Девять жизней Тома (ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой Гарри вспоминает прошлое, которого не было)

Автор:
Ядвига Врублевская
Девять жизней Тома (ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой Гарри вспоминает прошлое, которого не было)
Аннотация:
Социальная, драматическая, романтическая, ироническая и трагическая повесть о борьбе с самим собой, с врагами, друзьями, вселенной и самой смертью. Относится строго несерьёзно, плакать и смеяться дозволяется. Сатира.

Кратко: Гарри получает письма. Иногда он их читает, иногда нет.
Текст:

Говорят, есть два отца. Один наверху, другой внизу. Они врут. Всегда был только дьявол. И если заглянуть на дно, там будет лишь отражение, смеющееся над тобой. 

Мир Дикого Запада



Дорогой мой мистер Поттер,

Услышав о том, что мой верный враг всё-таки нашёл в себе силы прийти за моей головой, я не преминул сесть за письмо. Когда мы виделись с Вами последний раз, Вы мне заявили, что пока живы, будете бороться со мной до самого конца и не пожалеете ничего, только бы увидеть меня мёртвым. Что ж, Вы, в самом деле, не пожалели ничего и никого. Пожертвовали всеми, кем могли. Скажите, мистер Поттер, теперь Вы удовлетворены? Отвечайте честно, как вас учила госпожа Амбридж. Удовлетворены, мистер Поттер?

Ну а если серьёзно, Гарри, на кой Мордред, тебе понадобилось объявлять мне вендетту? В самом деле, это так старомодно. Но раз ты до сих пор столь глуп, что находишь нужным принимать эти позёрские позы, я не буду пытаться убить тебя в ответ. В конце концов, мне иногда бывает скучно. Быть может, ты сможешь развлечь меня.

Даже любопытно, кого ты убьёшь первым, кто в твоём личном списке ненавистных пожирателей? Снейп? Малфои? А что насчёт тебя, Гарри? Что ты будешь делать с собой? Тот кусок, который я оставил тебе, он ведь всё ещё с тобой, верно?

Ты убьёшь себя? Или может, дашь возможность сделать это мне? Это было бы безответственно, Гарри. Ведь герой у нас ты. Кстати, ты до сих пор дышишь только благодаря осколку. Скажи ему спасибо, Поттер. А ещё скажи спасибо своему наставнику, он всласть наигрался нами обоими. Тебе не кажется, что он до сих пор наслаждается происходящим? Лежащий в гробу Дамблдор представляется мне самодовольным ублюдком с этой его вечной ухмылкой всезнающего отца, а не разлагающимся дерьмом, в которое превращается каждый, кто умирает.

Что ж, золотой мальчик. Я жду, когда ты придёшь за мной.

Л. Волдеморт

Гарри отложил письмо. Огневиски осталось на дне. Поттер тяжело выдохнул, сжал виски в ладонях. Предстояло прожить ещё один день в поселении отбросов. Нужно было подумать, как достать Волдеморта. Начинать следовало с его ближнего круга. Поттер встал. Пошатываясь, он дошёл до двери, снял куртку, висящую на гвозде. Выйдя из трейлера, он ощутил смесь тошнотворных запахов Backyard. Это и вонь от мусора, валяющегося кучами по всему поселению, и запахи полевых кухонь, где варились одни лишь консервы, и зловоние немытых тел, мочи, алкоголя и сигарет. Подле трейлера валялся Пол, пьяный, как и всегда. Между ног виднелось пятно мочи. Гарри растолкал Уокера, пытаясь привести его в чувства.

— Твою же мать! — прокряхтел старик, — Джеймс! Какого чёрта?

— Держи, — сказал Поттер, протягивая пьянице остатки огневиски. Уокер хлебнул два раза и тут же очнулся.

— Совсем другое дело! — сказал он весело. — Знаешь, я был уверен, что в этот раз не встану вовсе.

— Зачем ты опять спал здесь, Пол? — спросил Гарри, ощущая усталость. — Я ведь нашёл тебе место для ночлежки.

— Да я и не хотел, само оно как-то. Шёл, хотел отлить и вот… — Гарри не стал говорить, что его трейлер не являлся отхожим местом, и отливать следовало в кабинках с дырками.

— Штаны хоть смени, — сказал Гарри, тактично отворачиваясь от Уокера. Тот посмотрел на свою ширинку.

— Ёбана мать! — сказал он и заржал. — Опять. Пойду к Мэри.

Гарри кивнул и направился к бараку старухи Бэль, желая проведать её. Никакой старухой она не была, ей было только пятьдесят три, но мисс Джонс с упорством барана говорила, что уже стара, больна и немощна. Выглядела Бэль плохо. Её худое измождённое лицо было испещрено многочисленными складками, часть глаз скрывали нависшие веки, само лицо бледное, почти прозрачное. Только вчера мисс Джонс откачала скорая помощь, за вызов которой Поттер выложил кругленькую сумму. Ни у кого в Backyard, включая самого Гарри, не было страховки.

Поттер постучал и вошёл. В бараке Бэль было сумрачно как в кабинете Трелони. Горели воскурения, которые не могли перебить запах несвежих простыней и пота. Поттер кашлянул.

— Мистер Эванс, это вы? — спросила старуха.

— Да, Бэль, — сказал Гарри. — Я пришёл вас проведать. Поттер взял шаткий стул, стоящий в углу комнаты и поставил его подле кровати мисс Джонс. Сев на него и приняв вид психотерапевта, Гарри ласково взглянул на женщину. — Как хорошо, — вздохнула Бэль. — А я вот лежу, думаю, что если бы не вы, мистер Эванс, быть мне уже на том свете. Дорогой, мистер Эванс! Я ведь совсем одна. Бедная Бэль Джонс. А сестра-то у меня дрянь, небось каждый день думает, когда Бог меня на небо заберёт, а он не хочет. Ведь правду говорят, лучших забирает. А меня он не хочет к себе брать.

— Что вы, дорогая Бэль, — мягко сказал Гарри. — Всё это неправда. Вспомните старика Уильямса, хороший был человек, прожил до девяноста пяти. И вы ещё поживёте.

— И то верно, — сказала старуха. — Но так только вы, мистер Эванс, думаете, а остальные… Остальные обязательно мимо пройдут и скажут: «Когда старуха Бэль концы отдаст, барак бы её забрать». И сестра моя, и племянник, и муж её проклятый.

— Да бросьте, вы, — ответил Гарри. — Не думают так они.

— Думают! — возразила Бэль. — Когда сестра женилась, муж её зажал меня на кухне и чуть не снасильничал надо мной. Господи, как я тогда напугалась! Но Бог не оставил меня. Спас, — Поттер с сомнением посмотрел на Бэль, она была старше сестры на семнадцать лет и вряд ли была интересна мужу сестры на свадьбе, но прерывать рассказ её Гарри не стал. Найдя у себя в кармане маленькие таблетки аскорбинки, он дал их старухе и подал стакан. Та с благодарностью выпила две таблетки, и тут же схватив Поттера за руку, запричитала:

— Один вы меня навещаете, один обо мне печётесь и о всех нас.

— Что вы, — Гарри попытался вырвать руку, из цепких пальцев Бэль, но старуха крепко держала её. Страдание на лице мисс Джонс чуть смягчило Поттера, и он позволил ей прижать свою ладонь к морщинистому лицу.

— Как мы без вас, мистер Эванс? Каждый раз думаю, что уедете насовсем, а мы тут погибнем…

Гарри ушёл от старухи через полтора часа. Успокоенный её болтовнёй, Поттер решил, что женщина в порядке. Уже почти дойдя до трейлера, Гарри встретил Дэнни. Тот нёс своей тётке кашу в контейнере. Мальчишка умудрился пару раз залезть в кашу пальцами и зачерпнуть жижу вместе с вареньем. Он как раз облизывал сладкие пальцы, когда Поттер столкнулся с ним.

— Мистер Эванс! Можно к вам сегодня прийти? — спросил Дэнни, улыбаясь во весь рот. Переднего зуба у него не было. «Молочные были кривые, — думал Поттер. — хуже будет, если коренные пойдут в мать».

— Можно, мистер Эванс?

Мальчишка нетерпеливо заглядывал ему в глаза.

«Сегодня нужно составить план по отлову пожирателей. Пора прекращать пить и заняться делом».

— Извини, Дэнни, но сегодня я занят, — сказал Гарри мягко, улыбнувшись мальчику. Тот насуплено кивнул, но ничего не ответил.

«Светлая душа, — подумал Поттер, смотря вслед мальчику. — Он мог быть моим ребёнком».

«Он бы мог быть твоим мёртвым ребёнком», — услышал Поттер. Боль в виске была резкой. Поттер закрыл глаза, пытаясь, не думать о мёртвых детях.

— Ты мог бы иметь множество мёртвых ублюдков, Поттер. Потому что каждого твоего ублюдка я бы убил с огромным наслаждением.— Заткнись, — прошипел Поттер.

— А ведь ты был первым младенцем, которого я попытался убить. После этого я перестал верить в то, что детей убивать нельзя. Ещё как можно и даже нужно. Потому что из этих кусков дерьма, не представляющих сегодня ничего стоящего, делающих только в свои штаны это самое дерьмо, завтра вырастают недурные волшебники, одержимые манией мести.

— Я не мстил тебе.

— Конечно, нет, разве бы такое ничтожество как ты, могло мне отомстить? Поттер, ты, в самом деле, веришь в то, что какой-то подросток может бросить вызов мне?

— Я это сделал.

— И чем это кончилось?! Все твои друзья мертвы, Поттер. Выжил лишь ты. Мальчик-который-всегда-выживает, пока другие умирают, защищая его.— Заткнись, — сквозь зубы сказал Поттер, стараясь не смотреть по сторонам. Он почти ничего не видел перед собой, когда вошёл в трейлер. На ощупь Гарри добрался до душевой и открыл зеркальный шкафчик. Сощурившись, он перебирал один пузырёк за другим, пытаясь прочесть название. Бестолку. Тогда Поттер откручивал крышки, надеясь отыскать нужные таблетки по форме, но каждая новая баночка оказывалась пустой.

— Все они сдохли, Гарри! — смеялся голос в голове. — Все твои друзья, знакомые, неизвестные тебе маглы, а ты живёшь и продолжаешь гадить на этой чёртовой планете, чтобы… — Чтобы что? — спрашивает Поттер.

— Чтобы что? — спрашивает голос в голове удивлённо. — Чтобы гадить, конечно! Больше люди всё равно ничем не занимаются. Они рождаются, умирают, кто-то раньше, кто-то позже, но перед этим, Поттер, они делают хорошую кучу дерьма.

Наконец обнаруженный пузырёк не пуст. Ксанакс. Он узнаёт его по длинной прямоугольной форме. Разломив таблетку надвое, Поттер выпивает одну и вторую, глотая воду из крана. Он долго стоит над раковиной, пытаясь проморгать слёзы. Руки трясутся как у эпилептика. Гарри тихо скулит, когда чувствует, как к его плечу прикасается костлявая, будто принадлежащая глубокому старику, рука. Она крепко впивается в Гарри когтями и вырывает кусок вместе с мясом. Поттер кричит, задыхаясь. Зажимая место раны рукой, он отшатывается, а потом с отчаянием смотрит в зеркало, ища глазами того, кто его ранил. Он не видит там никого. Никого нет позади него. И его самого нет, только лицо Волдеморта смотрит на него из зеркала, растягивая губы в гадкой ухмылке. Всё его лицо в струпьях, гадкие черви вываливаются из его рта. Белые безвольные твари выползают из глазниц их ушей, из кожи, сквозь проделанные ими же отверстия. Поттер давится и выблёвывает отвратительных копошащихся внутри тварей. Его выворачивает наизнанку, а их вид в раковине заставляет испытывать ещё большие приступы рвоты.

— Ты такой же, как я, Гарри, — слышит Поттер и чувствует руки на своих плечах. — Убиваешь всё, чего касаешься.

— Нет!

— Но это не страшно, Гарри. К чему сожаления о людях? У нас с тобой может быть вечность. Тебе только нужно согласиться.

— Согласиться на что?

Поттер падает на пол, сжимается в комок в углу и прячет голову, зажимая уши. Он не смотрит на обладателя голоса, он знает, что его здесь нет, как нет червей и нет отражения. Ничего нет, только чёртов голос в его голове.

— Тебе только нужно сказать да, — рука, коснувшаяся его, принадлежит не Реддлу, это была хорошо знакомая морщинистая рука учителя. Учителя, которого он любил как отца. На Гарри смотрит Дамблдор, его голубые ласковые глаза смеются, образуя множество лучиков морщин. Директор касается щеки Поттера, гладит её и Поттер рыдает, прижимаясь к руке, чувствуя себя маленьким мальчиком.

— Скажи мне да, Гарри, — просит директор.

— Я не могу! — Поттера трясёт как в припадке. — Я не могу этого сделать. Простите меня, но я не могу…

— Гарри, — Гермиона смотрит на Поттера сочувственно и нежно, она отечески прижимает его к себе, берёт его лицо в руки, — Ты слышишь меня, Гарри? — на глазах у Герми слёзы, — Ты только должен согласиться, Гарри.

Поттер отталкивает её.

— Убирайся, — тихо говорит он. — Тебя здесь нет.

— Поттер, хватит быть такой тряпкой!

— А что я сейчас, по-вашему, делаю? — спрашивает Поттер и смотрит на руку в чёрной манжете, совсем не похожую на снейповскую — чересчур изящную. Разве у его старого отвратительного преподавателя были такие руки? Нет, это были скрученные уродливые пальцы, они возможно и варили самые лучшие зелья и писали косым безупречным почерком, но сами они были уродливы.

— Гарри! — голос Сириуса больно ударяет под дых. Поттер смотрит на крёстного и это кажется невыносимым. Если Сириус попросит у него, то он не сможет отказать. Разве бы он смог отказать человеку, которого потерял раньше, чем смог узнать его, но успел полюбить? Единственная нить, связывающая его с отцом, и та оборвалась.

— Сириус, прости меня. Прости, Сириус.

Поттер тянется к крёстному, обнимает, с отчаянием вжимаясь в него.

— Я плохой человек, Сириус, — говорит он. — Я очень плохой человек.

— Вовсе ты не плохой человек, ты очень хороший человек, с которым случилось много плохого, понимаешь?

Рука Блэка гладит его по голове и Поттер вновь чувствует запах дома на Гриммаулд Плейс — запах плесени и пыли. Он закрывает глаза, ощущая щекой вельветовый пиджак Сириуса.

— Гарри нам пора, — говорит Гермиона.

— Ещё чуть-чуть, — шепчет Поттер.

— Ты ещё помнишь, кто твой настоящий опекун, Гарри? — спрашивает Сириус голосом Реддла. — Это не этот проходимец, не бродяга, он сдох, Поттер. Давно сдох и не по твоей вине, ты его никогда не знал.

Глаза Сириуса имеют знакомый оттенок красного. Руки Поттера коротки как у ребёнка, он пытается оттолкнуть ими Волдеморта, но тот крепко держит их, не давая вырваться.

— Я это ты, — говорит он. — Помни, Гарри, я это ты. 

Он лежал, распластавшись в душевой. Голова гудела и, кажется, он сильно ударился ей. Встав и покачнувшись, Поттер добрёл до продавленного дивана и повалился на него. Долго возился с перекрученным одеялом, пока не понял, что что-то шуршало под его задницей. Поттер нашарил рукой конверт и вытащил его. Письмо было адресовано на его адрес в Литтл Уингингеде. В чулан под лестницей. Вскрыв письмо, Поттер увидел аккуратный почерк, сильно напоминающий снейповский. Должно быть, раньше в Хогвартсе преподавали чистописание?

Дорогой Гарри,

Я очень рад, что ты в порядке. К сожалению, я получаю твои письма с опозданием, но будь уверен, я сразу же сажусь за ответ. Мне жаль, что подарок на Рождество запоздал, но я надеюсь, он тебе понравится.

Ты пишешь, что дядя и тётя отругали тебя за то, что ты упал в канаву и испортил новую школьную форму. Гарри, ты ведь обманываешь меня. Я догадываюсь, кто столкнул тебя. Твой кузен — отвратительнейший из всех плохих мальчишек, которых мне только доводилось видеть. Я бы наподдал ему как следует, засранцу этому. Будь уверен, я обязательно сделаю это, когда приеду за тобой. Если твои родственники плохо обращаются с тобой, обязательно напиши об этом. Я только могу догадываться, как тебе плохо у дяди и тёти. Знай, я в любом случае буду на твоей стороне, даже если ты решишь их как-то наказать. Только будь осторожен, Министерство магии зорко следит за своими неоперившимися волшебниками.

Если бы ты знал, как сильно я хочу забрать тебя от них. Увы, мои дела пока таковы, что я могу отсутствовать дома месяцами, а мне бы не хотелось оставлять тебя на слуг. Пока я не могу присматривать за тобой должным образом.

Я очень рад, что в школе у тебя всё хорошо. Учись, мой дорогой мальчик, а летом я обязательно заберу тебя на каникулы.

Твой… 

20.01.19…

Имя было зачирикано шариковой ручкой. Кто это мог сделать, если конверт был открыт только что им самим? Поттер поднял письмо на просвет, но ничего не смог разобрать. Кто написал ему? Бумага была новой, совсем новой. Гарри закрыл глаза и представил мальчика, который мог получить такое письмо. Мальчика, живущего в чулане, где его единственными друзьями были пауки.

— Опять письмо от этого, — слышит Гарри голос дяди Вернона. Тётя Петунья молчит и наверняка сильно морщит губы, от этого они похожи на гусиную жопу.

Тетя, конечно, раздумывает, что будет, если она не отдаст письмо нелюбимому племяннику. Чем ей это грозит? Видимо, что-то её пугает в отправителе письма, потому что она кивает, и дядя Вернон с сомнением подчиняется её решению.

— Это тебе, — слышит Гарри, когда крупная ладонь два раза ударяет в дверь, и вниз подсовывают заветный конверт. У Поттера перехватывает дыхание, а сердце бьётся часто-часто. Письмо, он, наконец, дождался письма от…

Поттер напрягается, пытаясь прочесть имя отправителя, но не может. Не только потому, что в чулане темно. Он механически шарит рукой в поисках верёвки, включающей одну единственную лампочку. Но даже при свете, Гарри не видит имя отправителя. Маленький мальчик нетерпеливо разрывает конверт и вот оно: идеально гладкое, хранящее запах отправителя. Поттер, лежащий на диване, прижимает листы к лицу и вдыхает, они оба с маленьким Гарри дышат хрустящей бумагой. И косые быстрые строчки увлекают обоих так быстро, словно скорый поезд Хогвартса увлекает в сказку.

Разочарование от того, сколь коротко письмо и ещё большее расстройство от того, что никакого подарка Гарри не получил, наверно родственники ему его не отдали. Но кто-то любит его, кто-то ждёт его, кто-то приедет за ним летом, чтобы забрать. Ему нужно просто потерпеть, просто чуть-чуть…

Провал в прошлое, которого не было, оканчивается, когда Поттер открывает глаза. Потолок трейлера усеян множеством жирных пятен, в воздухе отчётливо чувствуется запах спирта и рвоты. Кажется, его вырвало в душе. Поттер смотрит на письмо в руках, а потом рвёт его на мелкие кусочки, которые выбрасывает на пол. Закутавшись в плед, Гарри утыкается лицом в спинку кресла и засыпает, из глаз его текут слёзы.

* * *

Следующий месяц встречает Поттера в Министерстве магии. Он едва держится на ногах. Палочка в его дрожащих руках почти светится, а он сам больше похож на скелет, чем на человека.

— Вы все… — говорит Поттер, обводя аудиторию глазами, — проговариваетесь к смерти за преступление против магии, за предательство своей родословной, за совокупления с маглами, за грязные браки, от которых рождаются полукровки… В горле Поттера застревает горький ком, его голос дрожит. Из его губ, бледных как у мертвеца, не раздаётся ничего кроме тихого выдоха-всхлипа.

— Вы… — он замолкает и с мольбой смотрит на магов, удивлённых, не верящих, разочарованных. — Убейте, меня, — говорит он вдруг, — убейте, ради бога, — просит он с отчаянием. — Если вы не верите в бога, убейте ради того, во что верите!

Глаза Поттера пустеют, а губы, только что дрожащие, искривлены в едкой усмешке. Взмах палочки, светящейся устрашающим светом авады, оканчивается триумфальным падением. Множественные проклятия летят со всех сторон. То, что было Гарри Поттером, то, что отчаянно пыталось им быть и всё-таки сдалось, упало замертво. А вместе с ним погиб последний осколок крестража. 

+7
70
11:45
+1
Хороший текст и ни в какую он не читается, как сатира, уж вы меня простите. Такая вот альтернативная история, грустная и реалистично жестокая.
Да, мне уже говорили, что мрачно всё слишком вышло.
Загрузка...
Маргарита Чижова №1

Другие публикации