Новый Иерусалим

Автор:
Arsus
Новый Иерусалим
Аннотация:
Как далеко люди могут зайти в погоне за счастьем ?
Текст:

- Подойди ко мне, отрок.

Сергей послушно подошёл к старцу, беспечно восседающему на камне у большого журчащего ручья.

- Ты знаешь, зачем я призвал тебя?

Сергей сомнительно помотал головой.

- В ваш век трудно найти человека, который смог бы выйти на контакт со мной. Но ты сделал это. Поздравляю, ты смог обойти защитную систему DEUS-CORP. А значит в твоих силах и сражаться с ней.

- О чем вы? Я лишь маленький винтик, не в моих силах противостоять этой машине.

- Глупости, за последние три десятилетия мне удалось выйти на контакт лишь с тобой, а значит ты можешь мыслить нестандартно. Выйди за привычные рамки, покажи людям свет. Веди за собой.

6:30

Индивид C-430 проснулся в горизонтальном, прилегающем к стене монолюке. Всю ночь инфосканеры не давали ему покоя и беспрерывно вибрировали, то и дело заставляя его просыпаться в холодном поту. В эту ночь, он первый раз после техно-мутации, случившейся с ним ещё в шестилетнем возрасте, увидел сон. Некий не ясный силуэт являлся к нему снова и снова, лишая возможности предаться сингулярности с великим потоком.

Приняв очистительную процедуру C-430 пошел завтракать. Насыщающие пилюли секунда в секунду, вышли из герметичной трубы. Ещё бы, что могло бы случиться не вовремя под руководством DEUS-CORP, самой влиятельной корпорации, уже слившейся с большинством государств за последние столетия. Вкуса пилюли конечно не имели, но зато полностью насыщал организм всеми необходимыми питательными веществами, а именно это, и только это требовалось во время Великой стройки, самого значимого события в истории человечества.

7:00

Позавтракав C-430 подошёл к очередной гермо-трубе и одел, рабочую униформу, выдаваемую по расписанию всем сотрудникам третьего уровня. Счетоводам информации, называемых в народе "бухгалтерами истории". Униформу отличал коричневый цвет, распознавательный признак всех, кто умел работать с информацией в достаточно большем объеме. Имплант памяти, купленный C-430 при эмиграции из его родной страны, позволил ему хорошо ужиться на новом месте, и работать с гигантскими объемами DATA центра "Нового Иерусалима". Конечно у импланта были и свои минусы, но с ними можно было легко ужиться, учитывая открывающиеся перспективы верхних уровней. Говоря о перспективах в первую очередь имелась в виду возможность внести копию своей личности в базу данных "Нового Иерусалима", тем самым даровав себе столь желанное бессмертие.

Выходя из дома C-430 направился к системе переносных труб, оборудованных разветвленной сетью, которая позволяла переносить все население мегаполиса, ни задерживаясь ни на секунду. Полностью роботизированная станция мгновенно считывала порядковый номер подходившего к ней индивида, и моментально направляла его к заданной точке, встроенной в официальную программу каждого жителя. Конечно капсулу можно было перенаправлять, но мало кто делал это. Все жители уже привыкли к выстроенной программе, и лишь изредка меняли курс своего назначения. Были также и заказные капсулы, летающие без определенного алгоритма, но эта услуга была дорога, и индивиды пользовались ее лишь по необходимости.

Полет проходил безболезненно, так как сферическая оболочка создавала в переносной капсуле абсолютный вакуум, защищающий летящего от огромной скорости.

По дороге на лятящего выливались тонны таргетированой рекламы, считывающей все запросы путешествующего, но к этому легко можно было привыкнуть, ведь прекращение показа рекламы требовало огромных средств, которые даже весьма зажиточные люди себе позволяли с трудом.

"Мечтаете стать покорителем звёзд, а может быть давно хотели очутиться на берегу гавайского моря или воплотить свои самые заветные сексуальные прихоти? С inside-tours возможно все! Приходите в наш новый игровой павильон на Роботехнической 17, и мы исполним ваши самые смелые мечты. Наша адаптивная технология ALL-VR сделает все за вас, проанализировав все ваши фантазии. Приходите и помните - с ALL-VR возможно все!". Молоденькая девушка в броском бирюзовом купальнике (бирюзовый -отличительный признак всей социальной группы креативного класса) закончила и на экране появился полный мужчина с черными шелковистыми усами. Щёлкнув себя обтяжками, он наполнил кружку пенящейся сероватой жидкостью и начал.

"Заменитель пива beertiks, сделанный на основе старинных германских рецептов, позволит вам ощутить сам вкус ушедший эпохи. Скажите в кассе любого супермаркета кодовые слово beer freedom, и получите 25% скидку на всю линейку нашей продукции. Успейте, акция действительна только до 31 августа. Beertiks - ключ к забытому миру".

"Жаль только, что вы недавно цены на размер этой самой скидки повысили" - пронеслось в мыслях у C-430, но тут же его тело окатила небольшая электрическая волна. Импланты могли не только считывать мысли граждан, но также хорошо справлялись и с функцией наказания, корректируя предпочтения. Конечно далеко не все компании могли позволить себе столь дорогую функцию, но монополисты подобные beertiks, уже давно купили право на столь значимую для продаж процедуру. Многие граждане справлялись с функцией наказания, выводя свою критику на более глубинные уровни сознания, но сделать это бывала весьма непросто, к тому же мысли, как и сейчас у C-430, появлялись весьма спонтанно, и люди порой попросту не могли спрятать их за оболочкой благонадёжности, иной раз и не предполагая куплено ли той или иной компанией право на наказание.

C-430 поежился от пробежавшей по телу волны, но быстро пришел в себя, и решив, что сегодня он находится не в самой лучшей форме попытался ненадолго вздремнуть. Очередной диктор монотонно доказывал преимущества зубной пасты его фирмы, выделяя рекомендации самых высокопоставленных стоматологов, но C-430 уже не слушал его, закрыв глаза, он погружался в глубокий сон.

Неожиданно что-то пошло не так. По микросхемам тыльной стороны век пробежали яркие вспышки. Он попытался открыть глаза, но какая-то неведомая сила не давала ему сделать это. Веки, будто приваренные болгаркой, не слушались его. На очередную тактику по борьбе с инакомыслием это похоже не было, компании конечно могли стимулировать людей электронными импульсами, но к нервной структуре доступа не имели. Да и не было у него сейчас никаких дурных мыслей, которые бы могли спровоцировать подобный инцидент. Голова была пуста и не излучала абсолютно ничего. На этом странности не закончились, вскоре зрелище перед глазами и вовсе начало напоминать кислотную вечеринку. Вспышки становились все ярче и насыщенней, играя перед глазами C-430 всей полнотой цветовой палитры. Он попытался откинуться от сиденья и встать, но и это ему не удавалось, тело не слушалось его, конечности, как ему казалось, весили тонны. Неожиданно яркие краски перед глазами потускнели, C-430 окружила полная темнота, в конце которой поблескивал лучик света. Свет приближался все ближе и ближе, одновременно ослепляя и приводя в восторг своей простотой на фоне сияющих до этого ярко-кислотных огней.

8:00

- Мужчина, мужчина просыпаетесь ваша остановка! - произнесла белокурая девушка, дёргая C-430 за рукав униформы.

C-430 неохотно открыл глаза и посмотрел на открывшийся перед ним вид. Транспортная капсула стояла неподалеку от офиса, ожидая входа ночных сменщиков. C-430 удивлённо поморгал, и попробовал сжать кулак. Никаких последствий того, что случилось в капсуле он не чувствовал.

- Ну же, не задерживайтесь, вы не один тут такой! Некоторые между прочим тоже вздремнуть хотят! - с долей ехидства сказала женщина сомкнув руки на поясе в ожидающей позе.

C-430 неохотно встал и поплелся к офису, уступая место в капсуле, разбудившей его особе. "Что это было?! Опять сон? Но такого просто не может быть! Каждому известно, что индивиды лишаются возможности увидеть их после техно-мутации. Конечно я знаю парочку людей, которые утверждали, что видели их. Но не два же раза за день! Это попросту невозможно. Пожалуй следует сходить к нейро-технику, возможно у меня что-то сбилось" - пронеслось на глубинном уровне сознания C-430, скрытом пеленой мыслей о рекламе. Он знал, что в открытую о таком лучше не думать, так как фактически в его мыслях не было ничего крамольного, но на практике подобные мысли могли обернуться весьма печально, и рисовали весьма не радужную картину перепрограммирования центральной нервной системы.

Дорога до офиса протекала весьма обыденно. Сотни людей в коричневой униформе, ехали на горизонтальном эскалаторе под агитационные напутствия и рассказы про то, какой огромный вклад каждый из них вносит в постройку великого и непостижимого будущего.

Где-то вдалеке виднелся гигантических размеров черный куб - операционная система "Нового Иерусалима". Свет, исходивший от куба, освещал все окружавшее их пространство, даже несмотря на то, что он находился на весьма приличном расстоянии в двенадцать километров. Огромная черная труба проходившая к одной из сторон куба вела прямиком на уровень C-430, отделу считывания информации. К каждой горизонтальной стороне куба примыкало четыре уровня, образуя целостность двенадцати врат, необходимых для функционирования "Нового Иерусалима". Гигантские массивы информации, собранные в кубе, превышали память всех собранных вместе жителей земли в десятки раз, несмотря даже на расширенную память имплантированных граждан. На постройку мегаполиса, окружающего куб ушло около сотни лет, и треть от общей суммы денег, находившейся в общемировом финансовом потоке. Город не находился в пределах какого-либо государства и являлся собственностью DEUS-CORP, вобрав в себя самые новейшие технологии, которые только можно было найти на земле. Огромная система водоснабжения уходила вглубь земли на десятки километров и обеспечивала все стомиллионное население города пресной водой, которая во многих других частях планеты была в большом дефиците после всемирного потепления. Ресурсы планеты источались все быстрее, но даже массовые стерилизации, входившие сейчас в основу планомерной политики практически любого государства, не могли помочь в решении этой проблемы. На помощь очень быстро пришла DEUS-CORP, пообещавшая даровать большинству людей цифровое бессмертие. До этого ее проекты уже включали в себя единичные переносы сознания в цифровую сферу, но позволить себе это могли отнюдь не многие. Только самым богатейшим людям земли удалось отсрочить свою гибель путем постоянного поддержания активности мозга, в стазисном состоянии, "Новый Иерусалим" же даровал куда большие возможности в этом плане.

9:00

C-430 подошёл к дверям офиса, положив на панель свою руку. Одна из множества дверей открылась, просчитав инфракрасным датчиком серийный номер индивида, и C-430 неспешно поплелся к своему рабочему месту.

Подключив нервный отросток, выходивший прямиком из вживленного в черепную коробку импланта, к базе данных C-430 неспешно наблюдал, как информация монотонно выкачивается из его мозга и поэтапно структурируется в прообраз места, в котором он когда-то проводил свое детские годы. Террабайты информации ложились в огромную цифровую модель, включающую в себя изображение, запахи, тактильную составляющую и звуки места. Большой, подрагивающий от ветра лес преобразовывался в двоичный код. Работа была достаточно простой и скучной, но за нее хорошо платили. Цифровая реальность, которая должна была возникнуть в "Новом Иерусалиме" должна была насчитывать огромную базу информации для дальнейшего функционирования, и поэтому туда входили всевозможные интерпретации места, включающие в себя как индивидуальные переживания конкретного человека, так и общую картину, выстроенную как можно большим количеством индивидов.

Также в сферу рабочей деятельности C-430 входило структурирование, полученной из его памяти информации с уже имеющейся базой данных центра, NEWIERUSALIM/C-430 inside/acustic/nature/sounds of wind/forest. Четыре больших монитора, две клавиатуры и мышь помещались в небольшом, огороженном лишь тоненькой стенкой рабочем месте. Вокруг него сидели тысячи коллег, рабочее место которых ничем не отличалось от рабочего места C-430. Все шло своим чередом, и ничего не предвещало беды. Постоянные постукивания пальцев, и шум работающих системных блоков давали ассоциации с гудящим пчелиным ульем. Все чувствовали себя на своем месте, и несмотря на некий ментальный дискомфорт, происходящий от перекачки информации, работать было нужно, так как работа эта была важна и даже необходима. "Новый Иерусалим" для всех индивидов был чем-то большим, чем они сами, и поэтому дискомфорт можно было и потерпеть.

Все было идеально, но неожиданно на одном из экранов C-430 появились помехи. Вместо наименований папок на мониторы выскочили, хаотично скачущие, белые точки. C-430 попытался встать, но ноги вновь перестали слушаться его. В ушах зазвенело. Он попытался открыть рот и позвать на помощь, но губы были словно заклеены изолентой. Вдруг помехи прекратились, и на экране возникло размытое лицо старца. Окружение точь в точь походило на лес, информацию про который он перекачивал в базу данных минутой ранее.

- Ещё раз, здравствуй, Сергий, - громогласно раздалось в ушах C-430.

- Знаю, сейчас для тебя мое имя ничего не значит. Ваше лжеучение перевернуло все с ног на голову и сделало меня исключительно нарицательным символом, но когда-то давно оно что-то да значило для людей. Меня звали Богом, - голос старца раздавался в ушах Сергия приятной волной, и навевал какие-то смутные воспоминания из детства.

- Не думай, что я пришел к тебе случайно. Твое настоящее имя - Сергий когда-то принадлежало великому чудотворцу. А тот факт, что мне удалось выйти на контакт с тобой свидетельствует о том, что ты что-то унаследовал от своего тезки.

- Возможно ты посчитаешь это за галлюцинации или игры разума, но все, что я сейчас тебе говорю куда более реально, чем кажется.

- Я укажу тебе куда идти. Следуй за мной, и тебе откроется истина.

Голос старца в ушах C-430 затих, а изображение на экране приняло свой прежний вид структурированных папок. Сказать, что C-430 был взволнован значило ничего не сказать. Зрачки глаз, одно из последнего, что осталось биологическим в Сергее, покраснели, а лоб мгновенно покрылся плотно стянутыми жилками. Не надо было быть провидцем, чтобы понять одного простого факта - все катилось к чертям.

"А что если об этом узнает инквизиция? Что если их агенты видели все это? Читали в этот момент все мои мысли?" - C-430 был страшно взволнован, но тем не менее не выдавал страха, спрятав эти мысли на одном из самых глубоких уровней сознания.

Дело было плохо, но C-430 принял решение не беспокоиться раньше времени, и просто остаться на своем рабочем месте, не привлекая внимания.

14:00

В последние прошедшие часы C-430 пытался полностью переместить модель леса из его детства в базу данных "Нового Иерусалима", но это удавалось с трудом. Руки то и дело тряслись, сканеры нервного состояния выдавали критические отметки, а тело лихорадило. Вдобавок мысли о загадочном старце все никак не уходили из головы. Что-то странное и необъяснимое то и дело переводило мысли C-430 на образ человека, который называл себя Богом. Было в нем что-то такое, что неотрывно связывало мысли о детстве с фигурой этого человека. Ещё и это странное слово - Бог. Как посмел этот человек назвать себя священным именем корпорации, которая возвела жизнь всего человечества на качественно новый уровень. Все это пугало, но одновременно и будоражило.

Неожиданно сзади к C-430 подошёл один из наблюдателей, беспрерывно следящих за состоянием здоровья работников DEUS-CORP.

- Вам нехорошо? - заботливо поинтересовался наблюдатель, положив руку на плечо C-430.

Сергей вздрогнул, но быстро пришел в себя и повернул голову назад, в сторону наблюдателя.

- Нет, нет, все в порядке, - совершенно спокойно проговорил Сергей.

- Ну что, я же вижу, что что-то не так. Ваши нервные сканеры, они горят красным от перенапряжения.

- Возможно я немного заработался, но уверяю вас, все в порядке.

- Не стоит пренебрегать здоровьем. Возьмите отгул на сегодня, компания покроет все расходы, - проговорил наблюдатель расплываясь в улыбке, и как показалось Сергею подмигнул ему.

15:00

Сергей вышел из стен офиса, направляясь к заказной транспортной капсуле. Мысли о старце не выходили из его головы, а все что находилось вокруг начало казаться ему чуждым. Монолитные здания, голографические билборды, снующие туда сюда капсулы. До сегодняшнего дня все это казалось Сергею родным и знакомым, но сейчас сама суть города, в котором он провел последние 33 года навевала на него странное ощущение неестествености. Будто общество в погоне за бессмертием потеряло что-то действительно важное. Что-то о чем не говорят вслух. Что-то находящееся в глубинах сердца.

Горизонтальный эскалатор был практически пуст. Большинство индивидов в это время работали, ну или хотя бы составляли видимость работы. Агитационные речи с треском отдавались в голове Сергея, и мысли то и дело путались. Он пыталась вспомнить лицо старца, но по какой-то невообразимой причине не мог этого сделать. Удивительно, расширенный имплант памяти позволял ему запоминать все происходившее с ним вплоть до запаха и мимики собеседника в диалоге, но лицо старца, которое он видел каких-то жалких несколько часов назад полностью потерялось где-то в глубинах его сознания.

Горизонтальный эскалатор уже доходил до системы переносных труб, но Сергей увидел яркую, сияющую точку, которая пролетела рядом с его головой. В этот момент что-то в его сознании переклинило, и он спрыгнул с эскалатора, побежав за точкой. Людей было мало, и поэтому никто не обратил внимания на этот поступок. Точка виляла по узким переулкам, заставляя бежать Сергея все дальше. Черные стены озарялись от ее яркого света, и сияние это пробуждало в Сергее какие-то скованные ранее, уже забытые чувства. Другие индивиды не замечали яркого света, но поражались бегущему человеку, это была большая редкость. И вот наконец точка остановилась. Это был массивный гравитационный лифт, переносящий индивидов на нижние уровни, растянувшегося ввысь мегаполиса. Сергей никогда не пользовался таким, ему хватало находиться на третьем уровне, самом высоком. Выход из зоны комфорта был в новинку практически для всех индивидов, и поэтому на улицах редко можно было встретить кого-то, кто жил и работал на другом уровне мегаполиса.

Недолго думая Сергей вошёл в лифт. Точка остановилась у кнопки, отмечающей самый нижний, первый уровень города. Сергей замешкался, он не понимал, с чего вдруг он последовал за точкой, и что вообще это все означало. Точка забурлила искрами, вдохнув в Сергея некое ощущение уверенности. Было в этом что-то такое, о чем он давно уже забыл. В его действиях бурлила жизнь.

16:00

Лифт неспешно спускался к первому уровню. По дороге Сергею казалось, что он видит совершенно иной город. Чем ниже спускался лифт, тем загадочней и не понятней было окружающее пространство. Уже в конце второго уровня, столь привычных для глаза голографических билбордов не было. Их заменяли старые цифровые экраны. Дикторы рассказывали о незнакомых Сергею вещах, а реклама была столь непривычна, что он не понимал, как вообще кто-то может на такое купиться.

Первый уровень стал для Сергея полной загадкой. Здания и близко не были похожи на те, что он столько лет лицезрел перед собой, ругая их за простоватые архитектурные решения. Вместо возвышающихся небоскребов, сделанных из нано-частиц он видел перед собой крохотные, по его меркам, дома из кирпича или дерева. Открывающаяся картина будоражила ум Сергея, в своей простоте оставляя что-то изящное и необычное. Он конечно знал, что "Новый Иерусалим" был построен на месте какого-то старого города, но представить себе столь разительных изменений он попросту не мог.

И вот лифт спустился на нижний уровень. Сергей вышел в место, которое до этого мог видеть разве что в документальной инсталляции ALL-VR. Людей на улице практически не было, а если таковые и встречались на глаз, то почему-то они не носили униформы своей социальной группы. Точка полетела в темный, узенький переулок и Сергей, на этот раз уже не задумываясь пошел за ней.

Переулок был абсолютно пуст, но вдруг яркая вспышка от точки озарила все прилегающее пространство, и перед Сергеем появился все тот же старец, на этот раз в виде голограммы.

- Вижу ты уже успел познакомиться с моим посланником, - добрым и мягким тоном сказал старец.

- Да кто же вы?! - громко воскликнул Сергей.

- Не перебивай. Я уже сказал тебе свое имя, а что оно означает ты вскоре узнаешь. Тебе предстоит отправиться в место, которое даст ответы на все твои вопросы. Следуй за моим посланником, Сергий. Места эти опасны, будь осторожен, - как только старец закончил говорить, его голограмма испарилась, и C-430 вновь остался в переулке один на один с загадочной светящейся точкой.

"Уму не постижимо, я спокойно сидел и никуда не высовывался, а тут вдруг такое" - пронеслось в мыслях у C-430, но интерес к происходящему взял вверх над натурой, и он дальше пошёл за точкой, надеясь получить ответы на все свои вопросы.

18:00

Температура на улице была невыносимо жаркой. Несмотря на вентиляционную систему в теле Сергея, терпеть это было очень сложно. Точка все быстрее и быстрее летела по переулкам, заставляя Сергея бежать. Микросхемы в имплантах сбивались, так как пот попадавший на них быстро выводил неприспособленную для этого систему из строя.

Вдруг вдалеке он увидел большую цистерну с водой.

- Подожди! - прокричал он точке, и та неохотно остановилась.

- Пойдем туда, я больше так не могу. Мне надо хоть чуть-чуть выпить, - откашлявшись произнес Сергей, и направился по направлению к цистерне.

У цистерны стояли три накачанных амбала, совершенно не имевших каких бы то ни было признаков техно-мутации.

- Сколько стоит один стакан? - взволнованно спросил Сергей, приготавливая руку с серийным номером для оплаты покупки.

- А, железяка, для тебя бесплатно, ты только попроси! - прищурившись ответил один из амбалов и громко рассмеялся.

- Что ж, тогда налейте путнику хоть стаканчик. Я очень устал от жажды, - своим обычным тоном ответил Сергей, и приготовил руку, чтобы взять стакан.

- Вы поглядите на него, парни. Видимо шуток он не понимает. Кому-то давно не сбивали пыль с имплантов?! - ещё громче сказал тот же самый амбал и яростно толкнул Сергея на обжигающий песок.

- А чего с ним разговаривать? Прикончим суку да и дело с концом. Думаю на черном рынке дорого заплатят за такие свеженькие детали, - заговорил уже другой амбал, и начал доставать из пояса эбонитовый стилет.

- Стойте, я заплачу! Не убивайте меня, я ничего вам не сделал! - отчаянно прокричал Сергей и закрыл руками голову.

- Ты конкретно может и нет, зато твои железные собратья здорово постарались, чтобы беспечно жить на верхних уровнях, пока мы тут умираем от жажды и физической работы, - сказал все тот же амбал и занёс стилет для удара.

Сергей от ужаса захлопнул глаза, но удара не последовало. "Бежим" - фоническим шумом раздалось у него в голове. Амбалов ослепила яркая вспышка, которую создал посланник. Сергей моментально пришел в себя, и побежал за точкой, которая летела сейчас на огромной скорости. Амбалы тоже не заставили себя долго ждать, они быстро пришли в себя, и сейчас бежали за Сергеем.

Пролеты домов и преграждающие путь подъемники. Все это требовалось преодолевать за доли секунды, но Сергей несмотря на невыносимую жажду отлично справлялся с этим. Амбалы были в ярости, они кричали и улюлюкали, то и дело рискуя нагнать Сергея.

Точка пролетела в открывшуюся дверь большого, зарешёченного дома. Сергей последовал за ней, и гул амбалов в одночасье стих. По неведомым Сергею причинам они не рискнули побежать туда. Он захлопнул дверь и с облегчением вздохнул.

Внутри дома находились стони одинаковых, неведомых Сергею вещей. Все они были наполнены текстом, и как выявил структурный анализ состояли из бумаги. Какое-то упоминание о них он встречал, по-моему некоторые люди до сих пор пользовались подобным способом передачи информации, предпочитая держать текст на не просматриваемом правительством носителе.

"Точно, книги! По-моему так это называется" - пронеслось в голове у Сергея. Когда-то он смотрел документальную инсталляцию ALL-VR, посвященную этому изжитку старины. Точка куда-то исчезла, и Сергей в ожидании сел за стол. На столе лежала одна единственная книга "Новейшая история. Том 1: Датаизм" гласил текст на пожелтевшей от пыли обложки. В ожидании Сергею нечем было заняться, и он принялся читать эту загадочную книгу, открыв текст на случайной странице.

Четыреста лет назад после многочисленных исследований было выяснено, что перенесенное в цифровую сферу сознание, не может долго существовать без постоянной коммуникации с людьми, или подкачки новой информацией. Мыслительные процессы людей в цифровом мире развивались с такой скоростью, что превосходили любые считывающие системы. Личность просто распылялась в потоке собственных мыслей, или становилась слишком объемной, чтобы содержать ее в пределах памяти даже самых мощных информационных систем.

Совсем иначе дела обстояли с группами людей, личности которых перенесли в цифровой мир, их коммуникации замедляли процесс беспрерывного развития мозга в цифровой реальности, и позволяли затянуть процесс ещё на несколько дней. Увы, и этого замедления было не достаточно, даже самые большие группы людей перенесенные в один коммуникационный блок не могли продержаться больше месяца. На самый большой эксперимент в этой сфере - "Ноев ковчег", у США ушла половина финансового резерва, что в итоге и разорило страну. По задумке властей на "Ноев ковчег" - огромный информационный блок личностей, были отправлены самые влиятельные деятели из самых разных социальных групп. Учёные и политики, писатели и инженеры, врачи и художники, музыканты и архитекторы, и ещё множество представителей самых разнообразных профессий в количестве ста тысяч человек, стали добровольцами в открывающейся для человечества перспективе цифрового бессмертия. Они должны были построить в пределах ковчега цифровой мир, который в будущем стал бы домом для всего человечества, а их идеи и задумки с лихвой покрыли бы дыру в разрывающемся бюджете США.

Эксперимент продержался 28 дней. Самые лучшие умы мировой державы, были уничтожены. После десяти дней, их язык перестал быть понятен для внешнего мира, а суть мыслей ускользнула от людей в реальности ещё раньше. Информационный блок с их личностями взорвался, несмотря на уверения государства о безопасности эксперимента. Экономика США не выдержала такого удара, страну истратившую финансовые, человеческие и природные ресурсы покинуло девяносто процентов ее бывшего населения.

В экспериментах с одиночными переносами в цифровую реальность дела обстояли ещё хуже, изолированное человеческое сознание не могло продержаться и одного дня. Стремительно развивающаяся в цифровом пространстве личность преодолевала барьеры мыслимой силы, и распадалась на непонятные людям программные коды, которые мгновенно выводили информационный блок из строя. Все происходило настолько быстро, что люди попросту не могли коммуницировать с человеком в изолированной цифровой реальности.

Учёные нашли ещё один способ замедлить процесс беспрерывного развития мозга в цифровой реальности. Этим способом было постоянное вкачивание информации из внешнего мира. Создавая в информационном блоке массивы информации схожие с внешним миром, удавалось замедлить процесс на ещё некоторое количество времени. Перенесенные в цифровую реальность природные ландшафты и городские постройки, гарантировали чуть более продолжительный процесс жизнедеятельности человеческого мозга в виртуальности. Конечно информация тоже не могла гарантировать полного бессмертия а лишь, увеличивала обычный срок колоссального развития мозга личности на несколько дней. Информацию следовало подавать беспрерывно и в таком объеме, который бы смог покрыть скорость развития человеческого мозга. Это требовало постоянного развития систем обработки данных, на чем изначально и специализировалась DEUS-CORP, носившая тогда совершенно другое название.

На фоне всего этого сложилась новая мировая, а после и обязательная религия - датаизм. Ее основные постулаты строились на том, чтобы перенести в цифровое поле каждую частичку информации, существующую на земле. По словам первых пророков датаизма, одним из которых и являлся основатель DEUS-CORP, перенос информации, и развитие систем обработки данных способно было даровать людям полное бессмертие и сделать всех нас настоящими цифровыми богами.

В условиях царившего на земле дефицита ресурсов и увеличивающихся экологических катастроф все больше людей принимали постулаты датаизма, в итоге сделав его общеобязательной религией, а DEUS-CORP их флагманом и новой церковью на пути к спасению земли. "Новый Иерусалим" был тем самым местом, где по задумке аналитиков и воплотится высший замысел датаизма, а именно огромный банк информации с гигантскими резервами для оцифровки сознания, и только он способен был воплотить цифровое бессмертие в жизнь.

Но новые исследования подтолкнули руководство DEUS-CORP мыслить шире. Как выяснилось не только коммуникации и наполнение информационным потоком способствовало продлению жизнедеятельности человека в цифровой реальности. "Сиднейский эксперимент" показал, что этому также способствует и блокировка личностных качеств. Ученые попробовали оцифровать сознание животных. Результаты были умопомрачительны, обезьяны могли существовать в цифровой модуляции до ста дней, прочие млекопитающие - год, а рептилии и земноводные и вовсе обретали бессмертие (во всяком случае, спустя сто пятьдесят лет после "Сиднейского эксперимента" их сознание находится в цифровом мире до сих пор). Результаты ошеломляли, а открывающиеся перспективы сделали "Сиднейскй эксперимент" одним из самых важных открытий в истории человечества.

Дальше больше, исследователи начали изучать природу столь разительных изменений поведения мозга в цифровой реальности у животных и людей. Как выяснилось этому способствовало отсутствие у животных творческих способностей и фантазии.

Следующим шагом стала постановка экспиримента на людях с синдромом деперсонализации. Эти исследования были столь же умопомрачительны. Люди с синдромои деперсонализации в зависимости от степени его тяжести выживали в цифровом мире от пятидесяти до ста дней. Все это подтолкнуло учёных, многие из которых по совместительству теперь становились и священниками датаизма, на новый уровень развития гипотезы. Так был выдвинут третий основополагающий признак цифрового бессмертия. Человек в цифровом мире должен был не только постоянно коммуницировать с другими людьми, и наполняться информацией, требовалось также отрезать многие его личностные качества, в которые входили: фантазия, творческие способности и большинство эмоцией завязанных на идентичности. Люди считающие себя датаистами (на данный момент 95% населения земли) отныне называли себя индивидами, и старались не выходить за рамки мышления своей социальной группы.

Этому также способствовали и многочисленные импланты, которые способствовали подавлению фантазии и собственного я. Особенно религиозные покупали импланты, которые полностью блокировали эти функции, так как всецело верили, что это даст им больше шансов на выживание в условиях бессмертия, но подавляющее большинство населения лишь частично блокировало эти функции, так как техно-мутация была обязательным процессом, но имела свои, выборочные критерии.

Так, например, многочисленная социальная группа креативного класса полностью сохраняла фантазию и творческие способности, но далеко не всегда оставляла функцию идентичности в натуральном виде, а наиболее набожные из них и вовсе блокировали ее имплантами.

Все старые религии и идеологии были объявлены ересью, и датаистическая инквизиция смогла практически полностью искоренить их постулаты из сознания людей. Другой щекотливой темой являлся капитализм, в старом мире он хоть формально и считался идеологией, но датаистические лидеры быстро признали его незыблемым экономическим законом, и старались по возможности избегать темы его идеологической подоплёки, понимая, что без него общество не сможет эффективно функционировать на пути к цифровому бессмертию.

Но датаизм не смог занять сердца и умы всех людей на земле, в противовес ему появилось множество весьма влиятельных сект, многие из которых трактовали учение датаизма по своему, а то и вовсе критиковали его.

Так, например, нео-луддизм стал основой критической базы нового государства на территории северной Америки. Большинство оставшихся жителей США полностью разочаровались в технологиях и основали на стыке бывшего США и Канады независимую от DEUS-CORP и датаистов территорию - республику Амишей, сосредоточившую свои силы на сельском хозяйстве и восстановлении природных ресурсов. В государство потянулись и жители многих других стран, разочаровавшись повсеместно проводимой политикой стерилизации. Формально большинство стран не признавало республику, но и не спешили нападать на нее, на территории республики остался большой комплекс ядерной инфраструктуры, что полностью отрезало эту возможность. На своей же территории датаистические страны повсеместно отвергали нео-луддизм, приравняв это движение к секте, и всячески старались искоренить его последователей, путем повсеместного контроля за населением. Просчитав на сканере индивида нео-луддитские мысли, инквизиция мгновенно бралась за дело. Исхода у нео-луддистов в датаистических странах было три:

1. Если его убеждения не укоренились глубоко, индивиду на добровольной основе вживляли имплант, блокирующий его идеологические предпочтения.

2. Если индивид полностью принял концепцию нео-луддизма, но при этом никак не нарушил законодательную систему страны, его высылали в амишскую республику.

3. Если индивид при втором пункте нарушил один из основополагающих датаистических законов, его ждала показательная смерть от рук цифровой инквизиции.

Другой не менее опасной по мнению DEUS-CORP сектой являлся техно-буддизм. Последователи Гаутамы Будды, после появления технологии переноса сознания в цифровую сферу заложили принципиально новый догмат в свое учение. Последователи техно-буддизма верили в другой путь обретения цифрового бессмертия, и этот путь полностью противоречил постулатам датаистов. Как утверждали техно-буддисты цифровое бессмертие можно было обрести лишь одним путем, полным соединением с нирваной. Несмотря на то, что стремление к бессмертию классифицировалась у изначальных буддистов, как ещё один путь к сансаре и страданиям, техно-буддисты отвергли эту трактовку, и восприняли идею цифрового бессмертия - как цель, достижимую лишь при полном бодхи (просветлении). Многие люди на этапе зарождения теорий о цифровом бессмертии поверили в эту концепцию и окрестили себя техно-буддистами. Их новое государство - Лотос расположилось на территории бывшего Тибета. Туда поехали и многие известные учёные, отрицая подавляющие личность догматы датаизма. Дальнейшая судьба, практиков техно-буддизма неизвестна, Лотос закрытое и весьма ревностно охраняющее свои тайны государство. Датаистические страны официально не признают Лотос, также как и Амишскую республику, но нападок с их стороны Лотос лишается совершенно по другой причине. Между руководством DEUS-CORP и Лотосом был подписан пакт по которому их учёные были обязаны передавать свои самые новейшие технологии по переносу сознания в цифровую реальность в обмен на суверенитет и неприкосновенность. Их практиками по переносу сознания DEUS-CORP не интересовалась, и поэтому для всего остального мира оставалось полной загадкой, даёт ли просветление цифровое бессмертие.

Куда хуже обстояли дела у техно-буддистов на территории датаистических стран. Их движение было объявлено самой опасной сектой, охота за ними велась непрерывно. За прошедший год только в одном Китае инквизицией было подписано тридцать тысяч обвинительных приговор, осуждённых могла ждать только казнь.

Кстати о Китае и других странах евразийского союза. Фактически их догматы отличались от других стран датаистического содружества, но тем не менее DEUS-CORP считалась с ними, признавая их правами равными с другими датаистическими странами. Идеологи Китая, России и большинства стран бывшего СНГ поставили вопрос личности в цифровом пространстве немного под другим углом. По их мнению бессмертия можно было добиться прибегнув к соединению личностей в один большой коллективный клубок, который давал бы на выходе единую личность со своей цифровой идентичностью. В купе с проектом "Нового Иерусалима", который давал гигантские слои информационного поля, идея об единой личности давала большие перспективы. Новое направление называлось коллективизмом, и его последователи беспрерывно развивали технологии соединения сознаний. Разработанные в странах евразийского союза импланты позволяли сливать сознание больших групп в единого индивида, что продвигало экономический рост, и не давало DEUS-CORP возможности оспорить их гипотезу. Формально эти страны также считались датаистическими, но на практике это догматическое разногласие открывало большую пропасть для разногласий между евразийским союзом и другими датаистическими странами. DEUS-CORP закрывала глаза на подобную трактовку их учения, но последователей коллективизма вне стран евразийского союза довольно жёстко осуждали на территории датаистических стран, как собственно и последователей основой ветки DEUS-CORP в странах России, Китая и бывшего СНГ.

Также DEUS-CORP противостоял ещё один очень опасный национальный проект - "Ахират", располагающийся на территории бывшего Ирана. Восточные страны объявили DEUS-CORP и всем датаистическим странам священный джихад. Несмотря на то, что Ислам после появления теоретического цифрового бессмертия был значительно переработан, старые его последователи остались верны именно этому учению. Появился даже человек, который написал пятую священную книгу Ислама, и заявил, что именно он является новым перерождением пророка Мухаммеда. Новая книга - "Мансиф" переработала тексты Корана и предсказала, что в будущем появится такой программный код, который сможет остановить процесс беспрерывного развития мозга в цифровой реальности. Медресе были быстро переработаны по новому образцу, а обучающихся там муэдзинов на ровне с священными писаниями заставляли учить программирование и техники работы с BIG DATA. "Ахират" должен был представлять собой аналог "Нового Иерусалима", но строительство продвигалось крайне медленно, поэтому одной из основных целей священного джихада являлся захват операционный системы "Нового Иерусалима" и использование ее для своих целей.

12:00

- Теперь ты знаешь настоящую историю того общества, которое тебя породило, - произнес старец, материлизовавшись на стуле напротив Сергея.

Сергей молча кивнул головой, в момент чтения все в его сознании перевернулось с ног на голову. Он, как практически и все остальные, мало знал про то, что же на самом деле творится в их обществе. Чувство отвращения захватило каждую частичку его тела. Ему было больно от осознания того, во что люди превратили культ бессмертия.

- Теперь ты должен идти, путь твой будет труден и тернист, но я верю в тебя, ты сможешь остановить то, что сделали люди с моим миром. Возьми это, она поможет тебе направить мой свет на остальных людей, - старец протянул Сергею книгу, на обложке золотым тиснением было написано "Библия".

- Она поведет тебя, - старец указал Сергею на посланника, светящуюся точку, которая начала превращаться в сияющую белокурую девушку.

Мозг C-430 поплескивался в зеленоватой жидкости, исходившие от него провода выводили изображение на большой экран, представленный всему совету директоров DEUS-CORP. В тот момент, когда он летел в капсуле перемещения его тело уничтожили, а мозги подвергли множеству процедур изменения сознания.

- Как видите, эксперимент по дополнению личности прошел успешно. Вы наблюдаете сейчас то, чего наша компания не могла добиться добрых пять столетий. Мы сделали это, мы получили полностью контролируемое бессмертное сознание, - произнес глава DEUS-CORP Рэйнэр Фишман, обращаясь к совету директоров компании.

- Мы долго не могли понять, чего же нам не хватает для того, чтобы сделать сознание субъекта бессмертным. Ответ лежал на поверхности. После бессмысленных попыток подавить личностные качества субъекта мы пришли к совершенно новому выводу. Индивиду необходима цель, чтобы он мог свободно следовать за ней в цифровом пространстве. В поиске этой цели мы изучили десятки изживших себя нарративов. Результат оказался ироничен по отношению к названию нашей компании. Некогда люди верили в Бога, эта вера осталась у них на подсознательном уровне. Наша компания не смогла залатать эту дыру, пообещав им лишь бессмертие. Личность следовало дополнить чем-то большим. Чем-то, что сможет заполнить дыру экзистенциального ужаса перед пучиной бесконечного, но лишенного цели существования. Поздравляю вас, мы сделали это. Перед вами находиться первая дополненная богом личность. И она бессмертна.

0
26
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирис Ленская №1

Другие публикации