Фактор риска

Автор:
Рина Белова
Фактор риска
Аннотация:
Катя очень необычная девочка. У нее иное восприятие мира, она добрая, честная, порядочная. Но одноклассники не видят в ней ничего такого, что могло бы заставить их ее "уважать". Так вышло, что Катя в своем классе стала изгоем. Но все изменилось, когда в ее класс пришел Иван, студент и будущий преподаватель, но а пока обычный практикант и просто веселый парень. Он словно тень следовал за девушкой, помогал с уроками, составлял компанию в вечерних прогулках, садился с ней за один стол в столовой
Текст:

Глава 1

-Авдеева, у тебя лифчик видно!

-Р-о-о-озовый!

Катя без смущения поправила сползающую бретельку летнего платья и продолжила уповаться в чтении, не обращая внимания на ехидные смешинки с задних парт. Одиннадцатый класс, а ведут себя как школьники-первоклассники. Когда они уже повзрослеют?

-Слышь, Авдеева, а нам покажешь?

-После дождичка в четверг. - отмахнулась девушка. Слова прозвучали грубо. Напрасно, ведь девушка никого не хотела обидеть.

Компания только что подошедшая к столу Кати немного призадумалась и отступила.

Катя устало откинулась на спинку стула и вгляделась в белый потолок класса. Каким-то образом одноклассники умудрились приклеить туда жвачки в виде пентаграммы, которая, конечно же, находилась над головой главной героини. Но попытки тщетны, сколько не изгоняй из Кати дьявола, она не растворится, не иссякнет и не высохнет.

-Класс, встать!

Злата Лопырева. Староста класса. Она спортсменка, комсомолка и просто красавица. Всегда находится в первых рядах, именно у нее всегда высшие баллы по всем переводным экзаменам и контрольным и именно она встречается с симпатичным мальчишкой по которому сохнет половина школы. Банально не правда ли?

Когда-то Катя общалась с ней как с подругой, но ровно до тех пор, как Злата не начала распускать о девушке не самые лестные слухи, после чего росток дружбы превратился в гербарий и был выброшен в помойку.

В класс громко стуча каблучками вошла Ирина Николаевна и по совместительству классный руководитель 11А класса.

-Можете садиться.

Катя не любила классные часы, но и прогуливать их не хотела, иначе позвонят родителям, нажалуются и начнется долгая лекция с промыванием мозгов о будущем девушки, в котором она ничего не сможет добиться. Дисморалит хуже «любимых» одноклассников.

Сентябрь подходил к концу, на дворе стояла жара.

Лето в этом году запоздало на целых три недели и теперь сезон берет свое. На деревьях ни одного желтого листочка, на пляжах дети в трусах бегают, а в школах нужно проводить праздник посвященный дню осени под гордым названием «Золотая осень». Именно по этому поводу собрались в пятой аудитории все леди и джентльмены, нужно было срочно решать предпраздничную проблему.

Катя и праздники не очень любила. Когда-то, когда ей было лет пять, мама и папа устраивали ей пышные торжества с цветами, бантами и тортами на день рождения, но сейчас все это поблекло и стало скучным. День рождение-на год ближе к смерти, а Новый Год это плюс один годик к апокалипсису, который часто объявляют по телевизору.

-Авдеева, хватит мух считать!

Катя с усилием оторвалась от созерцания пришкольного фонтанчика и попыталась вникнуть в суть дела, пусть это получалось с великим трудом. Нет, девушку вряд ли можно было назвать лентяйкой или неблагодарной слушательницей, просто все так вышло…странно…

-Что, Авдеева, принца ждешь?-ехидно заметил сосед справа.

Его звали Евгением, но для всех он был Виталиком. Поразительное перекликание двух имен он объяснить и сам не мог, да и кого это теперь должно волновать?

-Ага, хэштег «В ожидании Грея»-хихикнула Злата.

-Не слышал, чтобы Грей закупался лошадьми.

По классу прошлась тихая волна смеха, которая все равно достигла чутких ушек Ирины Николаевны.

Та прошлась по ребятам острым взглядом, поправила очки и спокойно объявила:

-Романов, вон из класса!

-Я-то че? Это Авдеева все!

Катя, оперлась локтями о стол и сцепила их в замок на затылке. В горле стоял ком, а по пухлым щечкам потекли злые слезы.

-Авдеева?-взволнованно позвала Катю классаная 11А, но в ответ было лишь молчание.

-Язык проглотила?- спросила Злата.

-Было бы что глотать. Что она только этим языком не делала! Стерлось у нее уже там все!

-Романов, я кому сказала, пошел вон!-прокричала Ирина Николаевна, и невежливый юноша, смахнув со стола свои пожитки размеренным шагом направился к выходу.

В свои семнадцать лет он достиг пика в своем росте, весе, имел привлекательные черты лица и одну пунктирную извилину, что сейчас всем и продемонстрировал.

-Катенька, что с тобой?

Ирина Николаевна осторожно подошла к девушке сбоку и коснулась ласковой ладонью светло-рыжих волос ученицы.

Это было последней каплей. Катя отняла мокрые ладошки от лица, смачно шмыгнула носом и пулей вылетела за порог класса, даже портфель не взяла.

Что теперь делать? Куда бежать? Домой? Ну не-е-ет, домой точно нельзя. Звонкий стук каблучков Кати эхом пронизывал застоялую тишину школьных коридоров. Кое-где еще сидели пятиклассники, но в целом в здании было пустынно.

Неожиданно из-за угла вышел учитель физкультуры с огромной стопкой бумаг под мышкой и мячом в руке. Завидев мчащуюся на него девчонку, он только и успел выставить ладонь вперед, но это не спасло его ношу. Белоснежные листы ворохом взметнулись вверх и мягко спланировали на белый кафель, путая все страницы и смысл написанного.

Катя хотела остановиться и извиниться, но не стала, пусть все будет так как будет.

Девушка резко остановилась возле входной школьной двери и мотнула головой прогоняя наваждение.

Знаете, если бы у каждого из нас за плечом стоял ангел и демон, чью сторону приняли бы вы? Ту, что заставляет полюбить мир таким, какой он есть или поддаться сладким речам темного омута? Ведь как известно, добро наказуемо, сколько его не делай, а назад не получишь ничего хорошего.

Стоит ли прикладывать столько усилий ради того, чтобы другому было хорошо?

Нет. Хорошо бывает всем независимо от времени, и это далеко не Катины заслуги. И уж точно это не касается ее одноклассников.

Катя тяжело сползла по обшарпанной стене школы и прислушалась к себе. Чего же хотела наша героиня?

-Как я устала.-тихо прошептала она, а потом собрав силы решительно двинулась вдоль улицы.

Мимо мелькали серокаменные многоэтажки, смазанные лица людей, уши закладывало от звука сигналящих машин, а в воздухе витал сладкий запах вечера.

Небо окрасилось в багряные краски, изредка сквозь это великолепие просачивались длинные желтые лучи вечернего солнца, а теплый ветерок сливался с тактами сего очарования.

-Девушка, попробуйте кексик! Свежий!..

Катя раздраженно отбросила в сторону протянутую промоутером руку с кексом, от чего последний позорно размазался о грязный асфальт и стал полностью непригоден к употреблению. Было жаль паренька, совсем не хотелось его огорчать, но не стоило ему...

Наверное, в каждом городе есть такие места, общественные святыни, которые восхваляют независимо от причины и заслуг. Будь то скамейка влюбленных, парк какого-нибудь великого ученого или мост поцелуев.

Как раз такой мост имелся в описываемом городишке. Высокий, выгнутый, перекинут через глубокую реку. На перилах висели замочки в виде сердец, цветные праздничные ленточки, в особые дни прикрепляли большие гелиевые шарики, и они еще долгое время радовали своей красотой прохожих. . Но все это не так важно.

Катя перекинула ногу через перила, потом вторую и печально вгляделась в глубь грязной воды.

-Эм, извините, что прерываю, но я бы на вашем месте не стал здесь топиться. Глубина не та, да и ила много. Можете проити к обратной стороне, там искусственная яма на дне.

-Что?

Медленно но верно до Кати начал доходить смысл сказанных незнакомцем слов. Он предложил ей утопиться, но не здесь?!

Смахнув со щек ладошками слезы, девушка возмущенно развернулась, вцепившись тонкими пальчиками в железные прутья и взглянула на наглеца. Желание отойти к праотцам сдуло и как не бывало!

-Я не собиралась топиться!-гордо заявила главная героиня.

Еще и оправдываться перед ним приходится, вот дурочка, нашла из-за чего страдать. Минутная слабость до такого греха чуть не довела. Какая же все-таки глупость.

-А что это вы тогда сейчас делали?-невинно спросил незнакомец.

-Карпами любовалась.

Парень задумчиво сдавил дужку очков, взъерошил темные волосы и с блистательной улыбкой выпалил:

-А ты знала, что в Японии, карпы что-то вроде священного животного? Ими только любоваться и приходится, никто их есть не смеет.-и прищурившись добавил,-Что-то ты не похожа на японку. Признавайся, шпионка? Я вынужден вызвать полицию!

И паренек с самым важным видом достал из карма джинс телефон, а потом старательно вывел на дисплее цифры 02.

«Что этот дурачок делает?»-подумала Катя. Ее эта ситуация начала забавлять, но показывать этого она не спешила, всецело переживая обиду, которая все быстрее начала исчезать.

-Не надо полиции, я сейчас…

Катя так же аккуратно перелезла через перила и огляделась. Дурочка, и вправду бы прыгнула?

Парнишка на целых две головы превосходил девушку в росте, крепкий, баскетболист. Таким в спорте реализоваться сущие пустяки.

-Ну я пойду…-робко пропищала Катя когда молчание затянулось, но незнакомец принципиально преградил ей путь и пробасил:

-Никак нет! Я должен проверить вас на подлинность! Съешьте этот кекс и если вы не позеленеете, я отправлю вас домой, миледи.

Точно, кекс!

В совершенно пустых руках у промоутера оказался небольшой кексик в розовой обертке, он сладко пах ванилью и помадкой, так что у Кати от одного аромата заныло в желудке - последний раз пообедать пришлось еще днем.

-Прости...те.

-Иван.

-Что?-не поняла с первого раза Катя, она хоть и возвращалась к действительности, но очень медленно, истерические нотки проскальзывали в каждом слоге, в каждой мысли, и лишь этот странный диалогн не давал девушке опуститься еще ниже пройденного.

-Простите, Иван.-на полном серьезе заявил парень.

-А…

-Леди, я жажду услышать и ваше имя.

Промоутер шутливо снял невидимую шляпу и шутливо поклонился в пояс, точно джентльмен из средневековья.

Катюша улыбнулась одними уголками губ, но решила поддержать парня в его фарсе:

-Мое имя аналогично оружию победы.

-Вангую…-Иван нарочито изобразил соединение с космосом, а потом ткнув указательным пальцем в кекс, что держала девушка, сделал вывод,-Вселенная говорит мне, что ваше имя Катя.

-Вам просто повезло.-отмахнулась девушка,-Прошу прощения за испорченный кекс. Я правда не хотела. Ну... я пойду?

-Не так быстро! Вы мне еще должны за эту убиенную хлебобулку. Как небрежно!

-И что мне нужно сделать, чтобы загладить свою вину?-спросила главная героиня стремительно напуская на белые щечки пунцовый румянец.

-Отдай мне свою дружбу?

Иван закинул обратно телефон в карман, а потом аккуратно протянул Кате руку с отставленным мизинчиком. Раньше, в детстве, дети делали так, чтобы помириться и к этому обычно добавлялся веселый стишок «мирись, мирись и больше не дерись…», но Ваня решил установить собственные правила и теперь мизинец стал для него знаком бесконечной дружбы и доверия. Глупо, но необычно, даже немного наивно и просто.

Катя не думала ни о чем, просто сплела свой мизинец с новым знакомым и счастливо улыбнулась за весь день. С ним было спокойно.

-А ты из какой школы?...

Глава 2

Перемены в 11А проходила шумно. В послеобеденный перерыв будущие выпускники неистово готовились к самостоятельной работе по физике, оценка за которую круто влияет на аттестат. Романов Евгений, он же просто Виталик, грустно подпер острый подбородок кулаком и скучающе перелистывал странички учебника ни во что особо не вчитываясь. Все равно не сдаст, так зачем время тратить? Подходящий ПТУ парень для себя уже давно выбрал. С его качествами и навыками только на завод или в трактористы в деревню, он это хорошо понимал, но всячески пытался отрицать, злясь на остальных и вымещая ярость на ближних.

Ближе ко звонку рассохшаяся деревянная дверь класса отворилась и внутрь прошла Катя Авдеева, такая легкая, милая, в строгой юбке и ослепительно белой блузке, простой прической на голове, и не было ни грамма косметики на ее добром лице, хотя остальные девочки уже начинали наводить боевую раскраску еще в начальной школе. А Катя… Она другая. Настоящая. Потерявшись, Женя неосознанно проводил девушку глазами до ее парты, замечая как колышется хвостик на ее голове и шуршит ткань строгой одежды. Очнулся только когда большая стопка бумаг рухнула на его парту, а строгий голос Ольги Алексеевны и физички в одном лице приказал разнести черновики по партам, чтобы начать самостоятельную.

-А че опять я? – возмутился Женя, - Лопырева, вон, староста, пусть она и тащит!

-Романов! – прикрикнула физичка, - Ты довыделываешься, со справкой вылетишь отсюда!

В классе резко наступила тишина, ребята начала доставать ручки и карандаши.

Ольга Алексеевна женщина строгих нравов не принимала отговорки и отмазки основанные на лени, которые могут позволить ученику отлынивать от школьной нагрузки. При любом удобном случае учительница любила напоминать на какой свалке окажутся выпускники если не получат должного образования, но пока ее слова никак не доходили до юных дарований, а сама Ольга Алексеевна уже устала доносить до них эти святые истины. Вот Катенька Авдеева пример подражания каждому бездарю. Умная, в институт поступать собирается, да не в абы какой, а в медицинский. Врачи сейчас востребованы. Жили бы сейчас в советском времени, девушкой бы вся школа гордилась. Не просто умница, но еще и красавица!

Физичка взглядом проводила Романова, а сама заняла свое место в начале класса, открыла журнал и начала перекличку.

-Авдеева?

-Здесь! – громко ответила Катя. Женя, желающий положить черновик на ее парту, услышав ее голос и вздрогнул, но быстро собрался и швырнув на стол нелепый, слегка помятый лист бумаги, поспешил удалиться, запоминая, как его кожу щекотали светло-рыжие прядки любимой девочки.

И надо же было такому случиться! Класс узнает – засмеет, а то и вовсе с ним общаться перестанут.

Злата Лопырева по обыкновению села на парту впереди Кати и старательно выводила в чистовике свое имя и фамилию, при этом ухмыляясь, словно задумала очередную пакость. Изредка оглядвалась на соседку по ряду, но ничего толкового не могла сказать, и эти гляделки вводили Катю в замешательство. Девушка чуяла подвох, но откуда его ждать догадаться не могла.

-Идиятов, опять в свои деградирующие игры играешь? – строго пробасила учительница, узрев как очкастый паренек на задней парте неистово тыкает в экран дорогого сотового.

-Я, может быть, Ольга Алексеевна, великим программистом стать хочу. Игры это неотъемлемая часть жизни каждого компьютерщика! – гордо заметил он, даже палец поднял вверх указательный.

Физичка нахмурила кустистые брови, повела крючковатым носом, а потом сказала:

-После самостоятельной этим и займешься. А теперь сдайте все телефоны мне на стол. Получите их после урока. И учтите, я все пересчитаю!

-Мурена Крокодиловна. – проворчала Злата, но телефон все же отнесла на почетную учительскую столешницу.

Катя не волновалась. Предмет, ей давался с трудом, но она усердно разбиралась по вечерам в замысловатых формулах и раз за разом перечитывала главы учебника, чтобы пройденный материал лучше усваивался в голове, поэтому сегодняшняя самостоятельная контрольная это небольшая проверка ее стараний и прилежности, которую Катя уверенно преодолеет с успехом.

Сегодня девушка чувствовала себя по другому. И осень казалось уже не осенью и уроки шли долго, да и самой девушке утром не хотелось идти в школу. Не первый раз за эти годы, но сегодня ей особенно не хотелось посещать занудную физику. Родители рано уходят на работу, потому в светлой головке девчушки проскочила шальная мысль а не прогулять ли один денек? Все равно за это время ничего не изменится, а самостоятельную и в конце семестра написать можно. Перебороло чувство ответственности, которое ворочалось в сознании и неприятно кололо чувство долга перед родителями, что ждут от нее высоких баллов на едином экзамене.

Протренькала на весь класс знакомая мелодия, все насторожились. Злата Лопырева подняла руку и мило объяснила:

-Это мой. Можно мне ответить? Это мама «маячки» посылает.

Ольга Алексеевна нахмурилась, почмокала губами, но все же скрепя сердце разрешила ученице ответить на звонок. Родители этой пигалицы местные депутаты, не приведи господь на гнев их нарваться.

Катя заметила, как Злата подмигнула Идиятову Артему, а тот густо покраснел и поспешил спрятаться за листок с заданием. Катя лишь улыбнулась, вспоминая, как она сама краснела при встрече с Иваном, когда тот решил ей прочесть лекцию о пользе каждого человека на Земле и непользе тоже. Забавный мальчишка покорил ее до глубины души, вот только встретиться они не планировали, да и контактами не обменялись, а значит, вряд ли больше увидятся, но Катя навсегда запомнит запах кекса с изюмом в розовой упаковке, который вернул ей вкус жизни.

Злата не появилась и на звонке, когда нужно было сдавать готовые самостоятельные работы. Катя нечто подобное ожидала от бывшей подруги. Та часто прогуливала занятия и в начальной школе, а сейчас вообще чудо, что приходит в школу через день. Но ей как старосте все прощают, ведь на ней такая ответственность. И пусть, по мнению Кати плохих людей не существовало, но девушка считала Злату образцом распущенности и безответственности, будущую жизнь которой будут строить ее родители.

-Передайте Лопыревой, что самостоятельную она будет пересдавать завтра, а теперь прошу сдать листочки и можете быть свободны. – Сказала Ольга Алексеевна, закрывая журнал.

Класс роем ринулся сначала к учительскому столу, а потом уже к выходу, у которого начала образовываться неприличных размеров пробка. Из коридора то и дело доносились смешки и скабрезные шуточки на пикантные темы.

Кате стало любопытна причина массового смеха одноклассников, аккуратно работая локтями, Катя пробиралась в пучину событий, пока в буквально не выпала на школьный кафель в коридоре, где толпа раззадоренных учеников с азартом в глазах рассматривали интимные фотографии Кати Авдеевой, а кое-где дорисовывали детали. Фотографии были прилеплены на каждый стенд, а под срамотой большими буквами виднелось оскорбительное «ШЛЮХА». Катя перевела затуманенный взгляд в центр, где стояла Лопырева-староста и все поняла. Не видя перед собой дороги, девушка рванула к выходу, сгорая от стыда и безысходности. Какие же они все-таки жестокие люди!

***

Ваня Громов помогал сестре с открытием собственной кулинарии как мог. По вечерам раздавал на улицах фирменные кексы, иногда угощал напитками, люди настораживались от такого напора, но в новое местечко заходили и оставались весьма довольными. Ваня много раз думал, что сестра у него продвинутая, даже высшего образования нет, а бизнес сколотила как три пальца об асфальт потерла. Может, забить на эту химию-биологию и тоже стать нефтяным магнатом? Вдруг ген удачи и ему передался? Глубоко вздохнув, Громов захлопнул тетрадь с конспектами, а карандаш заложил за ухо.

-Слышь, Ванек, где практику проходишь?

Лисицын по привычке хлопнул друга по плечу, отчего карандашик упал и закатился за стол. Рыжий парень схватил первый попавшийся стул, развернул его спинкой вперед и уселся на него как ковбой на непослушного быка, подперев кулаком подбородок.

Ваня скривился. Он еще весь пакет документов не собрал для прохождения этой самой практики, о месте он вообще задумываться не хотел.

-Не зна-а-а-аю, - протянул Громов, - в школу какую-нибудь. Стану юным дарованиям биологию преподносить на пелеменном блюде.

Коля Лисицын громко хохотнул. Сам он учился на похожей специальности, только его практика не включает в себя педагогические навыки, так что он просто поставит печати в конторе и будет весь месяц спокойно трудиться, как и подобает бедному студенту.

-Погнали завтра ко мне? Я хату снял, Ленка Шмакова придет, я даже ее страшную подругу позвал.

-Что за собрание? – заинтересовался Громов.

Подобные пиршества он не любил, но быть в курсе всех событий должен быть обязательно.

-Братан, ты чего? У Егеря же денюха, надо отметить!

Егерем звали Егора Михайловича, по совместительству физрука университета в котором учились парни, но он был настолько молод, что разрешал в отношение себя полное панибратство со стороны студентов, которые приняли это как добрый знак и общались с ним на равных. Конечно, Егерь не пропустит пьянку в честь себя, на пять минут забежит, а потом испариться, но праздник-то после него все равно останется. Студенты такие, им лишь бы не учиться…

Ваня что-то посчитал в голове, сам себе кивнул, а потом, щелкнув пальцами рук, быстро вышел из аудитории не говоря ни слова. Лисицын проводил друга непонимающим взглядом, но уточнять ничего не стал. Зато стало понятно, что Громов на веселье не идет.

-Что ж, меньше народу – больше кислороду. – промурлыкал Лисицын и вслед за товарищем вышел в коридор.

***

«Дорогой Дневник! Эта запись не первая и не последняя, и я не жалуюсь, просто хочется высказаться как на духу. Я помню многие моменты, в которых одноклассники подтрунивали надо мной, но то оставалось лишь невинной шуткой, игрой, которую я не воспринимала всерьез. Думаю, что они тоже так считали до некоторых пор. Легкие дразнилки резко переросли в жестокие издевательства, и я никак не могу найти причину такого к себе отношения. Я верю, что плохих людей не существует. Бывают просто невоспитанные и несчастливые и если честно, мне слегка трудно отнести свой класс к одной из этих категории. Я бы сказала, что они… потерянные? Возможно, это неправильное слово, но оно близко к тому, что я чувствую. И пусть мои мысли спутаны, пусть я прочту эту запись спустя много лет, а потом искренно посмеюсь над своей глупостью, но одного я не смогу рассказать тебе, Дневник, почему люди живут в жестокости и презирают тех, кто слабее тебя…»

Катя резко захлопнула маленький блокнотик, в котором копила самые важные для нее переживания, с которыми поделиться с окружающими стыдно, а на бумаге ведь написать совсем несложно. Девушка описывала свою жизнь, мысли и чувства сидя на подоконнике обложенном подушками и мягкими игрушками, смотрела на улицу и по слогам, обдумывая каждое словечко, накладывала ровные буквы на чистую бумагу дорогого дневника.

-Катя, ты уроки сделала? – крикнула мать из зала.

-Да! – так же ответила девушка.

На самом деле ничего Катя не делала. Домашнюю работу она сегодня получила только по русскому языку и литературе, выполнять она из, конечно же, не собиралась, а остальное напросто пропустила из-за непонятной выходки Лопыревой, девицы, из-за которой чувство шока все еще не отпускало, заставляя прокручивать картину произошедшего много-много раз. Зачем она это сделала? Катя думала, что знала Злату лучше чем она сама, но как же она, оказывается, ошибалась. Всем известна народная истина о том, что человека можно узнать настолько, насколько он сам этого пожелает. Человеческая душа как огромный фолиант, и узнать ее можно только внимательно читая каждую страничку. Интересно, сколько скрытых страниц хранит в себе ее бывшая подруга?

Дождь пошел внезапно. Небо резко заволокло тучами, в ветках деревьев затанцевал ветер, а потом пошел мелкий холодный и до ужаса противный дождь. Дома, яркие в солнечном свете, превратились в унылый городской лабиринт, и на душе поселилась бурлящая тоска, которая требовала выхода.

Катя Авдеева жила вместе с родителями на первом этаже новенькой высотки, окна девушки выходили на детскую площадку, на которой сейчас было пусто и безрадостно, лишь маленький пушистый комочек сиротливо спрятался под мокрую скамейку, дрожал и жалобно мяукал. Девочка приметила его уже давно. Вряд ли родители разрешат взять домой котика, мама и папа Кати оказались людьми весьма строгими в своих намерениях и никакой животины в своей квартире держать не хотели, тем более кошек и собак. Вдруг ковер испачкают или обои поцарапают?

Наплевав на все принципы близких, Катя накинула поверх растянутой домашней кофты дождевик и выбежала на улицу, не церемонясь схватила бедное животное и спрятала за полами прозрачной пленки.

-Мя!

-Тише, малыш, сейчас я тебя покормлю и согрею.

Когда дверь в квартиру хлопнула, из кухни послышался взволнованный голос матери:

-Милый это ты?

Мама Кати невысокая, рыжая женщина с ровным каре, добрая на лицо, но жесткая по характеру. Она вышла из кухни, протирая тыльную сторону рук полотенцем, улыбалась как на первом свидании, но когда увидела Катю, только проворчала себе под нос, что ребенок опять раздетый ходит.

-Заболеешь – лечить не стану! , - Фыркнула Вера Геннадьевна, - а потом ее взгляд упал на перебирающий лапами комок шерсти. Лицо шатенки вытянулось.

-Опять гадость в дом приволокла! А если больной? Потом до гробовой доски вшей выводить станем!

-Не злись, он ненадолго у нас. – начала оправдываться Катя, на что ее мама только попыхтела как паровоз, да на этом и остановилась.

Счастливо улыбнувшись, девушка посадила малыша на покрывало в своей комнате. Так и появился в жизни девушки славный котик с забавной кличкой Сынуля.

Глава 3

Вопиющий случай в школе прошлым днем до глубины души поразил директрису восемьдесят пятой школы. Диана Николаевна, побросав все свои важные дела, бросилась утром рано на работу и по пути, уже в такси, обзванивала родителей каждого ученика в 11А, приглашала на классное родительское собрание. Это было возмутительно! За тридцать лет ее работы такое в школе произошло впервые!

Как ни странно, многие поняли Диану Николаевну и пришли к назначенному времени. И вот, сидя в актовом зале перед родителями учеников, директриса то и дело хватась за сердце, пила корвалол и занюхивала валерианой, ибо по другому ее вмиг расшатавшиеся нервы успокоить нельзя. Это понимали и все преподаватели, которые заняли места подальше от главы школы и сидели тихо в уголках никак не отсвечивая.

Родители, прознав о проделке своих отпрысков взбунтовались.

-Ограничить доступ в интернет! – кричали одни.

-В колонию для несовершеннолетних! – кричали другие, особо переживающие о сложившейся ситуации.

-Отработки! – предложил кто-то из конца зала.

Идея показалась правильной Диане Николаевне и она немедля отдала приказ не убирать пришкольную территорию рабочему персоналу, пусть этим займутся одиннадцатиклассники.

-Я протестую!

Из первого ряда поднялась полненькая женщина с огромной залысиной на правом боку и сальными белыми, испорченными некачественной краской, волосами. Дама прошлась по актовому залу взад-вперед, поочередно рассматривая каждого официального представителя, словно это его ребенок залил косяками стены второго дома учащихся.

-Почему должны отрабатывать все? – возмутилась она, Я читаю, что будет правильным, если наказание понесет тот, кто устроил это возмутительное хулиганство.

Не сразу, но некоторые мамы и папы были согласны с Изольдой Идиятовой. Эту женщину знал каждый, с ней успели познакомиться на первом собрании, когда она публично отказалась платить за ремонт школьной крыши. Среди некоторых кругов прослыла как истеричная и вспыльчивая мадам, которой прок есть только до содержания собственного кармана. Многие даже задумывались, как у такой мегеры вырос понимающий и умный сын.

-Да, - согласилась Александра Лопырева, - почему моя Злата должна отдуваться за чужие потехи? Я желаю справедливости!

Последнюю фразу Лопырева Александра Аркадьевна требовательно прокричала, даже по столу стукнула своим твердым депутатским кулаком, и конечно, после ее слов спорить никому не хотелось. Связываться с Лопыревой старшей все равно что в луже грязи изваляться. Пожалуй, ей с Идиятовой Изольдой найти общий язык проще, нежели с общественностью.

И вот, обсудив некоторые вопросы детально, было решено пригласить в зал родительского суда виновницу произошедшей ситуации.

Мама Кати Авдеевой на собрание не пришла, но это не приносило ей облегчения, достаточно представить, сколько сейчас осуждающих взглядов она получит в свой адрес, то неявка родительницы в школу сущий пустяк по сравнению с унижением и шепотками за спиной.

Класс топтался за дверью актового зала. Кто-то подслушивал, кто-то играл в игры в телефоне, но говорить о случившемся никто не хотел. То ли стыдно, то ли без разницы. Скорее, последнее, потому что современную молодежь не застыдить общественным проступком, да и не смутить уже никого откровенной фотографией. Считай, родился и уже знаешь, откуда берутся дети.

В актовый зал Катя Авдеева заходила с тяжелым сердцем под ухмылку Лопыревой младшей. Девушка и не скрывала, что все это подстроили она, но открыто об этом не заявляла. Да и зачем? Наслаждаться собственными победами нужно тихо.

-Катюша, - позвала директриса, истерика которой медленно сходила на нет и в мир возвращалась трезвомыслящая женщина,- расскажи нам как все было.

Авдеева сглотнула, густо покраснела и описала прошлый день настолько, насколько она его запомнила. Неприятные воспоминания опять царапнули хрупкую душу, отчего на глазах заблестели слезы.

-Это не мои фото! – добавила она в конце с горечью, но кажется, это никого не интересовало. Факт наличия подобного материала уже ставил под сомнение катину порядочность, а на публике все сыграть можно.

Вперед вышла классная руководительница 11А, она грозно сложила руки на груди, и сквозь толстые линзы очков уставилась на свою ученицу.

-А ты можешь знать, кто это мог сделать? – спросила Ирина Николаевна.

Катя замешкалась. Чувство справедливости требовало выхода, но поступи она по совести получит на свою голову куда большие проблемы, чем имеет сейчас, потому Катя покачала головой и тихо выдавила «нет».

Следом допрос устроили Артему Идиятову, но как не пытались узнать от него хоть какие-нибудь подробности, парень говорил, что он сидел на самостоятельной и ничего не знает, а его каждое слово визгливо поддерживала мать.

Катя знала, что Лопыревой ее выходка сойдет с рук, и окончательно она в этом смогла убедиться сегодня, когда бывшую подругу не вызвали прояснить ситуацию. Злата стояла в коридоре и кидалась острыми шутками с Ленкой Кузьмой да Аней Прокофьевой, и ее совсем не заботила вся серьезность происходящего.

Заняв место подле родителей своих одноклассников, Катя погрузилась в собственные думы. Хорошо бы перейти в другую школу, начать все с начала, завести друзей и подруг, а вечерами весело проводить с ними время. Но кто ей позволит перейти в разгар учебного процесса в выпускном-то классе? Мать точно откажется, а папа послушает маму, такой он уж у Кати добрый и далекии от подростковых проблем. Ну ничего, до конца года осталось каких-то полгода, а там экзамены, а после взрослая студенческая жизнь далекая от всяких Лопыревых и графического фотошопа.

Кате досталась неделя отработок на пришкольном участке. Ей нужно в течение своего свободного от занятий времени трудиться в школьном саду и помогать бабе Маше - уборщице и самой главной женщине в этой школе. Остальные ребята не отмеченные на скандальных снимках должны жить полной размеренной ученической жизнью.

Катя понимала, что решение несправедливо, но поделать с этим ничего не могла. Потерянная и до ужаса уставшая девушка вышла в коридор окутанная досадой, присела на скамейку и заплакала.

-Рева-корова! – Романов даже присвистнул.

-Плакса. – фыркнула Прокофьева.

-Тварь. – добавила как бы невзначай Кузьмина, когда проходила мимо скамейки, на которой устроилась Катя.

Как ни странно, никакой обиды на грубое слово у Кати не затаилось. Лена Кузьмина потакает каждому шагу Лопыревой, в рот ей смотрит, когда та ест, так что эти слова весьма ожидаемы от девочки, которая состоит в клубе у Златы.

Тихонько толпа учеников начала расходиться, в расписании стоял английский, а пропускать его великое горе для семестровых оценок. Катя шмыгнула носом и решила, что гори оно все синим пламенем: Лопырева, Ирина Николаевна, да даже Артем Идиятов! Забросив за спину свой школьный рюкзак, Авеева Катя быстро вылетела из школы, чуть не опрокинув на полной скорости какого-то раззяву.

-Простите! – бросила она на ходу.

-Осторо…-слова застряли в горле, а Катя не стала оборачиваться, чтобы дослушать или подсмотреть. Сердце гулко зашлось в груди, заслышав знакомый голос, а щеки снова залились румянцем.  

***

Авдеев Владимир Петрович работал заведующим терапевтического отделения в городской больнице, что располагалась недалеко от школы в которой учится его дочка. Иногда, когда удавалось выкроить время, он забирал свою крошку после уроков и отвозил домой, но это было давно, сейчас же Катя самостоятельная, желает самостоятельности и добирается на автобусах с пересадками. Владимир был и не против, но все равно чувствовал себя странно, вроде бы и личный автомобиль в семье есть, а ребенок в автобусах катается. Неправильным это казалось Авдееву Владимиру.

Мужчина уже почти подъезжал к дому, как вдруг увидел идущую по тротуару Верочку, красивую как никогда, с ярко накрашенными губами, она шла как королева по подиуму, слегка улыбалась своим мыслям заставляя Владимира замирать от переполняющей его нежности.

Со своей будущей женой он встретился еще будучи студентом. Она пришла на прием, такая маленькая, с красным припухлым от насморка носом, милая даже с медицинской маской на лице. Тогда молодой Владимир запомнил каждую ее черточку, каждый рыжии локон, он с нетерпением ждал ее выздоровления, того момента, когда она снова придет на прием, чтобы проверить здоровье. Но яркая девчонка оказалась строптивой и предпочла не являться в больницу для завершения лечения. Владимир тогда очень расстроился, но выход из ситуации все же нашел. Практикант перерыл и перечитал амбулаторную карту пациентки вдоль и поперек и возрадовался, когда нашел ее домашний адрес, девочка была его младше на семь лет, но его это нисколько не смутило. Без малейших сомнении, вечером, Владимир взволнованный как мальчишка, постучал в старую деревянную советскую дверь, букет скромных ландышей спрятал за спиной, чтобы вручить их как бы невзначай. О, она любила ландыши! Даже ее брошь на груди была изготовлена в виде миленьких белых цветочков, эту деталь Владимир тоже не упустил из виду.

Двери открыла пожилая женщина, как оказалось, бабушка Верочки. Седая, с добрыми глазами и приветливой улыбкой, он до сих пор помнит как его окутал запах ее старости и мыла, которым пахла рыжая девочка.

-Ой, а Верочки нет. – всплеснула руками бабуля, - Вы во дворе поищите. На качелях, наверное, с подружками болтается, возраст у нее такой.

Владимир тепло поблагодарил старую женщину и спустился на детскую площадку. На часах стрелки приближалось к девяти, но было тепло и солнце только-только начало клониться к горизонту. Девушка и вправду была на площади с другими девочками. Кто-то слушал музыку в кассетных магнитофонах, другие вытанцовывали странные движения прямо перед маленькими детишками. Вера смеясь взмывала вверх, отчего ее длинные рыжие кудри подпрыгивали в воздухе, а свет вечернего солнца отражался в них яркими бликами. Владимир даже остановился чтобы полюбоваться. Какая же она все-таки красивая!

Прочистив горло, он неуверенным шагом двинулся к девушке, на ходу придумывая слова оправдания своего пребывания здесь, вот только ничего толкового в голову не приходило. Слова казались жалким оправданием и их стыдно произносить даже перед чужим человеком.

-Вера. – позвал он и спрятал глаза.

Девушка остановилась, внимательно посмотрела на знакомого молодого человека и улыбнулась.

-Здравствуйте! – поздоровалась она, очень четко выделяя букву «р» в слове.

-А я…- Володя замялся, - Пришел вот узнать, как ты…

-Я хорошо, спасибо, что поинтересовались. А это вы кому? – девушка кивнула на букет ландышей.

Володя засмущался словно красна девица, вдвойне ему становилось неуютно потому что другие девочки смотрели на него с Верой открыв рот, а некоторые нагло перешептывались и хихикали.

-Это тебе.

Вера, может, и ожидала нечто подобное, но все равно покраснела на этом моменте, все-таки впервые ей за шестнадцать лет подарили букет цветов просто так.

-Спасибо.- тихо поблагодарила она.

Стало тихо, ни Володя ни Вера не знали, что еще сказать.

-Жених и невеста, тили-тили тесто!.. – прокричала громко мимо несущаяся детвора.

-А давай в кино сходим?

Вера встрепенулась и согласилась.

Смелый поступок Владимира дал плоды. Через пять лет он сделал Вере предложение, сыграли свадьбу, на которой почетным гостем стала бабушка Веры, счастливая и спокойная от того, что все же понянчит правнуков на своем веку. Так и жили спокойно, пока в начале двухтысячных годов не родилась его Катюша.

И теперь, сравнивая свою Веру и дочь, Владимир не находил между ними отличий и любил он их одинаково крепко.

Вера внезапно остановилась, огляделась по сторонам, а потом набрала чей-то номер в телефоне. Авдеев думал, что сейчас зазвонит его телефон, но ничего не происходило, а Вера тем временем улыбаясь разговаривала с кем-то по телефону. И не объяснить этот факт, но жгучая нотка ревности поселилась в сердце мужчины, сомнения, которые он испытывал в отношении верности своей супруги вновь всколыхнулись в нем ураганом затмевая проблески здравого мышления. Можно было уехать и не ждать продолжения. Проще жить в обмане, чем знать всю правду, но Владимир остался, незаметно припарковался около дома и стал наблюдать в боковое зеркало, чем закончится прогулка его любимой Верочки.

И как оказалось, не зря. Через пять минут во двор въехал черный «порше» , а потом из него вышел солидного вида мужчина с небольшим животиком. Он по-свойски обнял его Веру и поцеловал в ярко-алые губы.

Женщина засмеялась, а потом играючи прыгнула в машину рядом с водителем.

Не передать словами, что ощутил в тот момент Владимир. Разочарование, смешанное с болью и предательством близкого человека? А может, просто злость? Ведь ему уже давно казалось, что Вера водит его за нос и до последнего момента строил из себя доверчивого дурачка, который внимает каждому ее слову и выполняет каждый каприз. Сам не заметил, как его придавило здоровым каблуком, потому сам и виноват.

А самое главное, ложь когда-нибудь раскроется, и что сказать Кате? Она взрослая, конечно, но не до такой степени, чтобы спокойно пережить подобного рода размолвку в семье. Сомнений в том, что дело дойдет до развода, у Владимира не оставалось, да и сам он в сию же минуту решил, что продолжать жить с человеком, имеющим совесть обманывать его длительное время, по меньшей мере бессмысленно.

А может и так быть, что Катя все знает, просто не говорит ему? Владимир ухмыльнулся этой дурной мысли. Катя подросток, ей свойственно вымещать свой гнев на людях, но ведь она этого не делает, а значит, тоже живет в неведении.

Авдеев старшии посмотрел на циферблат своих часов на руке, завел машину и поехал в школу забирать свое чадо домой. Кажется, у нее сегодня семь уроков, ничего страшного не произойдет, если он заберет ее чуточку раньше, чтобы покататься по городу и поесть мороженого, кажется, так они уже сто лет не делали, скоро совсем не будет понимать своего ребенка.

Вот только Кати в школе не оказалось, а для Владимира стало неприятным сюрпризом события развернувшиеся в школе, о которых, он, естественно, слышал впервые.

+1
57
21:37
это всё или будет продолжение?
19:55
+1
будет
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации