Девять жизней Тома (ГЛАВА ТРЕТЬЯ, в которой у Гарри обнаруживается поклонник или тук-тук-тук)

Автор:
Ядвига Врублевская
Девять жизней Тома (ГЛАВА ТРЕТЬЯ, в которой у Гарри обнаруживается поклонник или тук-тук-тук)
Аннотация:
Социальная, драматическая, романтическая, ироническая и трагическая повесть о борьбе с самим собой, с врагами, друзьями, вселенной и самой смертью. Относится строго несерьёзно, плакать и смеяться дозволяется.
Кратко: Гарри получает письма. Иногда он их читает, иногда нет.
Текст:

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: в тексте упоминается слэш, для непрошаренных, это элементы гомосексуализма. 

Драко Малфой был в его трейлере, и Поттеру от осознания этого факта было невероятно смешно и вместе с тем страшно. Какова вероятность встретить человека из своего прошлого, который ненавидел тебя, донимал всё детство и потом несколько раз пытался подставить и даже убить? Возможно, Дурсли в его новом жилище выглядели бы ещё нелепее, если бы они не были маглами. Но Малфой… Малфой в этом своём костюме и без мантии, с уложенными назад волосами (Поттер был уверен, что Малфой младший будет отращивать их так же, как и отец), смотрелся в его старой развалюхе комично. Вздёрнутый нос слизеринца, как и в детстве, выражал всю степень брезгливости ко всему вокруг.

— Ты бы мог найти место получше, — сказал Малфой, оглядывая всё вокруг как заправский аврор. — Спорю, ты искал самое отвратительное из всего возможного.

— Разве это твоё дело? — спросил Поттер, не предлагая слизеринцу сесть.

— Разве я когда-то спрашивал твоего разрешения? — в тон ему спросил Малфой, насмешливо смотря на Гарри. — Особенно, когда это касалось тебя.

— Твоя помешанность на мне становится странной, сейчас она и вовсе похожа на патологию.

— Я бы на твоём месте не стал рассуждать о патологиях.

— Твоя самая главная проблема в жизни состоит в том, что ты всё время хочешь оказаться на моём месте, — сказал Поттер, наливая себе скотч. Драко проследил за его действиями, и, ничего не говоря, сел в старое страшное кресло, хранившее на себе кучу волос Хроноса — толстого старого кота, подобранного маленькой Бэтси и подаренного Гарри. Мать Бэтси долго извинялась за дочь, а потом «успокоила» Поттера, сказав, что кот наверняка долго не проживёт. Тварюга выжила. Не то благодаря заботе самого Гарри, не то вследствие своей живучести. Теперь Хронос — дымчатый пушистый котяра чувствовал себя более чем отлично, при этом он не забывал шипеть и кусать каждого, кто заходил в трейлер Поттера без спроса. Сейчас он опять где-то шлялся, ища на свой пушистый зад приключения.

— Я бы не хотел быть слишком негостеприимным, тем более, что сейчас мне это несвойственно, — предельно вежливо сказал Поттер. — И всё-таки я тебя не приглашал.

— А я и не прошусь переночевать у тебя, — парировал Малфой.

— Если ты пришёл уговаривать меня вернуться к войне, то напрасно. У меня другие планы.

— Я пришёл уговорить тебя вернуться ко мне, — ответил Драко мягко. Гарри подавился и уставился на Малфоя немигающим взглядом.

— Малфой, ты совсем охренел?

— Мне всё равно, даже если ты такой сдвинутый. Я готов терпеть тебя любого. С этим твоим синдромом я тоже готов мириться.

— Не помню, чтобы у меня диагностировали какие-то психические отклонения.

— Не диагностировали, — согласился Малфой. — Главным образом потому, что ты не признаёшь, что болен.

Поттер смотрел некоторое время на Малфоя.

— А ты пришёл меня вылечить? — спросил он. — Нет, ты бы не пришёл.

Гарри покачал головой.

— Ты бы скорее добил меня.

— Паранойя, мания величия, мания преследования. Полагаю, есть и галлюцинации, — Малфой встал и подошёл к полке, осмотрел корешки книг. В основном там лежали школьные учебники и ещё несколько дешёвых изданий фантастических рассказов, разбавленных эротикой. Драко скривился.

— Ты по-прежнему читаешь эти плебейские книжки.

— А тебя это касается?

Малфой кивнул, мол, не касается.

— Не понимаю, почему кто-то вроде тебя презирает меня, — сокрушённо сказал Драко. — Ты ведь ничего собой не представляешь. Жалкое подобие мага. Закрылся здесь, одичал и окончательно свихнулся. И всё ещё смотришь на меня сверху вниз.

Поттер тяжело выдохнул, заморгал, потом протёр глаза.

— Что-то день сегодня какой-то тяжёлый слишком, — сказал Гарри, смотря в окно.

— Я пришёл к тебе. Неужели не ясно?

— Это я вижу, нахрена только?

— Потому что мне плохо.

— А со мной тебе хорошо?

— Нет, — покачал головой Малфой. — Всё, что касается тебя, никогда не бывает хорошо. Ты всегда осуждаешь других, а сам делаешь всё, что хочешь. Захотел бросить всё и ушёл, наплевав на остальных. Ладно, на меня, даже на своих долбанутых друзей.

— Я захотел?! Я? Ты думаешь, этого я всегда хотел? Жить здесь?

— Тогда какого чёрта ты сбежал?! Я полтора года был уверен, что ты мёртв.

— Тебя это не касается, Малфой.

— Конечно меня не касается! А ведь я почти женился, Поттер.

— На ком? — резко спросил Гарри.

— А тебе какая разница?

— Интересно, кто польстился на такую бледную моль как ты.

Малфоя словно ударили, его лицо покрылось некрасивыми красными пятнами.

— Действительно, — сказал он. — Но будь спокоен, я не женился, решил, что такая бледная моль может обойтись из без малфоевских ублюдков. Так ты, кажется, сказал.

Поттер опрокинул в себя скотч и зажмурился, надеясь, что когда откроет глаза, Малфой исчезнет. Не исчез. Демон. Стоял и пялился на него как дурак. Гарри налил ещё.

— Может тебе хватит? — рука Поттер замерла, а потом он взял второй стакан и плеснул туда тоже.

— На, — сказал он, протягивая стакан. — Это конечно не бухло твоего отца…

— Я не привередливый.

— Ага, это я уже понял. В подсобке это ты предложил.

— Это была кладовка для мётел, — сказал Малфой, беря стакан.

— Давай-ка проясним, мы пару раз трахнулись, потом ты сказал, что это ничего не значит, а на следующий день ты сосался с какой-то слизеринкой старше тебя на год. Я что-то упустил?

— В общих чертах верно, — сказал Драко, — но теперь это неважно.

— Если ты приехал потрахаться на прощание перед концом света, то спешу огорчить. Не стоит.

— Твои тупые шутки как всегда не смешны.

— А кто сказал, что я шучу? Один белобрысый ублюдок отбил всякое желание трахать хоть что-то.

— У тебя в волосах что-то застряло, — сказал Драко, вытаскивая это что-то, оказывающееся шматком пыли. Поттер отстранённо смотрел на пыль, думая, где успел её насобирать на себя. Драко брезгливо обтёр руку о засаленную скатерть. Поняв свою ошибку, Малфой растеряно осмотрелся вокруг, будто пытаясь найти, обо что можно было бы вытереть руку ещё.

— У нас не так много времени, — сказал Малфой. — Мой отец наверняка проследил за мной, — он чуть рассеянно повертел в руках стакан, в который Поттер успел плеснуть скотча. — В последнее время он не даёт мне выйти из особняка вовсе.

— И зачем же ему следить за тобой? — спросил Поттер, всё ещё не понимая, что происходило.

— А ты сам не догадываешься? — спросил Драко и тут же стал похож на героиню фильма пятидесятых годов: выжидающую признания и предложения выйти замуж. У Поттера от такой аналогии заныло в висках. «Чего он хочет? — тоскливо думал Гарри. — Всякому издевательству должен прийти конец». Но Малфой не выглядел как человек, который хотел поиздеваться, наоборот. На Поттера он смотрел ожидательно обречённо. И Гарри в момент сделалось стыдно. И за себя и за поведение и за то, что трейлер у него такой грязный, и сам он мылся, должно быть, около недели назад. Зато Драко выглядел так, будто перед их встречей тщательно готовился.

— Послушай, я, правда, ни черта не понимаю… — начал было миролюбиво Поттер.

— Да каково же Мордреда! — воскликнул вдруг Малфой и вскочил. — Ты что блять издеваешься? Я из-за тебя с отцом разругался!

— Должно быть, это было занимательное представление, — сказал Поттер.

— О да, такое вот занимательное, где наследника одной из самых родовитых семей чуть не лишают наследства, — саркастично сказал Драко.

— Так ты приехал попроситься пожить у меня? — предположил Гарри. — Малфой, серьёзно, какого тебе рожна надо? У меня был тяжёлый день, а ты делаешь его только хуже.

— Думаю, они у тебя все одинаковые, — сказал слизеринец, оглядывая кучу пустых бутылок. Поттер проследил за взглядом Драко, при этом как-то неуверенно пожал плечами, мол, всякое бывает. Это окончательно разозлило Малфоя. Это был жест слабака, смирившегося со своим положением, вовсе не похожим на Гарри Поттера.

— Слушай ты, — слизеринец схватил Гарри за грудки и как следует встряхнул. — Я не для того сюда приехал, чтобы…

— Чтобы что? — спросил Поттер серьёзно, смотря на Драко. Так они и стояли, изучая друг друга. Гриффиндорец непонимающе таращился на Малфоя, не догоняя, почему тот выглядел таким разочарованным, а слизеринец искал в лице Поттера хоть что-то, чтобы ему напоминало его прошлого. Хотя бы намёк на безрассудство, на отвагу, на доброту или типичную истерику — на которые он был столь щедр в последние годы в Хогвартсе. Ничего. Усталость и непонимание. Поттеру было всё равно, Малфой перед ним был или кто-то другой, да хоть дикобраз.

— Не понимаю, — сказал слизеринец отстранённо, — что вообще можно было найти в тебе, — он оттолкнул Поттера от себя. — Это всё равно, что связать свою жизнь с деревенской девкой с паршивым воспитанием и тупой как пробка.

Поттер распахнул глаза. Он в мгновение ока понял происходящее.

— О, так ты… — Гарри замолчал, пытаясь подобрать слова. — Да ладно! Ты меня разыгрываешь.

Малфой с жалостью посмотрел на гриффиндорца.

— Серьёзно? — спросил Поттер, нервно смеясь. — Стоило прожить столько дерьмовых лет, чтобы увидеть на своём пороге влюблённого в тебя Малфоя. А Снейп всегда говорил, что я ничтожество.

— И он был прав, — ответил Малфой, раздражённо одёргивая манжет своего бархатного жакета.

— Что бы сказал твой любимый профессор, — протянул Поттер весело. — Теперь представляю, как Люциус взбесился. Единственный наследник и тот оказался пидарасом. А ведь ему стоило задуматься ещё тогда, на первом курсе.

Малфой молчал, пережидая словесный поток.

— Ну и зачем ты там пришёл? Давай выкладывай. Признаться мне? Позвать стать своей супругой, — Поттер подавился смехом. — Или что? То, что я не достоин твоей любви, ты уже сказал. Можешь переходить к следующему пункту.

— Да кто вообще говорит о любви! — возмутился Малфой. — Если я хоть когда-то и испытывал к тебе нечто сродни симпатии, то этого уже давно нет. Как будто можно воспринимать всерьёз идиота вроде тебя.

— Попробуй-ка ещё раз, Малфой, — посоветовал гриффиндорец, обыскивая собственные карманы на наличие курева, — может, в этот раз я тебе поверю. Как-никак это не я тут уже пятнадцать минут блею словно овца, — он нашёл пустую пачку в куртке, ещё одна валялась на столе. Чертыхнувшись, Поттер принялся искать ту, что купил вчера про запас. Неужели он за два дня скурил три пачки?

— Возможно, я буду столь благосклонен, что даже трахну тебя.

— Я тебя убью, — совершенно серьёзно заявил Драко.

Поттер бросил свои поиски и уставился на Малфоя.

— Убьёшь? — спросил он. На лице Поттера появилась противоестественная улыбка, глаза бешено вытаращились на слизеринца. Гарри подошёл к Малфою, рассматривая его словно невиданное существо. — Ты меня убьёшь? — повторил он. — А ты знаешь, что бывает с пожирателями, Драко? Спроси-ка у своего папочки на досуге, как ему там, в Азкабане было?

Лицо Малфоя побагровело от злости, он инстинктивно выхватил палочку, ткнул её в Поттера.

— Не смей говорить о нём!

Поттер раскинул руки в стороны, торжественно кланяясь.

— Умоляю! — сказал Гарри. — Будь же столь снисходителен, соверши сей милосердный акт. Ну? Чего же ты ждёшь?! — Поттер прижался лбом к палочке Малфоя. — Давай же, Драко. Как тебя папочка-пожиратель учил. Учил он тебя убивать грязнокровных выродков и полукровок?

Малфой вдруг выбросил левую руку вперёд и врезал Поттеру по носу. Гарри схватился за лицо и со смехом повалился на пол. Драко затряс кулаком.

— Просто поразительно, — сказал Поттер, прижимая рукой нос, который, кажется, кровоточил. — Малфои умеют постоять за себя. А я-то думал, ты только языком чесать умеешь.

Гриффиндорец с трудом поднялся и, дойдя до Малфоя, похлопал его по плечу.

— Полегчало? — спросил Поттер, прежде чем скрыться в душевой. Вышел он оттуда с заткнутыми в обе ноздри ватными тампонами.

— Брось ты это дерьмо, Малфой, — посоветовал Гарри. — Это у тебя гормоны взыграли.

Слизеринец ничего не ответил и Поттер счёл это за лучшее. Не зная, чем себя занять, он начал сгребать пустые бутылки, обёртки и прочий мусор со стола. Молчание затягивалось. Когда Поттер поднял на глаза на Малфоя, он увидел, что всё это время слизеринец сверлил его отчаянным взглядом. Глаза у него подозрительно блестели. Поттер замер, не зная, что сказать.

— Я… — начал было он, и замолчал, потому что дверь трейлера распахнулась. Поттер увидел знакомый набалдашник трости, а потом и самого её обладателя. Это был Люциус Малфой. Дальше всё происходило как в спектакле. Гарри даже показалось, что он не Гарри, а зритель, смотрящий дурно поставленную пьесу — комичную и вместе с этим невероятно трагичную. В висках запульсировало и он вдруг отчётливо услышал: тук-тук-тук. Поттер с удивлением обнаружил, что стоит от обоих Малфоев слишком далеко. Дальше, чем бы это было возможно в его жилище. Стены трейлера раздвинулись, а он со своим разбитым носом, держащийся за стул, летел в какую-то пропасть. Остались только голоса и его собственный голос, невнятный, неуверенный, принадлежащий кому-то другому.

Драко Малфой испуганно смотрит сначала на отца, потом на Поттера.

Д р а к о. Отец, я же просил тебя, чтобы ты не вмешивался!
Л ю ц и у с. Мой собственный сын влюблён в свихнувшуюся полукровку, живущую в вонючем трейлере. И ты просишь меня не вмешиваться?!
Г а р р и (ни к кому не обращаясь). Приходят в дом, оскорбляют, и я должен это терпеть?

Тук-тук-тук

Л ю ц и у с. А вас, Поттер, это вообще не касается!
Д р а к о. Не кричи на него! У него травма.
Г а р р и. Нет у меня никакой травмы.
Л ю ц и у с. У Поттера с детства травма, он был рождён с ней.
Д р а к о. И всё равно я люблю его.

Поттер смотрит на слизеринца как на умалишённого.

Л ю ц и у с. Когда тебе было шесть лет ты любил звезду кабаре Зинаиду Ханину, которой уже тогда было около сорока. Я всегда подозревал в тебе нездоровые наклонности! Но чтобы в Поттера…
Д р а к о. Ты просто не знаешь, что такое любить по-настоящему!
Г а р р и. Я согласен с твоим отцом, тебе здесь не место.
Л ю ц и у с. В кои-то веки, у Поттера появились здравые мысли.
Д р а к о. Что за вздор ты несёшь?! Мы любим друг друга с первого взгляда!

Гарри усиленно делает вид, что задумался. В ответ на это из его головы доносится: тук-тук-тук.

Л ю ц и у с. Да ты посмотри на него. Что можно любить в неврастенике с комплексом героя? И от него воняет.
Г а р р и. А вы сами поживите здесь, от вас тоже станет.
Л ю ц и у с. Благодарю покорнейше, мистер Поттер, но я всё-таки откажусь.
Г а р р и. Может мне, в самом деле, стоило вымыться?
Д р а к о. Ты оскорбляешь его только потому, что он гриффиндорец!
Л ю ц и у с. Многие гриффиндорцы, Драко, выросли в порядочных людей, но Поттер не из их числа.
Г а р р и. Я порядочный.

Люциус с сомнением смотрит на Поттера.

Д р а к о. Он порядочный.
Л ю ц и у с. И всё-таки ему не помешало бы помыться.
Г а р р и (разозлившись). Я же не тычу вам беспрестанно, что вам стоит бросить пить?!
Л ю ц и у с (обводит взглядом трейлер и находит батарею бутылок). Кто бы говорил.
Д р а к о (пытается обнять Поттера). У него депрессия.

Гарри дёргает плечом, подходит к карте Лондона, обмотанной цветными нитками. Выглядит он при этом как внушающий страх мститель. Тук-тук-тук, — пульсирует висок.

Тук-тук-тук.

Г а р р и. У меня нет депрессии. Я пытаюсь вычислить ближний круг Волдеморта, чтобы убить каждого.
Л ю ц и у с. Что и требовалось доказать, у него поехала крыша.
Д р а к о (настороженно). Гарри, какой ещё ближний круг?
Г а р р и. Вам обоим здесь не место. Я сам со всем разберусь.
Л ю ц и у с. Видишь, он уже готов. Я тебе всегда говорил, что у Поттера с головой плохо. По нему сразу видно.
Д р а к о. Ты же знаешь, он не виноват в этом.
Г а р р и (слушает обоих с величайшим раздражением, выхватывает палочку и указывает в грудь Люциусу). Идите отсюда оба!

— Не смей угрожать моему отцу! — Драко закрывает собой Люциуса, отодвигая палочку Поттера от себя. — Ну же, Гарри, давай поговорим.

— Убирайтесь отсюда! — кричит Поттер, глаза его наливаются кровью. А в виске настойчиво бьётся жилка: тук-тук-тук. — Малфой, только двинься и я тебя нахрен исполосую заклинанием Снейпа, ты ведь его ещё помнишь, хорёк вонючий?

Гарри упирает палочку Малфою в глотку.

— Поттер, опустите палочку, — говорит Люциус, пытаясь оттеснить Драко, закрыть его собой, — давайте же.

— А вы, — Гарри смотрит на Малфоя старшего, — я знаю, кто вы, — говорит он зло.

— Вы его главный приспешник, его правая рука. Ублюдок, что положил Джинни его дневник. Это вы, Малфой! Все вы одинаковые. Зачем вы пришли сюда, Люциус? Ну?!

— У меня послание от него, — говорит Малфой-старший отстранённо. Драко с удивлением смотрит на отца. — Мне будет позволено его достать?

— Медленно, — сказал Поттер, — так, чтобы я видел, — а ты, хорёк, отойди от отца. И попробуй только рыпнуться. Я вас обоих размажу.

Люциус отгибает одной рукой мантию и достаёт оттуда конверт.

— Видите, — говорит он, вытаскивая его, — не палочка, всего лишь бумага. А теперь отпустите свою палочку, Поттер.

— Кладите на стол и уходите, — говорит Гарри, держась одной рукой за голову. Фантомная птичка с острым клювом искала червей в его голове: тук-тук-тук. — И педика своего забирайте, — кивает Поттер на притихшего хорька.

Прежде чем гриффиндорец успевает сообразить, Люциус кидает в него письмо и выхватывает палочку из трости.

— Авада Кедавра! — кричит Малфой-старший, направляя зелёный луч в его сторону, он едва не задевает Драко, с ужасом смотрящего на то, как отец пускает смертоносное проклятие в Поттера.

— Нет! — кричит Драко и кидается к Гарри. Тот мёртв.

На его груди лежит невскрытый конверт.

Занавес.

Тук-тук-тук.

Когда Хронос вернулся с прогулки, его хозяина уже вынесли. Кот по-хозяйски прошёлся по поттеровскому столу, смахнул с него несколько скомканных бумаг и тут же бросился за ними, ловя лапами и подкидывая вверх. Хронос резвился там, где несколько часов было обнаружено тело всеми любимого в Backyard мистера Эванса. Письмо, лежавшее на теле покойника, было подобрано Модести Дакер. Уверенная, что оно от любовницы Джеймса, она спрятала его в бюстгальтер и унесла с собой. Когда её муж — Джордж, подвыпив, забылся сном, она вытащила конверт и открыла его.

Дорогой Гарри,

Почему ты мне не ответил ни на одно письмо? Неужели ты думаешь, что я столь одержим тобой, что буду отправлять тебе письма в пустоту, даже не надеясь на ответ? Это грубо с твоей стороны, мой мальчик. Разве я давал повод для подобного игнорирования?

Читал светскую хронику? Твоя обожаемая Гермиона Грейнджер выходит замуж за этого болгарина. Жаль, ты не приглашён. Но я понимаю, жизнь в партизанских условиях тяжела. И как оно тебе? Трудно чувствовать себя героем, когда твоя живая подруга понятия не имеет где ты и что с тобой? Ах да, это же было давно… Прости, я ведь тоже, как ты понимаешь, не в Министерстве сижу. Газеты мне приносят старые. Это было три месяца назад. Она уже умерла, Гарри. Мне жаль. И на похороны ты тоже опоздал. Ну, ничего, новости трёхмесячной давности, тоже новости. Лучше ведь поздно, правда?

Знаешь, у всякого человека есть свой эффективный срок, совсем как у вещей. Некоторые перегорают быстрее других. Ты, кажется, всё ещё держишься и не готов сдаться. Что ж, это похвально, мой мальчик. Я, в самом деле, выбрал лучшего. Представляю, как бы я оплошал, если бы поставил на этого идиота Лонгботтома. Как ты там? Всё ещё пытаешься спасти тех маглов? От чего, Гарри? От чего ты их спасешь? Разве можно спасти того, кто живёт столь ущербной жизнью? Ты уничтожаешь их своим потаканием, своей помощью. Мне жаль, что ты тратишь жизнь на нечто подобное. Ты бы мог стать великим, как я всегда и мечтал. Стать мной, стать моим продолжением. Что ж, это глупо, но это твой выбор. Я, как и всегда, буду ждать ответа.

Л. Волдеморт

+2
437
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирис Ленская №1