ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ

Автор:
КотСталкер
ХОЛОДНОЕ ОРУЖИЕ
Аннотация:
продолжение приключений сталкера со странной кличкой Ртуть и его подруги Ангела 6я часть
Текст:

*****

Серьёзно или нет, но всё-таки Ртуть втихомолку выковал несколько крючков, а у Бармена нашлась леска. К тому времени сталкеры освоили привязывать гайки и болты к леске, чтобы возвращать назад в случае отсутствия аномалий. Так что барыга чутко уловил новые веяния, а Ртути не пришлось объяснять, с какой целью ему нужна леска, своё умение видеть аномалии он никому не открывал, кроме Ангела. Ангел же продолжала усердно тренироваться под руководством Ртути, мастерство её росло на глазах, копьё она освоила уже очень хорошо, с ножами тоже мастерство было достаточно высокое. Ртуть выковал для неё прямой китайский меч, каким обычно фехтуют женщины и начал тренировки с ним. Само собой их тренировки стали местной достопримечательностью, в скудной на развлечения жизни, люди рады любому поводу отвлечься от реальности буден. Управление энергией начало даваться Ангелу, однажды она даже пробила копьём бетонную стену, чем вызвала удивление зевак и одобрение учителя. В этом был смысл ушу, а не в гимнастике или оружии, которое конечно тоже существенная сторона мастерства. В общем, жизнь пошла своим чередом. В качестве поощрения за успехи выступал островок, так любимый Ангелом, да и сам Ртуть был не против этих походов, там было очень хорошо, только Ангел почему-то чаще прижималась к нему на этом островке, а он почему-то стеснялся этого.

Рыба в озере и правда водилась, вполне приличная форель, так что пришлось ему изготовить и маленькую жаровню, жечь костёр на такой красивой траве рука не поднималась. Как только всё это было изготовлено, вырезать удилище вовсе не было проблемой, так Ангел предложила заночевать на островке. Как Ртуть не отговаривался, но её настойчивость, а особенно притворные слёзы, взяли вверх, пришлось ему съехать на берег за дровами на всю ночь. Ночью конечно Ангел самым непосредственным образом прижималась к нему, так что он постоянно просыпался, впрочем, за огнём тоже надо было следить. Никаких мутантов не было даже слышно, что конечно было удивительно, ведь ночь их самое охотничье время. Зато небо было звёздным и чистым, они смотрели в небо, не отрываясь и забывая обо всём на свете, Ртуть, даже вроде не замечал, что Ангел к нему прислонилась. Проблема была даже не в этих объятьях, а в том, что Ртуть считал её младшей сестрой и для объятий слишком маленькой, он не учитывал, что женщины растут быстрее мужчин и раньше взрослеют.

Тем не менее, день рождения Ангела приближался, Ртуть в одиночку сбегал к учёным на Янтарь, получив по ПДА уведомление, что заказ доставлен. Ходил он в одиночку быстро, поскольку видел аномалии, а мутанты с некоторых пор начали побаиваться его ятаганов, только глупые снорки и зомби могли напасть на него, но с его мастерством это не было проблемой. Обратно он нёс полный рюкзак, заказ касался не только дня рождения Ангела, но и их каждодневных потребностей в Зоне.

- Здравствуй добрый человек – старичок в стареньком пальто вышел из-за угла развалившегося дома. Ртуть от неожиданности выхватил ятаганы, и старичок вдруг с необычайной ловкостью отпрыгнул в сторону.

- Чего испугался, дедушка? – спросил Ртуть.

- Убери их, - дед со страхом показал на его клинки.

- Да чего ты ножей испугался, дедушка? – снова не понял Ртуть, а потом присмотрелся к деду, тот был странный, однорукий и горбатый, но отскочил, как молодой спортсмен. Сталкеры рассказывали ему об изломах, и этот дед вполне подходил под это описание.

- Так ты излом? Только я тебя рубить не буду, если будешь вести себя прилично, а если есть хочешь, могу и угостить консервами.

- Рубить не будешь, это хорошо, а ну как поцарапаешь, – дед всё равно не подходил.

- Ну, ты и трус, на вас же заживает всё в секунды, – рассмеялся Ртуть.

- Так то заживает, а от твоих и царапина убьёт, – сказал излом, оставаясь стоять на расстоянии.

- Ты толком объясни, чем они такие опасные? – не понял Ртуть.

- Ты ими колючку резал, чёрный цветок? Вот она для нас хуже яда, – пояснил дед, оставаясь на почтительном расстоянии.

- Так вот в чём дело, а я-то думал, чего это химера не шевелилась после атаки на Ангела, не могла же она от копья так пострадать, она, говорят, живучая.

- Химера на тебя напала? – удивился стрик, – она же чует лучше меня, неужто ошиблась?

- Она не совсем на меня напала, на сестру, я её по лапам успел ударить.

- Вот тебе и ответ, -пояснил излом. – Ты если мне чего оставить хочешь, то так положи, я потом возьму.

Ртуть снял рюкзак, не пряча клинков, достал пару банок кильки «извини, тушёнку не ем», шоколадный батончик, положил их на камень рядом, сказал «благодарю за науку» и ушёл своей дорогой.

Уже в своей комнате он спрятал кое-что из содержимого рюкзака, кое-что засунул в вещи Ангела, вроде там и лежало, а остальное решил сразу показать девушке. Нашёл он её возле кузницы, неистово сражающейся с невидимым соперником, с глазами, полными ярости и абсолютной концентрации на уничтожение. Так просто этого обычно не возникало, «что-то с ней не так», подумал он, но останавливать не стал. И правильно сделал, поскольку, наконец-то остановившись, она взглянула на него так, что ему захотелось куда-нибудь пропасть прямо тут.

- Опять где то гулял, а я тут места себе не нахожу, волнуюсь, – гневно выговаривала она ему.

- Да я к учёным ходил за заказом, хотел быстро, но немного задержался, излом попался по дороге, кое-что рассказал, – оправдывался он.

- Понятно, тебе излом дороже меня, можешь целоваться с ним, – Ангел никак не остывала.

- Не сердись, он мне кое-что подсказал, теперь сделаем так, чтобы и тебя боялись мутанты.

- Сейчас меня лучше всем бояться, – ворчала она уже немножко спокойнее.

За ужином Ангел совсем успокоилась, а когда Ртуть поведал ей подробности встречи с изломом, то она неожиданно немного расстроилась.

- Так это ты убил химеру, а не я.

- Не грусти, это мы вместе, ты очень правильно поступила, иначе она просто убила бы тебя.

Мир наступил, когда они вернулись в свою комнату, когда он вручил ей великолепные кроссовки, тёмной камуфляжной расцветки, на литой подошве из натурального каучука. Самое смешное, что это были китайские кроссовки, не всё плохо делают в Китае. А на утро ей понадобилось и то, что он спрятал в её школьный рюкзачок. Тут Ртуть пришёл к выводу, что иногда надо спокойнее принимать её нервное поведение.

*****

День Рождения Ангела решили отметить на острове. Утром Ртуть поздравил её на словах и поцеловал в лоб, Ангел вздохнула, думая о чём-то своём, но вслух недовольства не высказала. Перед уходом Ртуть на несколько минут заперся в комнате и быстро рассовал в рюкзак все свои заготовки к этому празднику. Потом нашёл у выхода Ангела, и они пустились в путь. Остров был на месте, кроме жаровни, она валялась на берегу озера. Это вызвало беспокойство Ртути, он надеялся, что остров никто не посещает кроме них. По правде говоря, жаровня не являлась украшением острова, хотя и сделана была аккуратно и с любовью. На всякий случай он решил, что в следующий раз не оставит её на острове, а увезёт на берег.

На острове он торжественно вручал подарки Ангелу один за другим, красивый наряд, «отвернись, я надену», праздничные китайские туфельки и наконец, заколки, которым могла бы позавидовать китайская модница. Ангел прыгала от радости, целовала его в щёки, висла на шее и хлопала в ладоши, как ребёнок. Заколки, правда, вызвали у неё удивление, слишком уж они были длинными на её взгляд. Она даже приняла их сперва за символичные кинжальчики. Тогда Ртуть закрутил её милый хвостик в тугой узел и заколол заколками. Эффект был моментально проверен в отражении в воде и вызвал полный восторг. Потом они вместе ловили рыбу, жарили её на жаровне, поливали заготовленными по этому случаю соусами, а потом пили чай из небольшого чайничка и маленьких пиалочек. А потом она поймала его руками за голову и поцеловала в губы. От неожиданности он потерял дар речи, а потом с трудом начал говорить, что она ещё маленькая и им рано про это думать, в общем, нёс что то, что казалось ему очень правильным. Ангел, конечно, расстроилась, но виду не подала, «мужики всё-таки тупые» с одной стороны её это злило, но фраза «рано пока» говорила, что нужно просто подождать.Так что вечер закончился миром, а ночью во сне она опять прижалась к нему самым невинным образом, вроде холодно, хотя даже ночи на острове не были холодными, да и от жаровни шло вполне реальное тепло.

К возвращению она переоделась в обычную одежду, они сделали лёгкую разминку прямо на островке и Ртуть показал ей несколько движений с её вроде безвинными, но, тем не менее, весьма опасными заколками. Тут же с него было взято обещание, обучить её этому искусству, на что он, конечно же, согласился с условием, что учить будет не в ущерб другому и незаметно для окружающих, в этом была основная сила этого оружия, в не типичности. Жаровню и остаток дров они сложили на плотик и оставили у берега, так он косвенно решил проверить, бывает ли кто-то на острове.

Когда они скрылись из виду, на остров прямо по воде пешком пришла красивая молодая женщина. Шла она босиком, едва касаясь воды беленькими ножками.

- Парень тюфяк, что значит рано, хотя мужчины у людей видно взрослеют позже, – рассуждала вслух она, – впрочем, девочка своего добьётся, я в неё верю.

Потом она оценила отсутствие жаровни и немного повысила уровень Ртути, «намёк понял хорошо». Потом она растянулась на зелёной травке, ещё хранящей тепло человеческих тел, и посмотрела на небо.

- А ведь он тоже любит её, вон, сколько подарков подарил, хочет видеть её в красивых нарядах, почему же он так стесняется своей любви? – она не могла понять этого, а личного опыта у неё не было.

С нею здоровались, её ненавидели, ругали, иногда оскорбляли. Этого она не прощала и жестоко карала, но никто ещё её не любил, хотя как родную воспринимали некоторые. Этим она порой дарила подарки, но это было что-то другое, даже самые добрые к ней отношения этих людей нельзя было назвать любовью даже в приближённом виде. «Рано ещё» эта фраза врезалась ей в память, давая надежду на будущее.

В Баре Ртуть решил, не теряя времени, придать смертоносность всему оружию. Цветок его из одиночного растения стал небольшим кустиком, место он выбрал удачное, тихое и незаметное, гулять там никому в голову не приходило, даже патрулям «долга». В Долг его звали несколько раз, но он отказывался, «армия не моё», на его взгляд это было не совсем порядочно по отношению к Зоне и её обитателям, да и стрелять он не любил. Собрав всё оружие, он осторожно провёл всем по очереди по одному из стеблей, смочив соком даже свои метательные ножи, заменившие его «колючки», не обошёл он и копьё Ангела.

Дальше потянулись обычные будни Зоны, внешне обычные, поскольку Ангел перешла в медленное, но неотвратимое наступление. Она вертелась перед ним при любой возможности, кокетливо поглядывая на него, как бы случайно демонстрируя, какая она грациозная и аппетитная. Стреляла глазками и делал всё, чтобы он обратил на неё внимание. Наконец она, будто забывшись, как-то из душа вышла в одном полотенце, которое вообще-то было у неё на голове. Тут Ртуть не выдержал и серьёзно её отчитал.

- А что остаётся, если ты сухарь бесчувственный? – обиделась она.

- Ангел, мы же с тобой брат с сестрой и вообще, ты ещё маленькая, тебе рано об этом думать, – пытался возразить он.

- Сам ты маленький, видно не дорос до этого! – гневно воскликнула она, – отвернись, тётя оденется.

Ртуть, конечно, обалдел от всего этого, да и нравилась она ему, если уж быть честным, нравилась очень. Только считая себя старшим, он не мог воспользоваться этой ситуацией, гнал от себя такие мысли о ней, пытаясь удержать в голове образ маленькой девочки. В избытке противоречивых чувств, он выскочил наружу и ушёл в Зону. Вернулся он только на другой день к вечеру, весь в крови, правда это была чужая кровь. Потом узнали, что он искромсал в фарш стаю слепых псов, разделался с довольно приличной бандой мародёров и в итоге зарубил кровососа, голову которого он и притащил за щупальца в Бар. После чего выпил стакан водки и завалился спать, у себя в комнате не раздеваясь.

Проснулся он поздно, состояние было немного неприятное, хотя похмелья не случилось, ввиду небольшой дозы выпитого. Рядом висела выстиранная одежда, а на своей кровати, поджав ноги, сидела грустная Ангел.

- Прости меня, – сказала она, чуть не плача, – я, наверное, дура, а ты прав.

Слёзы ей удалось сдержать, но по глазам было видно, что она немало их пролила ночью.

Ртуть умылся, оделся, потом обнял её, нежно и тихо сказал – Всему своё время, не плачь, пошли-ка тренироваться.

На этом собственно инцидент был исчерпан, Ангел прекратила свои приставания, и жизнь постепенно вошла в прежнее русло.

Другие работы автора:
+1
34
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирис Ленская №1

Другие публикации