Дневник Алисы Селезнёвой

Автор:
lyubov.fomina
Дневник Алисы Селезнёвой
Аннотация:
( продолжение 1 )
Текст:

Пирамида гостиницы закручивалась по серпантину. Ряд иллюминаторов, за которыми находились номера отдыха чередовался с рядом батискафов, для прогулок по океанскому дну. 


Ряды с батискафами освещали фиолетовым неоном, а ряд с иллюминаторами цветом сочной малины. Всего я насчитала шесть пар рядов.

На макушке пирамиды расположен макет огромной морской звезды морковно-красного цвета.
Создавалось впечатление, что морская звезда зацепилась центром тела за пик «Атанты», раскинула в разные стороны свои пять щупалец и лениво шевелит короткими щетинками цвета яичной скорлупы. Если, можно было потрогать звезду, то по структуре она напоминает нежный зефир.

Форма батискафы ввиде удлинённых ракушки, как у аквариумной улитки мелании.

Любой постоялец «Атанты» мог взять ракушку для осмотра красот океана. Прогулка может длиться тридцать шесть часов без пополнения кислородных баллонов.

Пульт управления в ракушках расположен в первом, самом большом витке. Прозрачное смотровой иллюминатор открывает обзор на 180 градусов. У ракушки стоящей в четвёртом ряду, под кабиной появились шесть ступенаторов, по три ступенатора с каждой стороны, напоминая лапки паука, и начала движение из серпантинного ряда на ровную площадку возле гостиницы.

Тяжело переваливаясь, двигая ступенаторами ракушка напрямик через ряды направилась к стартовой площадке. На специально оборудованной поверхности пилот включил двигатель.

Четвёртый виток раскрылся, представляя собой четыре лопасти винта и начали вращение. Ракушка оторвалась от дна, направилась прочь от «Атанты», попутно складывая ступенаторы.

Мне отчётливо было видно лицо пилота ракушки. Мужчина сосредоточенно смотрел прямо перед собой. Он показался мне знакомым, но не могу вспомнить, где я могла его видеть, как ракушка скрылась с поля зрения.
Меня притянуло к голове барракуды, внутри которой открылись створки шлюза. Прежде, чем меня полностью поглотило я заметила движение ещё одной ракушки. Шлюз закрылся.
Пирамида гостиницы закручивалась по серпантину. Ряд иллюминаторов, за которыми находились номера отдыха чередовался с рядом батискафов, для прогулок по океанскому дну.

Ряды с батискафами освещали фиолетовым неоном, а ряд с иллюминаторами цветом сочной малины. Всего я насчитала шесть пар рядов.

На макушке пирамиды расположен макет огромной морской звезды морковно-красного цвета.
Создавалось впечатление, что морская звезда зацепилась центром тела за пик «Атанты», раскинула в разные стороны свои пять щупалец и лениво шевелит короткими щетинками цвета яичной скорлупы. Если, можно было потрогать звезду, то по структуре она напоминает нежный зефир.

Форма батискафы ввиде удлинённых ракушки, как у аквариумной улитки мелании.

Любой постоялец «Атанты» мог взять ракушку для осмотра красот океана. Прогулка может длиться тридцать шесть часов без пополнения кислородных баллонов.

Пульт управления в ракушках расположен в первом, самом большом витке. Прозрачное смотровой иллюминатор открывает обзор на 180 градусов. У ракушки стоящей в четвёртом ряду, под кабиной появились шесть ступенаторов, по три ступенатора с каждой стороны, напоминая лапки паука, и начала движение из серпантинного ряда на ровную площадку возле гостиницы.

Тяжело переваливаясь, двигая ступенаторами ракушка напрямик через ряды направилась к стартовой площадке. На специально оборудованной поверхности пилот включил двигатель.

Четвёртый виток раскрылся, представляя собой четыре лопасти винта и начали вращение. Ракушка оторвалась от дна, направилась прочь от «Атанты», попутно складывая ступенаторы.

Мне отчётливо было видно лицо пилота ракушки. Мужчина сосредоточенно смотрел прямо перед собой. Он показался мне знакомым, но не могу вспомнить, где я могла его видеть, как ракушка скрылась с поля зрения.
Меня притянуло к голове барракуды, внутри которой открылись створки шлюза. Прежде, чем меня полностью поглотило я заметила движение ещё одной ракушки. Шлюз закрылся.

Я рассеянно улыбнулась и поспешила на встречу к Майклу, моему другу который стоял возле ивальдинковой витрины, и приветливо махал мне рукой. Он живёт в Америке и прибыл в дельфинарий на представление дельфинов которое должно скоро начаться.

Майк выше меня на пол головы чернокожий мальчик моих лет. Короткая стрижка не скрывала крупных кудряшек и широкий лоб. Чёрные глаза лучились искренним счастьем, полные губы как смоковницы разъехались вверх и вниз, оголяя белоснежные зубы.

Мы протянули дуг другу обе руки и пожали их в знак приветствия.

- Сколько лет, сколько зим?

- По-моему два года прошло, с нашей последней встречи. Хорошо, что приехал, Майкл.

- Она же была и первая. Мы тогда с тобой познакомились, в 2186 году. Я сам очень счастлив быть здесь. Это первое выступление которое дельфины подготовили без участия людей. Ты здесь каким ветром, Лис?
- Отец позвал, вместе посмотреть на вольное представление, но не дождался меня, уплыл по делам.

Майкл заулыбался ещё шире, если такое возможно: - Понимаю.

- Как дела дома? – я решила сменить тему.

- Прохожу летнюю школьную практику в Историческом Центре Исследования Времени. – Лицо стало серьёзным, почти хмурым. – Вместе с учёными на машине времени бываю в прошлом, тогда… Ну, ты понимаешь… Тогда, когда в нашей стране ещё не было коммунизма.

Майкл опустил взгляд на пол будто что искал там.

- Что-то случилось? – не выдержала я затянувшейся паузы.

Понимаешь, выясняется, что не все изобретения принадлежат тем людям которые раньше были указаны, как изобретатели. Сейчас с помощью машины времени восстанавливаем справедливость, и указываем имена истинных изобретателей. Знаешь, мои предки тоже среди вернувшихся имён. – Сказал Майкл вновь улыбаясь.

- Отлично. Ты напугал меня сначала. Думала, что в прошлом случилось что-то непоправимое.

- Не поправимое только до времени. – хмыкнул Майкл и продолжил - Сейчас занимаемся убийством Кеннеди.

- Кто убийца?

- Узнать кто убийца это самое малое. Важно узнать кто за этим стоит. А здесь труднее. Убийцу выследили и узнали кто это, а вот отследить до главного злодея, пока не удалось.

- Так кто он?

Тут наше внимание за витражом привлёк яркий разноцветный свет. В помещении включили симфонию Бетховена.

- Скорее включай миелофон. Сейчас начнется. – только успела сказать и нас оттеснила друг от друга толпа.

Представление началось.

Медленно, огромной живой лентой, дельфины проплывали мимо зрителей, пока не заняли всю окружность дельфинария.

Заняв позицию дельфины начали показывать перевороты и кульбиты, замысловатые сальто, и зрелищные фигуры. В собранных фигурах угадывалось очертания бредущего медведя или скачущего лося, или парящей чайки. Соберутся дельфины стайкой, покажут фигуру и тут же расплываются в рассыпную.

Время от времени то один дельфин, то другой поднимались на поверхность, чтобы вдохнуть воздух.
В разгар представления вдоль смотровой витрины проплыла стая медуз.

Подсветка освещения меняла цвет и от этого прозрачные жительницы глубин меняли цвета. Они становились, то жёлтыми, то красными, то фиолетовыми.

Дельфины подплыли к звёздочке расположенной на пике гостиницы и начали её вращать от чего создалось течение. Медузы вращаясь и перемешиваясь между собой, так что казалось, что они танцуют вальс, покинули пределы видимости.

Здесь мой миелофон ожил.

- Привет, Алиса.

Я посмотрела прямо перед собой и увидела мою подружку дельфину. Её зовут Мариика. Мы часто с ней исследовали морские глубины, когда я приезжала в «Космопарк» близ моря.

Мариика в радостном приветствии кивала своей рыбьей головой. В ответ я помахала рукой и широко улыбнулась. Дельфина махнула хвостом и поднялась на поверхность.

Представление закончилось.

Обернувшись я заметила суету возле открытых створок шлюза, через которые недавно прибыла я. Туда спешили роботы-санитары.

Что-то случилось. Кому стало плохо? И почему это кто-то не в помещении?

На середине шлюза лежал человек в болотно-сером комбинезоне. Видать он прибыл сюда в эко-оболочке, но она лопнула раньше времени, и гость успел нахлебаться солёной воды.

Роботы мягко подняли пострадавшего на носилки и понесли в сторону гостиницы, где расположен лазарет.
Санитары заскользили мимо меня. И тут я хорошо рассмотрела прибывшего.

- Папа! Папа, что случилось?

Папе сейчас лучше. В лазарете он пришёл в себя и рассказал мне, Майку и Антонине Палне куда и зачем уплывал на ракушке.

Дорогой дневник летних каникул, здесь будет записано со слов профессора Селезнёва, ведь меня в описанных ниже приключениях не было.

Я профессор, космозоолог и директор «Космозо» Игорь Селезнёв поведаю, что со мной случилось и как я оказался в лазарете «Атанты».

До заявленного представления в дельфинарии здесь проходил двухдневный семинар космозоологов на который прилетела моя коллега Антонина Пална. Семинар прошёл шумно. Обсуждали много новых видов найденных животных.Так же обнаружили несколько видов которых считали давно вымершими. Их нашли и успешно восстанавливают популярность.

Все собравшиеся старались выступить, выходили на импровизированную трибуну с докладами, которые больше напоминали хвастливое ребячество перед коллегами. Выступали все кроме одного гостя. Его лицо было знакомым, но вспомнить никак не мог.

Уже после второго дня собрания так и не вспомнив подозрительное молчаливое лицо я решил поговорить с ним. Вдруг учёный сам напомнит кто он. Я отправился за ним.

Но незнакомец пошёл не в холл или свой номер, а в направлении к отсекам которые выходят на стоянку с ракушками. Поразмышляв, решил проследить куда можно спешить накануне грандиозного представления. Направился в соседний отсек к другой ракушке, немного подальше, чтобы следовать за молчуном незаметно.

Следуя по просторам океана мне удалось остаться незамеченным. Плыли мы с пол часа и тут я увидел, как знакомый незнакомец выпустив ступинаторы начал продвигаться в узкий лаз скалы, вдоль которой двигались уже минут пять.

Пришлось совершить тот же манёвр и метров через 7-8 ракушка попала в широкую пещеру.

Преследуемая ракушка стояла одиноко брошенной.

Выйдя из батискафа-ракушки я огляделся. Пещера была необычной. Обычными в ней были сталагмиты, свисавшие сверху и сталактиты, торчащими снизу, и встретившие друг друга сталагнаты создающие своим союзом вид древних песочных часов. Необычно было то что все эти естественные природные строения обвивали густые вьющиеся заросли неизвестного мне растения.

Всё это легко и в деталях можно рассмотреть, так как было очень светло. Без труда можно разглядеть каждую мелкую деталь. Освещение кажется естественным, но ни луны, ни солнца нет. Фотонный поток света находится наверху пещеры, в некоторых местах фотонные фонари спускаются по сталагмитам. Теперь понятно откуда растения получают свет и кислород.

Не увидев в этой подводной цветущей пещере учёного я решил поискать его, но боялся заблудиться в лабиринтах.

Вернулся в ракушку, взял на всякий случай фонарь (световой маркер), верёвку и зашагал обратно. Осмотрелся, обнаружил, разбросанные по гроту, сбившиеся в форму камешков, глину. Решил набрать их и рисовать ими метки отмечая дорогу по которой пойду, чтобы в случае надобности смог быстро вернуться.
Я рисовал стрелки указывая сторону из которой шёл. Прошёл шагов 17 по прямой, свернул вправо, ещё 4 шага, поворот вправо, несколько шагов и услышал раздававшиеся приглушенным эхом голоса в пустоте лабиринта.

- Ха-ха. Ха-ха. Мерзкие людишки не заметят, как снова отрастят хвосты и залезут на деревья. – Скрипел чей-то бас.

- Да. Учёные с Катрук старательно выводили вирус. – Ответил почти приятный баритон.

- Они даже не поймут, что случилось. А дело будет сделано.

Я осторожно заглянул, чтобы посмотреть на заговорщиков. За выступом, за которым я скрывался, оказалась большая зала. В середине была ниша, с потолка которой свисала живая масса напоминающая огромный фурункул. Скрипучий бас принадлежал ему.

Около ниши стоял огуречноподобный синий Глот. Под палковидными ногами лежал костюм вместе с человеческой кожей. Виднелись кучерявые завитки каштановых волос молчаливого коллеги.

Одного заговорщика я знаю, но кто второй? Такого гуманоида я не встречал.

- Значит никакого тактильного контакта …

- Просто спрыснул воздух, как духами и через пару часов, кто вдохнёт или капля на кожу попадёт, впитается, у того начнёт обратный отсчёт в эволюции.

- Роусскин будет доволен. – Скрипел свисающий с потолка огромный и мерзкий прыщ.

- Жыщ, передай владельцу «Нано-Корпорации», господину Роусскину что всё готово и скоро людишки станут ручными.

- Ха-ха. Хха-ха. – хрипел, незнакомый Жыщ. – Ручные человечки. Заведу себе парочку.

- С тобой они ещё и светится будут. Как все животные на твоей родной планете Акварум.

Дальше я слушать не стал. Вернулся к ракушкам. Сначала проверил ракушку Глота. Нашёл кофр, с запломбированными колбами в которых клубился синий газ. Не раздумывая завёл ракушку и отправился обратна к гостинице «Атанты».

Уже видел огни гостиницы, когда почувствовал сильный удар в борт батискафа. Повреждения оказались серьёзными и он начал опускаться на дно. Не теряя времени, достал одну из колб и спрятал в нагрудном кармане. Включил эколого-энергетическую оболочку и открыл люк ракушки. Вода проникла в кабину, а меня повлекло к дельфинарию.

Оставалось метров тринадцать до шлюзов, но тут через оберегающую меня оболочку пролетел гарпун. Скорее всего стреляли в меня, но промахнулись. Защитная аура лопнула, ледяная стихия сомкнулась. Пытаясь поймать остатки воздуха наглотался солёной воды. Старался плыть в сторону шлюзов. Сначала казалось, что остаюсь на одном месте, но вдруг в спину что-то меня протаранило в нужную сторону. Потом я потерял сознание.

Очнулся уже здесь, в лазарете.

Окончив свой рассказ папа достал с нагрудного кармана запечатанную стальной пломбой колбу и показал нам.

Внутри колбы клубился синий газ.

- Коллега, - забеспокоилась Антонина Павловна, - эту колбу нужно немедленно отправить в Москву, в институт вирусологии. Пока вы поправляетесь, могу отвести, по всей вероятности, опасную штучку.

- Спасибо, Тоня. Лучше, пока я поправляюсь, отправьтесь на затонувшую ракушку. Вдруг кофр с другими колбами ещё там.

- Что ж, если вы уверены ..

- Уверен, уверен – сказал Селезнёв и убрал колбу в карман.

- Профессор, но как вы добрались до шлюза? – вступил в разговор Майкл. – Судя вашему рассказу, вы тонули и не могли доплыть до него.

- Теряюсь в догадках, но точно не потусторонние силы. Суеверия и предрассудки давно канули в лету. Кто меня спас?! Ума не приложу.

- В то время началось представление дельфинов. Возможно кто-то из них тебя спас оттолкнув ко входу. Я видела Мариику. Может это она?

- Ах! Дельфины! – профессор шлёпнул себя по лбу – совсем про них забыл.

- Смотрю вам уже лучше. Я пойду, проверю вами потопленный батискаф. – Антонина Павловна развернулась и направилась к выходу.

- Папа, я сплаваю с Антониной Павловной? Буду осторожной.

Селезнёв нахмурился. – Хорошо.

Я весело зашагала за уходящей учёной.

- Никакой самодеятельности, Алиса! – донеслось мне вслед, - а то я тебя знаю.

- Не беспокойся, папочка. - Схватила Майкла за руку, увлекая за собой, и ускорила шаг догоняя Антонину Павловну.

На вылазку к затонувшему батискафу к нашей компании присоединились служители дельфинария. Отправились мы к месту назначения в гидрокостюмах и с аквалангами за спиной.
Из моторного отсека торчал продолговатый предмет круглым хвостиком. Он пробил обшивку насквозь. Воспользоваться эколого-энергетической оболочкой было правильным решением. Вода всё равно проникла бы внутрь ракушки.

Мы заплыли в салон. Всё осмотрели, но кофра не нашли, что было ожидаемо. Но проверить стоило.
Позже сотрудники дельфинария отбуксировали ракушку в ремонтный док, а мы отправились в Москву.
НравитсяПоказать список оценивших
Другие работы автора:
0
48
14:35
+2
Эх, мой энтузиазм снизился до нуля после этого фрагмента

шевелит короткими щетинками цвета яичной скорлупы. Если, можно было потрогать звезду, то по структуре она напоминает нежный зефир.

Форма батискафы ввиде удлинённых ракушки…

Потому что цвета яичной скорлупы — это вообще непонятно какого, а дальше пошло такое рассогласование, что сил никаких нет. о_О
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации

Пятерка
Rigin 15 минут назад 0
Тайна №36
denis komarov 43 минуты назад 0