник Балда.
Слушай: платить обязались черти
Мне оброк по самой моей смерти;
Лучшего б не надобно дохода,
Да есть на них недоимки за три года.
Как наешься ты своей полбы,
Собери-ка с чертей оброк мне полный».

Собственно, здесь начинается центральная часть сказкотерапии для топ-менеджеров от Александра Сергеевича.

***

Потому прежде чем идти далее, нам придется выполнить небольшое теоретическое отступление на тему сказок вообще и сказкотерапии в частности. А также познакомиться со сложной категорией – термином «инициация»:

Инициация – это некий обряд посвящения, перехода, процедура, применяемая еще с незапамятных времен, когда мальчиков переводили в мужчины, девочек – в девушки, в современной сказкотерапии для женщин предполагается еще две инициации – перевод девушек в женщин и женщин в бабушек. Процедуры у разных народов и племен самые разнообразные, об этом можно почитать в Интернет.

Современная сказкотерапия[1] пошла дальше, предположив, что инициация имеет психологические корни: например, девочка проходит психологическую инициацию превращения в девушку, девушка – в зрелую женщину.

Болезни, которыми занимается сказкотерапия, в большинстве своем связаны как раз с тем, что процесс инициации не происходит, и нужно помочь пациенту его пройти (стать самостоятельным от родителей и так далее).

Ну, а раз мы вводим теоретическое отступление, то будет несколько ссылок на книги специалистов.

Напомним, что выдающийся российский ученый, филолог-фольклорист Владимир Пропп (по национальности – поволжский немец) смог разгадать сказки: он вывел семь персонажей любых сказок (структура сказки), такие как герой, отправитель и другие, а также обнаружил однотипность сюжета: герой сказки получает испытание (иногда их несколько), он должен его успешно выполнить, в этом ему помогают волшебные силы[2].

Так вот, Владимир Пропп увидел единство всех сказочных сюжетов в исторических корнях, как раз связанных с обрядами инициации. Пример: отец отводит в сказке «Морозко» дочь в лес, она возвращается обновленной и готовой к взрослой жизни.

Практикующий психолог и сказкотерапевт Римма Ефимкина развила теорию Проппа об инициациях, выводя три вида сказок:

1. Неполные сказки, где герой проходит одну инициацию.
2. Неполные сказки, где второй круг проходит лжегерой.
3. Полная сказка с двумя инициациями героя (героини).

Скажем, в упомянутой сказке «Морозко» второй круг проходит лжегерой – дочка мачехи, которая не получает подарков от Морозко. В полных сказках (пример – «Аленький цветочек») героиня не только попадает к Чудищу (испытания первой инициации), но и проходит испытание возвращения к нему после отпуска домой – вторая инициация.

Вновь обратимся к нашему анализу сказки Александра Пушкина. Отправитель (не путать с отравителем) – здесь поп, он отправляет Балду на испытание, причем испытание сложное – нужно не просто побывать у чертей, а еще заставить их платить оброк.

***

Балда, с попом понапрасну не споря,
Пошел, сел у берега моря;
Там он стал веревку крутить
Да конец ее в море мочить.
Вот из моря вылез старый Бес:
«Зачем ты. Балда, к нам залез?»
- «Да вот веревкой хочу море морщить
Да вас, проклятое племя, корчить».

Итак, Балда начинает выполнять данное ему задание, а великий поэт описывает это подробно.

Беса старого взяла тут унылость.
«Скажи, за что такая немилость?»
- «Как за что? Вы не плотите оброка,
Не помните положенного срока;
Вот ужо будет нам потеха,
Вам, собакам, великая помеха».
- «Балдушка, погоди ты морщить море.
Оброк сполна ты получишь вскоре.
Погоди, вышлю к тебе внука».
Балда мыслит: «Этого провести не штука!»
Вынырнул подосланный бесенок,
Замяукал он, как голодный котенок:
«Здравствуй, Балда-мужичок;
Какой тебе надобен оброк?
Об оброке век мы не слыхали,
Не было чертям такой печали.
Ну, так и быть - возьми, да с уговору,
С общего нашего приговору -
Чтобы впредь не было никому горя:
Кто скорее из нас обежит около моря,
Тот и бери себе полный оброк,
Между тем там приготовят мешок».

Итак, Балда получил по сути невыполнимое задание от попа, а теперь ему предстоят труднейшие испытания – только после их успешного завершения задание будет принято отправителем (попом) как выполненное.
В соответствии с представленной выше современной теорией сказок, выполнение этого задания есть своего рода инициация. Тем более что речь идет о Балде – в большинстве словарей это синоним глупого человека (а какой умный будет работать за семерых, получая в течение года пропитание только за четверых). Такому человеку полезно преобразиться, проходя обряд инициации.

Засмеялся Балда лукаво:
«Что ты это выдумал, право?
Где тебе тягаться со мною,
Со мною, с самим Балдою?
Экого послали супостата!
Подожди-ка моего меньшего брата».
Пошел Балда в ближний лесок,
Поймал двух зайков да в мешок.
К морю опять он приходит,
У моря бесенка находит.
Держит Балда за уши одного зайку:
«Попляши-тка ты под нашу балалайку;
Ты, бесенок, еще молоденек,
Со мною тягаться слабенек;
Это было б лишь времени трата.
Обгони-ка сперва моего брата.

Первая инициация успешно осуществилась при выполнении задания отправителя (попа). Напомню, что до этого задания Балда сам все делал по дому у попа. А здесь он нанимает двух работников – двух зайцев. Спрашивается, почему бы Балде самому не сбегать наперегонки? Нет, он поступает по-умному – делегирует зайцам задание. Итак, мы видим успешное превращение Балды из работника по найму в умного менеджера первого уровня.

Раз, два, три! догоняй-ка».
Пустились бесенок и зайка:
Бесенок по берегу морскому,
А зайка в лесок до дому.
Вот, море кругом обежавши,
Высунув язык, мордку поднявши,
Прибежал бесенок задыхаясь,
Весь мокрешенек, лапкой утираясь,
Мысля: дело с Балдою сладит.
Глядь - а Балда братца гладит,
Приговаривая: «Братец мой любимый,
Устал, бедняжка! отдохни, родимый».
Бесенок оторопел,
Хвостик поджал, совсем присмирел,
На братца поглядывает боком.
«Погоди,- говорит,- схожу за оброком».

Некоторым кажется, что Балда обманул бесенка. Напомним, что Балда, как выяснилось выше, это поэтический автопортрет Пушкина, а дворяне, как известно, обманывать не будут, разве что молоденьких женщин.
На самом деле Балда, пройдя инициацию, показывает себя успешным менеджером - он использует глубокое разделение труда: первый заяц демонстрирует умение бегать, а второй работает фотомоделью – именно его предъявляет Балда младшему бесенку.

Пошел к деду, говорит: «Беда!
Обогнал меня меньшой Балда!»
Старый Бес стал тут думать думу.
А Балда наделал такого шуму,
Что все море смутилось
И волнами так и расходилось.
Вылез бесенок: «Полно, мужичок,
Вышлем тебе весь оброк -
Только слушай. Видишь ты палку эту?
Выбери себе любимую мету.
Кто далее палку бросит,
Тот пускай и оброк уносит.
Что ж? боишься вывихнуть ручки?
Чего ты ждешь?» - «Да жду вон этой тучки:
Зашвырну туда твою палку,
Да и начну с вами, чертями, свалку».
Испугался бесенок да к деду,
Рассказывать про Балдову победу,

В этом упражнении начинается вторая инициация - Балда проявляет уже качества предпринимателя. Дело в том, что важной составляющей предпринимательской деятельности является предпринимательский риск, причем вознаграждением за риск будет предпринимательский доход. Здесь налицо обе составляющие предпринимательства: ожидаемое вознаграждение – оброк от чертей. А риск во втором испытании огромный: если бы бесенок не «повелся» на блеф Балды и дождался, как Балда будет бросать палку, у героя сказки возникли бы большие проблемы с соревнованием в этом состязании.

А Балда над морем опять шумит
Да чертям веревкой грозит.
Вылез опять бесенок: «Что ты хлопочешь?
Будет тебе оброк, коли захочешь...»
- «Нет,- говорит Балда,--
Теперь моя череда,
Условия сам назначу,
Задам тебе, враженок, задачу.
Посмотрим, какова у тебе сила.
Видишь: там сивая кобыла?
Кобылу подыми-тка ты,
Да неси ее полверсты;
Снесешь кобылу, оброк уж твой;
Не снесешь кобылы, ан будет он мой».
Бедненький бес
Под кобылу подлез,
Понатужился,
Понапружился,
Приподнял кобылу, два шага шагнул.
На третьем упал, ножки протянул.

С большим спортивным интересом наблюдаем за соревнованием глупости бесенка решать задачку «как сказано» (по пути психологической инерции) и предпринимательского творческого подхода:

А Балда ему: «Глупый ты бес,
Куда ж ты за нами полез?
И руками-то снести не смог,
А я, смотри, снесу промеж ног».
Сел Балда на кобылку верхом
Да версту проскакал, так что пыль столбом.

Если трудно решить прямую задачку, специалисты по творческому решению проблем рекомендуют попробовать решать задачку обратную, что и продемонстрировал нам Балда: не он потащил лошадь, а она его. Можно поздравить Балду с прохождением второй инициации – он показал себя очень успешным предпринимателем. Предпринимателем, не боящимся риска, умеющим творчески решать сложные задачки, имеющего своей целью получение ощутимой материальной выгоды.

Испугался бесенок и к деду
Пошел рассказывать про такую победу.
Черти стали в кружок,
Делать нечего - собрали полный оброк
Да на Балду взвалили мешок.

Вернемся к теории сказок. Герою сказки всегда приходится встречаться с большими трудностями. Но в конечном итоге ему помогает волшебство (в лице дарителя и сказочных помощников). Например, фея в сказке «Золушка». Можно предположить, что поскольку Пушкин написал «производственную сказку», волшебства здесь быть не должно, и потому мы не видим сказочных помощников героя сказки. На самом деле волшебство есть, есть и дар: и это волшебство – дар предпринимателя, умеющего решать зачастую невыполнимые, по мнению обычных людей, творческие задачки.

Идет Балда, покрякивает,
А поп, завидя Балду, вскакивает,
За попадью прячется,
Со страху корячится.
Балда его тут отыскал,
Отдал оброк, платы требовать стал.
Бедный поп
Подставил лоб:
С первого щелка
Прыгнул поп до потолка;
Со второго щелка
Лишился поп языка
,
А с третьего щелка
Вышибло ум у старика.
А Балда приговаривал с укоризной:
«Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной»

Как видим, в заключительном эпизоде сказки гениальный поэт описывает работу современного коллекторного агентства. Понятное дело, что, обеспечив бизнесмена (здесь попа) приличной прибылью от нового направления деятельности (оброка от чертей) предприниматель (Балда) рассчитывал на свой предпринимательский доход. Кстати, опередив время и теоретиков современного менеджмента, Александр Сергеевич отделяет функции бизнесмена и предпринимателя.

Спрашивается, а где обещанный сеанс сказкотерапии для топов?

Настоящий топ-менеджер начинается с момента, когда он разрабатывает и реализует стратегию своего предприятия, а стратегия – это предпринимательское управление.

Александр Пушкин помогает нам излечить очень непростую болезнь – боязнь менеджера, привыкшего идти проторенными путями, начать применять предпринимательское управление. Метафора сказки, не встречая в нас психологического сопротивления, как своеобразная таблетка, помогает каждому из топ-менеджеров смелее пройти эту важную стадию предпринимательской инициации. Сначала мысленно, когда мы ассоциируем себя с героем сказки, а затем уже в своей практике.

Уважаемые топы! Запейте таблетку от Александра Сергеевича стаканом простой воды и у вас все получится! Вперед - к новым вершинам управленческого искусства!


[1] Римма Ефимкина «Пробуждение спящей красавицы», 2010.

[2] Более подробно теорию сказкотерапии для топ-менеджеров читатель может посмотреть в инете

+2
51
09:10
Замечательный анализ, смешной и полезный ))) Только, наверно, лучше в блоги перенести. Нехудожественные тексты обычно там публикуются
10:08
Большое спасибо. Но это скорее критика, чем блог, — критика тех, кто не верно прочитал ту или иную сказку. Ну и сам текст — от А.С. — вроде тоже художественное произведение :)
Но исправлюсь — в ближайшее время опубликую настоящую прозу.
Загрузка...
Маргарита Чижова №1

Другие публикации