Сумасшествие - грань одиночества. Глава 1

Автор:
Эдуард Семагин
Сумасшествие - грань одиночества. Глава 1
Аннотация:
...– Мистер Крейг, вы до сих пор не считаете наше положение критическим? – с изрядной долей сарказма поинтересовался Саймон. – Я все еще мечтаю о той пуле. Пол бросил на парня тяжелый, недобрый взгляд и произнес: – Умирая, любой из нас утащит за собою в могилу и другого. Пока мы вдвоем – у нас еще есть шанс. Одиночество в такой ситуации – гарантированная смерть...
Текст:
Часть 1

С этого все и началось. С пассажира. Не нужно было его брать в этот рейс. Капитан Пол Крейг прекрасно понимал это, будучи, как и все профессионалы, до смешного суеверным.

А заварил эту кашу бортмеханик Лайон, когда пришел утром, перед отлетом, слегка навеселе и проговорил сквозь стиснутые зубы, чтобы не выдать запах алкоголя:

– Кэп, левый заработок привалил!

– Какой может быть заработок в обычном рейсе? – нахмурил брови капитан, в очередной раз раздражаясь недисциплинированности подчиненного.

– Нужно взять с собой пассажира. Заказчик кругленькую сумму отстегивает, – теперь механик попытался растянуть губы в подобии вежливой гримасы. Жаль, бреши в ряду зубов портили впечатление.

Пол тяжело вздохнул. Межпланетная транспортная компания вот уже третий месяц задерживала своим сотрудникам зарплату. Именно поэтому ему приходилось закрывать глаза на подобные нарушения. Есть людям хочется каждый день и он, в отличие от МТК, это понимал.

– Ну, что скажешь, кэп? – допытывался механик, его глаза, белки которых были испещрены сетью сосудов, пытались оценить реакцию начальника.

– Что за пассажир? – устало поинтересовался Пол.

– Мальчишка–студент. Мамаша его в руднике работает, на той самой планете, куда мы корабль перегоняем. А пассажирский рейс к ней пока только в проекте, неизвестно, когда летать начнут, планета ведь только заселяется. Так и подохла бы мамка, сына не увидев, а нет, тут мы подвернулись. Вот отчим и платит. Неплохо платит, так что…

– Что за чушь ты несешь? – не выдержав, взревел капитан. — подчиненный отшатнулся от неожиданности. – Ты что – забыл, в какой мы ситуации? В нашем распоряжении списанный корабль, его нужно доставить на богом забытую планету, которая согласилась купить такой хлам. Одному Господу известно, выдержит ли посудина свой последний рейс? И ты предлагаешь мне рискнуть еще и жизнью мальчишки?

– Кэп, кэп, спокойно! – замахал руками механик, принимая вид человека, смертельно оскорбленного в лучших побуждениях, – Между прочим, я ради мальчишки согласился. Чтоб он мамку смог повидать. Доброе дело хотел сотворить, а ты…

– Стоп, – недобро прищурился Пол. – Что значит «согласился»?

Смит осознал, что выдал себя с потрохами. Он даже ссутулился, понимая, что сейчас на него обрушится нешуточный гнев начальника.

Он подождал секунд пять, а потом поднял голову и несмело взглянул на капитана. Тот, казалось, успокоился, задумчиво разглядывая маячивший вдали силуэт корабля. Но как только механик пришел к выводу, что буря миновала, Пол тихо и отвратительно точно стал перечислять все его грехи:

– Лайон, я закрываю глаза на то, что ты практически все рабочее время проводишь в нетрезвом, а иногда – очень нетрезвом виде. И я стараюсь не замечать того, что в таком состоянии работа для тебя останавливается, и ты спокойно спишь где–нибудь в кладовой или вообще на посту! Я даже смирился с тем, что ты возишь наркотики на другие планеты! Но я не потерплю того, чтобы ты протаскивал на борт нелегалов, даже не потрудившись меня об этом предупредить!

– Я предупредил, – нагло заметил Смит.

– И я не согласился! – Крейг снова начал раздражаться, – Но тут выясняется, что ты уже взял деньги. И это значит только одно – ты всерьез собирался провести пассажира, без согласования со мной!

– Я сказал бы! Клянусь, кэп, я бы обязательно сказал!

– Когда мы были бы в семистах тысячах миль от Земли? – скептически хмыкнул Пол и буквально отчеканил, – Я обязан доложить администрации МТК о твоих промахах в работе, Смит. Черт, глядя на тебя, я начинаю понимать, почему компания задерживает тебе зарплату. Не просто понимать, но и считать это справедливым.

С этими словами он развернулся и зашагал по направлению к административному зданию. Не успел он сделать и трех шагов, как его догнал слабый окрик механика:

– Черт с тобой, кэп! Двадцать процентов твои…

Пол сделал вид, что не услышал.

– Тридцать, кэп! Ты меня по миру пустишь!

Пол Крейг обернулся и ласково проговорил:

– Семьдесят. Иначе ты понимаешь – таких механиков, как ты, сейчас пруд пруди…

Глаза Смита округлились, такого он не ожидал:

– Семьдесят! Кэп, ты совсем спятил, я не…

Сейчас Лайон выглядел жалко, однако капитан предпочел усилить воспитательный эффект:

– Пьянство. Пренебрежительное отношение к работе. Фентанил. Тонны фентанила, Смит!

– Черт с тобой, – механик тоскливо сплюнул под ноги. – Семьдесят.

– По рукам, – улыбнулся Пол. – И не вздумай меня обмануть! Я ведь узнаю сумму непосредственно у заказчика.

Последние минуты перед отлетом он проводил, прислонившись к стволу гигантского тополя и созерцая серебристый диск четырехсот двадцати метров в диаметре, в пустых, металлических недрах которого ему, его помощнику и пассажиру предстояло провести тринадцать месяцев.

Корабль отслужил свой срок без крупных поломок. Но даже самые хорошие механизмы со временем приходят в негодность. Списанный корабль благополучно отправился на заслуженный покой.

Но ржаветь и ждать переплавки на какой–либо свалке ему так и не пришлось. Экономический кризис превратил планету Земля в сонное захолустье посреди содружества бурно развивающихся рас. Открытие и заселение планеты Тархе стало эффектным, но, увы, единственным прорывом за последние двенадцать лет. Люди со всей Земли спешили стать колонистами–добровольцами, чтобы заработать хоть какой–нибудь капитал. Судя по всему, мать нелегального пассажира тоже входила в это число.

Экспансия – процесс трудоемкий и чрезвычайно ресурсозатратный. Поэтому колонисты купили старую посудину практически за бесценок, а также оплатили доставку: выручка от переплавки старого корабля помогла бы им стать на ноги.

Летательный аппарат срочно привели в «полетопригодное» состояние. Но Пол, к сожалению, слишком хорошо понимал, что внешний вид в этом случае совсем не соответствует внутреннему содержанию. Издали – мощный и огромный красавец. Но внутри – практически рухлядь: герметичные двери, электрическое оборудование, кабели и всевозможные коммуникации, системы автоматики и даже мебель исчезли в неизвестном направлении. Один из двух атомных реакторов, служащих энергетическими установками корабля, изолировали и даже не стали заменять отработавшее топливо: слишком затратно, особенно во время сложившихся экономических трудностей. Конечно, аппаратное содержимое, которое не успели вынести, было добротным, но слишком ветхим и изношенным. Судно восстанавливали в сжатые сроки. Только самое необходимое для полета. Даже радиостанцию удалось настроить всего одну — да и та пребывала в плачевном состоянии. В конце концов, для покупателей этот корабль был ничем иным, как пятью миллионами тонн отборного высококачественного металлолома.

Однако Пол считал, что игра стоила свеч. Затраты на доставку корабля с лихвой окупались стоимостью сырья после переплавки.

Пол вздохнул и провел ладонью по ежику темных волос. Двадцать лет он служил в МТК, выполняя перелеты различных дальностей и сложностей. Но такое опасное и откровенно гнилое задание ему попалось впервые.

За спиной послышалось тихое покашливание. Капитан резко обернулся и с удивлением обнаружил своего помощника. Смит, с заговорщицким видом показал ему знак «окей» и шепотом произнес:

– Левый груз на борту.

– Что?.. – Пол даже не сразу понял, о чем идет речь.

– В ящике из–под полуфабрикатов, – доверительно проинформировал тот. – Не переживай, кэп, ни одна живая душа…

– Скажешь ему выходить, когда пролетим Луну, – приказал Пол. Ему хотелось как можно скорее отделаться от ухмыляющегося подчиненного.

Смит снова показал ему сведенные в круг большой и указательный пальцы и удалился.

Расстегнув серебристую форменную куртку, капитан неспешным шагом двинулся по направлению к сияющему в лучах солнца кораблю. Он глубоко вдыхал воздух родной планеты, в последний раз оглядывая привычный пейзаж, стараясь запечатлеть последние воспоминания о родине, как делал всегда перед рейсом.

Следовало начинать готовиться к перелету.

Через 15 часов после отлета дверь в рубку приоткрылась, и в громадное полусферическое помещение несмело протиснулся пассажир – русоволосый паренек лет двадцати в запасной форме бортмеханика. Он благоговейно оглядывал рубку, и было чем восхититься: потолок, напоминающий прилипший к полу мыльный пузырь, передавал четкое изображение внешнего космического пространства, создавая абсолютно реальную иллюзию прозрачности. У пола стены рубки округлялись. В центре находился пульт управления, и за пультом в кресле уверенно восседал суровый капитан корабля. Нервно сглотнув, пассажир приблизился к нему.

– Меня зовут Саймон… Саймон Уайт, сэр, – пробормотал он, смущенно переминаясь с ноги на ногу возле кресла. Чувствовалось, что парень ощущает громадную неловкость, отвлекая занятого человека от важных дел. К тому же, синие и холодные, как лед, глаза капитана никак не располагали к дружеской беседе.

Пол напустил на себя важный вид и резко ответил:

– Я занят проверкой курса.

За спиной пассажира нарисовался Лайон и, смеясь, дружески хлопнул покрасневшего парня по плечу:

– Не обращай внимания, малыш! Кэп у нас как закон: суров, но справедлив, правда, кэп?

Пол не потрудился ответить, и механик продолжил:

– Его зовут Пол Крейг. Родители капитана были настолько оригинальны, что дали сыну два имени, вместо имени и фамилии.

– Заткнись, остряк, – прорычал Пол, не отрывая взгляд от приборов.

– Окей, а меня зовут Лайон Смит, и я занимаюсь здесь ремонтом и обслуживанием силовой установки и оборудования.

– Чертовски неверно, – пробубнил Пол Крейг себе под нос. – Правильнее будет звучать: «слоняюсь из угла в угол с разводным ключом».

– Э, полегче, кэп, я ведь могу и обидеться. Значит так, малыш, жить нам втроем придется больше года. Сейчас поищем тебе каюту поприличнее, – жизнерадостно проговорил Лайон и собрался уходить, но его остановил голос Пола:

– Все каюты заперты и опечатаны. Ты притащил его сюда – вот пусть и живет с тобой.

Однако то, что капитан услышал в ответ, переходило всякие границы:

– Нет уж, кэп, – хитро проговорил Смит, – ты получил за сделку семьдесят процентов – тебе с ним и возиться. А я со своими жалкими тридцатью в каюте буду спать один.

И, прежде чем капитан успел разразиться бранью, механик скрылся.

Пол недобро зыркнул на растерявшегося Саймона и проговорил:

– Палуба «Е». В кладовой номер триста семь найдешь спальный мешок. Любой коридор в твоем распоряжении.

– Спасибо, сэр… мистер Крейг, – искренне поблагодарил парень, сияя огромными серыми глазами.

– Здесь нет понятия «мистер», мальчик, – снисходительно произнес Пол, – для тебя я «капитан Крейг», это понятно?

Саймон кивнул и улыбнулся.

– Вот и превосходно, а сейчас иди, облюбуй себе коридор – я должен проложить курс.

– Еще раз спасибо, сэр капитан! – Пол закатил глаза. – Разрешите вопрос?

– Что еще? – недовольно буркнул Крейг, не отрывая взгляда от звездных карт.

– Почему космические корабли дискообразные? – на полном серьезе поинтересовался Саймон. Капитан удивленно оторвал взгляд от монитора и произнес:

– Может, тебе заодно объяснить, почему Земля круглая? – Но, заметив, что парень не увидел в ответе скрытого подтекста, Пол продолжил, сдерживая раздражение изо всех сил, – Форма диска – единственно возможная форма для межзвездных летательных аппаратов. По окружности располагаются индукционные катушки и… Кхм. Вам в институте разве не преподают теорию аэрокосмических перелетов?

– Нет, сэр. Я учусь на журналиста.

– Тогда марш отсюда, – Пол мгновенно потерял к парню всякий интерес. – Не мешай профессионалам.

Саймон с улыбкой кивнул и хотел уже уходить, как Пол окликнул его:

– Еще раз услышу от тебя «сэр» – уши оборву.

Саймон с трудом сдержал смех.

Первая неделя пути подходила к концу.

Пол, Лайон и Саймон сносно устроились внутри огромного корабля. Большинство помещений и некоторые отсеки были заперты, но и интереса они никакого не представляли, будучи пустыми.

Саймон нашел себе уютную нишу возле запертого коридора и проводил ночи в спальном мешке. Казалось, это его совершенно не беспокоило.

Единственная проблема, с которой столкнулся экипаж, это запасы еды, рассчитанные на экипаж из двух человек. Ими приходилось делиться с нелегальным попутчиком, поэтому легкое чувство голода превратилось в неизменного спутника всех троих.

Однажды за ужином Лайон нарушил тишину:

– Малыш Уайт, ты имеешь представление о планете, на которую летишь?

Саймон удивленно замер, пережевал пищу и бойко ответил:

– Я читал о ней в учебнике по астрономии. Планета названа в честь открывшего ее астронома Юджина Та́рхе, и колонизация началась двенадцать лет назад. Размеры планеты немного превышают размеры Земли, а ускорение свободного падения на Тархе равняется восьми целым…

– Дерьмо из учебников никогда не даст тебе представление о том, как выжить, – небрежная реплика Пола в очередной раз заставила Саймона смущенно замолчать.

– Кэп, брось. Откуда ему знать? – примирительно произнес Лайон. – Ты вообще раньше в космосе бывал, малыш?

– Я летал на Луну, у нас была экскурсия…

– Это все равно, что на вопрос «был ли ты на улице?» ответить «о, да, я стоял на пороге и уже почти открыл дверь!» – ядовито заметил Крейг.

– Кэп, да ладно тебе, – хмыкнул Смит и повернулся к сконфуженному парню, – скажи, Уайт, ты помнишь свою мать?

Парень немного помолчал, ковыряя ложкой в контейнере с едой, а затем произнес:

– Она улетела, когда мне было десять. Тогда у нас были трудные времена, и она решилась на эту работу. Я остался с отчимом, и, полагаю, он с первого же дня после ее отлета начал копить деньги на то, чтобы отправить туда и меня. И вот – я здесь…

– Это значит, что обратно ты не улетишь, – повел бровью Пол, – твой отчим заплатил за билет в один конец.

– Знаю, – грустно кивнул Саймон. – но я не против остаться там – колонистам нужна любая помощь. Я заработаю денег, улечу сам и увезу оттуда мать.

– О, думаю, десятка тысяч лет непрерывной работы тебе хватит, – хохотнул Пол Крейг. – Ты выбрал чертовски прижимистых работодателей, парень. В твоем случае даже мытье сортиров на планетах Антареса оплачивалось бы лучше…

– Пол, ворчливый ты хрен, ну сколько можно? – беззлобно одернул Смит. – Не слушай его, малыш. Он в таком же положении, что и ты: работает на владельцев Земли, а это, доложу я тебе, не очень–то прибыльно…

– На Тархе идет разработка руд? – несмело обратился Саймон к Полу.

– Да, и не только. Там возводятся металлургические заводы. Налаживаются связи с ближайшими соседями для взаимовыгодного сотрудничества. Строятся саркофаги под города…

– Саркофаги? – удивленно моргнул парень.

– Конечно, – ответил Смит вместо капитана, – Фауна планеты оказалась хоть и бедной, но очень недружелюбной. Там, можно сказать, царит меловой период, и хищные птеродактили не одну сотню колонистов утащили в гнезда…

– Писали об этом в твоих учебниках? – с издевкой поинтересовался капитан Крейг. Он и сам не понимал, почему наивный юноша вызывает у него такое раздражение. Саймон медленно покачал головой.

– Там адские условия труда, сынок, – нехотя проговорил Лайон. – Через несколько лет всех людей, которые сейчас заселяют Тархе, заменят, потому что они будут не в состоянии продолжать работу. Им выдадут ордена и отправят на пенсию. Если, конечно, будет, кого отправлять…

За столом воцарилась печальная тишина. Наконец, Саймон, набравшись смелости, выпалил:

– Капитан Крейг, а у вас есть семья?

Лайон заливисто расхохотался, а Пол мрачно произнес:

– Жуй свои консервы и помалкивай.

Саймон снова смутился, но Лайон, отсмеявшись, продолжил тему:

– Не обижайся, но ты сморозил большую глупость. В двадцать пять лет кэп поступил на службу в МТК и с тех пор, за двадцать лет, вряд ли провел хотя бы года три на Земле. Посуди сам, какая женщина захочет такого мужа?

Саймон пожал плечами.

– Выпускники школы астронавигаторов не обзаводятся семьями, дружок, – уже серьезнее продолжил Смит. – Начиная с двадцати пяти, они всю свою жизнь проводят в космосе. Поэтому и к планете своей они не привязаны. Их никто не ждет.

– Даже родители? – удивленно моргнул Уайт.

– В эту школу берут детей–сирот из приютов…

– Хватит, – резко бросил Пол.

– Но, – невзирая на предупреждение, продолжил бортмеханик, – речь идет только об официальных браках и детях. Признайся, кэп, сколько хорошеньких земных девушек и гуманоидных инопланетяночек рассказывают своим детям–полукровкам об их героическом отце–капитане? Наверное, несколько сотен?

– Бери выше, мои подвиги измеряются тысячами, – пробормотал Пол и неожиданно рассмеялся. Улыбка мгновенно изменила его лицо, и капитан помолодел лет на десять.

Саймон хихикнул. Пол моментально вернул себе непробиваемый вид и, поднявшись из–за стола, направился в рубку. Лайон поскреб щетинистый подбородок, подмигнул парню и проговорил:

– Мне пора заняться наладкой навигационной радиостанции. Не скучай, дружок.

С этими словами он вышел. Саймон остался в одиночестве, перед тремя пустыми пластиковыми контейнерами для еды.

+1
37
13:30
Добротная классическая научная фантастика! thumbsup
15:23
+1
Благодарю вас за мнение!
Загрузка...
Илона Левина №2

Другие публикации