Человек из толпы

Автор:
zaharol
Человек из толпы
Текст:

На седьмой день Павел пришел пораньше с предвкушением чего-то более значительного и глубокого. Скептицизм, недоверие, а за тем боль и страх, сопровождавшие его в первые дни уже прошли. То что он увидел, почувствовал и понял находясь здесь, потрясло его и кажется навсегда изменило его жизнь. Вместо боли и страха пришло состояние эйфории. Ему хотелось выражать свою любовь к жизни и миру, делиться ею с окружающими, делать что-то приятное для всех. Объятия с едва знакомыми людьми при встрече, которые несколько напрягали его прежде, теперь казались чем то естественным и искренним, одним из способов выражения уважения, любви и радости — “я рад что вижу тебя!”

Переодевшись в спортивный костюм он вошел в зал. Накануне была договоренность что сегодня его ситтером будет Наташа. Миловидная, кругленькая, небольшого роста хохотушка, напоминавшая ему сдобную булочку. Возможно потому, что от нее пахло домашним уютом, немного ванилью и чем то неуловимым еще. Одетая в оранжевую просторную майку и синие алладины — широкие индийские шаровары с национальным орнаментом состоящем из желтых и красных цветов, вплетенных в стебли лиан и ярких птиц, она радостно улыбнулась при виде Павла. Шагнула ему навстречу, протянула свои руки с приятно позвякивающими браслетами на кистях и они обнялись, похлопывая друг друга по спине и плечам.

— Ну, что, полетели пока никого нет? Или подождем остальных? — спросила Наташа лукаво подмигивая. Павел с детства не отличался терпеливостью. Всегда и всего ему хотелось много, сразу и побыстрее.— Полетели! — сказал он, укладываясь на коврик, заговорщицки подмигнув девушке в ответ. Наташа заботливо укрыла его пледом, проверила удобно ли лежит подушка под головой, села рядом в позу лотоса и взяла его за руку. Он ощутил мягкое тепло ее ладони, тонкие хрупкие пальцы. Еще раз с удовольствием вдохнул тонкий аромат ванили и чего-то там еще, исходящего от нее, потом еще раз улыбнулся, закрыл глаза, и начал дышать как учили.

Девушка со спокойным вниманием наблюдала за дыханием Павла. Скоро его длинное жилистое тело начало трясти. Он то выгибал спину дугой, поворачиваясь с одного боку на другой, то наоборот вытягивался в струну, вскидывал вверх и вперед руки, затем прижимал их к груди, скрещивая наподобие мумий в гробницах. Павел извивался как змея, хрипел и сопел, крепко сжав зубы. Затем через некоторое время все успокоилось. Дыхание стало медленным, глубоким и ровным. В этот раз он быстро достиг нужного состояния.

Чувство невесомости и беззаботной радости.
Необычайная легкость.
Темнота. Из бесконечного пространства вдруг показалась фиолетовая с золотыми вкраплениями воронка. Закручиваясь и поблескивая волшебным светом она звала и манила погрузиться в нее. Павел увидел себя, как бы со стороны, в форме прозрачной сияющей серебром сферы, которая легко проскользнула в эту воронку и, стремительно набирая скорость, полетела в ее глубину. Внезапно вспыхнул свет, и сфера оказалось над гигантским цветком очень напоминающим по форме подсолнечник.

Размеры цветка были поистине исполинскими. Его сердцевина вместила бы в себя несколько десятков стотысячных стадионов, под стать размерам были и переливающиеся всеми цветами радуги лепестки дивного растения. Плавно снижаясь сфера мягко упала на один из этих огромных лепестков, который, в ответ на касание, бережно слегка приподнял свой край и сфера скатилась по пологому спуску как капелька росы по направлению к сердцевине.

Всепроникающий свет, видимый внутренним взором Павла освещал все вокруг. Он лился извне, заполняя сферу, а сама сфера в ответ излучала свое сияние во все стороны. По мере центростремительного движения и под действием исходящего изнутри усиливающегося света, оболочка сферы постепенно истончалась, пока не достигнув центра сердцевины сфера не исчезла полностью. Павел ощутил прилив неимоверного счастья от единения с окружающим пространством. Ему захотелось громко крикнуть от радости что-нибудь, но он осознал что кричать ему нечем.

Тело исчезло. Он протянул руки вперед и не увидел их перед собой. Где-то глубоко, в каких то дальних структурах его мысли вдруг родился страх за свое тело, оставшееся там, позади, вверху или внизу. Вдруг стало понятно, что ориентация, как и все материальное в этом пространстве больше не имеет значения. Но как только Павел осознал этот факт и немного успокоился, он почувствовал поток, увлекающий его вниз по стеблю цветка подобно скоростному лифту.

Очень скоро он увидел прямо под собой песок и светлые пыльные камни, низкорослый кустарник, деревья и высохшую от зноя траву. Он ощутил на щеках движение сухого горячего ветра. Потрогал свое лицо, с радостью понимая что у него появились руки, ощутил жесткую растительность бороды на подбородке и щеках.Через мгновение ноги Павла, обутые в простые сандалии, состоящие из кожаной стельки и шнуров, ощутили сухую земную твердь, пышущую жаром. Тело его было одето в длинную светлую, до колен рубашку из льна с длинными рукавами и тонким кожаным ремешком на поясе. Вдали на холме виднелся город за высокой стеной из белого камня. Палящее солнце вынуждало глаза щурится, даже кефи, ниспадающий на плечи не спасал от слепящего безжалостного света. С легкостью найдя тропинку, петляющую между колючим кустарником и масличными деревьями, Павел поспешил в сторону города, надеясь там утолить жажду и спрятаться от зноя.

Вскоре он оказался у городских ворот, через которые незамеченным прошел мимо стражников и смешался с толпой. Город явно готовился к какому то большому празднику, это было видно по праздничным нарядам его жителей и оживленной уличной торговле. Некоторое время он шагал, путаясь в кривых и узких улочках со множеством магазинчиков и лавок в которых продаются ковры и ткани, медная, глиняная, деревянная посуда и прочая домашняя утварь, одежда и украшения, остро и пряно пахнущие специи и благовония, хлеб, мясо, вино, фрукты и овощи. Внимание его привлекло то, что большая часть жителей города двигалась в одном направлении, жестами и окриками на незнакомом ему языке приглашая всех встречающихся им на пути следовать за ними. Движимый любопытством и охочий до развлечений, позабыв о жажде, Павел тоже отправился в ту сторону.

И вот уже толпа вынесла его своим потоком в самый центр города на одну из главных улиц. Воины с копьями в руках, облаченные в доспехи из кожи и шлемы на головах, в красных туниках и плащах, сдерживали толпу грозными окриками. Множество людей выстроилось вдоль улицы, видимо ожидая какого то важного события. Они нетерпеливо привставали на цыпочки, вытягивали шеи пытаясь разглядеть что то там вдали где шум и крики усиливались. Над толпой сначала показались всадники, а затем стали видны и остальные участники процессии. За всадниками следовал конвой из двух шеренг стражников.

За ними очень медленно, пошатываясь шел человек. Он сжимал разбитыми, окровавленными пальцами перекладину тяжелого деревянного креста, лежащего у него на плече. Его длинная, грубого полотна льняная рубаха была сильно изодрана и пропитана кровью. Когда процессия почти поравнялась с тем местом где стоял Павел, он смог увидеть, что на голове у человека был венок, сплетенный из колючих ветвей терновника, из под которого по разбитому лицу струилась кровь. Местами кровь на лице уже запеклась в толстую корку. За человеком следовали два воина, которые нещадно били его по спине, голове, плечам и рукам плетьми.То и дело из толпы в человека летели камни. Некоторые достигали своей цели. Особо прыткие горожане, увернувшись от охранников подбегали к человеку и успевали плюнуть ему в лицо. Менее смелые с искаженными злобой лицами выкрикивали что то и показывали пальцами в его сторону.

Вот один из воинов, весело гогоча пнул человека ногой и он, пошатнувшись под тяжестью ноши, упал в пыль прямо рядом с Павлом. Толпа ликовала. Одна из перекладин креста обрушилась следом и ударила человека по голове, из запекшихся ран брызнула алая кровь.Горячие слезы текли по щекам Павла, губы безвольно дрожали, тело вдруг обмякло и он рухнул на колени рядом с человеком, задыхаясь от собственных слез и бессилия что либо изменить. Их взгляды встретились и эти глаза, полные любви, и нежности в которых не было боли и страха.

Это было последнее что увидел Павел, прежде чем провалиться в темноту. Затем он услышал знакомый голос совсем близко, ощутил что кто то бережно и в тоже время крепко его обнимает, а зловонный смрад окружавшей его секунду назад толпы, сменил аромат ванили и неуловимого чего то еще. Павел открыл свои мокрые от слез глаза и их взгляды снова встретились.

Другие работы автора:
+2
46
19:31
Плюс за интересные повороты фантазии
Загрузка...
Илона Левина №2

Другие публикации

Ловец
Виктория 9 минут назад 0
Пятерка
Rigin 22 минуты назад 1