Василиск

Автор:
oleg.savoschik
Василиск
Аннотация:
Кулинарный урок: сегодня готовим печень василиска.
Текст:

– Эй, алхимик! Ты там ещё не сдох? – горбатый нос королевского советника сморщился от сочащейся между прутьями вони. – Дело к тебе. Государственной важности!

Свет факела разогнал тьму по углам камеры.

– В последний раз из-за государственной важности я оказался здесь. – отозвалась скорченная фигура у дальней стены.

– А уже утром окажешься на плахе, если не будешь отвечать на мои вопросы. Что ты знаешь о василисках, Сейн?

– Опасные твари. Слышал, они водятся только в Безлюдных землях далеко на Юге.

– А слышал, что взглядом в камень могут оборачивать?

– Да.

– А если печень их приготовить правильно и съесть, в штанах кой-чего тоже будет камнем стоять, слышал?

Пленник на миг задумался.

– Возможно. Только поискать глупца ещё надо, который возьмется готовить печень василиска. Слишком ядовитая.

– Именно! Королевский повар дал дуба, едва начал ее разделывать. Теперь к этой дряни людей и под пытками не затащишь. Но ты же привык иметь дело со всякой поганью ядовитой, а? Алхимик? Вот она – благосклонность богов, не иначе. Сделаешь все правильно, то на рассвете пойдешь на все четыре стороны.

– А если откажусь, то к палачу?

– Верно мыслишь. – глаза советника блеснули. – Стража! Отпереть решетку.

***

В маленькой жаровне потрескивали алые угли. Сейн протянул измученные холодом руки, с наслаждением почувствовал покалывающий кожу жар. Под низким потолком тесного помещения пахло свежей выпечкой, и рот алхимика наполнился слюной.

– На дворцовую кухню мы тебя, конечно, не пустим, но сюда принесут все необходимое. – советник оперся на стол и ткнул массивным перстнем в сверток. – Вот печень. Нужно приготовить, пока не испортилась.

– Откуда она у вас?

– Взяли у торговца с юга. Подробности не твоего ума дела.

– Мне понадобится котелок. Не очень большой, но и не маленький. – Сейн обвел взглядом завешенную железной посудой стену. – Толстые кожаные перчатки. Чистая вода. Много воды. Кувшин свежего молока. Соль, перец, лук, морковь, картошки отборной, плошка масла…

– Зачем такие сложности? Просто сделай так, чтобы ее можно было сожрать и не сдохнуть.

– Для лучшего эффекта печень лучше съесть целиком. – алхимик поворошил угли. – Но даже правильно приготовленная, она имеет весьма… необычный вкус. Вы же не хотите, чтобы король блевал от первой ложки?

– С чего ты взял, что похлебка для короля? – подался вперед чиновник.

– Предположил. Наш любимый монарх седьмой десяток сменил, а наследника все нет. Или я ошибся, и печень для вашей милости?

Ноздри советника раздулись, от чего нос его ещё больше стал походить на клюв хищной птицы.

– Много болтаешь.

– Говорю, готовить придется вкусно.

– Делай, как знаешь. Еще что-нибудь?

– Моя сумка. – Алхимик посмотрел в огонь.

– Это тебе зачем?

– Ваша милость считает, что “приготовить правильно” значит не отравиться? Важно избавиться от яда так, чтобы сохранить всю пользу. Для этого понадобятся редкие ингредиенты. Паучье масло, ведьмина трава, драконий корень, например. Есть такое на вашей кухне? Сомневаюсь.

Советник несколько мгновений не моргая изучал спокойное лицо Сейна.

– Будь по твоему. – мужчина повернулся к прислуге. – Вы его слышали. Тащите все, и сумку тоже. Но прежде хочу познакомить тебя с сиром Грэмом.

Бритоголовый солдат за спиной советника невозмутимо доставал острием кинжала грязь из-под ногтей, привалившись к стене.

– Сир Грэм. Скажите, что вы сделаете, если наш алхимик вздумает чудить?

– Дигриенты его в грызло затолкаю.

– Именно. – горбоносый подошел к алхимику вплотную. – Слышишь, Сейн? Яд василиска покажется тебе наименьшей из проблем. Не подведи меня.

– Как скажете, ваша милость. – узник заставил себя улыбнуться.

– Но сначала тебя отведут умыться. Ты все-таки будешь готовить для важного человека, а смердишь мышиным дерьмом.

***

– Печень василиска настолько опасна, что отравляет воздух вокруг. Стоит яду попасть на кожу, в нос или даже глаза – ты покойник. Верхнюю пленку важно удалить быстро и полностью, нигде не пропустить. Вот так. – смоченная в паучьем масле тряпица плотно прикрывала лицо алхимика. От резкого запаха кружилась голова. В глаза Сейн тоже закапал, и они невыносимо слезились. Но иначе мужчина был бы уже мертв. Острие ножа уткнулось в податливый, сочащийся кровью орган. – Вот эта часть самая ядовитая. Ее я выброшу. Остальное нарежу, чем тоньше, тем лучше, и промою водой. Потом печень полежит в молоке, это ослабит яд.

– Мне то ты это какого лешего рассказываешь? – Грэм сидел в дальнем углу и ловко срезал шкурку яблока кинжалом. Блестящие кругляши глаз при этом не отрываясь следили за узником.

– В моем каменном мешке и поболтать особо не с кем. Стража да крысы. И все неразговорчивые.

Алхимик залил печень молоком. Пленка и ядовитые обрезки отправились в ведро. Туда же полетели испачканные перчатки и повязка с лица.

– Пока отмокает, можно подготовить овощи. Поможешь почистить картошку?

Взгляд солдата казался холоднее стали в его руках.

– Ладно-ладно. Я сам.

– За что тебя? – спросил Грэм с набитым ртом.

– Прошлую волю короля я не исполнил. – коротко буркнул Сейн, орудуя ножом.

– Чудной ты человек. Вот он я – убийца! – Грэм слизнул с клинка яблочный сок. – Уж и не помню, сколько глоток вскрыл этой малышкой. Но в клетку посадили именно тебя, доходягу зельевара. И мне интересно, что за причуда богов такая?

– Ты чтишь богов?

– Я их не осуждаю. Ведь если кто-то вроде меня не получает кары по заслугам своим, то значит и праведников ничего не ждет. Эта мысль греет меня по ночам.

– Однажды наш король, да воздадут Боги по делам его. – начал алхимик не отвлекаясь от картошки. – Положил глаз на дочь одного из своих вассалов. Девушка та, говорят, пленила его красотой с первого взгляда. Да только девица упрямая оказалась не по годам. Отвергла старика, ни корона ее не прельстила, ни земли, ни власть. Отец-упрямец встал на сторону дочери. Король не будь дурак по-хорошему решил все уладить. Прислал ко мне людей своих с приказом зелье любовное сварить. Я в любви не мастер, но взгляды мои претили так душу юную мучить, против воли чувства сильные навязывать. Только выбора мне, как и сейчас, никто не давал.

Грэм слушал внимательно, поигрывая лезвием в свете огня.

– Для зелья любовного мне лишь рога единорога не хватало. Я это объяснил гвардейцам, сказал, мол, добудете – будет вам зелье. Совсем немного надо, лишь верхний слой с рога соскоблить, чтобы животному вреда не было. Скребок даже выдал специальный. Объяснил, как пользоваться. Уехали гвардейцы, надеялся, что и не свидимся больше. Единорога в наших краях днем с огнем не сыскать. Прогадал.

Когда с картошкой было покончено, Сейн принялся за остальные овощи.

– На восьмой день они вернулись с головой единорога. И скребок мне под ноги кинули Говорят:”соскребай”. Не знаю, где выловили, как изловчились… Помню, от вида несчастного зверя меня замутило, руки похолодели, а я им: “устали, поди, с дороги. Я сначала вам отвара травяного заварю, чтобы тело и душу после дороги успокоить”.

– Что ты им подмешал? – Грэм подался вперед.

– Было у короля восемь славных солдат. Охотников и убийц. А вернулись восемь сусликов с рогом и запиской, куда он может себе его засунуть.

– Сусликов?

– Грызуны такие в степях…

– Я знаю сусликов. Как же ты их заставил послание передать?

– Капля крови в зелье, пара нужных слов... и существа подчиняются воле создателя. – алхимик достал из сумки зеленую склянку. – Еще осталось на донышке. Хочешь, отварчика заварю?

Широко улыбаясь, Грэм подошел к нему вплотную.

– Смешно.

Сейн даже не заметил движения, как броска змеи, лишь что-то коротко блеснуло перед глазами. А затем с кончика носа полетели на камень багровые капли.

– Теперь заткнись и стряпай. Шутник. – кинжал продолжил пляску между пальцами.

Морщась от боли, алхимик приложил к носу край фартука.

***

“Печень натереть солью и перцем, сушеными травами из сумки. Обжарить в масле с луком и морковью. Забросить в котел, засыпать нарезанной картошкой. Нарубить чеснока. Воды добавить так, чтобы едва покрывала овощи. Томить на маленьком огне…”

– Эй, зельевар, что ты там бормочешь?

– С тобой мне говорить нельзя, так хоть сам с собой.

Дверь бесшумно отворилась и в кухню проскользнула невысокая фигура.

– Сюда нельзя. – Грэм уже стоял на ногах.

– Так ты разговариваешь со своей королевой, солдат?

– Ваше величество…

– Выйди вон. Мне нужно поговорить с алхимиком.

– Я не могу оставить вас наедине, ваша…

– Мне нужно повторять? Или сказать королю, что ты ослушался приказа? Вон!

– Мне бы еще муку обжарить, для навара, совсем забыл. – вставил Сейн. – Принесешь?

Грэм сжал кинжал сильнее, но лишь сдержанно кивнул и вышел.

– Ваша милость.

– Зовите меня леди Марго.

– Мне знакомо ваше имя.

– Сейчас на это нет времени. Вот, я вам принесла. – девушка достала из-за пазухи сверток в черных пятнах.

– Что это?

– Печень. Куриная. Используйте ее.

Сейн помешал варево и осторожно спросил.

– Зачем?

– Так надо! – вскрикнула королева, но мигом спохватилась и заговорила тише. – Я не хочу, понимаете? Сейчас он меня не трогает, но когда сможет… я не переживу этого, слышите?

Сейн смотрел в глаза, наполненные болью и думал, что такие же он видел у убитого единорога.

– Меня казнят.

– А мы что-нибудь придумаем. Скажем, что не сработало… печень плохая… и вообще, сказки все это, враки. Обманул торговец с Юга. Я буду просить за вас, клянусь!

– Спасибо, ваша милость, но больше с вашим супругом я шутить не стану. – алхимик отвел взгляд.

– Заклинаю. – одними губами сказала девушка. Спустя миг лицо ее осунулось, разом постарев. Из взгляда ушла жизнь. Королева вышла из кухни не обернувшись.

Куриная печень отправилась в ведро. Но прежде, чем Грэм вернулся с мукой, алхимик успел обмакнуть край окровавленного фартука в котел.

***

– Грэм, а королева, она…

– Да-да, зельевар, та самая. – солдат откинулся на стуле, рассматривая свои сапоги. –

Ты ведь зелье не сварил? Вот королю и пришлось по старинке свои права предъявлять. Замок барона и двух лун осады не выдержал. Ох, помню, и славная была резня! Я там в первых рядах глотки резал.

Сейн жевал кусок моркови да изредка кидал взгляд на булькающий котелок.

– Жена-красавица есть, а на наследника сил уже не хватает. – задумчиво протянул он.

– Вот ты, вроде, не дурак. А языком мелешь вещи не про твою честь. – солдат ковырнул в ухе. – О чем вы тут ворковали, а?

От необходимости отвечать алхимика спас королевский советник, распахнувший дверь.

– Пахнет вкусно. Тебе бы не дрянь свою варить, а в повара идти. Все готово?

– Да, ваша милость.

– Пробуй. Что вылупился? Или думаешь, я тебе на слово поверю.

Сейн спорить не стал, поднял крышку и зачерпнул себе горячего варева. Подул на дымящийся черпак, и, обжигая рот, попробовал. В животе радостно заурчало.

– Вкусно.

– Ну тише-тише, все не сожри. Подождем немного, если дух не испустишь, можно будет нести.

Ждали молча. Когда котелок уже начал остывать, советник хлопнул себя по коленям.

– Ну как ты?

– Живее всех живых. – улыбнулся алхимик.

– Хорошо, хватайте варево и за мной.

В королевской опочивальне, среди расшитых золотом гобеленов и мраморных колонн, Сейнт почувствовал себя неуютно. Захотелось обратно в сырую камеру, к крысам. На огромной кровати, способной уместить небольшую роту солдат, спустив ноги на пол сидел морщинистый старик в ночной рубашке до пят. Его редкие седые волосы едва скрывали покрытую коричневыми пятнами голову.

– А-а! Повелитель сусликов. Вот и свиделись. – голос старика оставался крепок, Сейн заметил, что все зубы короля на месте.

– Ваше величество! – троица поклонилась.

– Бросай расшаркиваться, у меня наряд не для приема. Давайте уже чего там принесли.

Грэм с Сейном поднесли котелок поближе.

– Ложку!

Старик отхлебнул..

– А недурно! Сработает, зельевар?

Сейн только сейчас заметил стоявшую в проеме балкона королеву.

– Сработает. – уверенно сказал, не отводя взгляда от молящих глаз.

Король смоктал, чавкал, капал подливой себе на рубаху.

– М-м-м. а я ведь чувствую. Чувствую! – махнул он рукой.

Советник отвесил поклон.

– Приятной ночи, ваше величество. – Затем повернулся к солдату и кивнул.

– Пойдем на воздух. – Грэм в одно мгновение заломил алхимику руку за спиной.

– Меня ведь не собирались отпускать? – от боли в глазах Алхимика на миг стало темно.

– Чтобы ты трепался об этом на каждом углу? А ты и правда дурак. – улыбнулся советник.

– Что-то с перцем перебрал! У-у-ух, жжет! – король схватился за грудь.

Советник рассеяно обернулся к королю.

– Многие считают, что для хорошего зелья нужны сложные и редкие ингредиенты. Но иногда все проще. – вывернутая рука отдавала болью во всем теле, скрежет собственных зубов мешал алхимику говорить. – Большинство из них можно заменить обычными продуктами: специями, овощами, мукой, например. Даже молоком. Лишь печень василиска ничем не заменишь.

— А-а-а-аргх. — Судорога бросила короля на землю. Он менялся на глазах: кожа почернела и осыпалась трухой, давая место блестящей чешуе, череп хрустнул, вытягиваясь костяным клювом, расправились перепончатые крылья, когти вспороли балдахин, шипастый хвост снес прикроватный столик.

Кричала королева, советник испарился. Оглушенный болью алхимик не сразу заметил, что его отпустили. Грэм уже успел отползти к дальней стене, трепыхаясь как пойманная птица и оставляя за собой след из мочи.

– Не смотри на меня, не смотри! – визжал он, прикрывая лицо руками.

– Они не обращают в камень. Это сказки. Впрочем, как и про печень и мужскую силу. – размяв плечи, бросил ему алхимик.

Он подошел к василиску и положил ему руку на загривок. Кровь забурлила, наполняясь силой. Зверь присмирел, лишь клекотнул, будто настоящий петух.

Алхимик вывел василиска на балкон, где, обхватив руками колени, дрожала королева.

– Послушай меня. Послушай! – мужчина поднял девушку и хорошенько тряхнул. – Некогда объяснять, так ты любишь говорить? Делай, что я тебе скажу. Забирайся к нему на спину. Не бойся, он послушный и не тронет тебя. Василиски плохо летают, но хорошо парят и быстро бегают. Хватит, чтобы перенести тебя через ров замка и дальше, в одно укромное место на западе. Жди меня там. Поняла?

Алхимик помог растерянной королеве взобраться на спокойного василиска.

– А ты? – только и успела спросить она.

– Обо мне не волнуйся. Я тебя найду.

Когда зверь взмахнул крыльями, алхимик достал из своей сумки зеленую склянку.

– Совсем на донышке. – задумчиво сказал он. – Должно хватить.

Когда в королевские покои вбежал отряд арбалетчиков, а за ними гвардейцы с алебардами наперевес, их встретил только Грэм, отводя взгляд и пытаясь прикрыть намокшие штаны. На балконе тоже оказалось пусто. Никто не заметил, как маленькая тень проскользнула вдоль расшитых золотом гобеленов.

А когда первые лучи рассвета робко коснулись земли, через неприметный лаз городской стены на волю выбрался степной суслик.

Автор выражает благодарность литературному сообществу
БОЛЬШОЙ ПРОИГРЫВАТЕЛЬ за помощь в работе над этим текстом.



Другие работы автора:
+2
40
Загрузка...
Жанна Бочманова №1