Пересекающиеся Миры. Оборотни. Часть I Глава V

Автор:
stargazer
Пересекающиеся Миры. Оборотни. Часть I Глава V
Аннотация:
Это в армии приказы не обсуждают, их выполняют. Правда, если быть до конца откровенным, кое-где приказы тоже не обсуждают. Но если в армии неисполнение приказа, даже во время войны, всё-таки и оставляет не исполнившему хоть малюсенький шанс на сохранение жизни, то «Кое где» шансов таких нет вообще.
Текст:

- Написано конечно бестолково, ну да ладно, сойдёт. - закрыв папку с отчётом Паши Премьера о встречах с министром железнодорожного транспорта и его заместителями сказал хозяин того самого кабинета. - Не надо требовать от клиента того, на что он не способен. Премьер, мать его! - хмыкнул он. - В каждом предложении свои прозорливость и гениальность показать хочет, Наполеон хренов.

Это в армии приказы не обсуждают, их выполняют. Правда, если быть до конца откровенным, кое-где приказы тоже не обсуждают. Но если в армии неисполнение приказа, даже во время войны, всё-таки и оставляет не исполнившему хоть малюсенький шанс на сохранение жизни, то «Кое где» шансов таких нет вообще. Именно в этом самом «Кое где» Павел Николаевич Гуляев, он же, Паша Премьер жил и работал. Но он не оперировал столь высокими и беспощадными материями, ему вполне хватало операций над материей под названием «цель минимум» и над последствиями к которым она может привести. А всё потому, что Павел Николаевич не воспринимал будущее назначение на пост министра железнодорожного транспорта и связанные с этим визиты к своему предшественнику, Паша Премьер был уже уверен, что к предшественнику и к его заместителям, всех к едреней матери поменять, как что-то из ряда вон выходящее. Это было самым обыденным делом, ничего экстравагантного он в этом не видел. Плоть от плоти бюрократическо-министерской системы, министерского мира, Паша был его частью, был с ним одним целым поэтому ничего такого не замечал. Это как, знаете, человек живущий, к примеру, в той же Африке не замечает того, что живёт в Африке, потому что родился там.

С причиной визита к соседям Паша мудрствовать не стал. Зайдя в кабинет министра железнодорожного транспорта после дежурных приветствий здоровья, а про себя: да что б ты прямо сейчас сгорел, где-то так, дежурных вопросов, ну и так, по мелочам, Паша сразу же приступил к делу. Он заранее, не пожалел своего драгоценного времени, набросал что-то типа докладной записки на имя своего министра якобы о необходимости проведения совместной коллегии двух министерств по вопросу Транссибирской железнодорожной линии. А что, во-первых, хочешь получше спрятать, положи на виду, ну а во-вторых, полуправда, оно и проще и удобнее, врать надо будет меньше, меньше шансов сбиться.

***

Главный железнодорожник, мужик лет этак неплохо за шестьдесят, небольшого роста, да, чем-то похожий на колоду для разделки мяса, Паша такую на рынке видел, принял гостя без какой-либо радости на лице и тем более в глазах, кофе, правда, предложил. Не иначе он воспринимал Пашин визит как какую-то очередную бюрократическую загогулину в непрекращающейся подковёрной возне между министерствами, между прочим, без разницы какими.

Прочитав Пашину записку министр спросил лишь: почему он не прислал её тем же курьером, а пришёл сам? Паша хоть и не просчитывал такой вопрос, сразу же нашёлся что ответить, вот он опыт, хоть и в сорок с небольшим, а всё-таки. Ответ был хоть и лживым от первой до последней буквочки, зато правильным, бюрократически и даже политически выдержанным в нужной редакции. Оказывается Паша самолично соизволил потревожить министра лишь потому, что не хотел терять времени на все эти проволочки с доставкой почты. Что дело новое и масштабное, а поэтому отлагательств не терпит. И что Паше, как будущему куратору проекта со стороны министерства экономразвития, весьма интересна первая реакция фактического руководителя этого проекта. Опять же, так, с пылу с жару, можно сразу решить какие-то вопросы, ну например те же кадровые, назначить кого-нибудь из заместителей для плотной связи с экономразвитием в лице Паши. В общем, сплошная кабинетная брехня и казёнщина, но ничего не поделаешь, её надо воспринимать как чистую правду и горячее желание дней и ночей глаз не смыкать на благо страны.

Как и полагал Паша визит к заместителям министра особых хлопот ему не доставил. Кто был занят, дальше некуда, и Пашины прожекты выслушал в режиме «только отвяжись», одному так вообще было всё равно, его вот-вот должны были «уйти». Единственный, кто, как говорят в кругах далёких от министерских коридоров, свернул Паше кровь был Аркадий Аркадьевич Павлов. Тот прямо-таки вцепился в Пашу как тот бульдог.

- Скажите, Павел Николаевич, - глядя Паше Премьеру прямо в глаза спросил Аркадий Аркадьевич. - А почему это ваше министерство озаботилось строительством? Насколько мне известно сфера деятельности министерства экономического развития — стратегия. При проработке контейнерной линии, да, там вы были просто необходимы, но сейчас когда проект разработан и утверждён, когда дело за строителями, по какой причине вы его хотите контролировать и даже курировать?

Это был удар в самую точку, ту самую которая расположена ниже пояса. Увы, кроме того, что одна голова хорошо, а две лучше другого ответа у Паши Премьера не нашлось. Другие вопросы были ни сколько, в кавычках, не хуже. Они были прямыми как та оглобля, а Пашины ответы были похожи на извивающуюся спину по которым та оглобля прогуливалась.

Так что не понравился Паше Аркадий Аркадьевич, очень не понравился. Об этом он, попытавшись проанализировать его поведение и написал в отчёте. Только вот фактически получилось, что Паша пересказал своими словами разговор с замминистра, более-менее точно воспроизвёл вопросы Аркадия Аркадьевича, и придумал, благо опомнился, сосредоточился, свои ответы на них.

***

- Аркадий Аркадьевич, значит. - задумчиво произнёс хозяин кабинета. - Что-то слышал, но так, ничего конкретного.

- Вредный мужик, по факту он и определяет всю политику министерства. - с готовностью дал справку министр экономразвития. - Министр там, получается, скорее как рекламный баннер. Все серьёзные вопросы решает и принимает решения по ним этот Аркадий Аркадьевич, а министр только бумажки подписывает. Да, он из новолюдей.

- Из новолюдей, говоришь? - внимательно посмотрел на министра хозяин кабинета.

Посмотрел, помолчал немного, затем встал из-за стола и принялся расхаживать по кабинету:

- Новолюди, новолюди, новолюди… - меряя кабинет шагами повторял он. - Новолюди, значит. - вдруг решительно, как будто команду в атаку отдал сказал хозяин кабинета и вернулся за стол. - Это хорошо, что из новолюдей.

Не сказать чтобы министр экономразвития был откровенно глупым человеком, но тем не менее последнюю фразу не понял. Да и как её поймёшь, если слова и мысли хозяина кабинета не ограничиваются только экономическим развитием, как у министра, а распространяются на всю страну. Министр хотел было ещё что-то сказать о том, что сегодня же даст команду, и что за пару суток на этого Аркадия Аркадьевича будет готово досье, которое он и предоставит. Но хозяин кабинета лишь махнул рукой в сторону министра, как будто муху отогнал:

- Да не дёргайся ты так, найдётся кому собрать, проследить и разобраться. - предвосхитил готовность министра хозяин кабинета, о чём и поведал ему уставшим от гостя тоном. - Ты лучше давай, своего Премьера пряником да подзатыльником мотивируй, чтобы не зазнавался, чтобы постоянно находился в состоянии «за секунду до оргазма». - и хозяин кабинета неожиданно для министра весело и беззаботно рассмеялся собственной шутке.

***

Аркадий Аркадьевич не спешил рассказать своим воспитанникам и другу детства о разговоре с Зоей Павловной. Нет, он не собирался держать это в секрете, какой смысл? Ведь и Константин Александрович, и Андрей, и даже Александр Николаевич, они ему, нет, не помощники, они единомышленники, а раз единомышленники, то имеют между собой разные права, а дела согласно своего уровня делают, потому что кто чем занимается вообще, тот то и делает.

Наверное главной причиной этому, Аркадий Аркадьевич для себя ещё не решил, было то, что он пригласил Зою Павловну в пансионат, но пока не решил как её приглашать уже на конкретную дату: с присутствием Константина Александровича и Андрея или нет? С одной стороны вроде бы нормально, опять же, хоть Аркадий Аркадьевич и не был любителем эффектных сцен по типу той что в пьесе «Ревизор», но всё равно, в каждом из нас живёт любитель эффектов, ну или же фокусов, кому как больше нравится. Можно конечно же было сразу познакомить Зою Павловну с Константином Александровичем и Андреем, с Александром Николаевичем она так и так познакомиться. Опять же, наверняка Зое Павловне будет интересно в живую посмотреть на того же Андрея — избранника её воспитанницы, Вари. Вообще-то и Аркадию Аркадьевичу было интересно посмотреть на Варю, и разумеется познакомиться с ней, но когда это случится он не знал, а загадывать не хотел. Конечно же знакомство состоится, но состоится оно по инициативе Зои Павловны или же в силу сложившихся обстоятельств, то есть благодаря каким-то неожиданным действиям оборотней. Хоть они в деталях и не обсуждали сотрудничество было ясно, охотницы Зои Павловны в какой-то момент станут персональной охраной его подопечных, скорее всего так.

***

- Зоя Павловна. - мысленно позвал волшебницу Аркадий Аркадьевич.

А позвал он её для того обсудить дату её визита в пансионат, наверняка с перстнем не следует тянуть. Второй причиной было, спросить Зою Павловну уместно ли будет пригласить Константина Александровича и Андрея? Ну и третья причина — попробовать мысленную связь, интересно же. Ведь наверняка Аркадий Аркадьевич один из немногих, если таковые вообще есть, разумеется не считая волшебниц и охотниц, кто имеет возможность пользоваться самым надёжным средством связи в мире, даже надёжнее чем личное общение.

- Добрый день, Аркадий Аркадьевич. - и пяти секунд не прошло, как в голове прозвучал негромкий голос Зои Павловны. - Неужели соскучились? - похоже ирония является неотъемлемой частью характера и вообще самой Зои Павловны.

- Добрый день. - а вот тут возникла первая сложность, Аркадий Аркадьевич чуть было не проговорил приветствие вслух, по привычке, но вспомнив о характере связи проговорил его мысленно.

- Непривычно? - от Зои Павловны не укрылась секундная заминка и чуть сбившаяся интонация Аркадия Аркадьевича.

- Есть немного. - признался он.

- Ничего страшного, привыкните. Слушаю вас.

- Зоя Павловна, - теперь уже более-мене освоившись с большей уверенностью начал мысленный разговор Аркадий Аркадьевич. - Как вы воспримите моё предложение посетить наш пансионат в ближайшую субботу?

- Положительно посмотрю. - всё с той же лёгкой иронией ответила Зоя Павловна. - А не рано ли?

- Я тут подумал... - Аркадию Аркадьевичу вдруг стало неудобно от того, что Зоя Павловна могла как-то по другому истолковать его приглашение, потому он опять смутился и замялся.

- Не переживайте, Аркадий Аркадьевич, - перебила его Зоя Павловна. - Ничего такого, неправильного, - она усмехнулась. - я не подумала.

- Никак не могу привыкнуть, что вы свободно читаете мои мысли. - Аркадий Аркадьевич тоже мысленно усмехнулся в ответ как бы показывая, что ничего не имеет против чтения его мыслей. - Зоя Павловна, может быть с посещением пансионата спешить и не стоит, мне неведомы ваши планы на этот счёт. Но, Зоя Павловна, и думаю вы со мной согласитесь, перстень, его возможности ну и так далее надо бы исследовать как можно скорее.

- Вы правы, Аркадий Аркадьевич. - иронию как рукой сняло. - Извините, совсем из головы вылетело. Благодарю, пристыдили колдунью. - и Зоя Павловна засмеялась.

- Ну какая же вы колдунья? - укоризненно потому что так не думал, ну и разумеется в качестве комплимента поспешил ответить Аркадий Аркадьевич.

- Колдунья, колдунья! - судя по голосу Зое Павловне нравилось когда её называют колдуньей. - Самая настоящая! Между прочим колдунья и волшебница — одно и тоже, это люди разделили нас на злых и добрых, чтобы легче было отличать добро от зла, а на самом деле сами и запутались.

- Очень интересно, никогда бы не подумал. - и тут Аркадий Аркадьевич вспомнил о своих воспитанниках. - Зоя Павловна, а как вы посмотрите на то если я приглашу и своих воспитанников?

- Константина Александровича и Андрея? - как будто у Аркадия Аркадьевича были ещё близкие воспитанники спросила Зоя Павловна.

- Да, их.

- А вот здесь и правда, пока что рано. Давайте-ка, Аркадий Аркадьевич, доделаем то, что начали делать вдвоём, а потом уже и воспитанников своих будем привлекать. Ведь их придётся знакомить друг с другом, ну разве что за исключением Андрея и Вари. - по тому как Зоя Павловна произнесла имена Аркадий Аркадьевич догадался, произнося их, хоть и мысленно, Зоя Павловна улыбалась.

- Хорошо, признаться я тоже об этом думал. Зоя Павловна, назовите мне свой адрес, я заеду за вами в субботу. Время уточним позже.

- Не утруждайте себя, Аркадий Аркадьевич, - отозвалась Зоя Павловна. - и уж, пожалуйста, не подумайте, что я от вас таким образом прячусь. Я прекрасно доеду на такси.

- Хорошо. - согласился Аркадий Аркадьевич. - Запишите адрес.

- Аркадий Аркадьевич! - имя отчество прозвучало один в один, как: «Семён Семёнович!» в знаменитом фильме.

Ой, о чём это я?! - смутился Аркадий Аркадьевич. И правда, чтобы Зоя Павловна не знала адрес пансионата? Не смешно!. - До свидания, до субботы.

- До свидания, Аркадий Аркадьевич.

***

Неизвестно как министр разговаривал с другими своими заместителями, кто ж тебе расскажет, но с Пашей Премьером министр почти всегда разговаривал, как старшина с новобранцем. Впрочем Пашу это нисколько не смущало, наоборот. Паша расценивал сержантские интонации министра как отеческую заботу о своей персоне, ему-то чуть-чуть за сорок, а министру хорошо за шестьдесят, так что очень похоже. Но Паша не знал, да и откуда ему было знать, что хозяин того самого, на первый взгляд несерьёзного кабинета разговаривал с министром экономразвития почти точно также.

Причина таких интонаций, правда уровень был повыше, наверное как полковник с лейтенантом, была простая, министру было за шестьдесят, а это, сами понимаете, не лечится. Министр прекрасно понимал свой самый главный недостаток, но увы, ничего поделать с ним не мог, да и никто не смог бы. Вырисовывалась перед ним, хоть и персональная, и всё такое, но пенсия, интонации же хозяина «игрушечного» кабинета не то чтобы намекали, а в открытую и с матюками кричали ему об этом. Поэтому идею подмять под себя Транссибирскую контейнерную линию министр экономразвития принял на ура, с ликованием, как будто это ему предложили владеть и пользоваться ею.

Эх, и дурачьё всё-таки наши киношники с телевизионщиками, одни снимают сопливые сериалы по типу бразильских и мексиканских, а другие их по телевизору народу показывают. Дурачьё! Да вы придите в любое министерство, примоститесь где-нибудь в коридоре и понаблюдайте. К вечеру, да чем хочешь можно поклясться, будет готов такой сценарий, что бразильянцы с мексиканцами с ума сойдут от зависти! Ведь в любом министерстве, даже в самом захудалом, кипят такие страсти, что какой-нибудь там дон Педро на с просто Марией на пару — пионеры, всем другим примеры!

Взять хотя бы министерство экономразвития. Министр — отрицательный герой и тайный злодей шестидесяти пяти лет, фактура, ничего придумывать не надо. И заместитель его — Паша Премьер, тоже отрицательный герой и в силу обстоятельство откровенный злодей, а потому что дурак, фактура тоже идеальная. Нет, он не дурак из тех которые уверены, что именно они таблицу умножения придумали, здесь попроще. На самом деле Паша Премьер — хорошо образованный и грамотный, даже в чём-то талантливый специалист как нельзя лучше соответствующий занимаемой должности, но всё равно дурак.

На самом деле, и многие об этом знают или догадываются, просто сами себе признаться боятся, дурак, это от Природы, это если есть, то навсегда, если нету, тоже навсегда, как музыкальный слух. Он может быть да хоть академиком или же как Паша, заместителем министра, ну и что? Знать и уметь много будет, но всё равно дураком останется.

Но на свете кроме дураков есть ещё и умные люди, ну хотя бы тот самый хозяин невзрачного кабинета. Они-то как раз и определяют жизнь и судьбу страны и миллионов людей, и судьбу Паши Премьера в частности.

Сколько их, таких как Паша, до поры до времени припрятано по министерствам и конторам различной степени важности пожалуй не знал никто, ну разве что такие как хозяин кабинета и то наверняка неточно.

Собирают умные люди таких вот как Паша Премьер, хоть и дураков, но это от Природы, ничего не поделаешь, даже хорошо что они такие, тянут на верх, рассаживают их в кресла в высоких кабинетах и оставляют, как говорят компьютерщики, в спящем режиме. Получаются из них этакие камикадзе отечественного производства и разлива. Сидят они в подаренных кабинетах, что-то делают, промышленностью или бизнесом управляют, иногда даже успешно, но не знают, сердешные, что все они на самом деле ждут своего часа: по приказу свыше ринуться в атаку и погибнуть в ней, сгореть без остатка, разумеется перед этим выполнив задание.

+1
21
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации