Сумасшествие - грань одиночества. Глава 4

Автор:
Эдуард Семагин
Сумасшествие - грань одиночества. Глава 4
Аннотация:
...– Мистер Крейг, вы до сих пор не считаете наше положение критическим? – с изрядной долей сарказма поинтересовался Саймон. – Я все еще мечтаю о той пуле.
Пол бросил на парня тяжелый, недобрый взгляд и произнес:
– Умирая, любой из нас утащит за собою в могилу и другого. Пока мы вдвоем – у нас еще есть шанс. Одиночество в такой ситуации – гарантированная смерть...
Текст:

– Пол, я хотел спросить вас, – начал Саймон на следующий день после завтрака. Они попытались подстроиться под местное время и не засыпали, пока не наступила ночь. – Что дальше? Как наша жизнь будет организована дальше?

Они уже перетащили свои спальные мешки в пространство между внутренним и наружным люками. Внутри корабля без вентиляции было чертовски душно. А здесь по ночам иногда даже чувствовалось дуновение сухого ветра, который приносил незнакомые, иногда тревожащие, запахи. В любом случае это было лучше. Спальные мешки они положили вдоль стены: из–за наклона корабля в месте соединения пола и стены получился удобный угол.
– Для начала мы проведем ревизию запасов съестного и питьевой воды. Сам понимаешь, в нашем распоряжении только консервы и концентраты. Затем перенесем все это в ближайший коридор.
– Мы ужасно грязные. Как быть с этим?
– Этим займемся во вторую очередь. Думаю, недостатка в пустых канистрах у нас не будет. Будем набирать воду в реке, и отстаивать ее. При такой температуре воздуха нагреется она моментально.
Саймон невесело кивнул. На него снова накатил весь ужас и безнадежность сложившейся ситуации, и он в очередной раз подумал, что не верит в то, что это произошло с ним. Это просто дурной сон, сказка на ночь, но точно не реальность. Не его жизнь…
– Эй, не спи. Смотри, как все здорово устроилось. Не всем так повезло, слышишь?
– Да уж, новичкам везде везет, даже в космических катастрофах, – парень кивнул, стиснув зубы. Он очень старался успокоиться, но пока ему это плохо удавалось.
Весь день они были заняты тем, что перетаскивали еду и воду из кладовой в коридор. Оба устали, но дело было проделано великое. Окинув взглядом запас, Пол мрачно изрек:
– На пару месяцев хватит… При экономном употреблении, разумеется.
Вечер следующего дня прошел в плодотворных трудах. Днем они предусмотрительно спасались от палящего солнца внутри корабля.
Первое знакомство Саймона с поверхностью планеты свелось к огромному количеству ходок от реки к кораблю. Капитан сам наполнял канистры мутной водой, зорко разглядывая близлежащие воды: в любую секунду он был готов вытащить пистолет и уложить появившееся чудовище одним выстрелом.
Но ничего подобного не происходило. Возможно, чудовища затаились, выжидая удобного момента, но, скорее всего, их просто не существовало на этой планете. Пару раз вдалеке по воде шла рябь и доносились всплески, но не более того. В итоге они благополучно наполнили водой пятнадцать десятилитровых канистр.
После Саймон и Пол приняли импровизированный душ, поливая друг друга еще не сильно нагревшейся водой.
Спать они легли рано, едва лишь скрылось солнце – сказалась физическая усталость. Ужин практически не утолил зверский голод, поэтому самым мудрым решением было заснуть. Саймон даже не подумал залазить в мешок, он лег сверху, раздетый до пояса. Капитан сделал ему замечание:
– Что–то ты не на шутку осмелел.
– Капитан, так жарко мне было лишь однажды в детстве, когда отчим забыл выключить на ночь обогреватель. Тогда я проснулся от духоты с мыслями, что я в аду.
– Здесь примерно тот же ад. С той только разницей, что мы понятия не имеем, что нам может угрожать.
– Пол, простите, но я считаю, что некоторыми предписаниями Устава можно пренебречь. Хотя бы для того, чтобы не свариться заживо в этом проклятом мешке! – в сердцах выдал Саймон и отвернулся. Пол не нашелся с ответом.
– Гляди, что я нашел! – возбужденно крикнул капитан, показываясь из недр корабля: в эти несколько дней они старались как можно быстрее отыскать и перенести поближе к себе все необходимые вещи. Продукты портились от жары, вентиляция отсутствовала, и глубоко внутри корабля становилось все сложнее дышать.
– Электробритва? – заинтересованно почесал Саймон колючий подбородок. – Толку от нее?
– Что значит «толку»? – удивился капитан, – у нас в запасе есть несколько комплектов батареек. Если использовать их рационально, скажем, раз в неделю, то вполне может хватить…
Саймон не стал спрашивать, на какой же собственно срок пребывания рассчитывает Пол, вместо этого он хмыкнул:
– Зачем вам здесь бриться, Пол? Обычно в фильмах все люди, пережившие катастрофы, напрочь забывают о своей внешности. Отдыхают от цивилизации, наверное…
– Я до тех пор не теряю человеческий облик, до которых сам себе не позволяю этого сделать, – ответил Пол таким тоном, что Саймону стало стыдно. Больше он эту тему не поднимал.
Хуже всего дело обстояло с местной атмосферой, которая очень плохо подходила для земного организма. Периодические приступы головокружения и тошноты доставали обоих, а рвота стала вполне регулярным явлением. Но ни Пол, ни Саймон не признавались друг другу в этом, а так же в том, что сердце то и дело сбивается с ритма. Списывая все на стресс и усталость, они ждали, что после сна наступит улучшение.
В разговорах, физическом труде и попытке обустроить себе хоть малейший комфорт капитан Крейг и Саймон Уайт прожили около двух недель.
– Сегодня вечером я предлагаю отправиться на разведку.
– Куда? – подпрыгнул Саймон как ужаленный. – Мы пойдем вдвоем?
– Думаю, нам нужно держаться вместе. В любом случае, оставлять тебя сторожить корабль не имеет смысла. К тому же, отойдем мы совсем недалеко – вон те деревья, кажется, не дальше, чем в четырех километрах.
Саймон с серьезным видом кивнул и соорудил из тряпки что–то вроде банданы. Пол защищался от солнечных лучей капитанской фуражкой.
Путь предстоял изнурительный – косые солнечные лучи все еще припекали. Они шли по пыльной дороге неверным шагом, спотыкаясь, и иногда по щиколотку проваливаясь в красноватый песок. Насекомые, то и дело перебегающие им дорогу, издавали громкий стрекот и писк, что было весьма удобно: так Пол и Саймон могли не опасаться случайно на них наступить.
Наконец, они достигли цели – «леса» среди безжизненной пустыни. Флора планеты была представлена весьма любопытным и пока единственным из увиденных видом растений. Капитан и Саймон запрокинули головы, чтобы рассмотреть верхушки этих «деревьев» – каждое возвышалось метров на пятьдесят над землей. Изящный тонкий ствол без коры и ветвей казался полупрозрачным и очень хрупким, но по прочности не уступал принадлежащим земным деревьям. На самом верху – шапка пышной синей кроны. Огромные, размером с человека, свежие синие и, начинающие уже подгнивать, сиреневые листья, лежали ровным слоем на песке. Саймон наклонился и поднял один из них.
– На ощупь будто кожа! – удивленно заметил он.
– А если он ядовитый?.. – пробормотал Пол, но как–то без запала, он даже сам себе показался неубедительным.
– Да бросьте вы, – поморщился Саймон. – у нас все равно нет ни приборов для исследований, ни шансов вылечиться даже от самого простого отравления. Что же – так и будем из корабля даже носа не показывать? Как в таком случае выживать, когда закончится еда?
Пол предпочел оставить этот вопрос без ответа.
– Берегись! – вдруг крикнул он и толкнул Саймона в сторону. С резким свистом рядом с ними приземлился гигантский белый плод грушевидной формы, и, лопнув, обдал исследователей брызгами сока и мякоти.
Пол грязно ругался, быстро соскребая вязкую мякоть с рук и одежды сухим черенком листа. Саймон, взвесив «за» и «против» осторожно лизнул начавший высыхать сок.
– Послушайте, а ведь весьма недурно! Сладко.
Пол обернулся, оценил ситуацию и выругался еще злее.
– Тогда, когда ты хлебнул взятую на пробу воду – я списал это на неграмотность, неопытность, но жизнь, как я погляжу, тебя не учит ничему! Знаешь ли ты, что произошло с бортмехаником грузового «Тяжеловеса», когда они впервые сели на Коллор–17?
– Понятия не имею, – озвучил Саймон очевидный ответ.
– Он решил полакомиться инопланетными фруктами, которые росли прямо на территории космопорта. Едва у экипажа появилось свободное время для отдыха, он вышел в сад и отвел душу.
– Он погиб?
– Погиб. Через час поскользнулся на трапе и свернул себе шею.
Саймон согнулся пополам от хохота.
– Помолчи, я недоговорил! Для команды корабля подобная медвежья грация несвойственна и поэтому случай сочли достаточно странным. Труп подвергли анализу, и выяснилось, что те самые фрукты вызвали сильнейшее опьянение. Как если бы он выпил литр спирта. Это я рассказал к тому, чтобы ты понимал – не все смертельно, но не смертельное тоже может быть опасно, хотя бы даже своей непредсказуемостью. Знал ли тот бедный механик, каков будет эффект?.. Полагаю, если бы знал, то припас бы парочку плодов на время пути…
– Пол, я понимаю, вы прошли долгую, изнурительную подготовку, которая стала образом вашей жизни. Вы действуете четко по Уставу. Вы слишком много знаете, понимаете и поэтому лишний раз боитесь моргнуть, чтобы не проворонить опасность, но я ко всему этому просто не приспособлен.
– Ты, наверное, хотел сказать – «я слишком глуп».
– Как хотите. Я не боюсь, потому что не знаю, чего нужно бояться. Да и не хочу этого! Вот взять хотя бы этот фрукт. Кто–то из нас должен его попробовать, потому что нашу еду нужно разнообразить. А потом и вовсе перейти на местную. Так почему бы ни попробовать мне? Может, благодаря моей глупости ваши шансы выжить резко возрастут?
Чувствовалось, что Саймон устал бояться и готов пойти вразнос.
– Ну–ка, прекращай болтовню, – махнул рукой Пол и обошел дерево. Он не хотел показать, что тронут этой зажигательной речью.
Саймон зачерпнул горсть перезревшей белой мякоти с мелкими черными зернышками и отправил в рот. Фрукт оказался сладким, с легким солоноватым привкусом, и немного напоминал тыкву.
– Есть можно, – удовлетворенно кивнул он.
Пол сосредоточенно разглядывал гладкий светлый ствол дерева. Ему казалось, что он видит переплетение огромного количества капилляров, но он не мог утверждать это наверняка.
– Уже темнеет, – произнес он. – Нужно возвращаться.
– Согласен, – кивнул Саймон, но вдруг присел и посмотрел на ствол у самого его основания. – Это что такое? Кровь?
Пол присел рядом. Медленно, но заметно капилляры наполнялись темным соком, напоминающим кровь. Он бежал вверх по стволу, и дерево на глазах темнело, становясь бурым.
– Поразительно, – восхитился Саймон. – Это для того, чтобы питать крону и плоды? Но почему циркуляция не постоянна?
– Я, конечно, не ботаник, но полагаю, это из–за жары. Температура тут высокая, и чтобы не свернуться, сок до поры до времени прячется в корнях под землей. А ночью, когда прохладнее…
– Или, например, это такой камуфляж! Днем слепит глаза от солнца, и белое на фоне песка заметить сложнее. А ночью, в темноте, сложно заметить темное.
– Замечательная теория! – от души расхохотался Пол. – А кто, прости, нападает на деревья? От кого им прятаться?
Саймон выглядел сконфуженным. Капитан решил сгладить ситуацию:
– Впрочем, не думаю, что цвет стволов важен для нас. Пойдем, пора возвращаться.
– Погодите, вы слышите?
– Что именно? – нахмурился Пол.
– Ветра нет. А листья шелестят! – возбужденно проговорил парень.
– Послушай, возможно, ветра нет только здесь, а в тех слоях воздуха…
Пол осекся, заметив, что Саймон не слушает. Он крадучись обходил дерево и пытался рассмотреть что–то в кроне. Конечно же, это ему не удалось.
– Ты закончил? – слегка раздраженно осведомился Пол, его снова начало мутить.
Саймон кивнул и ускорил шаг, однако тут же подвернул ногу и охнул.
– Ну что опять?
– Я наступил на что–то твердое, – пояснил парень, потирая лодыжку. – на что–то такое… странное…
Бормоча это, он ползал по земле и шарил по ней руками. Наконец, найдя уплотнение, он принялся раскапывать песок. Пол присел рядом, чтобы помочь.
Их взору предстал вогнутый кусок древесины. Он был явно очень старым, а правильная форма предмета указывала на его искусственное происхождение.
– Это еще что за чертовщина? – Пол изумленно поднял брови.
– Похоже на часть какого–то сосуда. Посмотрите, какой большой! – Саймон захлебнулся восторгом. – Пол, мы что – здесь не одиноки?
– Не хочу тебя огорчать, – протянул Пол, – но, похоже, этой штуковине несколько веков. Возможно, здесь когда–то и была цивилизация…
Повисла печальная пауза, прерываемая лишь шелестом листьев. Наконец, Пол поднялся.
– Пойдем.
– Вчера в реке я заметил крупную рыбу, – Саймон и Пол сидели на земле, в огромной тени корабля и отдыхали от жары – поднялся небольшой ветер.
– Ты так уверен, что это именно рыба?
– Здесь ни в чем нельзя быть уверенным, – философски заметил парень. – и я предлагаю проверить.
– И как ты ее рассмотрел в этом болоте? – удивился Пол.
– Километра на два выше по течению вода гораздо прозрачнее. Что скажете – порыбачим?
– Нужно смастерить острогу. Я займусь этим, а ты – ловлей.
На том и сошлись. Пол отыскал в кладовой тонкий и легкий черенок от какого–то инструмента, и остаток дня посвятил его затачиванию. Затем он сделал несколько крупных зазубрин, чтобы пойманная рыба не могла соскочить, и первобытное орудие охоты было готово.
На следующее утро они двинулись к месту, которое выбрал Саймон. Там из воды торчало много плоских камней, и можно было заняться рыбной ловлей прямо с них, а не входить по колено в мутную опасную реку чужой планеты.
Парень занял позицию на одном из камней и принялся ждать. Пол присел на песок и лениво озирался по сторонам, стараясь, чтобы все подступы к ним просматривались регулярно и часто.
Несколько раз Саймон с силой опускал руку с острогой, но результатов не было. Сначала он громко проклинал резвую рыбу, но потом переходил на шепот, чтобы ее не спугнуть. Впрочем, рыба в этих местах была не слишком–то пуглива: большие черные спины с острыми плавниками то и дело показывались над поверхностью воды.
Наконец, когда Пол в очередной раз вглядывался в силуэт оставленного корабля, послышался победный крик:
– Есть!
Саймон поднял повыше острогу с извивающейся на ней рыбой и в три прыжка очутился на берегу. Швырнув добычу на песок, он задумчиво разглядывал ее. Чем–то пойманное чудище напоминало земную рыбу–черт, с той лишь разницей, что у этой морда была гораздо уже и вытянутей. Длинное тело сплошь покрывали острые пики плавников, а мясо, если и было, то в незначительном количестве. Рыба в агонии лязгала челюстями и била хвостом.
Пол поднялся на ноги и хмыкнул.
– Прелесть.
– Знаете, кэп, что–то у меня пропал аппетит.
– Э, какая слабая молодежь пошла. Вот был у меня приятель, Ричардс, так тот в такую передрягу попал, что подобное чудище счел бы за деликатес и сожрал бы ее сырую, с потрохами…
– Посмотрите, какие глаза. Черт, гадость!
Глаза рыбы были разделены на две части: верхнюю и нижнюю. В каждой из частей бешено вращался свой зрачок.
– Наверное, чтобы одновременно видеть и над, и под водой. Каким любопытным путем пошла здесь эволюция, – восхитился Пол и присел, чтобы лучше рассмотреть тварь. – Обрабатывать сигналы сразу от четырех глаз…У нее, должно быть, хорошо развит мозг. Хотя, наши земные восьмиглазые пауки чудеса интеллекта не демонстрируют…
– Что делать с ней будем? – раздраженно перебил Саймон.
– Для начала ты ее выпотрошишь, а потом сваришь.
– Выпотрошу? – недоверчиво улыбнулся Саймон. – Это что – шутка такая?
– Какие уж тут шутки, – притворно вздохнул капитан. Было видно, что он находится в прекрасном расположении духа. – Мы же не будем есть ее со внутренностями.
– А вдруг она ядовитая? – ехидно спросил парень.
– Она вся в колючках. Скорее всего, это защита от хищников. Заодно и в инопланетной ихтиологии наберешься познаний, – хмыкнул капитан. – Впрочем, надеть перчатки не помешает.
– Послушайте, я к ней больше и пальцем не прикоснусь! – возмущенно выкрикнул парень.
– Капитан отдал приказ. Выполнять! – рявкнул Пол. – Вот тебе нож, сходи в кладовую за перчатками, и приступай.
Круто развернувшись, он направился к кораблю. Отойдя, пробормотал себе под нос: «Нужно же хоть как–то учить тебя выживать».
– Я помню, вы говорили, что корабля больше нет, и капитанский чин, соответственно, тоже упраздняется! – в сердцах прокричал Саймон удаляющейся фигуре. Пол даже не оглянулся.
Капитан зачерпнул ложкой малоаппетитное варево. Прозрачный бульон с кусочками жира и редкими волокнами мяса. Обилие крупных и очень твердых костей так же не радовало.
Он достал из кармана коробок с солью.
– Будешь?
– Обойдусь, – буркнул Саймон. Парень все еще не мог забыть свой подвиг, да и несуразная обида пока никуда не делась. Он хотел, было, попробовать бульон на вкус, но капитан отобрал у него ложку.
– Да перестань, ты что – всерьез хотел это есть?
– А разве не для этого я ковырялся в ее кишках? – раздраженно поинтересовался парень.
– Пока у нас есть сухой паек, мы не станем питаться этой гадостью. Тем более, для человеческого организма она может быть далеко не безвредна. С рыбалкой мы повременим. Оставим этот вариант про запас. Не слишком–то… питательно.
И Саймон с облегчением согласился.
+1
23
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации