Радрадрабен

Автор:
Дмитрий Федорович
Радрадрабен
Аннотация:
Звено сорок девятое
Текст:

Готовясь отойти ко сну, Гофларех тщательно очертил ложе тройным кругом охранных заклятий. Он не опасался ничего конкретного, просто подобная процедура давно и прочно вошла у него в привычку. Бормоча последние слова длинного и витиеватого заклинания он, зябко поёживаясь, залез под одеяло и с наслаждением вытянулся. Защитная сфера – так называемый “горшок безопасности” – легонько потрескивала и чуть заметно отсвечивала в лунных лучах. Старый маг в последний раз придирчиво оглядел помещение и удовлетворённо закрыл глаза.

Что ж, сегодняшний день не был самым удачным, но и потерянным для жизни назвать его также было никак нельзя. Определённый шаг к мечте любого мага был сделан – скромный, конечно, шаг, но и торопиться на этом пути не следовало. И Арудона, и особенно Суза следует использовать, но лишь до определённого момента. Как только они выполнят намеченную задачу, от них придётся избавиться, и Гофларех уже почти придумал, как. Главное – предусмотреть все возможные ходы соперников, а в том, что подобные ходы последуют, он не сомневался. Что ж, задачка, бесспорно, сложная, но в своей долгой жизни ему приходилось решать и не такие.

Осторожный стук по защитному колпаку прервал его мысли. Рывком натянув одеяло до самых глаз, Гофларех в рефлекторном жесте магической защиты мгновенно выставил наружу левую ногу, особым образом согнутую в колене – и тут же узнал Суза.

– Т-с-с! – приложил тот палец к губам и настороженно оглянулся. Убедившись, что Гофларех опознал его, Суз щёлкнул пальцами и перешёл в невидимое состояние.

– Что за… – начал было Гофларех, но сразу же оборвал себя и тоже перешёл на шёпот. – Что случилось?!

– Поговорить надо, – вкрадчиво ответил Суз. – И без этого идиота Арудона.

В глубине души Гофларех ожидал чего-то подобного, поэтому не удивился и приготовился слушать.

– Ну, – буркнул он. – Говори.

– В сущности, всё очень просто. Незачем троим править миром там, где прекрасно обойдутся и двое. Согласен?

Гофларех размышлял всего одну секунду:

– Согласен.

– Я так и думал. Вот, в общем-то, и всё. В нужный момент я ударю, а ты подстрахуешь. Договорились?

– Договорились, – без колебаний кивнул Гофларех, который вовсе не считал, что данная договорённость к чему-то его обязывает и не собирался так уж буквально ей следовать. – Но не нужно слишком торопиться. Сначала пусть-ка наш дурачок сделает всё, на что способен. А уж потом…

– Разумеется, – согласился Суз. – Это разумно. Просто я предупредил, чтобы впоследствии это не стало для тебя неожиданностью… Ну, мне пора. Извини за беспокойство.

Суз исчез.

Трудно было отличить комнату с невидимым Сузом от таковой же, но с Сузом исчезнувшим, но Гофларех твёрдо знал, что уж кто-кто, а осторожный и недоверчивый Суз не задержится у него и лишнего мгновения. Он пожевал губами, хмыкнул и довольно улыбнулся. Пока всё шло именно так, как он и рассчитывал. Самое главное теперь, чтобы Суз не задался вопросом, почему это проникнуть в спальню к Гофлареху Ужасному оказалось для него очень уж просто… Ладно, надо надеяться, что принятые меры по воздействию на его сообразительность будут достаточны. А теперь с аналогичным предложением должен появиться Арудон.

Однако в ожидаемое время Арудон не появился, чем Гофларех был здорово озадачен. Не появился он и через час, и через два, так что Гофларех совершенно измучился, изо всех сил притворяясь спящим. И только перед самым рассветом, когда первые лучи солнца только-только собирались робко тронуть ночной мрак, Арудон, постукивая новеньким золотым костылём, соизволил прибыть – причём в самый тёмный угол спальни.

Дальше всё пошло как по накатанному. Гость с явным наслаждением вылил ушат грязи на Суза (заодно досталось и другим соседям) и предложил успокоившемуся Гофлареху долгожданную коалицию по устранению Суза Сумасшедшего из списка претендентов во властители мира. Которая, разумеется, тут же была принята.

Поздним утром раздражённые и невыспавшиеся маги вновь собрались в Обители Мудрого. Гофларех подозрительно поглядывал на компаньонов по мировому господству – но, несмотря на то, что был уверен, что и Суз и Арудон в свою очередь тоже сговорились против него, не мог прочитать на их лицах ничего похожего на коварную измену. Суз, как всегда, был надменен и пренебрежительно поглядывал на всех свысока – по своему обычаю, он завис под самым потолком. Арудон же, как ни в чём ни бывало, нацепил на физиономию самую дурацкую улыбочку.

– Приступим, коллеги, – наконец, сказал Гофларех. – Раз уж мы решили действовать сообща, то, я думаю, нам не мешало бы поделиться друг с другом кое-какими секретами… М-да… Ну вот ты, к примеру, уважаемый Суз. Не расскажешь ли нам, как можно выбраться из города бога, Которого Нет? Признаюсь, лично я всегда считал, что подобное невозможно.

– Ничего невозможного на свете нет, – нехотя процедил Суз. – И об этом следует помнить всегда, особенно магам нашего с тобой уровня, тогда и не будут появляться такие – как бы точней выразиться – странные вопросы. Право, это настолько просто, что не стоит внимания. Гораздо интереснее другое: как это Арудону удалось заставить подчиняться медведей? Ведь этого никогда не мог добиться ни один маг Долины! А, Арудон? Что скажешь?

– Почему как чуть что – так сразу Арудон?! – взвился тот. – И при чём тут какие-то медведи?! Мне, например, кажется, что для судеб мира гораздо важнее быстренько вырастить мне ногу, а Гофларех, я знаю, это умеет! Он себе лишние головы выращивал!

– Голова – это тебе не нога! – отрезал Гофларех. – И, впридачу, она никакого отношения к стоящей перед нами задаче не имеет!

– Нет, имеет!

– Нет, не имеет! А тебе не мешало бы проштудировать курс регенеративной магии для младших адептов!

– Сам дурак!

– Тихо, тихо! – прервал их Суз, спикировав между готовыми уже вцепиться друг в друга соправителями вселенной. – Уважаемые коллеги, позволю себе напомнить, что мы собрались совсем не для этого! Успокойтесь и возьмите себя в руки!

Возбуждённые колдуны опомнились и, переведя дух, вновь уселись за столом, избегая смотреть друг на друга. Гофларех сглотнул комок ядовитой слюны, которой уже был готов плюнуть в Арудона, а тот, в свою очередь, отставил в сторону костыль – явно не простой, как, присмотревшись, определил Гофларех.

– Н-ну ладно, – после продолжительного молчания пробурчал он. – Пожалуй, займёмся делом. Давайте посмотрим, чем сейчас занимаются наши подопечные.

Колдун повернулся к своему известному всей Долине Шару Видений и хлопнул в ладоши. Внутренность шара тут же помутнела и стала напоминать полированный нефрит, по поверхности пробежала рябь – и тут же всё стало видно очень чётко и ясно.

Против ожидания, граф со спутниками находился отнюдь не в замке, а где-то в лесу – судя по внешнему виду, пострадавшем от чьего-то безответственного заклинания. Вся компания расположилась на камнях и оживлённо беседовала с неким стариком-оборванцем – тот стоял спиной, и лица поэтому видно не было. Кроме того, чуть в сторонке, охватив длинными худыми руками колени и не принимая участия в разговоре, скрючился ещё кто-то – по наружности совершенный вампир. Гофларех невольно сморщился: мало того, что дочка обретается в предосудительной компании с добрым магом, так теперь ещё и это! Совсем девка стыд потеряла! Ох уж эта бессовестная молодёжь, ну да ничего, голубушка, дай только родителю до тебя добраться, всё тебе припомнится, всё!..

Разговор в компании складывался оживлённый, жаль только, что ничего не было слышно. Гофларех яростно лягнул треножник, шар качнулся и опасно затрещал, но в результате до собравшихся в кабинете стали доноситься звуки. Судя по всему, это был самый конец спора…

– …Так что сами поломали, сами и чините! – сварливо заключил тираду оборванец. Судя по поведению, он нимало не сомневался, что собеседники его сейчас же опрометью бросятся чинить что-то, что они, видимо, сломали.

– Погоди, почтенный, – осадил его Робин. – А почему это ты так уверен, что именно мы развалили твоё жилище?

– А кто?! Тут, кроме вас, в округе больше ни души, а как эта ваше безобразие свалилось, так в потолке сразу трещина пошла, да ещё шарами огненными кто-то из вас балуется, что, думаете, я не видал? Такую дырищу проломили, что дракон без зацепу пройдёт!

– Ну, насчёт шаров – это ты прав, – признал граф. – Только шарик-то один всего и был, а потолка там совсем никакого не было!

– Не было?! Пошли, сам поглядишь, как это не было!

Робин вздохнул и нехотя поднялся на ноги. Хотя Кай с Беттой основательно потрудились над восстановлением его здоровья, некоторая апатия и леность в организме всё же наблюдалась. Голова начинала более-менее чётко работать только после дополнительных усилий, не получалось надолго сосредоточить мысли на чём-то одном. Впрочем, как заявил Кай, этот побочный эффект исцеления должен был сойти на нет буквально в течение нескольких часов.

Кстати, Робин специально сегодня с утра задал себе хорошую нагрузку: провёл тренировку с мечом, отрабатывая особо коварные и трудно отражаемые удары. Он взял за правило каждый день уделять этому занятию не менее часа – с утра, пока его попутчики ещё спят – во-первых, ещё свежо было в памяти унижение, которому подверг его Альманзур, когда созданный им голем с такой лёгкостью обезоружил выпускника школы Сороки, а во-вторых, в память крепко запало предсказание Бетты о предстоящем поединке. И к этому поединку Робин собирался быть полностью готовым.

Гофларех с интересом следил за странным разговором в хрустальном шаре, не забывая при этом наблюдать за реакцией Суза и Арудона. Сам он впервые видел и вампира (как-то так случилось, что за всю свою долгую жизнь ему не приходилось с ними сталкиваться, и все его знания об этом племени пребывали в чисто теоретическом аспекте), и наглого таинственного оборванца, но не исключалась возможность, что кто-то из коллег-магов мог ненароком дать ключ к пониманию складывающейся ситуации.

Между тем дебаты на поляне завершились, и процесс перешёл к фазе предъявления улик и следственного эксперимента. После небольшого моциона с негодующим истцом во главе вся компания столпилась на краю глубокой ямы с оплавленными краями, над которой нависал массивный кусок скалы – также с очевидными следами огненного воздействия.

– Ну и где здесь пострадавшее строение? – саркастически вопросил Робин, осторожно заглядывая в жерло открывшегося провала и испытывая жгучее желание туда плюнуть. Из тёмной глубины не доносилось ни звука, зато тянуло удивительно знакомым зловонием. Пахло земляными драконами.

– Как это где?! – взвился оборванец. – А это что, по-твоему?! Собачья будка?!

– Ты хочешь сказать, что живёшь в этой… М-м-м… В таком месте?! – изумился граф.

– Каждый имеет право жить там, где хочет!

С этим аргументом спорить было трудно. Но тут на выручку пришёл Кай:

– Поскольку данное место, именуемое тобой… Кстати, как тебя называть?

– Хранитель Весов!

Если бы голем мог видеть, как подпрыгнул при этих словах Гофларех и как выпучил глаза невозмутимый Суз, он бы явно заинтересовался, но, то ли поскольку Кай был лишён такой возможности, то ли потому, что лучше владел собой, он ровным голосом продолжал:

– В связи с тем, что данное место обитания, заявляемое Хранителем Весов как жилище, не имеет отличительных признаков такового, а равно и иных общепринятых отметок или знаков, свидетельствующих о процессе проживания, то причинение вреда – непреднамеренное, подчёркиваю! – означенному сооружению не может причисляться к агрессивным деяниям и ответственности не подлежит.

– Тем более, что мы сейчас же всё исправим, – холодно прибавила Глендавейн.

– Да уж! Потрудитесь исправить! А то мне такая прореха в своде не нужна совершенно!

– Не повредит ли пещере Хранителя некоторое сотрясение почвы? – сухо поинтересовалась волшебница.

Хранитель в ответ также нацепил высокомерную гримасу и соизволил подтвердить, что – нет, не повредит.

Глендавейн попросила всех отойти, с разных сторон несколько раз оценивающе взглянула на утёс, примерилась и сделала быстрый и резкий взмах ладонью.

Примерно секунду ничего не происходило, а затем громадный пласт нависающей породы отделился от скалы, словно отрезанный гигантским ножом, и рухнул как раз на зияющее отверстие, наглухо запечатав его от внешнего мира. Сделано это было так ловко и аккуратно, что невозможно было и предположить, что только что под ногами красовалась внушительная дыра. Каменная плита сверху была гладкой, как отполированная.

– И что я теперь буду делать?! – взвизгнул Хранитель. – Что ты наделала, глупая девчонка! Как мне теперь попасть в собственный дом?!

«Глупая девчонка» Глендавейн вспыхнула, но её опередил рассудительный Кай:

– Спокойно, дед! Сейчас всё будет!

Он наклонился над плитой и, с некоторым усилием погрузив в неё указательный палец, начертал несколько непонятных символов.

– Вот. Сперва дотронешься до этого, потом до этого и до этого. Откроется проход, ровно на одну минуту. Кстати, изнутри там аналогичные знаки – это если вдруг выйти захочется. Можешь попробовать.

Оборванец брюзгливо выпятил нижнюю губу и, ткнув пальцем в указанные знаки, юркнул под землю.

– Ни тебе «спасибо», ни «до свиданья», – осуждающе сказала молчавшая до этого Бетта. – Нехороший какой-то человек!

– Это не человек, – чуть слышно выдохнул за спинами вампир, про которого все как-то забыли.

– Так, – словно опомнившись, повернулся к нему Робин. – А теперь, кстати, давай-ка с тобой разберёмся. Ты кто такой и что здесь делаешь?

– Я вампир, как вы уже, наверное, заметили, – сдержанно ответил тот. – В моём клане я ношу имя Восса. А что я тут делаю – это, простите, моё дело.

– Вот как? – нехорошо сощурилась Глендавейн. – Ты уже второй день крутишься возле нас, вынюхиваешь что-то, высматриваешь, и после этого… Почему, например, ты сейчас сказал «не человек»? Ну-ка, выкладывай всё, что знаешь!

– Всё – не слишком ли это много? – тонко улыбнулся Восса.

– Не много! – заверил его Робин. – Ты хоть меня и спас, это я должен признать, но всё равно я тебе не доверяю. То есть не доверяю вурдалакам вообще, – поправился он.

– Нам никто не доверяет, – сообщил вампир. – Извиняться не стоит, я к такому привык. Но если вы хотите узнать мою историю, то вот она…

История Воссы из клана Их-Вох не отличалась оригинальностью. Более того, она была до скуки банальна. Как водится, при достижении определённого возраста каждый юный вампир должен доказать свою, так сказать, “профессиональную пригодность”. То есть способность существовать без помощи сообщества в любых, самых тяжёлых и непредсказуемых условиях. Для экзамена Воссы старейшинами была выбрана эта пустынная местность с полным отсутствием возможности пропитания. И если бы не свалившаяся буквально с неба еда (при слове “еда” упырь непроизвольно обвёл взглядом всех присутствующих), то ещё неизвестно, как бы сложилась его дальнейшая судьба. Так что, кто кого спас – это ещё спорный вопрос. Поэтому Воссе, кстати, и приходится обретаться поблизости: больше-то вокруг из пищи никого нет.

– Ну, ты нахал!..

– Ничего подобного, – быстро ответил вампирёныш. – Вот ты, например, ешь мясо. Разве ты в этом виноват? Кстати, для свиньи или барана «кто виноват» – совершенно не важно, можешь мне поверить! Важно то, что ты питаешься мясом, поэтому они воспринимают тебя как зло. И так каждый для кого-то является злом… А крови-то, к вашему сведению, вампиру нужно совсем чуточку. Реципиент это даже не замечает.

– Крови больше не получишь, – заверил его Робин. – Ни капли!

На это Восса ничего не ответил, только снисходительно усмехнулся.

– А я лично считаю, что ты вампирский шпион! – брякнул Кай. – И нечего нам тут байки травить! Кушать ему, видите ли, нечего!

– Я ни перед кем не собираюсь оправдываться.

– А что ты можешь сказать о Хранителе Весов? – не отставала Глендавейн.

– Практически ничего, – пожал плечами Восса. – Просто чувствую, что это не человек.

– Это из-за того, что его кровь тебе не годится? – осенило Бетту.

– Именно так.

– А до этого никогда его не встречал?

– Никогда.

– Не верю, – сказала Глендавейн. – Как хотите, а в это не верю! Ты ведь ни чуточки не удивился, когда его увидел! И крови его, кстати, пробовать не мог! Откуда тогда такая уверенность?

– Да, я не удивился. А что, мне следовало встать на голову или ещё как-то проявить изумление? Тогда можешь считать, что я так и сделал. А что касается крови, то совсем не обязательно её пробовать, чтобы понять, годится она тебе или не годится. Замечу к месту, что как еда кровь совсем не обязательно должна быть человеческая, просто, да простят меня слушатели, из всех видов крови она самая питательная и вкусная. Должен сказать, среди всех вообще хумми в принципе очень редко встречаются, как бы это поточнее выразиться…ну… скажем так – экземпляры, которые нам не подходят. И на этом прошу экскурс в мои гастрономические пристрастия считать оконченным…

…Гофларех дунул на Шар, и изображение пропало. Некоторое время был ещё слышен разговор, но постепенно затих и он. Волшебники сидели молча, лишь изредка бросая друг на друга настороженные взгляды. Оказывается, мифически-легендарный Хранитель Весов действительно существует. Вот это была новость так новость!

-- продолжение следует --

Другие работы автора:
+2
63
11:37
+2
Хранитель весов и вежливый вампир… кто будет дальше? понятно, что волшебники в итоге поубивают друг друга
Не-а. Это было бы слишком примитивно.
22:36
+2
ну не все, но и доживут до конца книги явно не три заговорщика ))
Вот как? В таком случае конец вас удивит.
08:31
+1
буду ждать smile
Загрузка...
Мартин Эйле №1