Пересекающиеся Миры. Твари. Часть I Глава IV

Автор:
stargazer
Пересекающиеся Миры. Твари. Часть I Глава IV
Аннотация:
Госдума, её не только депутатский, но и все остальные «корпуса», включая техническую обслугу, представляет из себя этакую коммуналку населённую сплошь буйно помешанными, ну разве что за редким исключением подтверждающим правило.
Текст:

- Бьют по тем, кто ответить не сможет. Гады! - стукнув кулаком по столу со злостью в голосе сказал Аркадий Аркадьевич.

- Не не сможет, Аркадий Аркадьевич, а не захочет отвечать. - с интонацией как бы призывающей успокоиться ответила Зоя Павловна. - У нас ведь как: это молодёжь, не наигралась ещё, что-то вопит и чего-то требует. Люди старшего поколения, они испытанные переиспытанные. Они жизнью и начальством битые, да не добитые. Поматерятся всласть, не без этого. В адрес депутатов и правительства пожеланий наговорят да столько, что если бы хоть десятая часть из них сбылась от слуг народных и пепла не осталось бы. А потом, а потом будут жить точно так, как жили до этого, до этих бредней. Наш народ не привык к пряникам, дули да матюги более привычны. Да, надо будет посмотреть, в чьей это голове такое зародилось?

- Депутат Воротилин огласил. - ответил Аркадий Аркадьевич.

- Этот депутат, что твой попугай, которого не до конца разговаривать научили. - улыбнулась Зоя Павловна. - Здесь расчёт присутствует на который этот самый Воротилин просто не способен. Вот, заодно и о причинах узнаю.

- Зоя Павловна. - Аркадий Аркадьевич внимательно, даже как бы просяще, посмотрел на волшебницу. - Вы там не очень, ладно? А то и так чиновный люд, не весь конечно, как на иголках.

- А я ничего с автором этим делать не буду. - улыбнулась Зоя Павловна. - Для этого девчата имеются, вон, без дела сидят, скучают. Да и фантазия у них побогаче моей. Ну а что они там нафантазируют, даже я не знаю. Ну а то, что нафантазируют, не извольте сомневаться, Аркадий Аркадьевич.

- Воображаю. - передёрнул плечами Аркадий Аркадьевич. Это он на ссекунду представил, что охотницы могут сотворить с неизвестным пока автором пенсионной и огородно-дачной инициатив, и ему стало не по себе.

***

Совершенно верно, причиной встречи стали растреклятые инициативы депутата Воротилина. А вот Константин Александрович приехать в субботу не смог — какая-то запарка в Госдуме, но обещал подъехать в воскресенье. Он позвонил Аркадию Аркадьевичу, вкратце рассказал об очередных думских чудесах, в кавычках, ну а дальше, как говорят: дело техники. Аркадий Аркадьевич мысленно переговорил с Зоей Павловной, дальше вы знаете.

Уж если ввязались в схватку с оборотнями надо обговаривать и вырабатывать единое мнение об их действиях, как вообще, так и противодействиях. Правда, с противодействиями пока что было не густо, но это не потому что оборотни, все поголовно, белые и пушистые. Всё дело в том, что оборотни не могли понять и соответственно определить, кто это такой сильный и смелый, что вздумал портить им жизнь? Кстати, недаром Антон Борисович, так сказать, рекрутировал своего коллегу, Сергея Алексеевича. Как раз основной задачей этого рекрутинга и было: выхватить раскалённые угли из печки — определить источник неприятностей.

- Может они так хотят выявить соперника? Спровоцировать его. Ведь, почитай, всю страну на уши поставили. - глядя куда-то мимо Зои Павловны задумчиво проговорил Аркадий Аркадьевич.

Проговорил, немного помолчал. Затем встал, походил по кабинету, чем неожиданно напомнил Зое Павловне товарища Сталина, его привычку ходить по кабинету, она даже слегка улыбнулась. Затем вернулся к столу, сел в кресло и продолжил:

- Нет, не думаю. - принялся опровергать только что самим же сказанное Аркадий Аркадьевич. - Слишком щедро. Да и последствия могут быть, и наверняка будут, самые непредсказуемые. Что мы, вернее, они поимели? Ну, вороны с потолка пикировали. Что ещё? Вице-премьер и замминистра в психушку угодили. Сколько там, ну с десяток коттеджей сгорели, под землю провалились и в прах рассыпались. Не густо. Такие потери даже на погрешность не тянут. Что думаете, Зоя Павловна?

- Что думаю? Ничего пока не думаю. - улыбнулась, лукаво сверкнув глазами ответила Зоя Павловна. - Рано ещё думать. А то что озаботились, это есть. Правда не на уровне Госдумы и не на всю страну. Знаете такого, Сергея Алексеевича, так сказать, коллегу нашего друга, Антона Борисовича?

- Лично не знаком, но то что такой существует и что из себя представляет, знаю. - кивнул в ответ Аркадий Аркадьевич.

- Так вот. Наш друг, Антон Борисович, решил использовать его втёмную. Пригласил на Алтай, в какой-то пансионат, рассказал о нас, вернее, о том что получил от нас и прозрачно намекнул, мол, и ты, милый друг, от такого не застрахован.

- И что?

- А то, что простецкой душой оказался этот Сергей Алексеевич. Мобилизовал своё тайное и явное войско на поиски нас. Сейчас его гвардейцы во всю опрашивают свидетелей, и не свидетелей тоже, происшествий с коттеджами.

- Он что, сумасшедший? - удивился Аркадий Аркадьевич.

- Не исключено. Пока не знаю. - улыбнулась в ответ Зоя Павловна.

***

На следующий день, в воскресенье, приехал Константин Александрович. Не потому, что Костя, мол, свой… И Зоя Павловна, и девчата охотницы уже стали для Аркадия Аркадьевича, и не только для него, своими. Всё гораздо проще: Константин Александрович — не женщина, а значит всякие там политесы в виде торжественных, читай, протокольных мероприятий в виде шашлыков и бани можно опустить, неча баловать. Да и прогулка по осеннему лесу ещё никому не навредила.

Госдума, её не только депутатский, но и все остальные «корпуса», включая техническую обслугу, представляет из себя этакую коммуналку населённую сплошь буйно помешанными, ну разве что за редким исключением подтверждающим правило. Каждый из «бойцов» тех самых «корпусов» волей случая, а в большинстве случаев благодаря мощной протекции, работая в, можно сказать, в самом главном, ну почти в самом главном, здании страны был вынужден ежедневно и даже ежечасно решать кучу всевозможных задач, причём, далеко не всегда направленных на соблюдение интересов государства, разумеется, каждый на своём уровне: кто-то в зале заседаний и на трибуне, а кто-то в той же столовой или же в кандейке электриков.

После оглашения, ставших уже нарицательными, инициатив депутата Воротилина на Госдуму как будто атомную бомбу сбросили, эх, лучше бы и правда сбросили. Первое, что сделал госдумовский люд всех рангов и мастей — он обалдел. Да и как тут не обалдеешь, если по своей значимости те инициативы уж очень напоминают возврат к крепостному праву? Вторым их действием была усиленная мозговая деятельность, этакий мозговой штурм, в меру дарованных Природой способностей: что будет дальше, и что с этого можно будет поиметь? Нет, не думайте, госдумовские работники, если обобщить всех, от депутатов до уборщиц, далеко не все были стяжателями. Это наверное энергетика у здания была такая: хочешь, не хочешь, а приходится. А может быть само название заведения «Госдума» заставляло её подопечных в первую очередь действовать именно в этом ключе.

***

На трибуне, да и в зале заседаний, всё было гладно, это наверное потому, что по телевизору показывают и журналисты, чтоб их родимчик хватил, вокруг шныряют. Все страсти происходили там, как в заколдованной стране, куда ни журналистам, ни телевизионщикам входа нет.

- Не надо делать выводы раньше времени! - вещал с трибуны один из депутатов.

- Не бегите впереди паровоза! - вторил ему его соратник.

- Это всего лишь инициативы! - чуть ли не кричал третий. - Да, они приняты, но приняты всего лишь к рассмотрению. - наверное этот депутат был самым умным из этих троих, а может самым осторожным, на ходу просчитывал ситуацию. - Инициатива направлена в комиссии. А это вовсе не означает что соответствующие законы будут приняты в обязательном порядке! Скажу больше: они даже не сформулированы! И прошу не забывать, государство не отказывается и не намерено отказываться от своей социальной направленности.

Ну и так далее, всех не переслушаешь. Большинство выступавших как бы не защищали озвученные инициативы, но и не отвергали их как антинародные. Нетрудно догадаться, это были члены фракции партии власти. Зато, если её можно так назвать, думская оппозиция в лице партий представленный значительно меньшим количеством депутатов веселилась, в кавычках, во всю.

Если можно так сказать, за кулисами зала заседаний бушевали страсти глядя на которые, если бы у них была такая возможность, ваятели мексиканских и прочих сериалов удавились от зависти, а заодно, наверное, и знаменитый мадридский двор. Чуть ли не ежедневно, а то и ежечасно, создавались различные группировки и группировочки направленные на противодействие, реже в помощь, другим таким же группировкам-междусобойчикам. Существовали такие группировки от нескольких часов до, максимум нескольких месяцев, а потому что больше и не требовалось. Долгожителями в этой среде были думские фракции, которые, ну сами понимаете.

После того как депутат Воротилин озвучил свои очередные инициативы микро и макрогруппировки полезли из-под ковровых дорожек, паркета и ламината как грибы после дождя. Ясно дело, партия власти поддерживала инициативы как в порядке фракционной и внутрипартийной дисциплины, так и в надежде поиметь с этого как политический так и материальный капитал. Представители других фракций тоже не сидели сложа руки, вернее, языки и серое вещество в головах: думали, обсуждали, строили версии, кучковались, и всё тоже в надежде на приобретение капитала, что того, что другого.

***

- Сейчас, под эти санкции, началась кампания по выявлению доселе скрытых еретиков и нигилистов. - продолжал свой рассказ Константин Александрович.

- А чья это работа? - Аркадий Аркадьевич посмотрел на Константина Александровича. - Что депутаты говорят? Что-то мне не верится, чтобы Воротилин смог до такого додуматься.

- А ничего не говорят! - хмыкнул в ответ Константин Александрович. - Тишина, мёртвая! - улыбнувшись он процитировал фразу из известной комедии. - Как будто подписку о неразглашении давали.

- Насчёт того, кто, узнаем, дело нехитрое. - сказала Зоя Павловна. - Гораздо важнее узнать, зачем?

- Да уж, это вопрос вопросов. - согласился Аркадий Аркадьевич. - а в шпионов и страшные тайны пусть играются сколько угодно, к делу оно не относится. Да и наверное не очень ошибусь если предположу, что наши избранники без таинственных плясок как рыба без воды. Костя, я не прав?

- Всё верно, Аркадий Аркадьевич. - кивнул Константин Александрович. - Это для них, даже не знаю с чем и сравнить…

- Как героин для наркомана. - подсказал Аркадий Аркадьевич.

- Совершенно верно.

***

- Давайте-ка лучше подумаем, зачем нужны эти инициативы? - прервала рассуждения своих спутников Зоя Павловна. - Не кому, а зачем? Это гораздо важнее.

- Зоя Павловна, так вам и карты в руки! - Аркадий Аркадьевич даже остановился. - Когда найдёте автора, спросите. По-моему проще простого.

- Оно конечно так, разумеется спрошу. - блеснув на Аркадия Аркадьевича своими серыми, на секунду ставшими демоническими, глазами ответила Зоя Павловна. - Но и своё мнение не помешает. Более того, иногда человек, предпринимая какие-либо действия, не может внятно сформулировать цель этих действия, а потому придумывает другую, этакий эрзац. Не исключено, что и в нашем случае случилось подобное. Проще говоря, подумаем, порассуждаем, а когда пока что неизвестный озвучит цель, сравним. Принимается?

- Принимается.

- Ну тогда начнём. - как бы скомандовала Зоя Павловна. - Константин Александрович, поскольку вы из самой гущи событий, вам и начинать.

- Скорее из змеиного логова. - хохотнул Константин Александрович. - Польза для кого-либо, кроме авторов, отметается сразу, потому что это невозможно. Остаётся вред.

- Согласна. - кивнула Зоя Павловна. Аркадий Аркадьевич молчал, слушал.

- Если вред, то кому? - продолжил Константин Александрович. - Народу? Слишком примитивно и даже пошло. Да и плевать им на народ, как в прямом так и в переносном смысле.

- Давайте присядем. - Аркадий Аркадьевич показал на беседку, ту самую, в которой жарил свои знаменитые шашлыки.

Прогулка по лесу, а тем более осеннему, без сомнения хороша: прохлада, даже лёгкий холодок, воздух прозрачен, каким он бывает только осенью, и чист. Одним словом, красота. Но идти по лесной тропинке, и при этом разговаривать, несколько неудобно, потому что придётся идти один за другим, гуськом, а это не очень способствует разговору. Поэтому прогуливались по дороге ведущей от пансионата к трассе. Дошли до трассы, вернулись к пансионату, а разговор не закончен, да что там, он только начался.

- Может шашлыков сделаем? - предложил Аркадий Аркадьевич.

- Не сейчас. - ответила Зоя Павловна. - Будете шашлыки жарить, отвлекаться будете, а разговор серьёзный. Позже пожарим.

- Тоже верно. - согласился Аркадий Аркадьевич.

***

- От простого к сложному. - усевшись на скамейку сказал Константин Александрович. - Предлагаю начать с дач и огородов.

Аркадий Аркадьевич и Зоя Павловна кивнули в знак согласия и устроившись поудобнее на весьма аскетических скамейках беседки приготовились случать депутата Госдумы Константина Александровна, а если потребуется, возражать, спорить, ну и так далее.

- Здесь всё относительно просто. Причина лежит на поверхности. - начал Константин Александрович. - Выращивая на своём участке ту же картошку человек ни в жизнь не пойдёт за ней в магазин. Более того, наиболее предприимчивые граждане умудряются не только себя обеспечить, но и родственников, например. Некоторым из них не лень и не зазорно постоять на рынке или у дороги, и продать излишки.

Отсюда следует: снабжённые картошкой родственники, а также купившие у некоего дяди Вани картошку на том же рынке тоже не пойдут магазин за так называемым вторым хлебом. А если не пойдут, то их деньги, пусть и небольшие, не попадут в крман фермера специализирующегося на выращивании картофеля. Точно также они, денежки, не попадут в карман владельцев как торговых сетей, супермаркетов, гипермаркетов и прочего, так и в карман владельцев магазинов шаговой доступности. Не попадут денежки дяде Ване за картошку заплаченные и владельцам транспортных и логистических компаний. А поскольку всем им достанется шиш с маслом, персонально от дяди Вани, то соответственно и государству, в виде налогов, тоже шиш, хоть и с маслом. Разумеется один дядя Ваня с мешком картошки государство не обанкротит, да и всех этих владельцев тоже. А если взять в масштабе страны? Вообще-то тоже не обанкротят, хотя финансовых пакостей в виде уменьшения прибыли наделают немало. И это только картошка.

А ведь на огородах и дачах выращивают не только картошку, много чего выращивают. Да и в сараюшках много кто хрюкает, на лужайках, за верёвочку к колышку привязанный, блеет, да по двору бегает, кудахчет. Вот вам и причина.

Что касаемо создания службы по учёту урожая, то это не более чем ещё одно мертворожденное дитя, причем уже сейчас, на стадии предпроекта. Из этой службы получатся тёпленькие места для своих с высокими зарплатами и всевозможными льготами, ничего, придумают, на это они мастера, при минимальной ответственности.

У американцев, кстати, если ты высадил у дома что-то съедобное или тех же кур завёл, оштрафовать могут. А если, не дай бог, соседу пучок редиски продал, за решёткой можно оказаться. А почему? Именно потому, что своей несознательностью ты, мерзавец, честных бизнесменов лишаешь прибыли, а государство налогов.

- Блестящий анализ, Костя! - воскликнул, будто с защитой докторской диссертации поздравлял Константина Александровича, воскликнул Аркадий Аркадьевич. - Всё верно, с них пример берут как будто своих мозгов нет. - закончил он мрачно.

- Простенько и доходчиво. Спасибо, Константин Александрович. - улыбаясь поблагодарила Зоя Павловна. - Вам бы в лекторы.

Похвала, она что и доброе слово, и кошке приятна, а чем депутат Госдумы, человек с высшим образованием, Константин Александрович хуже кошки? Засмущался докладчик, засмущался, ну разве что не покраснел.

- Оно конечно всё хорошо. - не иначе решив прокомментировать слова Константина Александровича. - Только, извините Зоя Павловна за неудачный французский, ни хрена у них не получится.

Почему наш народ непобедим? - Аркадий Аркадьевич сделал паузу словно ждал ответа на свой вопрос, но не дав никакого шанса собеседникам ответить продолжил. - А потому что талантлив и талантлив во всём! Кстати, только в нашем языке есть слово воля, в других распространённых языках такого слова и близко нет. Именно эта воля и помогает нашим людям придумывать такие фортели по части несоблюдения законов, находить такие причины, что просто диву даёшься. Да и вообще, во всём мире мы первые не только по балету, но и по несознательности. Ничего не поделаешь, та самая воля не позволяет быть сознательным.

0
32
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирис Ленская №1