Минерва

  • Кандидат в Самородки
Автор:
Григорий Родственников
Минерва
Аннотация:
В соавторстве со Станиславом Янчишиным.
Рассказ занял второе место на конкурсе "Зеркало или Комедия положений"
Текст:

«В районе боёв снова замечена летающая минерва»,­ – сообщили по новостям. Глеб-Хлеб, работавший в управлении дворником, что такое «летающая минерва» не знал и потому очень перепугался. Она представлялась ему отрубленной головой с вороньими лапками и серым носом. У неё чёрные и блестящие волосы, словно отяжелевшие от воды. На манер древних валькирий эта тварь выколупливала из танков зажаренных бойцов и уносила домой, к солнцу.

Лёжа на деревянной полке в бараке, Глеб-Хлеб настороженно прислушивался – нет ли на улице выстрелов, не скрипят ли гусеницами танки. Это бы означало, что война добралась и до его города. А вместе с войной придёт и минерва. Растопырит чёрные крылья и сядет на городской герб орлиной пародией. Потом ей станут приносить жертвы. Глеб-Хлеб подумал и решил, что он готов преподнести грозной птице свою метёлку. Это немного успокоило дворника. Он нащупал под жёсткой подушкой сахарного солдатика и начал обсасывать его ножки.

Ночью был сон. Дворник Глеб-Хлеб носился как угорелый по всему городу, а вдалеке полыхали красные угольки – это нагревшиеся стволы орудий дымились на горизонте. По мощёной дороге дружно шагали военные, держа винтовки как-то по-заячьи, в согнутых локтях перед собой. В чёрном небе летала минерва, но её не было видно.

Утром дворника разбудил рокот моторов. По проспекту имени Юлия Цезаря шли тяжёлые водоходы. Громадные бронированные туши пересекали бульвар Экономических реформ и медленно сползали к набережной Артаксеркса. У одной из машин случилась какая-то поломка, её командир вылез из люка и красноречиво костерил экипаж. Глеб-Хлеб подошёл поближе, в одной руке он держал метёлку, в другой – тяжёлый железный совок. Капрал, командир водохода, бросил на него безразличный взгляд и продолжил общение с подчинёнными. Дворник задумчиво смотрел на огромную грозную машину и пытался вникнуть в смысл капральских речей.

Из всего, что Глеб-Хлеб понял, выходило, что члены экипажа и их родственники неоднократно вступали в противоестественные связи с различными животными. Но когда капрал упомянул минерву, которая всех накажет, дворник не выдержал и решил обратиться к командиру грозной боевой машины за разъяснениями.

Мысленно Глеб-Хлеб придумал красивую речь, показывающую, что он человек не глупый и политически подкованный. Он откашлялся и сделал шаг к водоходу, но, глянув на свирепую физиономию капрала, стушевался и, запинаясь, промямлил:

– Ээээ, дяденька, а эта минерва… где она?

– В Караганде! – заорал тот таким страшным голосом, что дворник почувствовал, как по ноге побежала горячая струйка.

– Как в Караганде? – испуганно прошептал он, пятясь назад.

Капрал ткнул в Глеба пальцем и зло прокричал:

– Сержант! Почему здесь гражданские?! Я велел оцепить периметр!

– Да это местный дурачок, – откликнулся конопатый веснушчатый парень с нашивками сержанта, – юродивый. – Погрозил дворнику кулаком и прикрикнул: – Бегом отсюда, дубина!

Глеб-Хлеб бросился бежать. Юркнул в подворотню и прижался к стене.

Мимо, урча моторами, проползали тяжёлые, громыхающие пластинами железа водоходы. Последней, натужно ревя и плюясь чёрным дымом, ковыляла неисправная машина. В облаке густого чада нельзя было разглядеть капрала и сержанта, но Глеб-Хлеб отчётливо слышал их голоса.

Когда колонна водоходов скрылась вдалеке, дворник осторожно высунулся и всхлипнул. Слова сержанта показались ему очень обидными, но на что он обиделся сильнее, на «дурачка» или на «дубину», решить не смог.

«Погодите, – шептал Глеб-Хлеб, – летающая минерва ещё вам всем покажет. Потому что она… Она такая…». Додумать мысль не смог, лишь махнул рукой и поплёлся обратно в барак.

Ночью дворник видел сны. Сны яркие и ужасающие. В небесах носились горгульи, шелестя перепончатыми крыльями, страшные горгоны поливали землю огнём и обращали всех в камень и силикатный кирпич. Мерзкие гарпии злобно скрежетали асбестовыми псевдоподиями, вопили, хватали горожан и разрывали их жуткими клювами. И тут появилась минерва! Отрубленная голова с мёртвым взглядом, мокрыми волосами и вороньими лапками. Небо загрохотало, и Глеб-Хлеб подумал во сне, что идёт гроза, будет сильный дождь и много мусора на улице…

Но наутро не было видно никаких следов дождя. Зато в западной части города вставали столбы дыма. Глеб-Хлеб решил, что в их город пришли великаны и теперь разводят огромные костры, чтобы готовить пищу. Великаны-то огромные, и еды им нужно много. И костры большие… А по проспекту Юлия Цезаря пёр поток людей. Они тащили чемоданы и мешки, толкали тележки со всяким скарбом, гомонили, ругались, плакали и оставляли за собой огромное количество мусора. Мусора было много, а значит, сон был вещий!

– Чего стоишь?! – прикрикнул на Глеба завхоз Степаныч. – Собирай пожитки!

– Зачем? – не понял дворник.

– Известно зачем! Бежать!

И поскольку Глеб-Хлеб непонимающе хлопал глазами, – раздражённо пояснил:

– Сдали наш город вояки хреновы! Бери, что есть, и дёру отсюда!

Брать было особо нечего. Старая дырявая телогрейка, валенки, пожелтевшая фотография двух улыбающихся людей. Степаныч уверял, что это родители Глеба. Наверное, так и есть. Сам он их не помнил.

Завхоз торопил, и в спешке дворник чуть было не забыл главную ценность – большого сахарного солдатика. Два месяца назад его подарил ему весёлый военный с большими звездами на погонах. Глеб-Хлеб прикинул, если лакомиться солдатиком не каждый день, то можно растянуть удовольствие почти на полгода.

Он аккуратно завернул вкуснятину в холщовую тряпицу и поместил на дно корзины, рядом с фотографией. Сверху положил валенки. Телогрейка в корзину не помещалась, и Глеб-Хлеб решил надеть её на себя. Жарковато, но «пар костей не ломит», так всегда говорил Степаныч.

Дворник придирчиво оглядел собранные вещи, побренчал металлическими шариками в кармане – ими он пулял в воробьёв и голубей, сунул за пазуху рогатку и вдруг застыл в оцепенении, даже мгновенно взмок.

Не было метёлки и железного совка!

Как он мог о них забыть?! Наверное, оставил рядом с барачной дверью!

Их же могут украсть!

Глеб-Хлеб пулей выскочил на улицу, заметался взглядом и… облегчённо выдохнул. И совок и метёлка стояли, прислонённые к стене.

Схватив орудия труда и прижав к груди, Глеб-Хлеб уже собирался вернуться в барак, когда услышал странное стрекотание.

В трёх шагах от него на высоте чуть более двух метров застыл странный металлический шар, чёрный и блестящий, словно намазанный маслом. А ещё у железного кругляша были глаза. Стеклянные и подвижные, они выезжали на коротких цилиндрах. Это они стрекотали.

Шар то зависал в воздухе, то начинал лететь, то поднимался высоко над землей, то снижался.

Волосы на голове Глеба встали дыбом, во рту пересохло. От пришельца веяло чем-то необъяснимо страшным. Дворник понял, что металлический монстр прилетел не просто так. Он словно крался. Прятался в нишах домов, сливался с холодной чернотой подворотен.

Дворник медленно шёл за ним. Когда по улице прокатил военный мотоцикл, чужак метнулся к большой горе мусора и затаился среди отбросов.

И тогда Глеб-Хлеб достал рогатку. С такого расстояния он попадал в воробья, а чёрный шар был гораздо крупнее.

Дзиньк! Металлический снарядик угодил точно в глаз. Брызнули стеклянные осколки. Кругляш с противным скрежетом покатился по тротуару. Затем с дребезжащим визгом попытался взлететь, но дворник не позволил. Он лупил его совком и исступленно орал.

На крик из барака выскочил Степаныч. Вдвоём они принялись бить и пинать пришельца. Под каблуком завхоза хрустнула и вывалилась из шара какая-то пружина и, подобно змее, задёргалась, мелко дрожа.

Чужак уже не подавал признаков жизни, но Глеб и Степаныч продолжали избиение.

Рядом с ними затормозила машина. Двое военных выпрыгнули из неё и поспешили к месту происшествия.

– Вот это да! – воскликнул один из них.– Мужики минерву грохнули! Ай да молодцы!

Глеб-Хлеб замер. Медленно повернулся к смеющемуся офицеру. Губы подрагивали, когда он тихо спросил:

– А где минерва?

Военный потрепал его по голове и хмыкнул:

– А это что, по-твоему? Разведывательный дрон, тип S-2WМинерва.

– Получается, я подбил минерву?! – фраза далась дворнику нелегко.

– Именно, чудик! – хохотнул военный. – В другое время я б тебя к медали представил, да сейчас некогда, отходим мы. Вот, возьми, герой, угостись! – Он протянул Глебу-Хлебу фляжку, хлопнул по плечу и кинулся обратно к машине.

– Чего тебе этот вояка подарил? Дай глотнуть! – Степаныч вырвал у Глеба-Хлеба фляжку, сделал глубокий глоток, крякнул и в блаженстве зажмурил глаза. – Эх, хороший коньячище! – прошептал он. – Везёт дуракам… Ладно, хлебни и собирай манатки, тикать пора!

Дворник присел на ящик у обшарпанной стены. Всё это было неправильно. Ну не могла минерва, грозная минерва, оказаться маленькой железякой. Она должна была быть… такая, ну, такая здоровенная…

Чтобы собраться с мыслями, Глеб-Хлеб решил глотнуть подаренный напиток. Вкус был необычно резким. Дворник закашлялся, и в голове зашумело. Он точно знал, что настоящая минерва не могла… Рядом загрохотало. Видимо, те великаны, что утром готовили завтрак, уже поели и стали швырять по городу камни, или тарелки, или немытые горшки. Опять будет много мусора. Минерва, она не могла…

Снова загрохотало, и Глеб-Хлеб отхлебнул ещё. Стало хорошо, а потом он полетел…

– Здравствуй, мой герой! – Она была прекрасна. Блестящий шлем на голове, сова на плече и копьё в руке.

– Ты Минерва! – выдохнул он.

– Меня называли и так. – улыбнулась она. – Но ты, герой, знаешь моё истинное имя, а я знаю твоё.

– Да я, это, дворник обычный…

– Разве?! – Она засмеялась весело и звонко, протянула зеркальце на длинной золотой ручке. – Вспомни, кто ты, Тесей!

С полированной поверхности на него смотрел иной человек. Но этот красивый золотоволосый юноша был знаком ему. Слишком хорошо знаком.

– Ты вспомнил, сын Эгея?!

– Афина, ты?! – Наваждение, мутившее его много лет, исчезло. Не было больше ни метёлки, ни железного совка, ни грязного дымящегося города. Были палуба "Арго", его верные друзья и далёкие берега Колхиды!

"Новый наш путь освяти, ясноокая дева Паллада!"

Другие работы автора:
+11
91
15:40
+3
плюс за ментальный выкрутас laugh
Спасибо, Баюн! Сам думаю, не слишком ли вычурный этот выкрутас )
16:33
+3
нормальный, иначе жить будет скучно thumbsup
17:39
+3
laughкруто)
Romulus, спасибо большое!
20:08
+3
вот это поворот wonderjokingly
Ниточка! Мой поклон inlove
Пипец))
Глюк древнего героя более чем зачётный yahoo
Молодцы, ребята! thumbsupКруто! yahoo
Спасибо, дружище!
21:21
+2
Гриша… просто ПРЕКРАСНО Друг мой…
Спасибо, Дима!
22:15
+1
Да, такое мог только Григорий придумать! Концовка ваще шикарная! Но рассказ и без неё был бы хорош. ГГ понравился, очень убедительно выписан. Вот только новый путь — это так позитивно о смерти?
Спасибо, Свет! Рассказ соавторский. Более того, это экспромт. Писали по кусочку и перебрасывали друг другу. А финал чисто соавтора, Стас решил так резко изменить историю. Для меня это было неожиданным )) Я хотел закрутить всю историю вокруг разочарования дурачка дворника в величии Минервы. А Стас нахлабучил Тисея и довольный заржал. )) Но многим это как раз и понравилось )
22:26
+1
Неожиданно! (Это про концовку)
Но вполне зачётно! bravo
22:41
+1
Респект! Рассказ реально классный!
Большое спасибо, Дмитрий!
23:32 (отредактировано)
Финальный выкрутас хороший, но настолько нелогичный, что прям не знаю. А вообще рассказ замечательный! Вы молодцы!
PS: Нелогичный — ну потому что неоткуда ему взяться. Хоть какую-нибудь предпосылку бы.
Загрузка...
Ирис Ленская №1

Другие публикации