МАГИЯ СТИХИЙ. Глава 27.

Автор:
kimmeriec
МАГИЯ СТИХИЙ. Глава 27.
Текст:

                                             СЕАНС 27.

К полуночи вещи были собраны, маги переоделись в одежду отшельников. Копыта лошадям обмотали тряпками, чтобы не цокали по булыжнику. Когда все было готово, лично Панас собрался проводить магов и Звенько до городских ворот.

Все прошло без сучка и задоринки. На улицах было пусто, и главное полная Луна, хоть и светила отраженным светом, но освещение было достаточным, чтобы без проблем добраться до городских ворот. Здесь Панас слез со своего коня, и скрылся в будке стражи. Пробыл совсем недолго. Вышел уже со стражником, который отворил калитку в воротах. Пришлось спешиваться и вести лошадей в поводу. Но и эта преграда преодолена.

Панас со всеми магами поручкался, а со Звенько обнялся.

- Если что, не поминай лихом. Сделал все, что мог.

- Панас, ты сделал больше, чем мог. И я это не забуду, - пообещал Звенько, последним покидая город.

За стеной все вновь уселись на коней. К коню Звенько был привязан пятый конь, на который сгрузили всю ненужную на данный момент поклажу. Отъехав от города километра два, снова спешились, сняли с копыт тряпки. После чего помчались подальше от города, который встретил их весьма негостеприимно. Правда, вскоре, перешли на рысь, жалея лошадей. Так продолжалось почти до рассвета. Внезапно Грехем, остановил свою лошадь, слез с коня и приложился ухом к земле. После чего, подняв вверх удивленное лицо, заявил:

- Погоня! Честное слово, погоня. Идут галопом, человек десять.

- За нами? - спросил Звенько.

- Нет, правее километров пять.

- Вот же иуда этот Панас,- неожиданно разозлился Звенько. – Все-таки сдал нас с потрохами.

- Почему ты так считаешь?

- Да, потому, что он очень рекомендовал ту дорогу, по которой скачет погоня. Вы же помните, он говорил про банду Вырвиглаза. Я решил проверить, и свернул на дорогу, ведущую как раз в те места, где находится Вырвиглаз и его банда.

- Парень не спеши с обвинениями. Может быть, Панас совсем ни при чем. – Попытался остудить Звенько Ван Я.

- Но как они могли узнать, по какой дороге мы поедем?

- А если это единственная безопасная дорога? Ты об этом не подумал? И если это так, то сдать нас могли и стражники. Наверняка они видели, по какой дороге мы поехали. Так что не все так однозначно.

- Ладно, это все философия. Делать то, что будем? – встрял Грехем.

- Ну, с этим проще, - ответил Звенько.- Кладем лошадей наземь, и сами прячемся за них.

- А Луна? Гляди, как светит.

- Светит хорошо, но она сзади нас, значит, светит догоняющим в глаза. К тому же, ночью, как известно, все кошки серы. Так что они вряд ли нас обнаружат с такого большого расстояния. Кладем лошадей, и ждем, пока погоня удалится на приличное расстояние. А мы с каждым километром будем от них все время удаляться. Так что вряд ли они нас догонят.

- А вот интересно, за кем гонятся? За тобой, Звенько, или за нами?

- Скорее всего, именно за вами. Если судить по тому, как быстро была организована погоня. Явно чувствуется сильная рука, направляющая погоню.

- Кстати, Звенько, ты так и не рассказал, за что же тебя хотели убить в корчме на постоялом дворе? – спросил Ван Я.

- Это все козни первой жены отца. Она родила ему четырех сыновей. Но, то ли сама ведьма что-то прознала, то ли кто нагадал, но она считает, что хоть я и девятый сын отца, а быть мне на троне. А ее детей перебьют как мух. Ну и взъелась на меня вздорная баба. Кстати, идея с отдачей именно меня в залог когану коздаров была ее. Очень меня ненавидит. Можно сказать, лютой ненавистью.

- Да, женщины на это способны, - прокомментировал Грехем, который большую часть дороги отмалчивался. И столько в его голосе было боли, что сразу стало ясно, что побудило Грехема уйти в отшельники.

Остаток ночи проехали спокойно. А когда сзади заиграли солнечные блики, предвещая жаркий день, впереди на горизонте показались горы. Высокие пики были покрыты снегами.

- Каф-коф, - выдохнул Звенько.- К ночи будем в надежном месте.

Но срываться с места никто не стал. Взошедшее солнце стало накалять воздух до такой степени, что он стал, будто струиться. Уго вспомнил наставления Вангры о том, что нужно ощутить струение воздуха, увидеть эти струи воочию. Тогда ими можно управлять.

Но Уго не стал магичить, памятуя о том, что за ним следит не кто-нибудь, а Совет Девяти, который, возможно послал ту погоню, что они видели в ночи. И наводить их на группу магов было себе дороже.

За день горы серьезно придвинулись, стали выше и выглядели грознее. От них так и дышало мощью. А снежные шапки стали довольно большими.

Уже к ночи, маги и Звенько выехали к крепости. Впрочем, эту крепость можно было смело назвать крепостицей, настолько она была мала. Крепостица примостилась среди камней отрога горы. Длина стены не превышала метров пятидесяти. И это при высоте стен до пяти метров. Крепостица как бы прилепилась к горе, подобно тому, как птицы лепят свои гнезда под крышами. И если внизу стены крепости были до пяти метров в высоту, то чем дальше вверх, стены становились ниже и ниже. Хотя и на высоте, они превышали три метра.

Когда Ван Я увидел крепостицу, он засомневался, что в ней живет достаточно людей для обороны. Уж слишком мала, чтобы вместить много людей.

Звенько горестно вздохнул.

- Это беда сколотов. Когда-то наш народ гордился крепостью и сплоченностью родов. Тогда мы выходили победителями практически из каждой битвы. Но легендарные цари, под руководством которых были одержаны победы, кто убит в битве, кто отошел в мир иной по старости. Власть царей все время ветшала. Начался разброд среди родов. Каждый мнил себя выше другого. Вот тогда и начался великий раскол. Многие роды откололись от основной массы сколотов, ушли в горы и стали строить вот такие крепости, как вы видите. Фактически замкнулись в себе… и стали вырождаться. Крепость, которую вы видите, перестраивали раз пять, все время уменьшая, поскольку защитников становилось все меньше. И не потому, что степняки выбивали мужчин. Нет, стало меньше рождаться мальчиков. В некоторых крепостях женщины занимают места мужчин, поскольку мужчин не хватает.

Некоторые вообще отказываются жить в родовом поместье, сколачивают банды, и грабят всех подряд. Здесь, например, старший рода Иван Вырвиглаз. Нет, это не тот разбойник, о которой говорил Панас. Это его прадед. А вот родственничек отказался защищать родовое место, ушел в разбойники, заявив, что сам себе создаст новую вотчину. Остальное вы знаете.

В это время они подъехали к крепости. Постучав в почерневшие от времени ворота, Звенько стал звать постояльцев крепости, называя себя по имени. С одной из башен, а и было их всего две – по углам нижней стены, выглянул воин.

- Звенько, ты что ли, в самом деле?

- Открывай уже, Боянко. Мы проделали долгий путь.

- А кто с тобой, Звенько?

- Это друзья. Они отшельники, возвращаются из паломничества к святыням.

Ворота заскрипели, и друзья въехали на территорию крепости. Внутри было всего одно здание, которое можно было назвать жилым. Было оно двухэтажным и занимало почти всю свободную площадь крепости. Слева прилепились конюшня и кузня, справа были сараи для скота.

На приезжих выбежали посмотреть, чуть ли не все жители крепостицы. А и было их навскидку не более сотни, включая женщин и детей.

Со второго этажа, под руки свели еще крепкого старика, который держал в руках посох.

Звенько соскочил с коня, опустился на колени перед стариком:

-Здравствуй, дедушка. Это я, Звенько. Ты должен меня помнить.

Старик ощупал голову и лицо Звенько.

- Как же, как же, конечно, я тебя помню. Ты сын царя Додонаха. Я еще помню, как ты ехал в полон коздарам. А сейчас, значит возвращаешься?

- Да, дедушка, вышло мое время. Так что возвращаюсь. Со мной едут три святых отшельника, которые совершали паломничество к святым местам в далекой стране Тхинди.

- Друзья наших друзей, наши друзья, - сделал широкий жест старик. - Вы надолго?

- Нет, дедушка, переночуем и поедем дальше.

- А то бы оставались. Этот кабездох опять где-то неподалеку лютует, и не приберет же его к себе Творец.

- Ты о Вырвиглазе, дедушка?

- А о ком же еще? Позорит родовое имя. Ведь оно было дано нашему пращуру за то, что в бою вырвал глаз у самого заморского царя… э-э-х… А ведь был таким хорошим мальчиком.

Старик по случаю приезда дорогих гостей объявил пир на весь мир. Это означало, что сегодня все семейство соберется за столами, которые выставят во дворе. Потому народ засуетился, женщины побежали на кухню готовить, а мужчины, свободные от вахты, стали собираться во дворе, поглазеть на приезжих, посудачить.

Пока готовился пир, Звенько решил познакомить магов с внутренностями крепости.

- На первом этаже живут женщины и дети. Здесь же кухня, и подвалы для припасов. Второй этаж чисто мужской. Это удобно хотя бы потому, что как только загудит тревожное било, мужчины сразу из спален выбегают на мостки, которые, как вы видите, идут вдоль стены всей крепости. Охрана повсеместная всего четверо мужчин, по два в двух башнях. Один смотрит в одну сторону, другой в другую. Меняются через четыре часа.

- Судя по всему, мужчин не больше трех десятков. Ты хочешь сказать, что они почти каждый день на страже? – вмешался Ван Я.

- Да, так получается. Это не дает расслабиться, потому что набеги степняков и разбойников год от года случаются все чаще.

- И когда-нибудь эту крепостицу возьмут приступом. И вырежут всех поселенцев.

- Слишком мрачно, Ваня, но вынужден с тобою согласиться.

- Печально, особенно учитывая славу сколотов, которая гремела многие столетия в разных частях Ойкумены.

- Так проходит мирская слава, - дал комментарий Грехем.

- И что ничего нельзя исправить? – вопросил Уго.

Звенько только глубоко вздохнул.

- В царском дворце идет грызня между женами, за право на престол. Ведь все знают, стоит отцу преставиться, то тот, кто займет его трон, тут же казнит остальных претендентов. Везде сплетни и слухи. И во главе всего этого стоит первая жена отца, которая всех ненавидит. Она бы уже давно отравила отца, но боится, что войско не поддержит ее сыновей. А без поддержки войска они не просидят на троне и недели. Так что сейчас она занята сколачиванием отрядов, которые подчинены только ее сыновьям. Думаю, вы понимаете, кто идет в эти отряды.

По команде старика – главы рода, из всех комнат тащили все, что похоже на столы и стулья или табуреты. Принесли даже несколько лавок. Столы расставили буквой «П» с небольшими загибами. Уго прикинул количество усаживающихся за столы, и с прискорбием признал, что Ван Я оказался прав: за столом сидело не больше сотни человек. Причем мужчин, что сидели справа от старика было не больше трех десятков. Конечно, были еще и постовые. Но все равно этого слишком мало, чтобы род существовал без проблем.

- А где же у них огороды и сады? С чего они кормятся? – Спросил Уго у Звенько, который сидел рядом.

- Слева от крепости наносили земли из долины и разбили на участки, каждому досталось по небольшому клочку. Впрочем, завтра все увидишь. Мы как раз в эту сторону поедем.

- А если налетят разбойники и потопчут урожай?

- Ну, род-то не вымрет. У них в подвалах запасов года на два. К тому же мужчины ходят охотиться на горных козлов, правда, недалеко и ненадолго.

В это время внутрь буквы «П» вошел мужчина, неся перед собой огромный рог тура. Судя по тому, как рог нес мужчина, рог был полон. Дойдя до старика родоначальника, мужчина поклонился и вопросительно посмотрел на главу рода.

Тот кивнул в сторону магов.

- Передай кубок нашим гостям. Пусть попробуют, какое у нас вино.

Виночерпий вновь поклонился и повернул к тому месту, где сидели маги.

- Звенько, а что нужно делать с кубком? – Спросил Ван Я.

- Встать, принять кубок, произнести тост и выпить кубок до дна.

- Тогда я, пожалуй, попробую, - сказал Ван Я.

Он встал, с поклоном принял кубок и держа его на вытянутых руках стал произносить тост.

- Еще вчера мы даже не знали, что есть такой благословенный край, в котором мы очутились благодаря воле богов. Мы очарованы гостеприимством наших хозяев, которые с этого момента стали нашими друзьями. Я желаю всему роду Вырвиглазов здоровья, долгих лет жизни и благополучия. Пусть ни одна беда-нудьга не коснется этого дома, а сам род будет процветать и развиваться. За вас друзья!!!

С этими словами, Ван Я приложился к кубку и стал пить вино… до конца.

Выпив, он наклонился к магам и тихо спросил:

- Как я сказал?

- Хорошо сказал, душевно,- откликнулся Грехем. – Меня даже слеза прошибла.

- Да? Это ладно.

Подняв голову, Ван Я уже в голос сказал.

- Уго принеси наш бурдючок.

Уго удивился, но вылез из-за стола и принес тот самый бурдюк непроливайку, что им подарили наездники драконов.

Ван Я подставил рог:

- Лей сюда.

Когда рог снова был наполнен, Ван Я поднял рог.

- Пусть будет благословенна эта земля и люди, которые на ней живут и ее обрабатывают. Предлагаю вам немного вина из далекой страны Тхинди. Это вино целебное, старикам прибавляет сил, молодым, здоровья, залечивает внутренние и внешние болячки. Предлагаю пустить рог по кругу, чтобы хватило всем хлебнуть хотя бы глоток.

С этими словами Ван Я передал рог виночерпию, который сказал

- Предлагаю начать с Ивана Вырвиглаз, который долгие годы руководит нашим непростым семейством.

Он передал кубок одному из сопровождающих старика. А тот аккуратно поднес рог ко рту родоначальника. Тот хлебнул глоток, хлебнул другой.

- В самом деле, вино прекрасное. Ну-ка, Стецько, хлебни и ты этого вина и пусти рог по кругу. Пусть все попробуют и оценят.

Рог пустили по кругу. И все, попробовав хвалили его за душистость, легкую крепость, хорошее послевкусие. Когда рог, обойдя всех, вернулся к виночерпию, рог по-прежнему был полон.

Виночерпий был поражен и вопросительно посмотрел на Ван Я.

- Это наш подарок гостеприимным хозяевам. Вино в этом кубке будет до тех пор, пока его касаются руки людей с чистой душой и незапятнанной совестью.- Ответил на немой вопрос Ван Я.

Со всех сторон раздались крики радости.

А Ван Я добавил.

- В лютую стужу стакан этого вина, слегка нагретый и с добавлением специй, поможет согреться. Что поможет вашим славным воинам во время их нелегкой службы и не даст заболеть. Детям тоже можно давать это вино, в случае простуды и тоже с пряностями. Но по чуть-чуть, что вина, что пряностей, Во всем нужно знать меру.

После этих слов поднялся родоначальник.

- Благодарствую, дорогие гости. Услышали боги мои молитвы, и прислали настоящих кудесников, которые своим лекарством спасут род от вымирания. Пусть ваш путь будет легким, а мысли светлыми.

И старик поклонился магам в пояс. После этого разогнулся, и кивком приказал виночерпию унести этот рог подальше. Виночерпий быстро сориентировался, и уже через пять минут вышел с другим рогом, поменьше.

Он предложил рог соседу старика, тот сказал тост о здоровье дорогих гостей и успехов им в пути, отхлебнул и передал рог виночерпию. Виночерпий пустил рог по кругу, так что здравиц магам было много. Пришлось выступить и Грехему. Он поблагодарил за гостеприимство, и пожелал хозяевам долгих лет жизни.

Уго, между тем, толкнул Ван Я в бок:

- Что ты сделал с той водой, что я налил из бурдюка?

- Вино, - просто ответил Ван Я.- Мне вспомнилось одно чудное вино, которое я пил в Тхинди. Вот я его и воспроизвел. Ну и немного добавил целебных свойств. Видишь, как старик и другие воодушевились. Разве это плохо? Пусть хотя бы сегодняшний вечер будет для них счастливым.

- А ты не думаешь, что они забросят все дела, и только и будут, что пить твое вино?

- Ты невнимательно слушал. Я ведь обставил питие вина двумя условиями: чистыми помыслами и условиями применения для больных и тех, кто на службе. Судя по всему, Иван Вырвиглаз мудрый старик, и правильно понял мои намеки. А если нет, кто им лекарь?

- Какой ты мудрый, - восхитился Уго.

- А ты как думал? – отпарировал Ван Я.

После этого они навалились на еду, которую им подсовывали добродушные женщины рода. Здесь, пожалуй, не было только изысканных блюд, типа салата из соловьиных языков. Но вся пища была здоровой, хорошо приготовленной. Так что маги поглощали ее немеренно, памятуя о том, что у них впереди длинный путь. Женщины же радовались, глядя на такой аппетит гостей, и старались подсунуть что-нибудь вкусненькое.

На небо взобралась полная Луна, и казалось, тоже радовалась. Ее свет был очень ярким, неземным, на что Уго обратил внимание Ван Я.

- Ого, Луна приблизилась к Земле на максимально возможное расстояние. -Ответил Ван Я.- Посмотри, ее диск стал гораздо больше вчерашнего. Эта примета сулит нам перемены.

- Хорошие?

- Всякие. Это все-таки Луна, т.е. женского рода. А женщины – это неистощимый кладезь, что плохого, что хорошего.

- Хм-м, обрадовал, - скептически ответил Уго.

- Откровениями о Луне или о женщинах?

- И тем, и другим. А что ты имеешь против женщин?

- Упаси меня, от подобного к ним отношения. Возьмем ту же Луну. Это сегодня она вся такая благолепная. Но смотреть нужно по завтрашней ночи. Если Луна останется такого же цвета, как и сегодня, значит, дорога будет благоприятной. А если завтра выйдет багрового оттенка, жди неприятностей. Вот так и женщина. С ней не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Например, приходишь домой и видишь, что жена ходит как грозовая туча. Ты, как примерный муж, сначала пытаешься узнать, в чем дело. А когда ничего не выходит, стараешься ее развеселить, поднять ей тонус. В результате, получаешь скандал и испорченное на весь вечер настроение. И уже ночью узнаешь, что жена переживала по поводу сломанного ногтя. Такие дела, брат.

Тем временем, пир постепенно пришел к своему завершению. Тех, кто попьянее, отвели в спальни. Причем, как мужчин, так и женщин. Те, кто покрепче, стали выносить из дома сколоченные из дерева настилы и состыковывать их в единое поле и укладывать неподалеку от стены.

К магам подошел один из сопровождающих старика-родоначальника. Он тоже был стариком, но выглядел гораздо моложе родоначальника.

- Дорогим гостям предлагаем лечь спать на свежем воздухе. Ведь вам нужно выспаться перед завтрашним днем. Сейчас будут принесены перьевые перины, подушки и одеяла.

- Одеял не надо, - вставил Ван Я. – У нас свои.

- Пусть будет так, - согласился сопровождающий.

Пока они разговаривали, женщины вынесли две огромные перины и застелили ими настил. Мальчишки следом принесли четыре подушки, которые женщины положили в головах. Маги и Звенько вынули из мешков одеяла и застелили ими самодельные ложа.

- Я смотрю, - обратился Уго к сопровождающему, - у вас и щиты готовы, и приложение к ним. Часто пользуетесь?

- Нет, только во время осады. Чтобы не уходить с позиций и в то же время дать отдохнуть защитникам. Сами понимаете, что осада бывает долгой. Все это время не спать нереально. Но и оставлять позиции опасно. Вот Иван и придумал эти щиты. Располагаем их рядом с башнями, где есть мостки для того, чтобы взбираться на стену. И все свободные от дежурства, спят на этих щитах.

- Разумно, - сказал Ван Я. – как говорится, дешево и сердито.

Маги и Звенько разделись до нижнего белья и нырнули под одеяла. И даже полная Луна не помешала им заснуть, едва они смежили очи.

+1
23
06:04
+1
уже и до гор добрались, любопытно
Загрузка...
Наталья Маркова №1