Свобода выбора

Автор:
Ян Маклавский
Свобода выбора
Аннотация:
...Такое уже когда-то было, кажется очень давно или в другой жизни. Мне всегда думалось, что судьба предрешена и дежавю показывает, что все идет правильно.
Текст:

Свобода выбора.

Отвратительный звон пронзил тишину. Глаза открылись. Низкий потолок, тесные стены, одновременно привычная и в какой-то степени незнакомая комната. Замечаю в углу муху, трепыхающуюся в паутине. К ней подкрадывается паук и за несколько мгновений укутывает в кокон. Трапеза началась. Приятного аппетита, паучок.

Звон все не смолкает.Рука тянется и выключает будильник. Шесть утра, необходимо подняться и привести себя в порядок. Иду в ванную и долго смотрю в зеркало. Странно, но раньше меня не волновал внешний вид. Рядом новая школьная форма, выглажена и аккуратно сложена. Прекрасно, сегодня все должно пройти по плану.

Иду на кухню, здесь никого. На столе собранный бэнто и записка от сестры. Не читая кладу в сумку и выхожу из квартиры. Соседская бабуля приветливо улыбается и говорит что-то, но мне некогда ее слушать. Скоро отходит поезд и мне нужно успеть, нельзя опаздывать на занятия в первый учебный день после каникул.Мне везет, поезд задержался на две минуты и я успеваю запрыгнуть в него до того как закрылись двери. Теперь остается только доехать.

На школьном дворе стоят одноклассники, разговаривают и смеются, пока не замечают меня. Они изменились, но и я тоже. Вежливо приветствуем друг друга и не больше. Никто из них так и не стал мне другом за все время совместного обучения, но этого и не надо. Пред звонком успеваю выполнить первое условие плана так, чтобы никто не заметил. Идем в класс, где учитель объясняет, чем мы будем заниматься на протяжении года. Занятия начались.

Какая может быть учеба в такой момент? Все мысли только об одном. Руки дрожат и покрываются потом. Нужно все перенести, сегодня лучше не делать этого. Но запечатанный конверт уже лежит в шкафчике для обуви, и обратного пути нет. Или лучше отпроситься в туалет и уничтожить конверт? Нет! Я сделаю это. Уже достаточно мыслей по этому поводу было во время каникул и теперь осталось только действовать.

Прозвенел звонок, наконец-то пришло время обеда. Достаю бэнто и записку сестры, читаю. Как обычно милое пожелание хорошего дня и веселая рожица зайца из ее любимой передачи. Ем в одиночестве, прокручивая план действий снова и снова. Все должно получиться. Еще несколько часов и момент настанет.

Занятия продолжаются. Смотрю на часы и отсчитываю секунды. Господи, как медленно идет время. Ощущение, что стрелки вообще не двигаются. Быстрее, быстрее, быстрее.

Учитель вызывает к доске. Что ему от меня надо? Он не видит, что мне не до его вопросов? Отвечаю на автомате заученный материал и сажусь обратно. С улицы повеяло прохладой, видимо будет дождь. Проклятье, по телевизору обещали солнечный день, и зонт остался дома. Придется промокнуть.

Опять смотрю на время. Стрелки проделали уже огромный путь и неумолимо приблизили окончание занятий. Остановитесь! Мне нужно еще подготовиться. Весь план вылетел из головы, что же теперь делать? Может сделать вид, что это просто шутка? Стоп! Если так сделать, то другого шанса не будет. А стрелки все еще ускоряют свой бег. Медленнее, медленнее, медленнее, прошу!

Прозвенел последний звонок и вот я уже стою за углом школы. Неужели не придет? Тело свело от напряжения, холодный пот стекает по спине, а руки судорожно теребят лямку от сумки. Убежать или остаться? Кровь колотится в висках, отбивая ритм колес поезда по рельсам, и остается еще немного до столкновения с ним. Понимаю, что такое уже когда-то было, кажется очень давно или в другой жизни. Мне всегда думалось, что судьба предрешена и дежавю показывает, что все идет правильно. О чем это я думаю? Сейчас не время для этого!

Кто-то подходит. Радостный крик чудом не вырывается изо рта. Моя любовь тут, значит письмо прочитано. Боже, какая радость! Меня переполняют эмоции. Первый этап выполнен. Осталось признаться в своих чувствах и надеяться, что они взаимны.

Приветствую поклоном и, не выпрямляясь, что-то бормочу. В ответ тишина. Может, я слишком тихо говорю? Пробую еще раз, такая же реакция. Пытаюсь побороть себя и, не сдержавшись, кричу о своих чувствах. И снова тишина, а через несколько секунд в кустах раздаются голоса и смех. Моя любовь уходит, так и не проронив ни слова. Опустив голову, я иду в другом направлении. Десятки учащихся, среди которых и мои одноклассники, провожают меня взглядом. Выкрикивают издевки, смеются и тычут пальцами, я не оборачиваюсь. Завтра об этом будет знать вся школа, но мне наплевать. Пошел дождь.

Какое-то офисное здание, в этом районе Токио их много и все выглядят одинаково. Захожу в лифт и еду на самый верх. Работники офисов не обращают на меня внимания или специально делают вид, что не видят. Никто не спросит, зачем я здесь. Этого и не нужно.

Выхожу на крышу, и порыв холодного ветра с дождем заставляет сделать шаг назад. Отбрасываю сомнения и подхожу к самому краю. На этом все и закончится. Мне отказали, втоптали чувства в грязь и публично унизили, вынудив сказать заветные слова. Такой позор еще не скоро забудется и остается только одно.

Первой вниз летит сумка, она больше не нужна и я провожаю взглядом удаляющуюся точку. Расстегиваю верхнюю пуговицу и вдыхаю полной грудью. Вот она свобода. Чувство, которого желаю все, но бояться сделать шаг в нужном направлении. Мне уже не страшно и я прыгаю. Воздух обволакивает, успокаивает и несет все ближе и ближе к концу. А потом резкая боль и тьма.

***

Включилось радио и после музыкальной вставки диктор сообщает, что сейчас шесть часов утра. Открываю глаза и осматриваюсь. На стене постер группы «AcidMothersTemple», с обнаженной девушкой, падающей на фоне синего солнца. Я уже давно их не слушаю, а постер просто закрывает дырку. Рядом на столе куча учебников и мятых тетрадей, а на полу разбросанная одежда. Ничего не меняется в этом маленьком мире. Вчера опять не получилось сделать это, так что сегодня придется попытаться снова. Проклятье! Знаю, что впереди еще один отвратительный день, но нельзя опускать руки.

Диктор говорит, что на моей станции авария и движение остановлено на неопределенное время. Этого еще не хватало, теперь придется ехать на старом велосипеде и попытаться успеть к началу занятий.

Быстро одеваюсь и выхожу на кухню. У плиты мама готовит завтрак и напевает песню из рекламы, которую постоянно крутят по телевизору. Поприветствовав ее, иду сразу в коридор. В дверях она догоняет меня, протягивает бэнто и карманные деньги. Нет времени благодарить, поэтому закидываю все в сумку и выбегаю на улицу.

Соседская собака гонится за мной два квартала, но я продолжаю крутить педали изо всех сил, и она отстает. Встречный ветер бьет в грудь, приятно и успокаивающе, создается ощущение, что это уже когда-то было. Чувство свободы, и если отпустить руль, то можно взлететь высоко в небо, как птица, не знающая границ. Смотрю на свое отражение в мелькающих мимо меня окнах. Со стороны это выглядит забавно, будто два велосипедиста пытаются друг друга обогнать, но их силы равны. Никому не суждено быть первым.

Ловлю себя на мысли, что это дежавю и похожая ситуация уже происходила в моей жизни. На мгновение отражение в стекле меняется, на совершенно незнакомого мне человека с гримасой ужаса на лице. Руль дергается, и я на огромной скорости лечу на асфальт.

С трудом поднимаюсь и оглядываю себя. Одежда в пыли, а коленка разодрана до крови. Что это было? В ожидании чего-то поворачиваю голову к стеклу, но в отражении только я. А чего еще там можно было увидеть? Призрака?

Подхожу к велосипеду и вижу причину случившегося. Ветка дерева попала между спиц и заклинила колесо. Моя вина, нечего было расслабляться! Пора дальше, занятия скоро начнутся. Надеюсь, никто не заметит моего колена.

В последнее мгновение залетаю через закрывающиеся ворота школы и, бросив велосипед, бегу в класс. Теперь можно отдышаться. Под пристальным взглядом одноклассников иду к своему столу, цепляюсь обо что-то ногой и падаю в проходе между партами. Все смеются надо мной. Поднимаюсь, сажусь на свое место и смотрю, кто подставил мне подножку. Зубы сводит от ненависти. Понятно, еще одно имя добавилось в список. Зашел учитель и урок начался.

После звонка на обед я иду в столовую и сажусь за крайний стол. Достаю бэнто и, помолившись, медленно ем его. Сзади кто-то подходит. Ого! Почти все из моего списка. Интересно, что им от меня опять надо?

­Спрашивают про колено, при этом называя «Баракумином». Как же я не люблю это слово. Предков не выбирают. Не моя вина, что они были из касты «нечистых». И теперь из-за них мне приходится быть изгоем? По уху прилетает чья-то ладонь, но я молчу. Лучше их игнорировать, тогда быстрее отвяжутся. Но они еще долго смеются надо мной. Один из них высыпает остатки бэнто мне на голову и с силой бьет ногой по больному колену. Слезы потекли сами по себе. Довольные одноклассники обзывают меня плаксой и уходят.

На остальные уроки я не иду. Вместо этого запираюсь в туалете и отмываю кровь и остатки пищи с одежды. Это успокаивает. А еще успокаивает острый нож, лежащий на дне сумки уже несколько дней. Хорошо, что нас не обыскивают на входе в школу. Нужно было им воспользоваться, но в столовой много свидетелей. Лучше вылавливать всех по одному. Боже! Как же чешутся руки!

В конце занятий поджидаю первого из списка и слежу за ним. Его маршрут итак мне известен, но стоит перестраховаться. Этот идиот верен себе и направляется в нужное место, темный переулок, соединяющий две улицы. Вот и пришел час расплаты!

Обгоняю и преграждаю ему путь. Мерзкая улыбка прорезает его лицо, и он что-то говорит. Говори, говори, это твои последние слова, но всем плевать на них. Достаю нож,ублюдок бледнеет и затыкается. Пристально, будто завороженный, он смотрит на лезвие. Действительно, запоминающееся зрелище. Смотри, смотри, пока я даю тебе такой шанс.

Нападаю, нанося удар, но что-то меня хватает. Его крепкие руки прижимают меня к стене, одна на запястье, другая на шее. Он смеется и сдавливает мое горло, пока нож не выскальзывает из рук. Я падаю на асфальт и прикрываюсь от ударов ногами. Тяжелое, зловонное дыхание у самого уха. Он говорит, что не станет об меня мараться и уходит.

Дома никого нет, и я иду в ванную комнату. Сплевываю кровь в раковину и долго смотрю на свое отражение. Одежда грязная, порванная и в крови. На лице нет живого места, а во рту не хватает пары зубов. Проклятье! Почему мир так жесток? Почему мне не хватает сил бороться с несправедливостью?

Набираю ванну и раздеваюсь. Теплая вода окутывает тело и успокаивает боль. Я всю жизнь буду «Баракумином», изгоем в современном обществе! Так больше продолжаться не может! Надеюсь, мама поймет меня.

Беру свой нож в руку и провожу по венам, боли нет, ее забрала вода. И я погружаюсь в нее с головой. Все глубже и глубже, на самое дно. Вот она свобода! И наступила тьма.

***

Меня разбудил сигнал пришедшего на телефон текстового сообщения. Поднимаюсь с футона и наслаждаюсь теплыми лучами летнего солнца, пробивающегося через шторы и гуляющего по пустой комнате. На часах девять утра. Читаю сообщение от одноклассника и улыбаюсь. Он говорит, что сегодня выходит новый том манги, которую мы ждали, и будет ждать меня на станции Акихабара. Отличная новость, надо поспешить.

Иду на кухню и готовлю завтрак. Из своей спальни выходит мама. Опухшее лицо, растрепанные волосы, видно вчера опять приняла снотворное перед сном. Пока едим, она перебирает список дел, которые мне нужно сделать по дому. Меня это не устраивает, и я кричу на нее. Это мои каникулы! И мне решать, чем заниматься! Беру вещи и, пока не пришло чувство вины, выхожу на улицу.

К назначенному времени добираюсь до Акихабары, а одноклассника нет. Как всегда опаздывает! Снова будут глупые отговорки. Голодные котята, застрявшие на дереве. Бабушки, нуждающиеся в помощи и подобный бред. Всегда одно и то же.

Спустя час сообщение, что он не приедет. Видите ли, его станцию закрыли из-за аварии и ему не добраться. Ладно. Здесь и без него будет весело. Пусть потом жалеет, что не приехал.

Первым делом покупаю мангу. О боже! Как же повезло! Редкое издание с комментарием и подписью автора. Борюсь с желанием прочитать ее прямо здесь. Нет, лучше сделать это дома и в полной мере насладиться ею.

Хожу по магазинам, кафе, развлекательным площадкам. В одиночестве, оказывается, есть свои плюсы. Свобода выбора и независимость! Дохожу до речки и останавливаюсь передохнуть.

Журчание мирно текущей воды успокаивает, обволакивает своим спокойствием и будто утягивает с собой. Смотрю на свое отражение, колышущееся на фоне неба, и чувствую, что это уже было. Странное и одновременно пугающее чувство дежавю. На мгновение отражение в воде меняется. Распухшее белое лицо с синими губами наблюдает за мной со дна реки. Я в ужасе кричу и поворачиваюсь, чтобы позвать взрослых, но оступаюсь о камень и лечу в воду. Прямо в руки утопленника, поджидающего меня.

Мне помогают выбраться на берег. Конечно, покойника на дне не было. Причин увиденного может быть много. Разыгравшаяся фантазия, солнечный удар или просто сон. Не стоит забивать этим мысли, лучше подумать, где высушить одежду. Радует только одно, манга не пострадала, так как все еще была герметично запечатана. Но день уже испорчен, пора возвращаться домой.

Как и говорил одноклассник, поезда действительно отменили, поэтому пришлось ехать на автобусе. Подхожу к квартире, когда уже стемнело. В воздухе витает запах крепкого алкоголя.Через дверь слышу, что отец вернулся с работы и ругается с матерью. Опять скандал. Каждый день одно и то же. Почему он не может хоть один день прийти трезвым? Лучше бы его вообще не было.

Захожу. На кухне мама, вся в слезах и синяком под глазом. Понятно, отец сегодня не в духе. Он сидит за столом и курит, пока не замечает меня. Подзывает к себе, и я подчиняюсь. Спрашивает, где меня носило все это время, притом в таком виде. Отвечаю про речку и поезд, но его не устраивает мой ответ. Хлесткая пощечина сбивает меня с ног. По лицу растекается пятно жгучей боли. Слезы сами струятся по моим щекам.

Отец замечает мангу в моих руках и приходит в ярость. Кричит, что целыми днями зарабатывает деньги не для того чтобы тратить их на всякую чушь. Конечно, лучше потратить все на выпивку.Говорю это сквозь зубы и тут же жалею о своих словах. Он выхватывает мангу из моих рук и, разорвав пополам, бросает на пол. А потом он бьет меня, долго и с удовольствием. Он в гневе. Плачущая мать пытается влезть между нами, но и ей достается.

Отец устал и идет в ванну. Я осматриваю себя и маму. Ей досталось сильнее, ведь она приняла на себя большую часть ударов. Провожаю ее до спальни и даю снотворное. Пусть лучше спит, когда отец выйдет из ванной. Возвращаюсь на кухню, поднимаю с пола две половинки манги и запираюсь в своей комнате.

Ложусь спать, но боль во всем теле не дает сделать этого. Боже, сколько это будет продолжаться? Чем мы заслужили такой участи? Должен же быть выход из этого положения. Его просто не может не быть.

И тут осознание приходит само собой. Действительно, выход есть. Можно прекратить это все раз и навсегда! Рука нащупала в кармане баночку со снотворным матери. Вот оно, решение!

Насыпаю полную горсть таблеток, проглатываю все до единой и ложусь на футон. Больше не будет боли, страданий и унижений. Тело постепенно немеет и наполняется приятным теплом, которое окутывает и успокаивает. Жарче, жарче, еще жарче! Вот она свобода! Глаза закрылись, и сознание погрузилось во тьму.

***

Меня будит открывающаяся в комнату дверь, но глаза я не открываю. Вошедший приближается. По тихим шагам и робкому дыханию понимаю, что это мама. Ощущаю нежное прикосновение к плечу. Она говорит, что уже утро и пора вставать. Еще один день, но сегодня он особенный. Поднимаюсь и улыбаюсь ей. Мама улыбается в ответ и выходит из комнаты, по пути включив проигрыватель. Заиграла опера «Ромео и Джульетта» на английском языке.

Прекрасно, все будет прекрасно! Легкая нервозность и дрожь пробежали по телу. Это не удивительно, сегодня моя мечта сбудется. Мне пришлось приложить немало усилий для этого.

Одеваюсь и выхожу в гостиную соединенную с кухней. На столе уже приготовлен ежедневный завтрак. Сырое яйцо в специальной подставке с ложечкой и теплый сок. Пока ем, разрабатываю связки, перебирая ноты. Мама говорит, что такси приедет за мной через пятнадцать минут. Это хорошо, нельзя сегодня ни чем рисковать. Слишком большая ответственность, чтобы полагаться на общественный транспорт.

Такси подъехало в срок. Проверяю свой внешний вид перед зеркалом и выхожу из дома. Мама целует меня и желает удачи. Я сажусь в машину, здороваюсь с водителем и мы трогаемся.

По дороге я молчу, подготавливаясь к собеседованию. Комиссия наверно строгая, в этом году конкурс на поступление в Токийский университет искусств довольно высок, мне необходимо продемонстрировать все свои возможности. Одноклассники и музыкальная группа, из которой мне пришлось уйти, не понимают моего стремления. Напоследок они даже закатили скандал, пытаясь оскорбить меня. Но у них ничего не вышло. Я, ключевое звено их группы, на мне все держалось и без меня они уже ничего не добьются! Они понимают, что обречены на забвение и завидуют мне. Наверно уже представляют, как через пять лет будут все также играть по дешевым забегаловкам, а мои песни будут крутить по телевизору и на радио. И на всех афишах города, а может страны или даже мира, будет красоваться мое лицо.

Автомобиль выезжает на автомагистраль, а через пару километров встает в пробке. Водитель сверяется с навигатором и говорит, что впереди крупная авария и все полосы стоят в обоих направлениях. Такими темпами я могу опоздать! Говорю ему о своей проблеме, практически переходя на крик, но понимаю, что делу это не поможет. Он думает несколько минут и ему приходит идея, как мне попасть в университет вовремя.

В паре сотен метров от машины есть пожарная лестница, спуск к ней должен быть открыт на случай землетрясения. Дальше пару кварталов до станции и все. Поезд приедет через двадцать минут и времени на размышление не осталось.

Благодарю водителя, выхожу и иду к спуску. Стоящие в пробке автомобилисты с недоумение и интересом провожают меня взглядом. Дойдя до нужного места, обнаруживаю замок на сетчатом заборе, за которым находится пожарная лестница. Проклятье! Водитель же говорил, что калитку не закрывают! Немного подумав, перелезаю через забор и цепляюсь за торчащую проволоку. Рукав пиджака трещит и разрывается. Этого еще не хватало. Ничего, успокаиваю я себя, в крайнем случае, его можно снять или спрятать руки за спиной. Теперь вниз.

Ржавая лестница шатается под мои весом, еще немного и она упадет вместе со мной. Такое ощущение, что ей не пользовались как минимум уже лет десять. Тяжелый ком подступил к самому горлу, но нельзя сдаваться. Тело наполнил жар, несмотря на сильный холодный ветер, а голова закружилась. Появилась слабость и тошнота, как при отравлении. Представляю, как разжимаю пальцы и лечу вниз, на мягкую как футон землю и она окутывает мое тело теплым покрывалом,пахнущем летней свежестью. Картина стала настолько реальной, что я невольно вскрикиваю и крепче сжимаю лестницу. Создалось ощущение, что такое уже случалось, в каком-то другом мире или в другой жизни.

К счастью все обошлось, ноги коснулись земли и страх отступил. Руки конечно теперь грязные, но если успею, то можно будет привести себя в порядок на месте. Поезд не задержался, хоть в чем-то мне сегодня повезло. Видимо это хороший знак, так сказать, началась белая полоса жизни.

Успеваю в университет за пятнадцать минут до собеседования. Отлично, время еще есть. Иду в туалет и привожу себя в порядок, долго смотрю в зеркало. Все получится. Соберись!

Захожу в кабинет, уважительно кланяюсь преподавателям, называю свое имя и сажусь на одинокий стул напротив них. Сначала легкие общие вопросы, про успеваемость в школе, посещение кружков, хобби в свободное время. Интересно, зачем они спрашивают это, если у них есть копии моего резюме? Хотя пускай, так даже интересней. Дальше вопрос о факультете, на который я желаю поступить. Конечно же, факультет музыки отделение вокала, отвечаю я. Один из преподавателей заинтересовано поднимает голову и предлагает исполнить, что ни будь. Мой выбор пал на мюзикл «Призрак оперы», который лучше всего получался у меня во время репетиций. Допеть мне не дали. Преподаватели остановили мою песню и предложили подождать результатов в коридоре.

Время тянулось неимоверно долго, в кабинет заходили все новые и новые поступающие. Одни в слезах сразу уходили, другие оставались вместе со мной ждать. В четыре часа один из преподавателей вышел и прикрепил к стенду несколько листов бумаги. Сразу подхожу и ищу свое имя. Его в списке нет. В смысле нет? Как такое возможно? Еще раз просматриваю все имена и убеждаюсь, что меня не приняли. Столько трудов и надежд, столько потраченного времени, и все зря. Мир для меня рухнул.

На станции людно. Не помню дорогу до сюда, все как в тумане, но это и не важно. Что же теперь делать? Как смотреть в глаза родителям, которые потратили столько сил и денег на мою мечту? Как смотреть в глаза бывшим друзьям? Все впустую.

Под ногами желтая полоса, ограничивающая безопасную зону пирона и рельсы. Вот он, выход. Несколько шагов и все закончится. Не будет переживаний, бесполезных объяснений и укоризненных взглядов. Только недолгий полет и свобода. Поезд все ближе и ближе, его уже видно за поворотом. Шаг, еще шаг и еще. Остановите меня, кто ни будь!

Крепкая рука хватает меня за воротник и рывком отдергивает назад. Яркая вспышка и грохот колес поезда ослепляют и оглушают.Оглядываюсь по сторонам и не понимаю, как за мгновение оказываюсь за несколько метров от края платформы. Вижу, как высокий мужчина в форме полицейского склонился над молодой девушкой в порванном пиджаке. Она рыдает не в силах остановиться, а он пытается ее успокоить. Люди толпятся вокруг и перешептываются. И никто из них не замечает меня. Теперь все понятно, воспоминания одни за другими всплывают в моей голове, и я вспоминаю, кем являюсь.

Меня зовут, Мизуки Танака и я самоубийца. Два года назад я прыгнула под поезд, устав от всех неприятностей, свалившихся на меня.Но перед тем как умереть, моим последним желанием было, как не парадоксально это звучит, чтобы меня спасли. Мой дух, возможно по воле богов, застрял в этом мире, проживая последние дни таких же самоубийц как я и надеясь на спасение. И это наконец-то произошло. С чего все началось, тем и закончилось.

Все движение на станции замерло, и повисла гробовая тишина. Отовсюду полил яркий и теплый свет. Он окутал меня и успокоил. Только он имеет значение и больше ничего. Все ярче, ярче и ярче! Вот она свобода!И свет поглотил меня.

+1
36
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирис Ленская №1