Американские горки

Автор:
Василий Мызников
Американские горки
Аннотация:
Главный герой, мальчик Ларри, оказывается в пансионате для тяжелобольных. Верные друзья и мечта прокатиться на Американских горках помогают ему справляться с мучительной реальностью. Сможет ли желание стать явью или переродиться во что-то другое?
Текст:

В комнату, напоминающую маленькую библиотеку, обставленную по-домашнему, долетали ноты приглушенной игры на пианино. В инвалидной коляске, повернутой к окну, сидел мальчик в белой пижаме с книжкой в руках. Лучи солнца падали на его безволосую голову, напоминая светящийся нимб. Дверь приоткрылась, усилив громкость звучания клавишного инструмента.

– Ларри, к тебе посетители, – невысокая женщина средних лет окликнула юношу.

Мисс Хоткинс – работница лечебного пансиона для тяжелобольных и инвалидов − была в приподнятом настроении и всегда носила фиолетовый свитер и черную юбку в разноцветный горошек. На ее голове возвышался пучок из каштановых волос.

В комнату вошли два рыжих парня лет шестнадцати и девушка чуть постарше в ярко-зеленом платье с длинными покрашенными в синий цвет волосами.

– Обед через двадцать минут, не засиживайтесь, – обратилась мисс Хоткинс к гостям и закрыла за собой дверь.

– Ребята! – Ларри, повернув колеса, развернулся к друзьям. Его взгляд оживленно перекидывался с одного гостя на другого.

– Эй, лысик, как дела? – запрыгнув на кровать, выдал рыжий паренек в коричневых брюках и белой толстовке.

– Томми! Твой брат – дурак! – возмутилась девушка и отвесила грубияну подзатыльник.

– Я всегда догадывался, что Генри – балбес, – прислонившись плечом к двери, ответил второй рыжеволосый в таком же бело-коричневом одеянии, что и брат.

– Ну-ну, – простонал Генри, потирая затылок.

– Все читаешь «Остров сокровищ»? А я тебе принесла новую – «Двадцать тысяч лье под водой». Вот, держи, – девушка протянула толстую книгу в твердом переплете.

– Круто! Спасибо, Ильза! – Ларри принял подарок и стал его разглядывать.

– У нас хорошая новость! Мы уговорили родителей поселить нас в лагере неподалеку от твоего замка заточения. Сможем навещать тебя каждый день и как-нибудь вытащить из хватки твоей фиолетовой тюремщицы, – пропел Генри.

– Ты бы видел, как злился их отец, – хихикнула Ильза, – они спутали ему все планы на каникулы и выступили с заявлением…

– Или лагерь, или ни ногой в этот экономический колледж имени какого-то прохвоста, – закончил Томми.

– А как же твоя мама? – спросил Ларри, не веря своим ушам.

– Наплела ей красивую историю про бесплатную путевку от школы. Она так обрадовалась, что сможет подольше не видеть меня и встречаться с очередным ухажером без моих пакостей, что за десять минут сама собрала мои вещи, – улыбнулась Ильза, – Томми и Генри любезно внесли меня в список лагерных, так что никаких проблем.

– Как прошло вчера-то? – с нетерпением спросил Ларри.

– О! Этот парк аттракционов − просто нечто! – с восхищением откликнулся Генри.

– Мы целый день проторчали там, но даже половины не посетили, – поддержала Ильза.

– Твоя тетя хоть тебя навещает? Ты с ней говорил? Может ну ее, рванем без ее согласия? – перебравшись на край кровати, спросил Генри.

– Ты же знаешь, что меня не выпустят, особенно на аттракционы, где я могу свернуть себе шею. Спины и так достаточно, – угрюмо произнес Ларри.

Наступило неловкое молчание. Все начали что-то неуклюже изучать: Томми – свои локти, Генри – свои черные ботинки, Ильза – стеллаж с книгами.

– А вы были на американских горках? – нарушил молчание Ларри.

Гости переглянулись между собой, но продолжили молчать.

– Ну же, ребят! Они большие?

– Мы знаем, как сильно ты мечтаешь прокатиться на них, поэтому мы не стали их посещать, – сказала Ильза.

– Они гигантские! – взорвался Генри, вскинув руки вверх, – Ильза от одного вида сжалась и пищала, что никто не заставит ее туда пойти.

– Ничего я не пищала, – синеволосая залилась краской.

– В общем, ждем, когда ты покинешь эти стены. И тогда вместе прокатимся с бешеной скоростью на летающих вагонетках по извивающимся скалам, – с улыбкой подытожил Томми, глядя, как от его слов Ильза нервно заерзала на месте.

Все гости уселись на кровати и стали рассказывать о проведенном дне в парке развлечений. Комнату наполнили смех и волнительные разговоры. Генри то вскакивал, то падал, изображая комичные образы. Ильза толкала его, когда считала, что ее честь задета в той или иной истории. Ларри слушал их со светящимся от радости лицом.

В дверь постучали, и на пороге появилась мисс Хоткинс с той же улыбкой, что и всегда.

– Опять морите голодом моего любимчика! Обед начался пятнадцать минут назад! Ну-ка, марш в столовую! И руки не забудьте помыть, – пригрозила мисс Хоткинс и удалилась.

– Нам пора, – деловито сказал Томми, направляясь к выходу, – не грусти, Ларри, держи хвост пистолетом.

– До скорого, Ларри, – Ильза потрепала его по плечу и покинула комнату.

– Бывай, любимчик! Не превышай скорость! – показав язык, Генри скрылся за дверью.

– Дурак! – донеслось до Ларри возмущение Ильзы.

В последующие дни друзья регулярно навещали своего товарища. Приносили новые восхитительные истории о том или ином аттракционе.

– Смотри, что у нас есть, – радостно сказала Ильза.

– Я принес тебе кепку-вертушку. Она придаст тебе сил и прикроет твой холмик, – подмигнул Генри.

– Я ее выиграл, одним броском мяча сбив все банки, – гордо добавил Томми.

Ларри надел цветную кепку, на макушке которой расположилась вертушка. Крепежные лямки висели по бокам, придавая мальчику еще более чудаковатый вид. Генри при любом удачном случае дул на лопасти вертушки, вызывая у всех смех и одобрительные возгласы.

Ильза вскочила и достала из рюкзака фотоаппарат Полароид:

– Так, давайте сделаем фотки! Представим, что мы вместе в вагонетке на горках! Так, Томми, ты сюда. Генри, садись сзади Ларри.

– Поднимаем руки! Выше! – загорелся Ларри.

– Да!!! Ооххх! Карамбааа!! – выкрикивали друзья под вспышки, оставляющие на фотобумаге неподдельный восторг от воображаемой поездки.

Остаток дня они провели, делая снимки, дурачась и фантазируя о скоростных поворотах американских горок, подъемах и спусках.

Шли дни. Друзья стали реже навещать Ларри, оправдываясь обязательными лагерными походами. Мучительно долгие телефонные звонки тетушке оставались без ответа. В моменты, когда одиночество и грусть начинали брать вверх, Ларри доставал толстый блокнот с карандашом, устраивался возле окна и целый день переносил на его листы свои фантазии.

* * *

– Ларри, Ларри, вставай, – чей-то шепот вырвал его из объятий сна.

– Нам пора, одевайся! – шепот усилился, и перед лицом оказался образ Генри.

– Генри? Что ты тут делаешь? – стал подниматься Ларри, не понимая, что происходит.

– Тише, всех разбудишь! – раздался голос Томми.

Окинув комнату взглядом, сонный Ларри выделил из темноты образы своих друзей.

– Мы идем в парк! Давай, только тихо!

Скрип колес и тихий топот ног ночных похитителей разлетелся по коридору, ведущему к большим резным дверям, над которыми висела табличка с зеленой надписью «Выход».

– Давно пора, – отозвался Томми.

– У нас все схвачено, – донесся голос Генри.

Тусклый свет фонарей вдоль аллеи пансиона едва освещал силуэты юных нарушителей. Дома, деревья, водяные гидранты – все пребывало под ночным покрывалом. Где-то вдалеке мелькнул свет одинокой фары, как маяк, оставив круглое затухающее пятно на черном горизонте. Ларри словно несло по бурной реке. Он не успевал разглядывать меняющиеся повороты и изгибы улиц. Все происходило необычайно быстро. Свет уличных фонарей превратился в светящиеся линии, направляющие к цели. И вот появились огромные круглые металлические ворота, на которых величественно расположились золотые выгравированные буквы «ПР».

– Парк развлечений, – не веря своим глазам, выдохнул Ларри.

– Парк развлечений! – раздалось радостное подтверждение друзей.

Под буквами были изображены сундуки, переполненные сокровищами, корабли и различные животные. Ворота поддались с лязгом и скрипом, когда Томми и Генри навалились на них.

За спиной раздался Ильзин смешок. Кресло рвануло вперед. Ларри оглянулся назад и увидел пряди синих волос, которые раскачивались, как маятник, усыпляя его бдительность. Резкая остановка встряхнула Ларри, и тот, вынырнув из транса, ошарашенно стал оглядываться. Кромешная тьма. Он вытянул руку перед собой, пытаясь схватить черный занавес и сорвать его. Одна попытка, вторая. Не выходит.

– Ребят! – раздалось эхо взволнованного голоса Ларри. – Где вы?

Неподалеку раздался щелчок, и из темноты вырвалась она − подсвеченная тысячами лампочек Американская горка. Слезы потекли по щекам. Тело потеряло притяжение и, как мотылек, потянулось к ярко-красной лампе из подпорок и рельс. Руки, хватая воздух, не находили колеса. На мгновение Ларри отвел взгляд от своей мечты в поисках колес и понял, что его несут на своих плечах Томми и Генри.

– А вас там хорошо кормят, – пыхтел Генри.

– Не филонь, рыжий, – донеслось с другого бока.

Ильза стояла у пульта управления горками, махала рукой и смеялась. Томми и Ларри разместились в первой вагонетке, за Ларри сел Генри, и по его отмашке на плечи смельчакам опустились рамы безопасности. Ильза нажала на кнопку старта и запрыгнула в движущуюся вагонетку, опустив на хрупкие плечи широкую раму безопасности. Все четверо медленно поднимались к звездному небу под треск механизма и биение сердец. И, наконец, ветер в ушах, возбужденные крики, резкие повороты, затаенное дыхание, вновь крики, стаккато вагонеток, мелькающие огни. Новые повороты, новые улыбки, новое все. Вагонетка, равномерно поскрипывая, дошла до очередного пика, остановилась набраться сил перед очередным разгоном и дать перевести дух гостям.

– Это нечто, я так счастлив! – кричал Ларри, – Вы как? – обратился он к друзьям. Тишина. Ларри, как сова, стал крутить головой в поисках товарищей.

– Томми?! – пустое кресло, – Ильза?! – пусто, – Генри!!!

Вагонетка стала набирать скорость, падая вниз. Перед Ларри раскинулась черная пропасть и утопающая в ней рельсовая дорога. Что-то из бездны приближалось навстречу испуганному Ларри. Оно становилось все ближе и больше. Глаза слезились, руки вцепились в поручни вагонетки. Оглушающий треск наполнил все пространство. Ларри сильно зажмурил глаза, пытаясь выдавить все слезы. Наступила тишина. Лишь вибрация вагонетки и хлещущий по лицу ветер подсказывали, что он все еще на горке. Глаза открылись. Вагонетка с ослепительной вспышкой врезалась в преградившее путь инвалидное кресло. Крик наполнил весь пансион.

– Это всего лишь страшный сон, – слегка улыбаясь, мисс Хоткинс успокаивала Ларри, свернувшегося в дрожащий клубок.

– Все это из-за меня, – сквозь слезы сказал Ларри.

– Не стоит так расстраиваться из-за дурных снов и…

– Родители умерли по моей вине! – резко прервал Ларри.

Мисс Хоткинс словно окатили холодной водой.

– Не говори так! Часто случаются плохие вещи, которые мы не в силах предотвратить, и эта авария произошла не из-за тебя, а по вине пьяного лихача.

– Но это меня везли в больницу, и, если бы не моя опухоль, все были бы живы.

– У тебя есть тетушка…

– Которая заперла меня здесь.

– Она очень хочет навещать тебя чаще, просто… – мисс Хоткинс сделала паузу, подбирая слова, – ей тоже тяжело, и ее высокий пост отнимает много времени…

– Она меня ненавидит! – сорвался на крик Ларри.

– Она тебя любит.

– Поэтому даже не звонит, – обращаясь к подушке, шепотом сказал Ларри.

Потерянно опустив глаза, мисс Хоткинс продолжила поглаживать руку Ларри.

– Зато, видишь, какие у тебя хорошие друзья, – с новым энтузиазмом начала мисс Хоткинс.

– Да, они классные, – всхлипнул Ларри, и на его лице появилась легкая улыбка.

Мисс Хоткинс взяла обеими ладонями руку Ларри:

– Давай так: под свою ответственность и твое честное слово вести себя хорошо я дам разрешение на один день вылазки с твоими друзьями в парк развлечений.

– Правда?! Честно-честно? – отбросив мокрую от слез подушку, затрепетал Ларри.

– Честно-пречестно.

– Здорово!

– Эй-эй тише, теперь ложись спать…

Всю оставшуюся ночь Ларри не сомкнул глаз, грезя о предстоящих захватывающих приключениях с друзьями вдали от ужасных мыслей и одиночества.

* * *

– Они не смогли прийти, – виновато сказала Ильза. – Генри с его длинным языком попал в переделку. Томми заступился, началась драка. Мальчишки… – закатила глаза Ильза. – В общем оба в больнице: у одного сломана рука, у второго нос. Ты какой-то бледный, у тебя все хорошо?

– Да, все нормально, передавай им привет, – понурив взгляд, сказал Ларри.

– Ты что-то хотел сказать мне, когда я вошла.

– Да, ерунда, – махнул рукой Ларри, – сыграем в карты?

* * *

– Мисс Хоткинс, добрый день! Я к Ларри, – приветливо улыбнулась Ильза, оглядывая большую гостиную пансиона в поисках друга.

– Он сейчас на процедурах, можешь подождать здесь или в его комнате. Думаю, он не будет против.

– К сожалению, мне нужно ехать, сегодня прилетает моя мама. Я оставлю подарок. Передайте ему, что я завтра загляну.

– Очень жаль, я передам, – ответила мисс Хоткинс и направилась в другое крыло пансиона.

На столе лежал блокнот и пара сточенных до основания карандашей. Ильза приоткрыла его, но, сдержав порыв любопытства, закрыла.

– Ну куда ты лезешь, – отругав себя, Ильза положила новую книгу рядом с блокнотом, а сверху – письмо от рыжих братьев и отправилась в аэропорт.

* * *

Дни становились длиннее, встречи реже, комната меньше, ожидания мучительнее.

Мисс Хоткинс всячески пыталась приободрить Ларри, но старания были тщетны. Однажды Ларри, возвращаясь с курса терапии, невольно подслушал разговор мисс Хоткинс по телефону.

– …прошу Вас приехать, Ларри с каждым днем становится хуже… – молчание, – но ведь… как же вы… – вновь тишина, – ему так нужно ваше внимание…

Тяжелый кашель выдал шпиона, и Мисс Хоткинс, извинившись перед собеседником, повесила трубку.

– Ларри, привет, как ты? – с улыбкой спросила Мисс Хоткинс.

– Это была Тетушка, да? – не дождавшись ответа, Ларри, с трудом поворачивая колеса, направился в свою комнату, оставив позади онемевшую мисс Хоткинс.

Она часто заглядывала к Ларри, проверяя, как он себя чувствует и не нуждается ли в чем-то, и каждый раз вместо ответа раздавался затяжной шелест листков, возобновляющийся вновь и вновь.

В один из дождливых дней мисс Хоткинс, открыв дверь в комнату Ларри, потеряла способность улыбаться. У окна, по которому струились водяные змейки, в инвалидной коляске сидел юноша в белой пижаме, склонив безволосую голову набок. Его рука повисла, словно тянулась к блокноту, который лежал на полу.

* * *

На лавочке под дубом с тяжелыми взглядами сидели Ильза, Томми и Генри и перелистывали страницы блокнота Ларри.

– Сегодня последний день в лагере, – сухо сказал Генри, гнусавя из-под носовой перевязки.

– Сделаем это? Как хотел Ларри, – спросил Томми, но ответом было молчание и лишь повторяющийся вновь и вновь затяжной шелест Ларриных фантазий.

Наступил конец каникул. Ребята разъехались по домам, так и не посетив аттракцион.

* * *

Прошло десять лет. Ильза открыла салон красоты, продолжая красить волосы в синий цвет. Томми и Генри стали известными банкирами и обзавелись семьями. Старые друзья стали редко встречаться, довольствуясь телефонными разговорами.

Однажды в летний день, забравшись на чердак, Ильза перебирала старые вещи, погружаясь в воспоминания, то с грустью выдыхая, то смеясь во весь голос. На дне одной из коробок она нашла фотоальбом, кепку-вертушку и толстый блокнот. Со страниц альбома ей улыбался мальчик в цветной шляпе с пропеллером на макушке, а позади него на кровати сидели двое рыжих кривляк. Отложив альбом, Ильза взяла блокнот. На первой странице карандашом были нарисованы вагонетки на рельсовых путях, в которых сидели Томми с большим носом, Генри с высунутым языком и маленькая улыбающаяся Ильза. По соседству разместился Ларри в кепке-вертушке и торчащими из-под нее волосами. Листки пришли в движение, и картинки начали сменять друг друга, придавая скорость вагонеткам, открывая новые повороты, спуски и подъемы. Образы ребят ожили, они махали руками и смеялись. Путешествие закончилось с последним листком, на котором внизу была надпись «Наша Американская горка».

* * *

– Может, Вы снимете эту кепку? Она может с Вас слететь. Жаль будет потерять такую вещицу, – обратился к синеволосой девушке лохматый прыщавый парень, одетый в оранжевый комбинезон с аббревиатурой «ПР».

– Нет, благодарю, – Ильза улыбнулась и демонстративно защелкнула крепежные лямки кепки под подбородком.

– Вот чудная… – буркнув под нос, парень направился к панели управления.

Механизм запустился. Вагонетки дернулась и медленно направились к стартовой точке, чтобы потом запустить цепную реакцию криков и смеха.

– Как ты там говорил… Руки выше! – Ильза подняла руки высоко вверх, и вагонетка полетела.

Другие работы автора:
+1
56
09:58
Благодарю blush
Загрузка...
Илона Левина №2