Пересекающиеся Миры. Оборотни. Часть I Глава III

Автор:
stargazer
Пересекающиеся Миры. Оборотни. Часть I Глава III
Аннотация:
Оставался ещё один вопрос решать который надо было обязательно, и снова этот вопрос касался Светы. Вроде бы и дело пустяковое — всего-то купить Свете квартиру, но характер, характер там ой-ё-ёй, даже хуже.
Текст:

- Варь, а знаешь кем твой жених работает? - руки на столе, голова на руках и ехидный, с прищуром, взгляд снизу вверх.

- Какой он мне жених?!

- Жених, жених, не прибедняйся. - как в детстве, когда дразнятся: тили-тили тесто, жених и невеста, улыбаясь детским голоском сказала Света. - Он у тебя помощник депутата Госдумы. Съела?!

- Ё-моё. - прошептала Варя. Других слов у неё не нашлось.

Видимо гражданин Гераклит, потому и был известен, как Мрачный что однажды изрядно переполошил народ заявив, что всё течёт, всё меняется за исключением человеческой души. Не из-за этого ли, кстати, помимо Мрачный он ещё получил прозвище Тёмный? Ведь всем известно: чужая душа - потёмки! Куда, спрашивается, он полез? Его кто-то просил?!

Этот небольшой экскурс в историю говорит лишь о том, что не лезь в чужую душу и не придётся тебе, подобно товарищу Гераклиту, возненавидев людей жить вдали от них и, что немаловажно, питаться чёрт-те чем. Может оно получилось и несколько мудрёно, ну да ничего не поделаешь, нечего в душу лезть, тем более охотницам.

Кому какое дело, спрашивается до того, что Варя и Света опять сидели за одним из столиков той самой пивнухи-кафешки, по чуть-чуть выпивали и разговаривали за жизнь? А вот насчёт всего изменяюшегося в плане того, что теперь они стали самыми настоящими охотницами — это факт и факт весьма приятный. В отношениях между девчатами ничего не изменилось, в смысле, не изменилась расстановка сил, если это можно так назвать: Ира, Татьяна и Катя предпочитали проводить своё свободное время вместе, ну и Варя со Светой — тоже самое.

***

- Вы где?! - прокричал голосом Кати только что зазвонивший мобильник Вари.

- Да тут вот. - оглядев помещение кафешки неопределённо ответила Варя.

- Всё ясно, опять в своей таверне бухаете. - весело, нисколько непохожим на порицание тоном прокричала Катя. - Быстренько подскочили, мордахи подкрасили, таксистам это нравится, и к Татьяне. Адрес знаете?

- Знаем. - неизвестно кому кивнула Варя и посмотрела на Свету. - К Татьяне в гости зовут.

- А что, поехали! - неожиданно весело для Вари ответила Света. - Наверняка какую-нибудь пакость придумали. Интересно же!

***

- Во, партизанский отряд пожаловал. - открыв дверь приветствовала Варю и Свету Татьяна. - Проходите. Катька буянит, связать поможете.

- Я не ещё буянила! - раздался из комнаты голос Кати. - Я Варю со Светкой ждала, а вот теперь начну!

Катя с ногами в здоровенном кресле, Ира тоже с ногами только на диване. На столе почти целый, ну разве что по кусочку съели, внушительных размеров торт, тарелки с недоеденными кусками торта, чайные чашки, ложечки, ну в общем все необходимые атрибуты чаепития.

- Садитесь. - Татьяна пригласила к столу Варю и Свету, а сама пошла на кухню подсуетиться насчёт тарелок, чашек гостьям.

- Это мы в Катерину женскую стать вгоняем. - кивнул на торт серьёзно сказала Ира. - А то, вон, смотри, прямо щеколда какая-то ходячая.

- Сама ты щеколда. - сделала вид, что обиделась Катя. - На себя посмотри. И уже обращаясь к Варе со Светой. - Это они мне завидуют.

- Что сорок четвёртый размер у штанов, что пятьдесят четвёртый, - это Татьяна пришла из кухни с чашками и тарелками. - один хрен цена одинаковая. Это я тебе как спец по шмоткам говорю. Давайте, сами за собой ухаживайте.

Торт оказался вкусным. Вообще-то это для человека на диете, вернее, для его диеты все торты невкусные, а если без диеты, то все вкусные, исключений не бывает.

- Ну как вы? - наливая чай спросила Татьяна Варю со Светой. - А то что-то давненько не виделись.

- Светка, говорят, знаменитого доктора Пирогова за пояс заткнула. - начала было язвительная Катя.

- Да замолчишь ты когда-нибудь?! - прикрикнула на неё Ира. - А то я сейчас тебя за пояс заткну, одни тапки наружу торчать будут.

- Нету у меня тапков. - вытянула ногу Катя. - Такие как ты отобрали.

- Ладно, Кать, завязывай хохмить. - остановила Катю Татьяна. - Правда, девчат, как вы?

- Да вроде нормально. - пожала плечами Варя. - Живём помаленьку.

***

В нашей жизни, да и в жизни вообще, ничего не происходит случайно. Даже всем известные прыщи вскакивают не иначе как по приказу какого-то неведомого нам прыщиного начальства. Чего уж тогда говорить о людях, и тем более об охотницах?.

Да, чаепитие было затеяно не случайно. И то что девчата до приезда Вари и Светы по кусочку торта слопали тоже было неслучайным. А всё дело в Свете, в её вредном и упрямом характере.

Тут надо немного посмотреть на то, что прошло, а не те якобы случайности, которые превратились в причины. Когда стало ясно, что Татьяна, Варя и Света вполне состоялись как охотницы перед Зоей Павловной, как перед их наставницей, встал вопрос об их будущем, о том в каком качестве они и дальше будут пребывать в статусе охотниц.

Ну с Татьяной, с той всё ясно. Разумеется она не бросит своё бизнес-детище в виде бутиков, не так легко они ей достались. Это что же получается, когда всё устроено и построено, когда и остаётся, что контролировать, взять да и бросить, в смысле, продать бизнес? Зоя Павловна даже и не собиралась затевать с Татьяной разговор по этому поводу, потому как прекрасно представляла себе, чем он закончится. Да и со свободным временем у Татьяны, можно сказать, был полный порядок. А что, с утра, к открытию бутиков Татьяна приезжала, проверяла документы, и вообще, обстановку в целом и всё, целый день свободна. Кстати, в пользу того, что грех продавать такой бизнес были и директора бутиков, которых Татьяна, как те иголке в стогу сена разыскивала — броня и стена несокрушимая, по другому не скажешь.

Проще всего оказалось с Варей. Когда Зоя Павловна предложила ей по примеру Иры и Кати перейти на вольные хлеба, разумеется Зоя Павловна рассказала Варе, да и не только Варе, но и Татьяне со Светой, каким образом сама Зоя Павловна, Маргарита Валентиновна и Ира с Катей добывают себе на хлеб. Не сказать, чтобы услышанное было принято девчатами с восторгом, но и неприязни не вызвало, скорее наоборот. Почему? А потому что спросите у любого встречного-поперечного: испытывает ли он нежные чувства к казнокрадам, чиновникам взяточниками и прочей сволочи? Отбирая у этих весьма, в кавычках, достойных членов общества необходимую для более-менее нормальной жизни часть денег Зоя Павловна с воспитанницами, во-первых, постоянно напоминали казнокрадам и взяточникам, мол, если и воруете, и берёте взятки, не зарывайтесь. Есть и на вас сила, причём Сила в сравнении с которой Прокуратура вместе со всем Уголовным кодексом — скорее сперматозоид, нежели чем даже дитя малое. Да, разумеется ни Зоя Павловна, ни Маргарита Валентиновна, говоря революционным языком, экспроприациями не занимались. Не потому не занимались, что не по статусу, скорее потому, что хоть и волшебницы и охотницы, а как ни крути, возраст не тот, хулиганского задора не хватает. Этим, причём не с жадным, а с весёлым, этаким робингудовским азартом занимались Ира с Катей, причём Катю иногда аж приходилось притормаживать, бывало что слишком увлекалась.

Так вот, когда Зоя Павловна предложила Варе перейти на вольные хлеба, та сразу же отказалась. Правда, и Зоя Павловна это прекрасно видела, отказалась не в силу врождённого чистоплюйства, а по другим причинам. Согласитесь, когда человек добивается, достигает чего-то, чего-то своего, ну как например Татьяна со своими бутиками. Довольно-таки сложно, если возможно вообще вот так взять и в одночасье от этого отказаться. Это хоть и не совсем, но всё-таки похоже, когда например, какую-то вещь, которая тебе очень нравится, на которую долго-долго деньги копил не раздумывая взять, да и выбросить на помойку. Ведь Варя, пусть и не имела достатка какой был у Татьяны обеспечивала его сама, своими руками, ни у кого не просила, а это немаловажно. Да и, а это пожалуй самое главное, Варе нравилась её профессия, очень нравилась. Может это и громкие слова, но для того чтобы сделать хорошую причёску, неважно кому, мужчине или женщине, и тем самым подарить человеку хорошее настроение одной ловкости рук маловато будет. Тут и мастерство, которое по части искусства, требуется, и даже волшебство.

***

Иное дело Света. В её случае вообще какая-то, этакая взрывная, дикая помесь получилась. Дар охотницы Света восприняла на свой лад. Что касаемо отслеживания и регулировки потоков Силы Света этим если и занималась, то от случая к случаю и какого-либо желания заниматься этим откровенно не проявляла. В первую, в самую главную очередь, свой дар она направила на медицину, ничего не поделаешь, получилось будто бы недоучившейся студентке вдруг диплом врача вручили. Насчёт того случая, когда Света фактически спасла больного, ну когда тот на прямо на операционном столе чуть не помер, она наврала что-то, потом забыла что наврала. Расспросы продолжались, Свнта наврала ещё что-то и так покуда совсем не запуталась.

А получилось очень даже интересно. Почувствовав в себе Силу, которой плевать на все дипломы вместе взятые Света, к тому же характер — лучше не связываться, как будто до бесплатного дорвалась, вся, целиком и полностью погрузилась в медицину и в прямом смысле этого слова принялась творить чудеса. В операционной, там хирург Игорь командует, там не очень-то почудесничаешь, вмиг по шеям схлопотать можно. Да и операция это совсем другое, там хирург царь и бог и мешать ему, только хуже делать. Света это прекрасно понимала и не лезла со своими советами и, как она объясняла свой дар, предчувствиями. В конце концов больного можно и после операции «подправить», а таких случаев, когда промедление смерти подобно слава богу больше не было.

Ну а вне операционной, в палатах, там Света разошлась, не остановишь. Сами операционные разрезы и те места откуда что-то отрезали на больных заживали наверное быстрее, чем бамбук растёт. Как говорится, шила в мешке не утаишь, потянулись к Свете больные из других отделений, а та и рада стараться. Правда, и правильно делала, врачевала она в основном тех, или у кого почитай что сплошная безнадёга, или же лечение долгое и соответственно дорогое. Всех остальных Света со всей лёгкостью своего характера посылала к лечащему врачу, а заодно на три весёлых и очень знаменитых буквы. И что интересно, никто из отвергнутых больных не обижался, не иначе знали и понимали, если не дай бог что Света первая прибежит.

***

Но это больные, им что ни скажи, какой лапши на уши ни повесь, во всё поверят и лапшу слопают, другое дело врачи, им той же лапши маловато будет, им подавай причину повесомее. И Света придумала причину, нормальная, хоть и ни одного слова правды в ней не было, причина получилась жизненная, не подтвердишь и не опровергнешь.

Оказывается Света полезла починить розетку, отец на работе был, а розетка позарез нужна оказалась, и её очень сильно тряхнуло электротоком, аж сознание потеряла. Вот после этого, не сразу правда, в ней и проснулись способности лечить так, как никто в больнице лечить не умеет. Ну а насчёт того: а почему тогда поначалу чёрт-те что плела, ответ был ещё проще: стеснялась. Боялась что смеяться будете и дурой называть, потому что полезла чинить розетку под напряжением. Вот и всё! Всё очень просто! Просто да непросто.

Заведующий хирургическим отделением — Иосиф Иванович, мировой мужик, не вызывал Свету к себе, а повстречав её в коридоре сказал просто:

- Значит так, тётка Ванга! По отделению на метле не летать, во время операции доктору не мешать, узнаю, самолично как сервелат порежу! В остальном делай что хочешь, лечи, раз у тебя такой дар появился. Только смотри, не увлекайся, чуть что, или ко мне, или к Игорю. Понятно?!

А вот главврач, вернее будет сказать, главврачиха — дама за плечами которой помимо учёного звания кандидата медицинских наук числились ещё стервозный характер, почти маниакальная подозрительность ко всему, что сложнее аспирина, а также недавний климакс отнеслась к внезапно появившемуся дару врачевания у Светы, сами понимаете, очень и очень сначала подозрительно, а потом и отрицательно.

Света была вызвана на самый большой, в смысле, высокий в больнице медицинский ковёр стоя на котором услышала, что ей запрещается какое-либо знахарство и шаманство во вверенной главврачихе больнице. Что в случае повторения, её, Свету, ждёт не только увольнение по соответствующей статье, в уборщицы не возьмут, но и уголовная статья по которой её с удовольствием возьмут, лет этак на десять.

Света не стала возражать, кивнула головой, правда не стала говорить, что, мол, такого больше не повторится, сказала лишь, что всё поняла и спросила: может ли она быть свободной? Главврачиха повелительно кивнула и сделала царственный жест рукой по направлению к двери, иди мол. Ну и дура ты главврачиха, ей богу дура. Света не стала мудрствовать, взяла да и устроила главврачихе затяжные, правда не очень обильные, возраст всё-таки, болячек навалом, критические дни.

Уже было отвыкшая пользоваться всякими там Тампаксами и прочими интимными женскими приспособлениями главврачиха обнаружив начало критических дней сначала было обрадовалась, а потом испугалась. А испугалась она после того, как критические дни начавшись неделю назад и не думали заканчиваться. Не сказать чтобы сильно, но всё-таки, пардон, подтекало, а это для возраста главврачихи было ненормальным.

Вот и очутилась главврачиха в состоянии ступора. Причина? А причина простая, сама-то в медицине уже ни хрена не соображает, должность не позволяет, да и раньше знаниями не блистала. Критические дни надо как-то останавливать иначе и кровью можно истечь, почти как на это самое изойти, только благороднее будет выглядеть. Значит надо обращаться к врачам, к тем, кто реально в этом соображает и сможет помочь. А врачи, и тут самый капкан-то и спрятан оказывается. Они в первую очередь подчинённые, а потом уже врачи. Ну а с подчинёнными, сами знаете как надо, чтобы уважали, да плевать что через страх, самое главное чтобы уважали. Вот и думай, обратишься, помогут конечно, но, но если шёпотом да по секрету клятва Гиппократа остаётся в целостности и сохранности, медицинская этика тоже.

Выдержав в таком состоянии главврачиху ровно десять дней Света позвонила ей и прямым текстом заявила: если та и дальше будет мешать Свете лечить больных, к месячным добавится ежедневный понос. И знаете, помогло. Месячные прекратились вообще, а понос так и не начался.

***

Зная обо всех в кавычках и без кавычек подвигах Светы Зоя Павловна не решилась предложить ей стать охотницей на вольных хлебах. Наверняка для Светы уйти из больницы, из профессии, было равносильно что руки-ноги самой себе отрезать, не меньше. А теперь, когда она по факту, пусть и без диплома, и пусть работала в хирургическом отделении, стала терапевтом номер один больницы, да вы что?! Предлагать такое человеку искренне любящему медицину, которая лечит больных не для того чтобы похвастаться своими способностями, а потому что по другому не может поступить, это по меньшей мере кощунство, если не преступление.

А ведь Свету надо было как-то вытаскивать из больницы, из медицины вряд ли получится, обязательно надо. Света — единственная из девчат будущая волшебница, а с волшебницами обстоит гораздо сложнее нежели чем с охотницами. С ними не получится, захотел посвятил сегодня, захотел, через неделю. На волшебниц приходит, если хотите, команда из Страны и будущая волшебница отправляется туда, и возвращается оттуда уже волшебницей. Что там происходит, волшебницы не рассказывают, лучше не спрашивать. А вот когда придёт эта, так называемая команда, не знает никто, вот в чём дело.

Зоя Павловна планировала предложить Свете заняться врачеванием в офисе, а что, условия не хуже, даже лучше чем в больнице, да и Зое Павловне помощь. Но глядя на будущую волшебницу Зое Павловне почитай сразу стало ясно, эту просто так из больницы не вытащить. Единственное, что вселяло надежду в Зою Павловну, так это то что став волшебницей Света сама не сможет работать в больнице, да, просто не сможет и переберётся в офис, ну и соответственно на вольные хлеба.

Оставался ещё один вопрос решать который надо было обязательно, и снова этот вопрос касался Светы. Вроде бы и дело пустяковое — всего-то купить Свете квартиру, но характер, характер там ой-ё-ёй, даже хуже.

0
29
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Мартин Эйле №1