Сумасшествие - грань одиночества. Глава 3

Автор:
Эдуард Семагин
Сумасшествие - грань одиночества. Глава 3
Аннотация:
...– Мистер Крейг, вы до сих пор не считаете наше положение критическим? – с изрядной долей сарказма поинтересовался Саймон. – Я все еще мечтаю о той пуле.
Пол бросил на парня тяжелый, недобрый взгляд и произнес:
– Умирая, любой из нас утащит за собою в могилу и другого. Пока мы вдвоем – у нас еще есть шанс. Одиночество в такой ситуации – гарантированная смерть...
Текст:
Часть 2

Внутрь корабля тут же ворвался сухой и горячий воздух чужой планеты. Саймон закашлялся, а Крейг с замирающим сердцем окинул взглядом представший перед глазами пейзаж.

Повсюду, насколько хватало глаз, тянулась унылая картина безжизненной пустыни. Коричневато–ржавая долина с редкими островками могучих исполинских деревьев. Справа поднималась гряда скалистых гор, слева поблескивала мутная река, а впереди пейзаж не менялся вплоть до самого горизонта. Пыльный разреженный воздух проникал в легкие с трудом, не неся в себе достаточного количества кислорода. Капитан дышал часто, утирая с лица капли пота – температура окружающего мира приближалась к сорока градусам. Он понятия не имел, какое сейчас время суток, по местному светилу определить это не представлялось никакой возможности. Пространство заливал голубоватый свет «солнца», а на раскаленном небе едва различимо проступали очертания крошечной луны.

– Пол, ну что вы видите? – откашлявшись, не выдержал Саймон.

Капитан не ответил, спустился по лестнице вниз и немного постоял, восстанавливая сердцебиение – резкие движения в совокупности с бедным на кислород воздухом вызывали головокружение.

Подойдя к отсеку с аварийным трапом, он взломал пломбу и вытащил гигантскую нейлоновую лестницу, свернутую в плотный тюк. Один конец лестницы был намертво прикреплен к корпусу корабля.

– Ну–ка, помоги мне, – скомандовал Пол, вновь взбираясь к люку. Саймон подал ему сверток, и капитан с силой швырнул его наружу. Корабль врезался в почву под наклоном и с одной стороны зарылся в нее. Пол рассчитывал использовать лестницу как страховочный трос при спуске по гладкому металлу обшивки.

– Пол, мы спускаемся? – полным готовности голосом спросил парень.

– Я спускаюсь. А желторотые птенцы до поры до времени остаются в гнезде, – с этими словами капитал Крейг вылез на внешнюю поверхность своего корабля. Ему предстоял нелегкий, полный неизвестности путь длиною в двести метров.

Держась за лестницу, Пол медленно двинулся вниз. Обшивка была очень скользкой и практически не сцеплялась с подошвами ботинок. Это, а также невозможность надышаться вволю, жара, пыльный ветер и головокружение от физической нагрузки составляли серьезную преграду быстрому спуску.

Где–то на середине пройденного пути Пол Крейг внезапно зацепился за не до конца раскатанную лестницу и вместе с ней прокатился кубарем добрых десять метров. Подобная неловкость была ему совершенно не свойственна, и капитан с тоской подумал, что выживать в этом чуждом и непригодном для человека мире будет очень непросто.

Наконец, спуск был закончен и Пол ступил на песчаную почву: подошвы тут же утонули в пыли. Он огляделся, нет ли неожиданной опасности, но все вокруг было спокойно и совершенно безжизненно. Вдали, метрах в трехстах, текла река, и Пол решил, что важнее воды сейчас ничего нет.

Осторожно ступая по мягкой, словно мука, пыли, капитан медленно отдалялся от покореженного корабля. Его неторопливость была вызвана не только нехваткой кислорода, но и неизвестностью. Несколько раз прямо из–под ног выскакивали какие–то мелкие существа, похожие на гибрид паука и скорпиона. Чертыхаясь, Пол резко сворачивал в сторону, чтобы не наступить на этих неизвестных и, возможно, опасных, созданий.

Раньше при посещении чужих планет Пола с головой накрывало ощущение триумфа, осознание принадлежности к немногочисленной касте избранных, которые удостоились чести протаптывать новые тропинки. Но сейчас никакого восторга он не испытывал. Сейчас он с трудом сохранял спокойствие – участившееся сердцебиение вызывало удушье.

Оглядываясь по сторонам, Пол подошел к каменистому берегу. Обрыв не был крутым и высоким, и это слегка его приободрило. Но лениво перекатывающиеся волны были слишком мутными и желтыми, чтобы воду можно было принять за пригодную для питья. Ил на камнях жирно поблескивал под голубым солнцем.

Пол вытащил из кармана заранее припасенную пробирку и зачерпнул воды для пробы. В их теперешнем положении не приходилось привередничать – любая незараженная радиацией вода вполне подходила для поддержания жизни.

На обратном пути к кораблю он старался не трясти пробирку и обнаружил, что осадок довольно быстро опустился на дно, оставляя на поверхности более–менее чистую жидкость. Пол сложил образец в карман и приготовился к изнуряющему подъему.

Пот застилал глаза, пересохшее горло немилосердно саднило. Шаг за шагом капитан поднимался наверх, все отчетливее понимая, что подобных перегрузок их организм не выдержит. Нужно было что–то решать: либо перебираться вниз, либо… Оставаться в корабле было безопаснее, но проложить водопровод, к сожалению, не представлялось возможным.

С такими мыслями Пол, жадно глотая воздух, ввалился в открытый люк корабля. Сидящий на полу Саймон в мгновение ока вскочил на ноги и покачнулся, не рассчитав сил.

– Пол, обрисуйте ситуацию! – почти требовательно заявил он.

– Погоди, вот только отдышусь, и сразу же напишу тебе о разведке подробный рапорт, в трех экземплярах, – съязвил капитан.

– Я имею право знать, с чем мы столкнулись, – твердо продолжал гнуть свою линию парень.

– Я скажу тебе так: мы столкнулись с куском дерьма в галактических масштабах и закопались в его поверхность носом корабля, – Крейг сидел на полу, удобно опершись спиной о стену, и отдыхал.

– Я понял, – озадачено протянул Саймон. – Как обстоят дела с водой?

Капитан достал пробирку и молча протянул ее Саймону. Тот с минуту задумчиво разглядывал всколыхнувшийся осадок, да так, что Пол проникся к парню даже неким уважением и уже собирался спросить, не знает ли тот хотя бы самый простой способ провести анализ на пригодность к питью, как вдруг Саймон откупорил крышку и жадно хлебнул воды, чем начисто уничтожил зарождающееся к себе уважение.

– Идиот! – рявкнул капитан, вскакивая и вырывая пробирку из рук парня. – Идиот с куриным мозгом! Я хотел проверить воду дозиметром, но теперь, похоже, достаточно просто ждать, наблюдая за тобой: пить можно, если не подохнешь!

– Но ведь показания спектрометра… Мы ведь все равно уже облучены.

– С этим облучением еще можно жить, – буркнул Пол.

– А наш реактор?

– Он не пострадал при падении, вроде бы, да и резервуары с отработанным топливом целы, иначе под кораблем уже было бы озеро. Но в любом случае, существуют правила выживания, и я требую, чтобы ты придерживался их и не рисковал собою попусту. Это ясно?

– Так точно, сэр!

Показания дозиметра оказались в пределах нормы. Вода была грязной, с сильным известковым привкусом, но пригодная. Это так обрадовало Пола, что он начал тихонько насвистывать гимн МТК.

Саймон молча сидел неподалеку, стараясь лишний раз не провоцировать капитана, но, заметив, что настроение Пола улучшилось, решился спросить:

– Какими будут наши следующие действия?

– Я планирую запустить радиостанцию. Поищу запасные аккумуляторы.

– Вы ведь успели послать сигнал о бедствии? – полуутвердительно спросил Саймон, внутренне холодея от нехорошего предчувствия.

– Послать–то я его послал, – досадливо крякнул Пол, – сразу же после включения тревоги. Но тогда ведь мы еще не знали, куда сядем. Не было точных координат. А, как у нас говорится, чем точнее адрес…

– А если радиостанцию не оживить – нас не найдут?!

– Без паники, эй. Им известен приблизительный сектор…

– Приблизительный? – с горьким смешком переспросил парень, – разве этого достаточно, чтобы найти песчинку в космосе?

– Искать будут не людей, а корабль, он заметнее. Поэтому нам не рекомендуется его покидать, – назидательно поучал кэп. – Это во–первых. А во–вторых…

– Ну не томите, Пол, я уже ко всему готов! – досадливо поторопил Саймон.

– МТК оценила наш рейс по шкале риска, – нехотя проговорил Пол, – значение ноль целых и семьдесят девять сотых. Риск очень высок, но до критической отметки, которая отменяет полет, увы, не дотянул… А раз так, то отказ от задания грозил нам увольнением. Так вот, затраченные на поиск средства будут куда выше вложенных в сам рейс. Боюсь, им гораздо проще объявить нас с Лайоном героями и вывесить наши портреты в Галерею Преждевременно Погибших…

Взгляд Саймона выражал недоверие пополам с ужасом.

– Да бросьте, Пол, неужели нас сознательно оставят здесь погибать?..

– Нет… Нет! Ну–ка, не вешай нос! Спасут нас, а уж если не нас, так ценный корабль–металлолом точно! Но ты будь готов к тому, что нас не отыщут завтра или послезавтра. Если Земля получила наш сигнал, и если они уже в пути, то им нужно как минимум полгода. Возможно, – Пол почесал затылок, – они связались с Тархе, но и тем тоже времени нужно месяцев пять. Поэтому пока прозябать нам здесь.

– Самое главное, чтобы наш сигнал был получен, – обеспокоено пробормотал Саймон. Разговор с капитаном поселил в нем неуверенность.

– А станцию я хочу запустить для того, чтобы послать сигнал случайным кораблям. Эта трасса, конечно, не перво– и, даже не третьестепенная, но вдруг повезет?..

– Я могу вам помочь?

– Думаю, да. Нужно спуститься в рубку и начать поиски аккумуляторов со шкафа с амуницией.

На спуск по накрененным лестницам корабля и на поиск батарей для радиостанции ушло несколько часов. Прожектор освещал рубку, как и прежде, хорошо, но Пол прекрасно понимал, что это не продлится долго. И он, как мог, экономил энергию, периодически отключая его.

Кинув взгляд на Саймона, Пол отметил, что парень валится с ног от усталости. Корабль потерпел бедствие в шесть часов вечера по бортовому хронометру. Прошло уже довольно много времени, и Пол пришел к выводу, что они не спали уже около суток. Пожалев парнишку, капитан решил оставить сбор радиостанции на потом.

– Саймон!

– Я здесь, сэр! – делано бодро отозвался тот сонным голосом.

– Команда отбой. Сходи на палубу Е и принеси два спальных мешка. Расположимся в коридоре палубы D – в рубке Лайон…

– Да, но… Капитан, вы же не собираетесь спать в мешке?! В корабле душно, как в…

– Быстро за спальниками! – прикрикнул Пол, – при крушении на незнакомой и возможно враждебной планете Разделом семь Устава космолетчиков предписано использовать спальные мешки, которые входят в комплект корабля. Они выполнены из специального материала и могут защитить от различных опасностей, в том числе – укуса неизвестных насекомых, которых я, кстати, видел собственными глазами.

– Но, Пол, жарко! – почти взмолился Саймон.

– Если бы в Уставе было предписано после крушения включать печку – мы бы ее включили, – железным тоном отрезал Пол, – или, в нашем случае, развели бы костер.

Парень хмыкнул и понуро побрел на палубу Е.

Саймон проснулся отдохнувшим. Весь стресс предыдущего «дня» слегка поблек и стал почти посильным. Он чувствовал голод, жажду и радовался, что до сих пор жив.

Пол, по–видимому, не спал уже давно. Он успел спуститься в кладовую и принести пластиковые контейнеры с едой. Рядом стояло несколько канистр с чистой водой из корабельных запасов, и парень сделал вывод, что капитан побывал в кладовой не раз.

– Пришел в себя? – усмехнулся Пол. – Стол сервирован и завтрак подан.

– Сколько я спал?

– Двенадцать часов. Вполне достаточно, чтобы отдохнуть.

– Что там?.. – Саймон не закончил фразу, но капитан его понял.

– За бортом царит восхитительной красоты ночь. Поешь – и сам поднимись поглядеть.

После завтрака они вдвоем поднялись к наружному люку, и Саймон с замиранием сердца впервые взглянул в бесконечное пространство чужой планеты.

Ночь и правда была прекрасной. По небу медленно плыли три крохотные луны, которые светили на удивление ярко. Пустыня периодически вспыхивала блеском – свет лун отражали гладкие камни и глянцевые спины ночных жуков. Жуки размером с кулак, посверкивающие отраженным светом и собственными фосфоресцирующими частями тела, летали с огромной скоростью, и Саймон всерьез опасался с ними столкнуться.

Небо резко расчерчивал напополам яркий рукав галактики, местный Млечный путь. Знакомые созвездия едва угадывались. Самым красивым в этом пейзаже был сам свет звезд зеленоватого оттенка – атмосфера планеты, полная пыли, рассеивала его именно таким образом.

Саймон зачарованно разглядывал мир, застывший в ночном великолепии. Горячий ветер не нес свежести, но пот на теле постепенно высох – ночь все же была прохладнее испепеляющего дня.

– Мне кажется, нужно дать имя этому миру. Как считаешь? Раз уж наш бортовой компьютер обесточен и доступа к базе данных нет, то я, как капитан–первопроходец, имею на это полное право. Как тебе вот такое…

– Позвольте мне, Пол, – выпалил Саймон с неожиданным энтузиазмом. – Разрешите, я дам ему название? На вашем счету уже достаточно открытий, а для меня это впервые.

Слегка ошалев от такого напора, Пол растерялся и кивнул.

– Я хочу назвать эту планету Исто́н. Да… Истон.

– Это еще что такое? – Приподнял брови капитан.

– Да, собственно, ничего. Просто неплохо звучит, а что – вам не нравится? – смущенно спросил Саймон, ему очень хотелось, чтобы капитан его поддержал.

– Слышал я и похуже, – буркнул Пол, спускаясь в люк. – Пойдем, у нас много работы.

Саймон в последний раз окинул небо и долину взглядом и поспешил за ним.

Следующие десять часов они потратили на поиск аккумуляторов, разгребая крошево из приборов и аппаратуры. Кое–как портативная радиостанция была собрана. Пол, нахмурив брови от нервного напряжения, разглядывал разбитую в щепки рацию станции.

– Пол, только скажите честно, насколько это плохо? – спросил Саймон, не до конца понимая, чем это грозит.

– Плохо, но не настолько, чтобы я повесил нос и уподобился тебе. Нам снова предстоит работа, гораздо более адская, чем до этого. Нужно будет в библиотечном отсеке отыскать инструкцию к радиостанции, освежить в памяти команды, а после запрограммировать ее на бесконечно повторяющийся сигнал SOS. И все это – экономя энергию аккумуляторов.

– И что – это реально сделать с нашим единственным прожектором? – в голосе Саймона явственно звучал страх.

– Ну, почему с единственным? Вчера я нашел два мощных карманных фонаря, поэтому дело пойдет быстрее.

Саймон пожал плечами и предпочел не выказывать сомнение. Выбора у них все равно не оставалось.

– Капитан, кажется, теперь я понимаю, почему бумажные книги ничто не заменит, – глубокомысленно произнес Саймон, роясь в библиотечных завалах выше его роста.

– Да ну?

– Конечно. Их специально грузят на корабль, чтобы при катастрофе, если нет электричества, можно было разжечь костер.

Пол даже замер на секунду, а после посветил фонариком в лицо парню, чтобы убедиться, серьезно ли тот говорит, или изысканно шутит.

– Уайт, лучше заткнись и продолжай работу.

– А что я такого сказал? – обиделся Саймон. – Может, это и хорошая база данных, но здесь придется провести несколько лет, прежде чем отыщется хотя бы малейшая информация о том, куда мы рухнули. Поэтому основную функцию эта груда книг не выполняет…

– Уайт, я еще раз повторяю – продолжай работать молча. Мы тратим силы и аккумуляторы впустую.

Капитан знал точно, как выглядит необходимая книга, но Саймон лишь приблизительно понимал, что ищет. Под определение «небольшая желтая брошюра с инструкцией» здесь подпадало сорок процентов макулатуры. К тому же, в искусственном освещении фонарей цветоопределение становилось существенной проблемой.

– Гм–гм, – задумчиво кашлянул капитан, спустя еще два часа молчаливых поисков. – Кажется, то, что надо.

Саймон облегченно вздохнул и приблизился к Полу, чтобы заглянуть через плечо. Пол внимательно изучал оглавление.

– Не совсем то, конечно, но это – свод универсальных кодов, и модель нашей радиостанции здесь есть. Ну–ка посмотрим…

– Может, выйдем на поверхность? Там светло, не будем тратить энергию.

– Чертовски хорошая идея, – похвалил Пол: он снова был в наилучшем расположении духа, разве что не напевал.

На изучение необходимых страниц ушло совсем немного времени. Капитан довольно быстро разобрался в командах, и вскоре радиостанция монотонно отсылала в космос бесконечно зацикленный сигнал о помощи.

Пол Крейг понимал, что шансы на помощь очень малы, если не ничтожны. Но, по крайней мере, они сделали все, что могли. Осталось самое сложное – выжить и дождаться помощь.

+1
57
11:01
Интересная история. Читается легко. Единственное замечание — дефисы, вместо них везде стоит тире.
11:10
+1
Спасибо вам большое!
С форматированием не все так гладко, но, думаю, дефисы и тире — это мелочи.
Загрузка...
Елена Белильщикова №1