Сумасшествие - грань одиночества. Глава 2

Автор:
Эдуард Семагин
Сумасшествие - грань одиночества. Глава 2
Аннотация:
...– Мистер Крейг, вы до сих пор не считаете наше положение критическим? – с изрядной долей сарказма поинтересовался Саймон. – Я все еще мечтаю о той пуле. Пол бросил на парня тяжелый, недобрый взгляд и произнес: – Умирая, любой из нас утащит за собою в могилу и другого. Пока мы вдвоем – у нас еще есть шанс. Одиночество в такой ситуации – гарантированная смерть...
Текст:

Почти семь месяцев полета растворились в рутине и пронеслись незаметно.

Пол положил вытянутые ноги на приборный щиток, и устало прикрыл глаза. Последние несколько часов он занимался проверкой проложенного курса и, удостоверившись, что автопилот работает исправно, позволил себе небольшой отдых.

Жаль, продлился он недолго.

Крейг на подсознательном уровне почувствовал, что что–то не так. Вначале он не понимал, а затем понимание пришло с пугающей ясностью.

Лампы.

Свет медленно мигал, периодически то тускнея, то зажигаясь, как прежде, ярко.

– Лайон! – Закричал капитан в устройство громкой связи и сбросил ноги со щитка. – Лайон! Немедленно…

– Я здесь, кэп, не ори. – В двери показался бортмеханик.

– Лампы, Смит, падение…

– …мощности энергетической установки, знаю. Думаешь, я не заметил? – Лайон был серьезен как никогда. – Плохи дела.

– Немедленно установи причину выхода системы из строя! – приказал капитан, всецело уйдя в показания приборов.

Внезапно ожила система оповещения. Когда–то психологи решили, что женский голос действует более успокаивающим образом, чем мужской, когда сообщает, что жить вам осталось считанные часы. И вот теперь записанный женский голос монотонно повторял приговор о «нарушении работы термоэмиссионных преобразователей».

– Лайон, что происходит, черт возьми? – прорычал Пол, теряя самообладание, и даже не заметил, что в рубку боком прокрался бледный Саймон.

– Недостаточное финансирование, кэп, – прошептал Смит, – мы подписали себе смертный приговор, связавшись с этим корытом… Некачественная спешная сборка повлияла на герметичность конструкции преобразователей.

Капитан выругался себе под нос.

– Цезий, – продолжал Лайон. – Часть цезия улетучилась.

Капитан беспомощно уставился на механика.

– Ч–что? – пробормотал насмерть перепуганный попутчик.

– Без газообразного цезия невозможна электронная эмиссия, – попытался объяснить Саймону Смит.

– Он все равно не понимает тебя, брось его! – прокричал Пол, глядя на показания бортового вольтметра первичной цепи. Они неумолимо падали. Корабль стремительно терял скорость.

– Корабль лишился энергии. А без энергии он не может лететь, – неутешительно закончил Лайон.

– Так почему вы стоите здесь, вместо того, чтобы ремонтировать? – воскликнул парень, перебегая глазами с одного лица на другое.

– Боюсь, мы бессильны, – тихо произнес Лайон.

– Смит, проконтролируй подключение резервного питания от аккумуляторов, быстро, – перебил его капитан, – Не хватало еще самому впасть в панику.

– Автоматика уже сделала это, кэп.

– И сколько?.. – Саймон не сумел закончить фразу.

– Час, максимум два.

И без того испуганные глаза парня еще больше расширились:

– А потом?..

– Полное торможение. Захоронение заживо в этом ржавом гробу! – в сердцах выкрикнул Лайон.

– Смит! Подойди скорее, – голос капитана неожиданно оживился.

– В чем дело, кэп? – поинтересовался бортмеханик, приближаясь к монитору.

– Взгляни!

Саймон робко подошел поближе и посмотрел туда, куда смотрели остальные члены экипажа.

На экране ярким пятном сверкала неизвестная планета.

– Мы садимся, – принял решение капитан.

– Лайон! Быстро пристегни этого, и сам пристегнись. Сейчас начнутся американские горки, – жестко проговорил Пол, пытаясь скрыть волнение. Списанный корабль едва ли годился для испытаний и маневров.

Смит прекрасно это осознавал, поэтому справился с приказом быстро и без лишних слов.

– Смит, я кому сказал «пристегнись»? – спросил Пол Крейг, не отрываясь от экрана.

– Кэп, будто ты не знаешь, что на третьем кресле заедают ремни! – Поморщился Лайон, бросив косой взгляд на кресло Саймона.

Капитан быстро обернулся на помощника и приказал:

– Держись руками, ногами и зубами.

– Сэр капитан, мы приземлимся? – с надеждой в голосе спросил Саймон.

– Черт, я сделаю все, чтобы выжить. Ради того, чтобы исполнить обещание и оборвать тебе уши. Держись!

Времени было мало. А когда курс резко стал меняться, его стало еще меньше. Сесть было необходимо до того, как аккумуляторы окончательно разрядятся. Если корабль застрянет на орбите, он будет двигаться вокруг планеты неопределенное время, пока не упадет на нее. Если питание иссякнет возле поверхности – корабль разобьется, не имея необходимой мощности двигателей на торможение и противостояние гравитации.

Пол рисковал. Но терять им было уже нечего. Он попытался отключить все второстепенные потребители, оставив только необходимые для посадки, прекрасно осознавая, что более улучшить ситуацию уже невозможно.

В полукилометре от поверхности планеты энергетическая установка стала постепенно отключаться. Окончательно затих гул двигателей. Постепенно рубка лишилась освещения. И, наконец, погасли дисплеи приборов, и смолк монотонный голос оповещения.

Корабль, лишенный энергии, начал падать.

Крейг выполнял все необходимые маневры, но даже самый опытный пилот бессилен перед гравитацией. На смуглой коже капитана выступил пот, а брови практически сошлись на переносице. Он предпринял последнюю попытку посадить корабль как можно мягче, но это не помогло.

Рухнув со стометровой высоты, серебристое блюдце пропахало почву безымянной планеты, создавая новую гору и вздымая вокруг себя тучи пыли и камней. Сила удара, судя по скомканной, как гармошка, обшивке, была чудовищной.

Крейг очнулся в полной темноте. Мгновенно придя в себя и вспомнив детали падения, он пошевелился, убедился, что руки и ноги на месте, а затем отстегнул ремни безопасности и на ощупь добрался до приборной панели. В шкафу с амуницией хранился небольшой прожектор на съемных аккумуляторах, удобный тем, что если закрепить его в определенном положении, он довольно неплохо мог освещать всю рубку. Поиск не занял много времени.

Уладив проблему с освещением, Пол бросился по накрененному полу к креслу Саймона.

Парень был без сознания, и его лицо заливала кровь. Она текла из носа и ушей и из рваной раны на лбу.

– Эй, малыш! – Пол осторожно встряхнул мальчишку, боясь повредить переломы, если таковые имелись. Саймон пошевелился и с трудом разлепил ресницы, слипшиеся от крови.

– Капитан, у вас шея разодрана, – первым делом проговорил Саймон, оглядывая Крейга.

– На себя посмотри, красавец, – буркнул Пол, – ты ударялся головой? Тошнит?

– Нет… Откуда столько крови?

– Избыточное давление из–за резкого торможения. Сосуды не выдержали. Встать сможешь?

Саймон попытался, и оказалось, что он тоже вполне здоров: все–таки кресло было спроектировано на совесть и не зря стоило таких огромных денег.

– Лайон! – громко крикнул Пол, убедившись, что пассажир в порядке. Из угла донесся громкий стон. Капитан и парень, как по команде, повернулись на звук.

Огромный регенератор воздуха был сорван со своего места и теперь лежал на полу. А под ним корчился и стонал от боли наполовину погребенный бортмеханик.

Пол в пару прыжков преодолел расстояние и присел возле помощника. Вся нижняя часть его тела была раздавлена устройством весом в полтонны.

– Больно! – заорал Смит.

– Лайон, я вытащу тебя, – проговорил Пол, не очень–то веря самому себе: размеры и вес регенератора явно превышали его возможности. Но он вскочил на ноги, пошатнулся, на накрененном полу, схватился за выступы в корпусе регенератора и, что было силы, потянул его вверх. Рядом появился Саймон и, став возле капитана, старался помочь поднять огромный прибор.

Тщетно. Регенератор не сдвинулся ни на сантиметр. Обливаясь потом, Пол предпринял еще пару отчаянных попыток. Натруженные руки дрожали и отказывались слушаться. Наконец, капитан сдался и, присев на корточки рядом с Лайоном, громко выругался.

– Эта штука слишком тяжелая, Смит, но я попробую приподнять ее домкратом. Саймон, ты где?!

– Здесь, капитан! – Крикнул парень за его плечом, стараясь быть полезным.

– Левый от рубки коридор. Инструментальная кладовая. Домкрат.

– Сию минуту, сэр, – подражая военным, парень зачем–то отдал честь и со всех ног кинулся к выходу.

Пол Крейг пропустил «сэр» мимо ушей, обернулся к бортмеханику и, достав из внутреннего кармана антисептик, щедро посыпал открытые раны помощника. Промокнул платком кровь с лица, приговаривая:

– Только попробуй потерять сознание и сдохнуть.

Лайон вновь скривился, из его глаз потекли слезы.

– Пол… Боль… но… Не тащи – меня уже не скле… ить… – бормотал он, обливаясь ледяным потом. Взгляд панически метался по лицу капитана Крейга.

– Прикрой свой рот, бортмеханик! – выкрикнул Пол, пряча за гневом отчаяние.

– Не трудись, кэп…

Пол, скрепя сердце, принял решение. Он подошел к панели управления, стараясь действовать быстро, чтобы не продлевать мучения помощника. В одном из отсеков панели хранился пистолет на случай, если кто–нибудь из экипажа корабля сойдет с ума и предпримет попытку диверсии. С помощью оружия капитану так же разрешалось уладить конфликт на корабле. Или воспользоваться им в чрезвычайной ситуации, которая, как считал Пол, сейчас как раз и настала.

Он взломал пломбу и вытащил пистолет. Дрожащей рукой зарядил обойму, снял с предохранителя. Затем вернулся к искалеченному бортмеханику и, оттягивая момент развязки, спросил:

– Ты уверен, Лайон Смит?

– Не медли, Пол, пожалуйста.

Капитан спустил курок, но его руку внезапно толкнул Саймон, и пуля просвистела в паре сантиметров от головы Смита. Тот снова громко застонал.

– Чертов сукин сын! – Рявкнул Пол и попытался сбросить повисшего на его руке парня.

– Не смейте убивать его! Вдруг еще можно помочь! – отчаянно не сдавал свои позиции Уайт.

– Отойди, иначе я и тебе башку провентилирую, – пригрозил капитан и, наконец, ему удалось отшвырнуть Саймона. Тот упал на спину и с ужасом наблюдал за тем, как капитан снова поднимает руку с пистолетом, но было уже поздно.

Лайон затих, его сведенное судорогой лицо расслабилось. Помощь капитана так и не потребовалась.

Крейг обессилено опустился рядом с сидящим на полу Саймоном.

– Мне расценивать твои действия, как бунт? – спокойно поинтересовался он.

– Как вы могли? – Взорвался парень. – Я ведь принес домкрат! Нужно было надеяться до последнего!

– По–моему, ты не до конца понимаешь ситуацию, в которую попал, сынок, – голос Пола стал непривычно мягок, – может, ты думаешь, что я просто поленился вызвать врача? Или Лайон специально забрался под регенератор, чтобы испугать нас, а сейчас встанет живой–здоровый и посмеется над твоим лицом? Нет, это не вечернее развлекательное шоу, никто сейчас не выскочит из–за кулис с криками «Стоп! Снято!». Потому что мы действительно потерпели крушение. И мы потеряли корабль: насколько я сейчас могу судить, более–менее сохранилась только рубка. Возможно, мы уже получили смертельную дозу радиации из–за поврежденного реактора. Но, дьявол, то, что я хотел выстрелить в Лайона, было верхом человечности!

– Он был… Черт! Он был добрый! – воскликнул Саймон, он отчаянно тер лицо, делая вид, что стирает кровь, но капитан прекрасно понимал, что в этой крови немалая доля слез. Он встал и отошел к приборной панели.

Хромато–масс–спектрометр выдал информацию о составе атмосферы еще в полете, прежде чем отключиться. Из показаний следовало, что воздух едва–едва пригоден для дыхания: содержание кислорода критически низкое, всего восемнадцать процентов, зато доля тетрафторметана зашкаливала. Да и радона оказалось немало. Наверное, почва богата ураном.

Камеры не работали, и получить обзор можно было, только выйдя наружу. Пол Крейг постукивал пальцами по приборной панели, принимая решение.

– Капитан, – послышался за спиной хриплый голос парня, – мы не можем отремонтировать корабль, верно?

– Да, – кивнул Пол, – теперь эту груду металла даже нельзя называть кораблем. А меня – капитаном.

– Тогда мне звать вас «мистер Крейг»? – с горьким смешком поинтересовался Саймон.

– Зови меня Пол.

Капитан, задумчиво сдвинув брови, неспешно мерил рубку шагами, а Саймон, справившись со слезами, сидел на более–менее уцелевшем кресле и наблюдал за угрюмым Полом.

– Что мы будем делать? – в гулкой тишине мертвого корабля голос парня прозвучал неожиданно громко. Пол остановился и повернулся к Саймону.

– У нас не такой большой выбор, – наконец, проговорил он, – Обрисую тебе наше положение. Во–первых, корабль – а точнее, то, что от него осталось, – полностью лишен электроэнергии, приборы и системы жизнеобеспечения не работают. Во–вторых, мы понятия не имеем, куда упали и какие здесь условия, единственной информацией, которой мы располагаем, это состав воздуха, который, в–третьих, для дыхания пригоден весьма условно…

– Что это значит? – округлил глаза Саймон. – Здесь нельзя дышать?!

– Я не сказал, что воздух непригоден вовсе…

– Капитан, то есть, Пол, у нас ведь есть скафандр с кислородом, можно использовать его по очереди…

– Ты позволишь мне закончить, желторотый? – взревел Крейг, теряя самообладание. Уайт осекся и замолчал. – Ответь мне: какой толк от запаса кислорода на четыре часа? Мы застряли здесь надолго. Я успел отправить сигнал бедствия с координатами планеты, но на то, чтобы прибыла помощь – потребуется время. Скажу больше: много времени. Этот сектор практически неизведан и корабли здесь – редкие гости. Поэтому помощи ждать придется только с Земли или с Тархе. А это, как сам понимаешь, займет не менее полугода…

Парень обхватил голову руками. Пол отвернулся, пару минут поразмыслил, и проговорил:

– Мы должны оценить ущерб, принесенный падением. Проверить запасы воды и пищи, выяснить, остался хоть какой–то шанс привести реактор в рабочее состояние. А затем нам не останется ничего другого, кроме как выйти на поверхность.

– Надеюсь, у вас найдется пуля для меня? – горько проронил Саймон.

– Никаких убийств, – жестко отрезал Пол, прикрепляя пистолет к поясу. – Только в безвыходной ситуации.

– Но разве мы сейчас не в такой ситуации? – нервничая, парень встал и подошел к Полу. – Что мы будем делать на этой планете?

– То же самое, что делало б на нашем месте любое живое существо, – раздраженно заметил Пол, – всего лишь пытаться выжить.

– Да к черту такую жизнь! – Саймон, все больше поддавался панике. – Мне она не нужна! Застрелите меня!

Он отвернулся и, уткнувшись в сгиб локтя, глухо зарыдал. Пол так вымотался, что истерика Саймона нисколько его не тронула.

– В моей Академии не учили выживать, – отчаянно выкрикивал парень, – Я не хочу медленной и мучительной смерти от голода, удушья, да и еще черт знает от чего! Не смотрите на меня так насмешливо, будто мы упали на курортную планету! Я не способен, я не хочу!..

Он снова попытался спрятать лицо, но у него не вышло – в свете прожектора он походил на актера, который находится перед публикой на сцене. Теперь он выглядел донельзя жалко.

Крейг покачал головой, приблизился к хрипло всхлипывающему Саймону и, наконец, заключил его в объятия. Тот мгновенно затих и взбрыкнулся, пытаясь освободиться, но Пол отпустил его только тогда, когда удостоверился, что истерика у парня прошла окончательно.

Смущенный донельзя Саймон прятал глаза. Однако, Пол, не обратил на это ни малейшего внимания.

– Без холодильных установок продукты испортятся через сутки,

Они пытались оценить ущерб, не выходя из рубки. Саймон не успевал подготовиться к плохим новостям: они сыпались, словно из рога изобилия.

Полуфабрикатов и консервов хватит максимум на пару месяцев, чистая вода без фильтрации закончится через неделю. А уж о ремонте силовой установки в полевых условиях не могло быть и речи.

– Мистер Крейг, вы до сих пор не считаете наше положение критическим? – с изрядной долей сарказма поинтересовался Саймон. – Я все еще мечтаю о той пуле.

Пол бросил на парня тяжелый, недобрый взгляд и произнес:

– Умирая, любой из нас утащит за собою в могилу и другого. Пока мы вдвоем – у нас еще есть шанс. Одиночество в такой ситуации – гарантированная смерть.

– Мы вынуждены выйти на поверхность, – решил Пол.

– Но мы не знаем, где находимся! Понятия не имеем, какие наверху условия! Пригоден ли воздух? И, в конце концов, неизвестно, день сейчас, или ночь? Капитан…

– Через шесть дней у нас не останется воды. Если ты знаешь, откуда можно ее достать, не выходя из корабля, то я слушаю твои предложения. – Пол скрестил руки на груди.

Саймон нехотя пожал плечами.

– К тому же, – продолжил Пол, – запас воздуха тоже не вечен. Мы должны приспособиться дышать местной смесью газов. Хотя бы попытаться.

– Вам страшно, Пол? – неожиданно спросил парень, внимательно глядя своими светлыми глазами в лицо капитана. Пол не удержался и фыркнул:

– Представь себе, суровым капитанам межзвездного плавания тоже иногда бывает страшно.

Саймон кивнул и проговорил:

– Что ж, раз все равно нет другого выхода… Я с вами согласен.

По коридору они проследовали из рубки к шлюзу номер три. Путь на поверхность предстоял нелегкий: автоматика не работала, и открывать двери люди были вынуждены исключительно силой рук.

Парень и капитан замерли перед первой дверью. Сбоку на стене располагался ящик со штурвалом для ручного открытия двери. Пол набрал в грудь побольше воздуха, рукояткой пистолета разбил стекло ящика, схватил обеими руками колесо штурвала, по форме напоминающую руль, и с натугой начал вращательные движения. Чтобы хоть на метр приоткрыть дверь, необходимо было прилагать недюжинные усилия.

– Эй, птенец! – Крикнул Пол Крейг. Пот заливал его глаза и капитан то и дело утирал капли рукавом. – Подойди. Нужна помощь.

Саймон живо подскочил к капитану и попробовал повертеть ручку в одиночку. Усилия увенчались весьма сомнительным успехом, что здорово развеселило Пола.

– Не строй из себя супермена, Уайт. Смотри: я берусь здесь, ты – здесь. На счет три начинаем вращать против часовой стрелки. Раз, два…

Они с силой навалились на штурвал. Послышался скрежет давно обветшавшего устройства. Сосредоточившись на действиях, капитан совсем не замечал того, что Саймон, случайно прикасаясь своими пальцами к его руке, краснеет.

Дверь приоткрылась примерно на метр: достаточная щель, чтобы пробраться в промежуточный отсек. Сев на пол, они утирали рекой струящийся пот.

– Отлично, Саймон. – похвалил Пол, – Осталось преодолеть таким способом еще одну дверь и шлюзовой люк.

Парень громко застонал, глядя на ладони: они сплошь покрылись волдырями. Пол хмыкнул и, опершись затылком о прохладный металл стены, прикрыл глаза.

Восстановив силы, они принялись за вторую дверь, потратив намного больше времени: боль в руках здорово тормозила процесс. Наконец, и это препятствие было преодолено: Пол и Саймон попали в шлюз.

– Капитан, остался только один люк, который находится у нас над головами? – полюбопытствовал будущий журналист.

– Да, и сейчас его предстоит открыть. Ну, не вешай нос – ты уже набрался опыта!

Наконец, и с этим люком было покончено.

Для защиты от астероидов корпус корабля–сухогруза состоял из двух частей: внутренней и наружной, разделенных пространством в два с половиной метра. При попадании какого–либо космического тела в корабль, наружная обшивка, играющая роль экрана, принимала на себя его удар.

По лестнице через люк в потолке они поднялись в пространство между частями корпуса. К стене крепилась небольшая легкая лестница, по которой Пол решительно взобрался к внешнему негерметичному люку.

– Будьте осторожны! – успел крикнуть Саймон.

Пол разблокировал запирающее устройство и распахнул люк.

+1
124
21:40
Интересный рассказ. Очень тяжело читать диалоги. Почему бы не написать каждую реплику с новой строки?
10:35
+1
Спасибо, что читаете!
Извините за сбой в форматировании, поправил.
10:44
Качественная проза! Чувствуется рука мастера. thumbsup
10:45
+1
Благодарю, но я лишь самоучка :)
11:05 (отредактировано)
На конкурсе НФ я бы такому рассказу поставила 10 из 10-ти. Кстати, уже начался конкурс НФ-2020. Смотрите новости сайта:
litclubbs.ru/news/1786-novaja-fantastika-2020-start.html
11:07
+1
Знаю. Я принимаю в нем участие с киберпанк-рассказом.
Благодарю за высокое мнение о моем творчестве!
11:08
+1
Удачи! Буду за вас болеть.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1