Радрадрабен

Автор:
Дмитрий Федорович
Радрадрабен
Аннотация:
Звенья сорок третье и сорок четвёртое
Текст:

Звено сорок третье

Неяркая синяя вспышка застала Робина врасплох. Ох уж эти боги, всегда являются в самый неожиданный момент! А если бы он был занят, допустим… э-э-э… Ну, мало ли чего может потребовать от человека физиология! Тогда как? Натягивай штаны, не успев закончить, что ли? С другой стороны, и обращения людей к богам также никакому графику не подчиняются. Тоже, скажем, должность у них не из спокойных, будь ты хоть трижды бог.

Синий цвет мог означать только одно: на сей раз к графу Айтерскому изволил снизойти Пах. Каждое божество имело персональные цвета свечения: Горгес, к примеру, тяготел к плотному и тяжёлому вишнёвому пламени, Ка предпочитал строгое белое сияние, а модница Гимния щеголяла элегантными жёлто-зелёными искрами на фоне сизой дымки.

Однако вместо Паха и на сей раз почему-то явилась Сепулия. Видимо, в небесах начинала складываться какая-то нехорошая традиция. Отчего-то пренебрегал Пах личным общением.

Ну что ж, простым смертным не пристало судить о поступках небожителей, поэтому граф вежливо поклонился и с почтением осведомился, чем обязан столь приятному посещению.

Сказать по правде, очень даже насторожило его это самое посещение: не часто, ох, не часто кто-либо из богов снисходил до беседы! Нет, конечно, по обращению или молитве – тогда да, но чтобы по своей инициативе – крайне редко. Что-то таки понадобилось Паху от графа Айтера! Неужели тоже Радрадрабен?!

Сепулия огляделась и сморщила носик. Затем недовольно вздохнула и, эффектно покачивая бёдрами, прошлась по уваливающемуся под волнами полу каюты до двери и набросила на дужку крючок. Она заметно нервничала и явно находилась в некотором смущении, поэтому Робин поспешил прийти ей на помощь:

– Позволю себе предложить даме присесть. Э-э-э… Как себя чувствует могучий Пах?

– Кто? Ах да. Спасибо. Хорошо чувствует. Очень хорошо.

Сепулия уселась на предложенный стул и нахмурилась. Видно, новости, которые она должна была передать, были, как понял Робин, не из приятных – как бы она ни старалась это скрыть – и к тому же не для чужих ушей. Хорошо, что он только что услал Бетту мыть посуду, на некоторое время это её займёт.

Сепулия тем временем решительно взглянула ему в глаза, дёрнула уголком рта и вывалила:

– Вот что, граф Айтер… В общем, Пах – это я.

– Что?! – изумился огорошенный граф. Такого он не ожидал никак. – Что значит «я»?!

– То и значит! – отрубила Сепулия. – Я это! Пах собственной персоной. Да не гляди ты так, я понимаю, что непривычно… Знаешь ли, уж как мне самому-то непривычно, небось побольше твоего! Кстати, – спохватилась она, – никому об этом разговоре ни полслова! Узнаю – испепелю!

– А… А как… То есть – никому, понятное дело, – промямлил ошеломлённый Робин. – А Бетта как же? – невпопад спросил он. – Вдруг услышит?

– Не услышит, – зло усмехнулась Сепулия, обнажив на миг ровные острые зубки. – Ну как, граф, пришёл в себя? Опомнился? Тогда слушай дальше.

– Угу, – кивнул Робин.

– Почему я в таком виде – про то тебе знать незачем. Скажем, неудачный эксперимент. И чтобы вернуть мой прежний облик, мне нужен Радрадрабен… Не спорь с богом! – маленький пальчик с остро заточенным ноготком предупреждающе покачался перед носом у Робина, хотя тот спорить и не пытался. – Добыть Радрадрабен может только Айтер, то есть ты. Ну, или твой наследник. Другому он в руки не дастся. Так заговорен. Ситуация понятна?

– Но ты же бог, – осторожно подбирая слова, начал Робин. – Бог Пах, сама говоришь. В таком случае зачем тебе-то Радрадрабен? Тебе же стоит только слово сказать…

– Вот я в своё время и сказал, – взорвался Пах. – Эх! Выпивши был крепко – да не смотри ты так, думаешь, боги не пьют? Ещё как! – на лице его появилось было мечтательное выражение, но бог тут же спохватился. – А божественное слово отменить не может никто, даже сам сказавший, – заключил он. – Вот я и застрял в этом бабьем облике, будь он неладен!

– А как же тогда Радрадрабен? Он что, сможет отменить? Этот ржавый гвоздик?

– Да нет же! Я же сказал – никто и ничто. А что касается гвоздик там или не гвоздик… Да ты хоть знаешь, что это вообще такое?

– Откуда ж мне знать?!

– То-то же. Так вот, Радрадрабен – это наконечник копья бога, Которого Нет!

– Ух ты!.. То-то я смотрю, все наперебой за ним гоняются!

– Кто это «все»? – насторожился Пах.

– Ну, во-первых я, конечно. Потом некие Гофларех с Арудоном. Возможно, Суз. И ещё один, Альманзур Сверхмогучий – так, вроде бы, его величают.

– И всё?

– А этого мало?

– Фу, я уж думал… Это всё мелочь, не стоит внимания.

– Мелочь? Ну, не знаю, кому как... Кстати, в прошлый раз Радрадрабен был в руках у Цудуляра Мерзкого – за прозвище, правда, не ручаюсь. Цудуляр что, тоже мелочь? Кстати, он утверждал, что он-то и есть бог, Которого Нет!

– Ерунда. Хвастунишка твой Цудуляр. Забудь. Это просто сторожевой пёс при Радрадрабене, и рук никаких у него нет. Так что “был в руках” – это ты загнул. Так что сам воспользоваться Радрадрабеном он никогда не сможет.

– Как же, не сможет… Руки-то у него были! Он же в меня превращался, я сам видел!

– Обычная иллюзия. Добротно наведённая, с хорошими эффектами… Легче лёгкого. Учти, развоплощённый может внушать представление о мире, но над самим миром он не властен! Впрочем, на этом спотыкались и не такие, как ты. Так что просто считай, что ничего подобного не было.

– Вот, значит, как… Понятно. Да, кстати, а чего ж этот Радрадрабен маленький такой?

– Так хозяин копья тоже невелик был.

– Был? Значит, он помер? Так что, боги разве не бессмертны?!

– Не пори чушь! Смертных богов не бывает.

– А тогда куда он делся, если...

– А вот этого никто не знает! – внезапно раздражаясь, перебил Пах. – И не твоё это дело, ничтожный! Ты мне Радрадрабен достань!

– Да зачем?!

– Затем! Только им можно убить бога, понял?

– Понял, – сказал Робин, который ничего не понял. Он прекрасно помнил, как Бека Истребителем снёс голову Шараху, но тогда получалось, что либо Шарах не настоящий бог, либо Пах крепко ошибается насчёт уникальной смертоносности Радрадрабена.

– Понял, – повторил он. – А кого убивать?

– Меня.

– Тебя?! А тебе-то это зачем?!

– Только смерть может избавить бессмертного от телесного облика.

– Ага, ты хочешь стать, как Цудуляр! – догадался Робин.

– Нет. Я стану прежним.

– А Радрадрабен?

– Что Радрадрабен? Ничего с ним не станется, через триста лет будет как новый.

Робин осторожно помолчал.

– Не пойдёт, – наконец сказал он. – Через триста лет он мне без надобности. Он мне сейчас нужен. Я его у Гофлареха на дочь обменяю.

– Что?! – вспыхнул Пах (вспыхнул в буквальном смысле: по каюте даже прокатилась волна жара). – Ты что это о себе возомнил, персть земная?! Богу перечить?! Да я тебя…

– И останешься без Радрадрабена! – быстро сказал Робин. – А наследников у меня нет, учти!

– Ах, вот как?! Ладно, устроим тебе наследника, вот прямо сейчас и устроим! Воспользуемся хотя бы той же Беттой – в конце концов, я и подождать могу!.. А ты, учти, Радрадрабен в любом случае не получишь!

– Погоди! – в отчаянии воскликнул Робин. – Мы же, в сущности, добиваемся одного и того же! Ты лучше помоги со свадьбой. Попроси Гофлареха, а? Тебе-то он и без Радрадрабена не откажет. А мне тогда всё равно. Можешь делать с ним что хочешь, я тебе его своими руками принесу и ещё спасибо скажу, – пообещал он.

– А! – довольно ухмыльнулся Пах. – Страшно стало? То-то… А придумал неплохо, – неожиданно заключил он. – Так и быть, бери свою девицу, дуй прямиком в Долину, а там и в Зиндан за Радрадрабеном. Этак, пожалуй, быстрей всего будет.

– Ну конечно! – облегчённо подтвердил Робин.

– По рукам! – воскликнул Пах, и рыцарь Робин Шер Айтер, радостно улыбаясь, скрепил договор с богом крепким мужским рукопожатием. Хотя с противоположной стороны оно было явно женским.

.

Звено сорок четвёртое

– В общем, не совсем они неправы, – признала Бетта. – Только я не виновата, честное слово!

– Да верю я, – махнул рукой Робин. – Дикий народ, бескультурье, что с них взять. От тебя же это не зависело, как корабль в море съедет!

– Вообще-то, зависело…

– Как так зависело?! Ты что, в самом деле ведьма?!

– Да нет! Это у нас в роду проклятие такое по женской линии. Некоторые мои слова сбываются. Скажешь что-нибудь, а потом чувствуешь: вот оно! Пошлó! И рано или поздно, а всё сбудется, как сказано было.

– Что пошлó? Куда пошлó?

– Ну, не знаю, как сказать. Совпадение, сбывание, что ли… А только всё сбывается, до последнего слова.

– Хватит заливать! Я в детские сказочки не верю.

– Заливать… – обиделась Бетта. – Я, между прочим, могла бы вообще тебе ничего об этом не говорить, мне бы даже спокойней было.

Робин задумался. Действительно, врать ей вроде бы невыгодно: получалось в таком случае, что девчонка сама на себя наговаривает – а зачем, спрашивается? С другой стороны, кому-кому, а уж ему-то было известно, что самые различные виды и проявления магии реально существуют, а кое-кем даже вовсю используются. Бывает всякое, бывает, и не верится, да жизнь-то по-своему повернуть может… То-то и Хоган уж больно старался сбыть ему кухарку! Почему бы это? А? Может, тоже опасался чего-то? Подозрительно...

– Постой! – спохватился он. – Так ты, выходит, сказала что-то такое про «Медузу»?

– Да ничего “такого”! Просто за день перед спуском стала я народ на обед звать, а Хоган кричит, дескать, подожди, нельзя бросить никак, ответственный момент, работа прежде всего, и нечего соваться под руку со своим обедом, а мне обидно стало, я и сказала что-то вроде «пусть хоть треснет ваша работа, у меня каша остывает, я разогревать не буду!» Кто ж знал, что именно эти слова главными окажутся?

– Треснет?! Так что, мы теперь в любой момент ко дну пойти можем?!

– Ой, нет, что ты! Пока я тут, ничего не случится! На меня-то оно не действует. Не бойся, мы уже ведь вон сколько проплыли, и хоть бы что.

Действительно, «Медуза» уже подходила к Худу, и если б ночью неожиданно не ослаб ветер, то они бы, даже несмотря на встречное течение, давным-давно уже бросили бы якорь в Худской гавани. Теперь же, ловя ленивые перемещения воздуха провисшими парусами, яхта продвигалась вперёд медленно – но всё же продвигалась.

– Ладно, – вздохнул граф. – Будем надеяться, что до земли мы как-нибудь доберёмся. Только ты, пожалуйста, следи за своим язычком. Очень тебя прошу. А то ляпнешь ещё что-нибудь такое, что потом всю жизнь расхлёбывать!

– Буду следить, – пообещала Бетта. – И к тому же, не всё же у меня сбывается, наоборот, это редко очень. Я, в случае чего, скажу…

– Нет уж, – возразил Робин. – Ты лучше просто помолчи.

– Да не бойся ты! Я буду говорить про самое лучшее, что только может быть! Например, чтобы денег тебе побольше или жену-красавицу…

– Стой! – заорал Робин. – Про жену ни слова!.. Это уж я как-нибудь сам! – отрубил он. Не то чтоб очень уж верил граф её словам, нет – но кто его знает, вдруг да и случится из-за этого какая-нибудь закавыка. Конечно, против Паховой божественной воли никакое «сбывание» не устоит, да только и лишних хлопот на пути графу совершенно не нужно. Хватит уже приключений!

– Так что давай лучше про погоду, – миролюбиво закончил он. – А то напророчишь мне поединок с каким-нибудь чудовищем или там землетрясение. Мы вот пристаём, а на берегу, откуда ни возьмись, орда карликов…

Бетта улыбнулась:

– У такого славного рыцаря любой поединок должен окончится побе… – тут глаза её округлились, и предсказательница зажала себе рот. – Ой, что это я говорю! Не надо никакого поединка!

– Что такое?! – насторожился граф. – Что это с тобой?

– Ничего, – убитым голосом ответила ведьмочка. – А только, боюсь, поединка теперь тебе не избежать. Но ты победишь! – тут же добавила она, видя, как перекосило лицо Робина.

– Вот что, – ледяным тоном заявил граф. – Ты грамотная? Писать умеешь? Только, ради всех богов, ничего не говори, просто кивни, и всё.

Бетта кивнула.

– Так вот, – продолжал он. – Отныне всё, что тебе захочется сказать, будешь писать. Или там знаками показывать. И упаси тебя боги раскрывать рот! Понятно?!

Бетта кивнула ещё раз.

– Я надеюсь, то, что ты напишешь, не обязано сбываться? – спросил Робин. – Иначе я и не знаю, что с тобой делать!

-- продолжение следует --

Другие работы автора:
+2
44
21:50
+1
Э, а куда женщину дели? не, не ведьму, а ту, что раньше была, я чего-то пропустил?
Пропустил. Ничего, скоро она снова появится (спойлер). Хотя счастья это не принесёт (ещё спойлер).
22:05
+1
почитаем smile
01:09
Котек, та тётка, которую изо всякой бяки состряпали, сперва временно переделалась в мужука, а после временно потопла — на корапь с собой не посадили. Ну или мошть оно пёхом по дну потопало, бо встроенной плавательной функции не предусмотрено.
04:00
+1
дык пёс с ёй тады, я про другу, кака сначалу была
Загрузка...
Илона Левина №1