Николай - певец

Автор:
Гэндальф
Николай - певец
Текст:

Три кожанки и маузер горбатый,
Придут за мной во вторник поутру,
И поведут как будто я проклятый,
Наслал на всех пожары и чуму.

Устало сиплый посупонит бровью,
Объявит обвинение с хрипотцой.
И на полу, меня плеваться кровью
Научит очень добрый постовой.

Ведут меня неспешно по Фонтанке,
Плюют с досады смачно на бордюр,
Им бесам, ныне плохо после пьянки,
За булочной устроят перекур.

Ещё погреет солнечное манго
Александрийский шпиль над головой.
Куда пойти мне с тёмного цугцванга,
Туда где дождь пойдёт по мостовой?

На стенке я тихонько нацарапал:
«Прощайте, ухожу в последний путь! »
Закрыто «дело» и поспешный рапорт
Позволит мне в последний раз шагнуть.

У красных стен спокойных и измятых,
Мой лоб высокий разорвёт свинец.
Уж не воспеть российские закаты,
Ушел героем Николай - певец!

----------------------------
Посвящается Гумилёву Н.С.
+4
88
20:00 (отредактировано)
+1
Я слышал такое: «в Москве бордюр, а в Питере поребрик». Не знаю, правда ли так говорят. Если так, то «бордюр» с Фонтанкой не очень совмещается. Питерцы, рассудите, так ли это?
В последнем катрене многовато пафоса. Может, лучше совсем без него (четверостишия) обойтись?
20:02
+1
Просто ЛГ понаехал.
20:16
+1
Извините, я вот не знаю что такое ЛГ. Простите если я вам на что-то наехал. Надеюсь не насмерть.))
20:49
+1
ЛГ — лирический герой.
21:08
Спасибо большое))
20:15
Возможно. Я про поребрики вообще ничего не знал. Очень интересно! Про пафос в последнем катрене. Возможно что-то изменю, даже по новой перепишу, но не сейчас. Спасибо Дмитрий за критику. У вас всегда всё по делу. drink
21:42
+1
вообще поребрик. это способ укладки бортового камня, в Ростове поребрик, это более тонкий бортовой камень, которым обычно огораживают пешеходные дорожки, трактовок масса
21:44
Ростову от Волгограда привет! drink
21:51
+1
Благодарю, ещё и метротрам у нас собираются сделать ))) только как его протащат, вот вопрос… drink
23:59
Конечно поребрик, но когда произошло это разделение, трудно сказать. Были ли поребрики в то время?
21:28
+1
Славно жил и мужественно умер, с достоинством… Хорошо написано, с чувством. Последнюю бы строчку…
07:23
Спасибо Николай. Полностью с вами согласен.
Вам не понравилась последняя строчка?
Ну, Вы об этом и сами написали. На мой взгляд тоже «многовато» пафоса в ней. И Дмитрию так показалось. Но судить только Вам.
13:46 (отредактировано)
Меня в последнее время огорчает отношение к тому, что теперь называют «пафосом»
Это история, она бывает разной. В таком случае «пафос» — это отношение человека и его акцентирование на непонятных ныне человеческих поступках и делах.
Если у нас некоторые моменты выявляются как пафос, как назвать то, что в Америке на каждом доме висит флаг страны, и много-много ещё происходит нами забытое и оплёваное, как назвать? Не пора ли отмываться от своих испражнений на свою историю? Для меня последняя строчка как что-то очень болезненное. Возможно я не знаю как это можно отобразить.
Уважаемый Гэндальф.
В данном, конкретном случае я писал не о произведении в целом (оно мне понравилось), а о последней строке. Мне показалось, что чуть-чуть перебор. А к Гумилеву я отношусь с большим уважением.
Что касается истории, то это такая шлюха (вернее – те, кто ее создаёт, яркий пример – современная Украина в последние 5 лет).
Нельзя никого идеализировать. Мы не жили в то время, не сможем понять, что достоверно, а что вымысел. Великие наши поэты и Александр Сергеевич, и Михаил Юрьевич, и Сергей Александрович (да и остальные) в жизни были далеко не паиньки. Но в то же время было много и слухов, и сплетен, не соответствующих действительности. В наше время из любого могут сделать и злодея, и божество. Но, как говорится, «не сотвори себе кумира». Кто был прав – красные, которые мечтали создать государство рабочих и крестьян, или белые, пытавшиеся сохранить свою страну?
Но и те, и другие в борьбе друг с другом переходили рамки человечности, следуя принципу «в войне все средства хороши». Точно так же и белые расстреливали без суда и следствия своих врагов, и красные, даже своих (кронштадтский мятеж, тамбовское восстание). Шел слом старого, ни те, ни другие не церемонились. Что было, то было, и историю не изменить, хотя «историки» всегда держат нос в «нужном» направлении, по ветру.
Что касается Америки, то от такого «патриотизма» меня тошнит, у нас был такой же «патриотизм» в советские годы, со всеми его преимуществами и недостатками. Глядя на Америку, я вижу, хотя и искаженное, но отражение СССР. Настоящий патриотизм не в том, чтобы на каждом углу, в каждом окне флажки выставлять и рисовать на физиономии цвета родного флага, а в том, чтобы просто любить свою страну, а когда понадобиться, встать за нее грудью, не жалея жизни, как за мать. Мне ближе такой патриотизм:

Николай Рубцов

Тихая моя родина!
Ивы, река, соловьи…
Мать моя здесь похоронена
В детские годы мои.
— Где тут погост? Вы не видели?
Сам я найти не могу.-
Тихо ответили жители:
— Это на том берегу.
Тихо ответили жители,
Тихо проехал обоз.
Купол церковной обители
Яркой травою зарос.
Там, где я плавал за рыбами,
Сено гребут в сеновал:
Между речными изгибами
Вырыли люди канал.
Тина теперь и болотина
Там, где купаться любил…
Тихая моя родина,
Я ничего не забыл.
Новый забор перед школою,
Тот же зеленый простор.
Словно ворона веселая,
Сяду опять на забор!
Школа моя деревянная!..
Время придет уезжать —
Речка за мною туманная
Будет бежать и бежать.
С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.

00:13
+1
недавно узнал про Павла Васильева, называли преемником Есенина, прожил на несколько месяцев дольше Лермонтова
вот, например
. * * *
В степях немятый снег дымится,
Но мне в метелях не пропасть, —
Одену руку в рукавицу
Горячую, как волчья пасть.

Плечистую надену шубу
И вспомяну любовь свою,
И чарку поцелуем в губы
С размаху насмерть загублю.

А там за крепкими сенями
Людей попутных сговор глух.
В последний раз печное пламя
Осыплет петушиный пух.

Я дверь раскрою, и потянет
Угаром банным, дымной тьмой…
О чём глаз на глаз нынче станет
Кума беседовать со мной?

Луну покажет из-под спуда,
Иль полыньёй растопит лёд,
Или синиц замёрзших груду
Из рукава мне натрясёт?
1933
01:07
Спасибо, здорово! Не слышал это имя.
Ну, я бы не назвал его преемником Есенина. У него были легкие, мелодичные произведения. а здесь я этого не вижу. Может быть, по духу, по бытоописанию близок. Не знаю, не довелось ничего прочитать. Чтобы сравнивать, надо всего перечитать.
Загрузка...
Мартин Эйле №1

Другие публикации