Линия жизни.Глава тридцать пятая. Через две ступеньки

Автор:
Владислав Погадаев
Линия жизни.Глава тридцать пятая. Через две ступеньки
Аннотация:
Оказавшись на зоне, я задался целью : к тому времени как меня вытащат, я должен иметь аттестат зрелости (так назывался тогда документ об окончании школы), чтобы сразу двинуть в Свердловск – в УПИ.
Текст:

С Первого сентября я пошёл в вечернюю школу при ИТК №2.

Ещё в Серове – до всех этих событий - принял решение поступать в Уральский Политехнический, и даже имел рекомендательное письмо к тренеру команды  «Буревестник» УПИ Волкову, под руководством которого мечтал тренироваться. Александр Митрофанович уже в то время воспитал немало классных боксёров и пользовался большим авторитетом и в Свердловске, и в Российской Федерации. Такие имена как Фёдор Римшев, Олег Коротаев, Анатолий Муксунов  говорят сами за себя.

Оказавшись на зоне, я задался целью : к тому времени как меня вытащат – а из Серова пришло известие, что заводчане непременно добьются моего освобождения – я должен иметь аттестат зрелости (так назывался тогда документ об окончании школы), чтобы сразу двинуть в Свердловск – в УПИ.

Поскольку в то время в вечерней школе было введено одиннадцатилетнее обучение, а у меня в арсенале имелась лишь восьмилетка – рванул сразу в одиннадцатый класс, чтоб не терять времени. Зачислить-то меня зачислили, но предупредили, что нужна справка об образовании с предыдущего места учёбы. Я с самым серьёзным и ответственным лицом обещал предоставить непременно.

Первую четверть окончил хорошо. Если попадался незнакомый материал  из программы девятого-десятого классов,  изучал самостоятельно, благо, времени хватало, да и цель маячила впереди, не давая расслабляться. После окончания четверти мне снова напомнили о недостающих документах, и я с тем же выражением ответственности снова пообещал всенепременно их доставить.

Вторую четверть окончил не хуже: по результатам был вторым в классе. Мне снова напомнили о справке. Я, стыдливо потупясь, отвечал, что будет всенепременнейше.

После окончания третьей четверти и очередного напоминания о долге я, скромно опустив глаза и нежно краснея, ответствовал, что образование у меня – восемь классов, о чём имеется свидетельство, которое я готов предоставить незамедлительно. На это мне было сказано: «Чёрт с тобой, учись, но недостающие предметы сдашь экстерном!» Помню, что одним из них была астрономия. Пришлось готовиться самостоятельно.

Экзамены сдал хорошо: в аттестате было больше половины пятёрок и ни одной тройки. Я  был готов к выходу на волю…

Но все ходатайства завода, комсомольской организации и спортивного общества остались без удовлетворения…

* * *

В нашей небольшой коммуне произошли некоторые изменения.

Освободился Москва. Мы трогательно его проводили, а главным механиком цеха стал Володя Перминов.

Брынза ушёл в таблетировочное отделение – самый вредный участок цеха, где из порошка формуют таблетки-заготовки. Из этих таблеток на следующих этапах производства прессуют детали.

Балда перевёлся в машинное отделение. Наш цех был укомплектован двумя видами прессов: новые полуавтоматы, каждый из которых имел свою гидравлику и мог работать обособленно, и старые, которые приводились в рабочее состояние при помощи общей гидравлической системы. Давление в системе создавалось и поддерживалось при помощи нескольких насосов, располагавшихся в машинном отделении – помещении, которое было относительно «чистым», с меньшим уровнем вредности. Вот в это отделение Балда и перешёл оператором.

И для нас, и для Коли с его восьмилетним сроком новое назначение было большим преимуществом, которым мы незамедлительно воспользовались: сделали в машинном отделении турник, смастерили и повесили на стену подушку, по которой лупили, как по боксёрскому мешку, оборудовали душ, правда, холодный.

Вскоре и Брынза принял новую должность: его назначили бригадиром – бугром - таблетировочного отделения. Через некоторое время он перетянул туда и меня. Зарплата в таблетировочной была выше, чем на других участках, как, соответственно, и вредность, но ведь я должен был помогать бабушке, пенсия которой в то время составляла всего тридцать рублей.

По молодости лет мы плохо представляли отдалённые последствия вредного воздействия фенолов, да и к запаху уже притерпелись. 

+3
52
14:42
+1
Прочла вчера несколько глав на литнете, не удержалась)
спасибо!
Спасибо Вам, Рената! За вдохновение и стимул)
18:54
+1
Эх, прямо комбинат какой-то. а сейчас на зонах и работы нет толком, сидят, штаны протирают…
17:59 (отредактировано)
Такова была государственная политика(: труд заключённых вкупе с выдавливанием крестьян с земли позволили осуществить индустриализацию. Придя к власти, Хрущёв развенчал культ личности, реабилитировал осуждённых, но быстро понял, что без их рабского труда многие проекты придётся свернуть.

Ведь и сама аббревиатура ЗК означает: заключённый каналостроитель.

Именно зеки построили Беломорско-Балтийский канал, канал имени Москвы, Волго-Донский канал; Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П. Завенягина; Нижнетагильский металлургический комбинат им. В. И. Ленина; Волжскую, Жигулевскую, Угличскую, Рыбинскую, Нижнетуломскую, Усть-Каменогорскую, Цимлянскую и другие ГЭС; Трансполярную магистраль; Кольскую железную дорогу; Строительство № 506 — Сахалинский тоннель; Северную железную дорогу; Строительство тоннеля через Татарский пролив; Печорскую магистраль и и множество автомобильных дорог; объекты советской ядерной программы, несколько советских городов, среди которых Комсомольск-на-Амуре, Воркута и Находка.
18:01
+1
к сожалению всё это в прошлом, сейчас редкие колонии что либо дают стране вообще, а тем более профессию зекам
19:34 (отредактировано)
Профессию, как впрочем и образование, лучше получать на воле))))))
Кстати, читал, что США превосходит РФ по количеству заключённых.
Что касается решения воспитательно-образовательных задач: зона сама по себе не сделает из дурака умного, а из тунеядца — героя труда. Зона — как лакмусовая бумажка — всего лишь ярче проявляет свойства личности. Как и любая другая экстремальная ситуация.
Лишение свободы, на мой взгляд, оправдано лишь тогда, когда необходимо просто изолировать от общества асоциальную личность с девиантным поведением. Остальным достаточно условного срока с огромным штрафом в пользу государства и компенсацией материального и морального вреда потерпевшему. Фишка в том, что урод и подлец в заключении лучше не станет: выйдет на волю — всё начнётся по-новой и даже хуже. А адекватный, но слабый человек может просто сломаться(((
20:43
не абсолютно, но близко к реальности
Загрузка...
Маргарита Чижова №1