Две новеллы

Автор:
vladimir.tokarev
Две новеллы
Аннотация:
Журнал «Испытание рассказом», где испытанию подвергаются и автор и читатель.
Текст:

СТАРЫЙ ФОТОГРАФ

В журнале «Управления компанией» сменился главный редактор.
К публикации приняли мою новую статью, в письме главного редактора была только одна просьба: «Пришлите вашу фотографию для статьи».

С журналом я познакомился случайно — из редколлегии, когда еще был первый редактор (сейчас он большая шишка), пришло письмо с просьбой, предложить для пилотного номера какой-то интересный материал по теме менеджмента (меня нашли по многочисленным публикациям в интернете). Я опубликовал в «Управлении компанией» пару статей, и вот пришло это письмо от нового редактора. Это был первый случай, когда моя физиономия должна будет появиться в печатном издании.
Я, конечно же, похвалился сразу жене, а она сказала — подбери фотографию получше.
И вот тут-то начались проблемы.

Оказалось, что хотя фотографий было много, но это были или семейные снимки, либо я был совсем в неподобающей форме — с лопатой в саду, а если в галстуке — то для смеха без рубашки. Попытки сделать новую фотографию к успеху не привели — я получался при свете домашних софитов ужасно.

И тогда я вспомнил про старого фотографа, Григория Максовича. Он работал в том самом НИИ, где когда-то зарабатывал свои денежки и я. Главное, чем «промышлял» этот фотограф, — были фотографии для пропуска в НИИ.
Я подумал, быть может, остались негативы с моего пропуска, и он мне сделает нужное фото. На всякий случай я оделся красиво.

В то время я консультировал одну из фирм, которая располагаясь в этом НИИ, и потому у меня был пропуск (НИИ подзарабатывал, как все НИИ с момента перестройки и до сих пор, тем, что сдавал часть своих помещений, что оказались в эпоху рыночных перемен лишними, в аренду).
Фотография оказалась открыта.
Григорий Максович постарел. Удивительно что он меня узнал и сказал: — Вы — Токарев.
— Да, удивительно, что вы меня запомнили.

Далее я объяснил, что мне нужно. Помнится, что он мне что-то сказал про серебро с негативов, которое он должен смывать и куда-то сдавать, но я могу путать, так как не силен в химии и фотографии.

Григорий Максович спросил меня, когда я последний раз фотографировался на пропуск. Я примерно ответил — и он быстро нашел негативы — с негативами у него был «аптекарский порядок».
Пока шла вся эта работа по поиску, я огляделся по сторонам. Фотография НИИ состояла из комнаты, где собственно происходит фотографирование и печать фотографий, и предбанника для посетителей. На стенах предбанника висели фото работников НИИ, некоторые мне были знакомы. Но это были не фотографии для пропуска, а художественные фотографии. Несколько фотографий было с известными людьми.
— Это вы их фотографировали?

Григорий Максович ответил, где и когда он фотографировал относительно известных людей региона.

— А можно мне сделать новую фотографию? — спросил я.

— Давайте, оборудование у меня в рабочем порядке.

— Понимаете, Григорий Максович, это моя первая фотография для журнала — я написал статью, и редактор попросила фото. Но сейчас все стараются улыбаться для фотографии. Можно меня снять улыбающимся?
— Давайте снимем вас улыбающимся, — засмеялся старый фотограф.
— После недолгих приготовлений, съемка началась. Я старательно улыбался.

После недолгой возни со мной, рассматривая как лучше меня сфотографировать, как повернуть голову и пр., Григорий Максович, мне сказал:
— Извините, конечно, но почему-то, не знаю почему, когда наши люди начинают специально улыбаться для фотографии, они выглядят идиотами.

Я тоже засмеялся:
— Не стоит значит улыбаться?
— Нет. Просто давайте сделаем так. Я сейчас вас буду фотографировать, а вы представите, как будто у меня из фотоаппарата вылетает птичка.

Я улыбнулся, решил, что фотограф шутит.
— Вы меня не поняли. Вы представьте, что это реальная птичка, и вы этому очень удивлены, что она тут появилась. Попробуйте.
— Я попробовал. Старый фотограф сделал несколько снимков. В этот же день я принес свои фотографии домой (их осталось отсканировать и отправить в журнал). У фотографа не было цифровой камеры — а была самая обычная, но фотоаппарат у него был, как он сам отметил, очень хороший.
Жене страшно понравилась моя фотография, на которой я действительно улыбался. И совсем не был похож на идиота. К сожалению, пока я не могу привести эту фотографию к своей новелле. Она куда-то затерялась, а журнал, хотя и не убрал свои статьи из инета, но статьи прошлых лет размещены в нем без фотографий авторов. Да и сам журнал принадлежит (может, поэтому нет фото) другому владельцу.

КРУТАЯ ФОТОХУДОЖНИЦА

Первое фото на обложке журнала.

С той фотосессии прошло около 10 лет. А с 2012 года я стал очень активно публиковаться в профильных журналах. И тогда для первых же номеров (а всего мы сотрудничали с 14 наименованиями профильных журналов — не сразу, по очереди, но часто одновременно с несколькими) решился снова сфотографироваться.
Я писал заказные статьи, наш редактор их редактировала.

Итак, я решил снова сфотографироваться — за 10 лет я тоже постарел, изменился, борода и голова поседели.

Но старый художник, как выяснилось, уже умер. Было очень его жаль. Как-то через несколько лет после той фотосессии я его случайно встретил на улице, он еще больше постарел. Стал рассказывать про свои дела на мои вопросы о них, вернее про свои проблемы. Немного скупо заплакал. Очень жаль талантливого фотографа, перестройка его не пощадила.
Я поискал по инету художественные фотосалоны. Позвонил. Мне понравился разговор с одним фотографом, женщиной, мы договорились, что мне нужно немного снимков, и она обещала скидку, что меня и привлекло. Название фотостудии было крутое, как выяснилось, фотограф имела другую фамилию, а для привлечения публики для названия фотосалона взяла фамилию очень известного писателя, но взяла ее в женском роде. Не буду называть как именно, но, скажем, Пушкин — Пушкина, или Набоков — Набокова, не важно.
Фотография располагалась на первом этаже в центре самой центральной пешеходной улицы города, и я удивился, что мне пообещали хорошую скидку. Да и внутри фотографии места было много. У женщины–фотографа была помощница, они посмотрели на мой костюм, быстро подготовили черный фон, фотохудожница сказала, что сейчас это тренд.
Подготовили нужное освещение и фотосессия началась.

Вариантов они сделали даже в 2—3 раза больше, чем мы договаривались. Потом прямо при мне выбрали лучшие на компьютере, показали и забросили все фото на мою флешку — техника творит чудеса.

Меня все устроило. Но теперь нужны подробности.
Первые снимки, где я, разумеется, улыбался, представляли зрителю полного идиота. Всё как говорил мне старый фотограф. Меня фотографировали и стоя и сидя.

Но вторую половину снимков фотограф выполнила в варианте, когда она меня усадила на очень высокий стул верхом, как на лошадь. Стул был очень высокий. Ноги мне пришлось поставить на проножки этого высокого деревянного стула. Я понял, что выгляжу на этом стуле много хуже, чем идиот, и не смог удержаться и стал улыбаться, представив себя мысленно, как я выгляжу со стороны. Но фотохудожницу это не смутило, она делала свою работу — часто нажимала на пуск крутого цифрового фотоаппарата.
Что оказалось. Поскольку я улыбался на себя самого на самом деле, а не деланно, улыбка во второй половине фотосессии получилась искренней. И эта отличная фотография получилась, как вы понимаете, совершенно случайно, вопреки работы «фотохудожницы». Не специально.
Но какая мне разница, главное — результат.

Жене эти (верхом на стуле) фотографии очень понравились. А на фотографию, где меня просто снимали — стоя, сидя обыкновенно на стуле — она не смогла удержаться и громко засмеялась, и тоже вспомнила, что мне говорил тогда старый фотограф.

Я, конечно же, «наварился» на той фотохудожнице, так как не могу сказать, сколько десятков раз та фоторабота со скидкой мной была использована для статей, а позже для обложек книг, и еще будет использоваться, думаю, не раз. На картинке к этому рассказу та сама вторая случайная фотография (одна из двух верхом на стуле) в одном из журналов.

0
32
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Наталья Маркова №1

Другие публикации