Пересекающиеся Миры. Твари. Часть I Глава II

Автор:
stargazer
Пересекающиеся Миры. Твари. Часть I Глава II
Аннотация:
Сами знаете: всяк сходит с ума по своему, кому как больше нравится. Кто-то реинкарнируется в Наполеона Бонапарта, кто-то ещё в какую-то известную, а само глfвное, популярную историческую личность. Например, никто из сошедших с ума не превращается в Совонароллу. Почему? А потому что хрен его знает, кто он такой?
Текст:
Сами знаете: всяк сходит с ума по своему, кому как больше нравится. Кто-то реинкарнируется в Наполеона Бонапарта, кто-то ещё в какую-то известную, а самое главное, популярную историческую личность. Например, никто из сошедших с ума не превращается в Совонароллу. Почему? А потому что хрен его знает, кто он такой?
Но тут, для благополучно сошедших с ума, а по правде сказать, сменивших разум низшего порядка на разум порядка высшего, кроется весьма коварная ловушка. Если, положим, человек обрёл высшее понимание действительности и превратился в того же Наполеона Бонапарта, то ему, бедняге, предстоит раз за разом возвращаться на остров Святой Елены, и так до конца дней своих. Увы, не может обладатель понимания высшего уровня сменить, так сказать, одёжку: сегодня, например, Наполеон, а завтра, тоже например, Илья Муромец. И ещё один камень преткновения по этому имеется — врачи-психиатры. Если народу, по большому счёту, без разницы кто ты такой, Наполеон или тот же Илья Муромец, то психиатры и психотерапевты внимательно следят за неизменностью образа, и чуть что не так, сразу выписывают с соответствующим диагнозом.
Здесь Паша-премьер, правда сам того не сознавая, переиграл всех. Он сходил с ума целиком и полностью погрузившись в историческую литературу. Что примечательно и замечательно, он запоем читал книги по истории родной страны, но даже не примерял на себя образ кого-либо из живших во временах давно ушедших. По началу такое поведение Паши поставило лечащих врачей, не говоря уж о санитарах, в глухой тупик. Санитарам было обидно, что Паша не разговаривает на древне-славянском языке, да что там, даже не пересказывает прочитанное! А врачам было обидно за то, что они не знали как его лечить. Дело в том, что подобные случаи не были описаны в соответствующей литературе служившей докторам этакой инструкцией по лечению больных на все случаи жизни. Конечно же можно было самому описать невиданный доселе случай и тем самым прославить своё имя в веках. Но увы, подвижники среди рода человеческого, впрочем, как и откровенно сумасшедшие, встречаются довольно-таки редко, человечество предпочитает жить и действовать по инструкции, как по Уставу в армии.
***
И ещё, Паше-премьеру повезло, правда, и не повезло одновременно. Если насчёт сгоревших коттеджей, хоть немного и на местном уровне, поговорили, некоторые даже позубоскалили, то экзекуция Паши-премьера так и осталась безвестной. С одной стороны Паше было обидно, всё-таки не с помойки родом, а с другой, журналюши замучили бы, им только волю дай. Да и ещё неизвестно во что превратилась бы, какими подробностями обросла бы эта история в кругах, в которые Паша-премьер был вхож.
- Нерпивышный. — откровенно любуясь результатами порки протянул один из мужиков. - Разбалованный. - после этого мужик громко высморкался прямо на пол предбанника и добавил. - Ну да ничего. Это дело нехитрое, привыкнет. Сметаной его намажьте, быстрее заживёт.
Глядя на рассечённую на ремни, всю в крови, спину Паши-премьера, и заодно соображая, к чему Паше в скором времени придётся привыкать, его друзья-приятели, а заодно будущие члены кабинета премьера Паши не то чтобы что-то возразить, они даже не пикнули. Двое, наиболее впечатлительные из них, выпучив глаза вообще начали сползать из кресел на пол. Мужик ещё раз высморкался, на этот раз из другой ноздри, насмешливо посмотрел на охреневших членов будущего кабинета министров, хмыкнул, что-то пробормотал и вышел из предбанника.
Когда более-менее опомнились, сразу же вызвали скорую. Спина Паши представляла из себя откровенно страшное зрелище: кожа лохмотьями, аж мясо видно, а вот крови почему-то было мало, и хорошо что мало, а то с ума все посходили бы. Сам же Паша был без сознания, хоть это хорошо, хоть боли не чувствовал, примерно так рассудили друзья-приятели, но оказать ему хоть мало-мальскую помощь не отважились.
Вскорости приехала скорая. Врач с фельдшером, всем известно, на скорой работают законченные циники, хоть и внимательно, зато как-то насмешливо осмотрели спину Паши. Не дожидаясь указаний доктора фельдшер достал из своего медицинского чемодана довольно-таки внушительных размеров пузырёк и щедро полил его содержимым спину Паши-Премьера. Жидкость вспенилась, немного пошипела и, так сказать, затихла. Перекись водорода, она всегда себя так ведёт. Чуть было не упавшим в обморок друзьям-товарищам Паши тот же фельдшер сделал по уколу, и те чуть ли не сразу открыли глаза приходя в себя, поводили ими справа налево и сверху вниз, короче, с ними всё нормально. А вот с Пашей было не всё нормально. Аккуратно, при помощи членов будущего кабинета министров, Пашу аккуратно поместили на носилки и отнесли в автомобиль. На этом чудеса закончились, скорая уехала. Впрочем, нет, не закончились. После всего пережитого «члены кабинета» налакались до такой степени, что хоть самих в дурдом помещай.
***
Вот что значит сильная личность! Это о Сергее Алексеевиче. На время возвращения домой он напрочь выбросил из головы странный разговор с Антоном Борисовичем, как бы забыл его. А всё правильно: придумать, ничего толкового не придумаешь, слишком мало информации, а портить нервы для Сергея Алексеевича было непозволительной роскошью. Вместо разговора он сосредоточил своё внимание на различных дорожных мелочах и мелких происшествиях. Более того, он сделал остановку в Сингапуре, но не для того чтобы порешать какие-то важные дела. Остановка, всего-то на пару дней, была сделана Сергеем Алексеевичем для того, чтобы отдохнуть на острове Сентоза и насладиться тропическими красотами.
И только приехав домой, и порешав первостепенные, неотложные дела Сергей Алексеевич занялся, так сказать, выявлением нечистой силы. Перво-наперво он, разумеется, просмотрел видеоролики со странными пожарами. Да, пожары были действительно странными. А вот поведение зрителей тех пожаров было самым обычным - веселуха бесплатная. Это плохо. Значит очевидцы будут рассказывать о случившемся привирая больше, чем это происходит обычно. Ну да ладно, на этот случай на Сергея Алексеевича трудился внушительный штат аналитиков, хороших аналитиков, не шалтай-болтай.
Следующим шагом по выявлению нечистой силы был приказ начальнику службы собственной безопасности направить на места пожаров и прочих катаклизмов людей отличающихся наблюдательностью и способных разговорить хоть телеграфный столб, одним словом, не балбесов со стальными бицепсами. Отбывающие в командировки были самым серьёзным образом проинструктированы. Им надлежало, под запись на диктофон, опросить как можно больше жителей тех мест, и не обязательно очевидцев. Не гнушаться и не отметать как ненужные любые рассказы, даже на первый взгляд не имеющие никакого отношения к случившемуся. Для того, чтобы определить имеют ли они отношение к пожарам или нет аналитики имеются. Ну и конечно же по максимуму заснять пожарища. А вот к пострадавшим никто не был откомандирован. Ими занялась рвзведка, так сказать, глубокого бурения с тем, чтобы вывернуть их, и их жизнь до последней молекулы, и до последнего чиха.
***
Тем временем в столичных министерствах, конторах и конторках происшествия с коттеджами: пожары, провалы под землю, распадания в прах и составные части стали забываться. Всё верно, столица, она и есть столица. Где как не в ней, почитай каждую секунду, происходит столько событий, что и подсчитать невозможно. А события, причём любые, имеют свойство вытесняться из памяти людской событиями по времени более новым, свежими.
А вот в провинции, там да, там события, если можно так сказать, являются долгожителями. Происходит это потому, что в провинции жизнь тихая, незаметная и даже сонная, а посему новых событий, как кот наплакал. Как раз эта сонливость и сыграла на командированных Сергеем Алексеевичем. Они, поскольку получили соответствующие инструкции, просто собрали материал в виде интервью и видеосъёмок, это была их основная задача. Анализировать и сопоставлять собранные материалы предстояло совсем другим людям, больше привыкшим к тиши кабинетов, а не к поездкам по родной стране, в направлении туда, куда Макар телят не гонял.
Но помимо службы безопасности и разведки, как её составляющей, на службе Сергея Алексеевича была и есть ещё одна служба безопасности, которая состоит на службе не у какого-нибудь там Сергея Алексеевича, а у Государства, потому и называется Государственной службой безопасности. Вот они, и в первую очередь в силу широты диапазона задач стоящих перед руководством страны, не ограничились только коттеджами, и принялись «копать» всё и везде.
В скором времени всплыла странная смерть одного из высокопоставленных менеджеров инвестиционного фонда, странное увольнение из органов рядового полицейского, короче, всплыло всё что за это время натворили охотницы.
По всем случаям провели и проводят самые тщательные расследования. Тот самый полицейский-кадровик, кстати, благодаря охотницам был изобличён, обвинён, приговорён и отправлен, в по настоящему, в те места, куда Макар телят не гонял, за колючую проволоку.
***
Набрав необходимое число оборотов контрразведовательная служба Госбезопасности работала как часы марки Брегет, точно и без сбоев. Работать-то работала, а что толку? Информация в аналитические центры текла рекой, можно сказать, хоть пупком ешь, а на выходе, в смысле, заключений по полученной информации не было никаких — ноль. Складывалось впечатление, что исполнителей всех, всех без исключения происшествий как бы не существуют, или же, это те, кого не представляется возможным определить. Чертовщина какая-то да и только! Опять было подумали об инопланетянах, но вскорости это направление было отклонено и мирно, правда, до поры до времени помещено на дальнюю запасную полку.
Решили взяться за экстрасенсов, колдунов и прочий псевдоволшебный люд. Хоть госбезопасность и имела досье на каждого из них, решили проверить ещё раз. Как и ожидалось девяносто девять, с кучей девяток после запятой процентов, так называемых кудесников оказались откровенными жуликами и шарлатанами «рубившими» бабло на невежестве и неистребимой вере людей в чудеса. Те же, которые были настоящими, и на самом деле обладали Даром ничего вразумительного насчёт странных происшествий сказать не могли, некоторые о них даже не слышали. Но поскольку машина Государственной безопасности останавливалась только одним способом, по приказу свыше, она продолжала работать.
***
- Единственная, кто может, хоть и как пальцем в небо, но всё-таки указать на нас, вернее, на наше существование, - задумчиво начала Зоя Павловна. - это та женщина, которая проводник по тёмным практикам, имя запамятовала. Надо будет её навестить.
- Что вы собираетесь делать? - забеспокоился Аркадий Аркадьевич. Хоть и был он человеком жёстким, тем не менее не терпел радиальных мер по отношению к тем, кто мог помешать в его делах.
- Ничего особенного. - улыбнувшись пожала плечами Зоя павловна. - Сделаю её охотницей, вот и всё.
Понимая, что сейчас задаст один из самых наиглупейших вопросов, которые когда-либо задавал Аркадий Аркадьевич, сам от себя не ожидал, вдруг спросил:
- А вот скажите, Зоя Павловна, а из меня тоже можно сделать охотницу, простите, охотника?
- Нет. - спокойно ответила Зоя Павловна, но Аркадий Аркадьевич заметил: её серые, обычно весёлые, ироничные глаза вмиг стали стальными, как по оттенку так и по крепости произнесённого «нет».
- Это, Аркадий Аркадьевич, - глазам опять вернулся добродушный оттенок веселья и иронии. - доступно только женщинам.
***
Конечно же разговор проходил в пансионате Александра Николаевича, куда Зоя Павловна приехала на выходные. Но встреча не была какой-то экстренной или специальной связанной со сгинувшими коттеджами. Всё гораздо проще. Просто-напросто Аркадий Аркадьевич пригласил Зою Павловну отдохнуть пару дней на природе, вот и всё. Были шашлыки, приготовленные Аркадием Аркадьевичем, да, те самые, поражающие своим вкусом и простотой приготовления. Была сауна, был чай на травах и так далее. Ну а вечером, не в телевизор же тупо пялиться, в конце концов, состоялся и разговор.
Да, Зоя Павловна в гостях была не одна. Чуть раньше в пансионат приехала Таня, но её визит был совсем по другому поводу. Имя это поводу — Александр Николаевич. К радости Зои Павловна и Аркадия Аркадьевича их отношения развивались, ну прямо как в доброй книжке про любовь со счастливым концом. Двое, хоть и не совсем, но ещё вполне молодых человека жизнь которых не шла по накатанной тем не менее не утратили те душевные силы, которые, по большому счёту, и делают человека человеком, не превратились в озлобленных мизантропов, в этаких чудовищ в человеческом обличии или же в равнодушные статуи, такие что на острове Пасхи на океан смотрят.
Было видно, отношения Александра Николаевича и Тани, это не современный суррогат состоящий на десять процентов из взаимных симпатий, а на девяносто оставшиеся из постели. Такие отношения иногда хоть и бывают довольно-таки продолжительными — года этак в два, всё равно заканчиваются расставанием: буйно-бурным или тихим и мирным, это без разницы. И очень редко, не иначе в виде исключения подтверждающего правило, заканчиваются свадьбой.
Вообще-то, и даже не в идеале, настоящие отношения мужчины и женщины должны заканчиваться свадьбой иначе это что-то другое, неизвестно что. Так вот, очень было видно, что отношения Александра Николаевича и Татьяны, нет, не закончатся, а перейдут на следующий уровень в виде честного пира в виде свадебки, а потом уже, в счастливую, на любви и согласии выстроенную, семейную жизнь.
***
Остальные же охотницы занимались каждая своим делом. Света продолжала лечить больных и Зоя Павловна даже немного опасалась, что контрразведчики могут на неё выти, слава-то ого-го какая! Но подумав и отследив действия людей с горячими сердцами отбросила эту мысль. Даже если они и выйдут на Свету, ничего у них не получится. Света — медицинский работник, а не бабка-знахарка из деревни. Опять же врачи, даже врачи-кудесники, не ассоциируются у той же госбезопасности с колдунами, ведьмами, экстрасенсами и прочей нечистой силой.
Варя тоже без дела, вернее, без дел не тосковала. Несмотря на, иногда даже настойчивые, призывы и увещевания Андрея и осторожно-хитрые разговоры Зои Павловны она продолжала работать всё в том же салоне красоты. Теперь уже совсем непонятно было, почему она там работала? Если из-за денег, то ерунда. Сейчас денег ей вполне хватало, и это без использования своих возможностей как охотницы, Андрей обеспечивал, правда, иногда чуть ли не силком. Наверное Вера продолжала работать и делать мадамам причёски не иначе как по инерции. А может быть она боялась окончательно порвать с прежней жизнью и уйти в жизнь новую, хоть и ставшую уже привычной, но всё равно уж очень необычной, волшебной, а потому странной.
Ну и конечно же дело, которому она посвящала всё остававшееся от салона красоты был Андрей. Вообще-то, правда, женщины вряд ли в этом признаются: называя своих мужчин большими детьми они немного лукавят. Лукавство это замешано на любви: ну что поделаешь с женщиной, если она любит мужчину, заметьте, не кого нибудь, а своего мужчину. Если мужчина, во всяком случае так считают, доказывает свою любовь к прекрасной даме подвигами, то женщина заботой. Хотя, тоже, если не лукавя, на первом месте из доказательств своей любви к женщине и у мужчины стоит забота. Так что, да что там, так что всё понятно, одним словом.
Правда разговоры о свадьбе пока что не возникали, но Варя всей своей душой, и даже не привлекая дар охотницы, чувствовала: разговоров таких будет немного, а скорее всего всего один. В один прекрасный день Андрей преклонит перед ней колено и, ну максимум на следующий день, поведёт её в ЗАГС. И правильно, а чего растягивать, разговоры разговаривать?
А вот Ире с Катей, вернувшимся из поездки по родным просторам, заняться было и нечем. Работать, они не работали. Таскать народ на обследование к Зое Павловне по части здоровья они и в прошлые времена желанием не горели, так что, оставалось одно — бездельничать.
Но пребывающие в состоянии откровенного безделья, а значит, и скуки две охотницы — это пострашнее всего, чего угодно будет. Тем более Зоя Павловна, нет, не приказала, а попросила охотниц: после войны под названием «Мир хижинам, война коттеджам» - Катя придумала, без её ведома ничего предпринимать не надо. Не надо даже в экстренных случаях, в конце концов охотница всегда может поговорить с Зоей Павловной мысленно и спросить совета.
Вот и остались Ира с Катей, как говорят в кругах близких к криминальных, не при делах. Пару дней они чем-то занимались по дому, в любом доме найдётся чем заняться. Потом, когда домашними делами надоело заниматься, тоже пару раз, сходили в ночные клубы. И ночные клубы более двух раз не выдержали: скучно, если по правде, да и характер у Кати такой, что в случае чего может такое отчебучить, уголовный розыск с ума сойдёт. А они тоже люди, им «висяки» ни к чему, без премии жить скучно.
Короче, в результате оказались Ира с Катей в пансионате Александра Николаевича, где и, можно сказать, поселились. А что, много кто может похвастаться, что провёл почитай всё лето на природе? Нет, дача с огородом не в счёт, потому что, если по честному, никакой природой не является, огородом она является. А тут, в пансионате, никаких огородов даже близко не было. Лес, да, был. Озеро было, хоть и небольшое, но вполне симпатичное и даже уютное. Сначала Ира с Катей просто гуляли по лесу, а потом, а потом Александр Николаевич подсказал, принялись собирать грибы. Стоит сказать, девчата очень хорошо знали один гриб и уверенно отличали его от других — мухомор. Но это не оказалось горем горьким, Интернет помог. Девчата просмотрели кучу фотографий как съедобных грибов, так и не съедобных. Какие-то сразу запомнили, а какие-то по ходу процесса тихой охоты вспомнили. И дело пошло, и очень даже хорошо пошло. А после, это уже как следствие, к явному неудовольствию шеф-повара, кстати, девчата решили консервировать собранные грибы. И чтобы вы думали? Поначалу под контролем Шефа, а потом сами, Ира с Катей накрутили целую уйму банок, которые, разумеется, раздарили.
***
После отъезда Сергея Алексеевича, буквально на следующий день, и Антон Борисович стал собираться в дорогу. В отличии от коллеги она не стал кружить по заморским странам и останавливаться в красивых, экзотических местах. Антон Борисович прямым рейсом вылетел в столицу. Почему он так сделал? А кто его знает!
Он был доволен разговором с соратником по теневому управлению государством — Сергеем Алексеевичем. Разумеется у Антона Борисовича и в мыслях не было просто поделиться с Сергеем Алексеевичем диковинной информацией, и уж тем более он не собирался определять его в соратники по борьбе с нечистой силой.
Время от времени Антон Борисович искренне удивлялся, как такой человек — Сергей Алексеевич смог достичь того уровня на котром пребывал ныне? Ведь, и это почитай ни для кого секретом не является, Сергей Алексеевич — руководитель одной из самых влиятельных групп чиновных и бизнес-товарищей прозванных Зоей Павловной оборотнями? Конечно же, его группировка была не первой по своей силе и значимости. Впрочем, весьма сложно было определить какая из группировок самая влиятельная. Да и, признаться, никто эту самую влиятельность и не определял, и уж тем более не устраивал между ними соревнование, по типу социалистических.
Может быть в силу своей крестьянской внешности, а может быть по каким-то другим причинам, Сергей Алексеевич был сторонником прямых действиях, не любил обходных путей. Эти пути он считал слишком долгими, а значит и затратными, поэтому предпочитал действовать напрямую. Вот это его качество и было нужно Антону Борисовичу. В конце концов благодаря ему он остановил выбор на теневом олигархе с крестьянской внешностью.
Антон Борисович не сомневался, ну почти не сомневался, по приезду домой Сергей Алексеевич разовьёт бурную деятельность по выявлению, изобличению и уничтожению этой самой нечистой силы. Он это сделает хотя бы потому, что понял: неизвестные кудесники угрожают и его «группе товарищей». Где гарантия, что они завтра, а то и сегодня, переключатся с Антона Борисовича на него? Не было такой гарантии, и не могло быть. Тем самым его служба безопасности в скором времени засветится у Госбезопасности, вот это и надо было Антону Борисовичу. Ему нужен был, если это можно так назвать, свадебный генерал толку от которого нет, а фигура видная, и очень заметная. Иными словами, подставил Антон Борисович своего коллегу, крепко подставил. Но ему, Антону Борисовичу, в большинстве случаев были чужды такие понятия как порядочность, ну и так далее. В некоторых делах они для него просто не существовали.
0
21
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Жанна Бочманова №1