Овощ

Автор:
Schlum
Овощ
Аннотация:
Почти мистическая повесть. Брат приезжает на похороны сестры и пытается разобраться в обстоятельствах ее смерти. Он попадает в круговорот странных, жестоких и кровавых событий, которые захватили маленький провинциальный городок.
Глава 5
Текст:

Глава 5.

Магомед.

I

Утреннее шоссе блестело. Видимо, ночью шел дождь, или оно покрылось росой от лугов, доходивших до горизонта по обе стороны дороги. Это зеленое, бесконечное поле разрезала, ровно пополам, узкая лента темно-серой полоски дороги. Цвета темный асфальт. По полоске на умопомрачительной скорости неслась черная BMW последней модели, с наглухо затонированными стеклами. Сверху она была похожа на дорогой, лакированный, итальянский ботинок. На пассажирском сиденье, слева от водителя, страдал от похмелья Степан. Страдал и отгонял от себя мысль о том, что совсем недавно на этом же сиденье скончалась его единственная сестра. Он пытался себя отвлечь, разглядывая зеленеющее море невысокой травы, но пейзаж был однообразен и взгляду было не за что зацепиться. Степа посмотрел на друга. По Магомеду вообще невозможно было сказать, что он вчера напился по потери адекватности. Вчера ночью он, сломя голову, летел по городу примерно с такой же скоростью и только чудо спасало их несколько раз от того, чтобы убиться самим в этом черном, лакированном гробу, и забрать с собой еще кого-нибудь из редких, ночных прохожих. Мага выгрузил Степана у подъезда около часу ночи, объявил, что требует продолжения банкета, а в восемь утра уже будил его, яростно сигналя под его балконом.

- Мага, что ты узнал об этом колхознике? – спросил Степа, чтобы хоть как-то отвлечься от мрачных мыслей.

- Алексей Николаевич Спицин. Вокзальная двенадцать. Остальное он сам расскажет. – пообещал Мага.

- А ты уверен, что это он?

- Увижу – скажу. Я помню все лица, брат.

«Интересно, Ленино лицо ты тоже запомнил?», подумал Степан и опять уставился на луг, успокаивая в себе ярость. Ситуация была мерзкая и неприятная. Убийца сестры, которого Степа мысленно не раз убивал и калечил, сидел слева от него и оказался старым другом. Вот он, рядом, только руку протяни. А сделать ничего нельзя. И предъявить ничего нельзя. Мага ее действительно не узнал, сомневаться в этом нет никакого смысла. Ели бы Мага ее узнал, то в тот же момент притащил бы ее за ухо домой и передал бы на руки родителям, бесконечно читая всем морали и матерясь.

Машина подпрыгнула на ухабе и Мага тихо выругался.

-Долго нам еще? – спросил Степан.

- Приехали почти.

И действительно, через пару километров, Мага свернул на проселочную дорогу и очень медленно пополз по ней, пытаясь сохранить подвеску. Не в далеко поле заканчивалось железной дорогой, а справа начинался небольшой, одноэтажный поселок. Над поселком, в утренней прохладе, висело облачко дыма из печных труб. Магомед объехал поселок с левой стороны и пополз по улице, зажатой между железнодорожными путями и низенькими домиками. На одном из домов Степан увидел покосившуюся табличку «ул. Вокзальная 22».

-Где-то рядом, - сказал Степа и начал считать дома.

Через пять домов Мага остановил машину напротив добротных синих ворот и синего же забора, резко выделяющихся на фоне потемневших и кривых заборов соседей. Они вышли из машины и Степа толкнул калитку. Калитка была закрыта. Магомед загрохотал по калитке огромным кулаком. Тут же, за забором, неистово залилась лаем какая-то мелкая псина. Через минуту послышалась какая-то возня и женский, испуганный голос спросил.

-Кто там?

- Алексея позови. – пробасил Мага.

- Лёшь! К тебе пришли, - голос хозяйки стал тише, видимо она зашла в дом.

Еще через минуту послышались шаги, загрохотал засов и калитка приотворилась. На посетителей с любопытство и и испугом смотрел сухонький мужичок, лет пятидесяти в растянутой тельняшке, трико с отвисшими коленками, обутый в калоши.

- Коллекторы, чтоль? – спросил мужичок,- так я кредитов не беру.

Друзья переглянулись. Да, они чем-то были похожи на частных взыскателей долгов, запугавших всю округу. Магомед кивнул Степану, да, мол, этот тот, кто им нужен.

- Да не, - ответил Мага. – Мы по другому поводу. Здравствуй, Алексей Николаевич. Разговор есть.

- Здравствуй, коль не шутишь. Ну, что надо?

- Тут будем говорить или в дом пустишь? Или может в машину сядем?

Алексей Николаевич посмотрел на черную машину и открыл калитку на всю ширину. Разговаривать в машине у него не было никакого желания.

- Пойдемте, раз такое дело, - пробормотал он и зашаркал к крыльцу.

Зайдя в дом, он обратился к жене:

- Зин, поставь-ка чайник и сходи до Петровны, узнай как у нее дела.

Зина – тучная баба в цветастом сарафане была очень недовольна, что ее оторвали от домашних дел. Она и так прекрасно знала, как дела у Петровны и прекрасно знала, что такие визиты и визитеры ни к чему хорошему не приведут. Как пример подобного разговора, она вспомнила некоего Матвеевича, к которому вот так же приехали «поговорить», а потом его в больницу с переломами увезли. И что лучше она прогуляется не до Петровны, а до участкового и узнает как у него дела. И может быть даже в гости его пригласит. Но как бы то ни было, вернется она через час и знать ничего не хочет ни про каких гостей, потому как ей надо дальше заниматься важными делами, а не шататься по деревне почем зря.

Продолжая тарахтеть, как старый мотороллер (цитата Алексея Николаевича) Зина ушла шататься по деревне. Посетители в разговор не вступали, только Мага улыбался широко и добродушно, чем очень сильно пугал Зинаиду. Наконец, в доме воцарилась тишина и Алексей Николаевич пригласил гостей за стол отведать, чем бог послал, ничего, правда на стол не выставляя.

- Не боись, отец, мы не кошмарить тебя приехали, - успокоил его Мага. Говорить начал Степа.

- Алексей Николаевич, нам нужно вас расспросить про тот случай, что с вами произошел в городе два месяца назад.

- Вы с полиции, чтоль? – удивился хозяин дома.

- Частный детектив мы, - объявил ему Мага и кивнул на Степана – Он вот Коломбо, а я комиссар Катани. Короче, отец, - Мага грохнул по столу ладонью с стодолларовой купюрой.- Расскажешь все как было – вот тебе гонорар. Будешь врать или молчать – гонорар потратишь на зубы. Понял?

- Понял, - Алексей Николаевич проявил чудеса догадливости и сгреб купюру. – Так бы сразу и сказали. От чего ж не понять, когда все и так ясно. Чаю хотите?

- Пиво есть у тебя? У нас тут Коломбо о пиве мечтает, - усмехнулся Мага.

- Не, пиво не держим, - хозяин дома заговорщицки приглушил голос. – Самогон есть. Хотите?

- Не хотим, - ответил Коломбо. – Давай чай.

II

Алексей Николаевич Спицин приехал в городок по очень важным административным делам – решал спор по границе участка с соседом-пропойцей. Сосед-пропойца, по договоренности, добровольно сузил свой участок в пользу Алексея Николаевича, дождался, когда высаженные Зиной там стратегически важные овощи взойдут, и начал требовать мзду. Алексей Николаевич, будучи человеком неконфликтным мзду исправно платил до того момента, когда Зинаида узнала о наличии этой самой мзды и одностороннем нарушений договоренности соседом-пропойцей. Тогда Зина взяла ситуацию в свои руки и выяснила, что согласно кадастровым документам, ссуженный соседом участок и так является собственностью Алексея Николаевича и договоренность с пропойцей не имела никакой юридической логики, а пахла мошенничеством и вымогательством. Поскольку единственным аргументом соседа-пропойцы по поводу неправильного установленного забора была фраза «Ну так ж всегда было-то», Зинаида решила искать правду в администрации района, которая находилась в городке. Но так как юридически Зина не имела на участок никаких прав, в центр был отправлен Алексей Николаевич с подробной инструкцией «куда зайти, чего сказать, где подписать».

Алексей Николаевич исправно выполнил свою миссию, но под конец дня встретил старого приятеля и решил задержаться у него в гостях. В гостях они раздавили «по маленькой», долго вспоминали юность и, после скандала с женой приятеля, улеглись спать. Дальнейших событий Алексей Николаевич не помнит и не хочет вспоминать. По его словам, в него вселился бес, который отправил его валяться в старый корпус краевой клинической больницы, а сам «бесновался и куролесил цельный день напролет, и, наверное даже ночь-полночи». Единственное, что он волей-не волей узнал, так это то, что проснувшись у приятеля по утру он вел себя очень хамски и приставал к супруге хозяина квартиры. Потом требовал от хозяина денег, очевидно на опохмел, и даже разбил ему нос. Разбив нос приятелю, Алексей Николаевич обнаружил деньги в собственной куртке и был таков. Ночью его доставили из линейного отделения полиции в больницу в еле живом состоянии. Бес где-то достал дурь и «обширял» Алексея Николаевича до полусмерти. Но доктора, слава богу вытащили его с того свету и через неделю Алексей Николаевич предстал перед супругой, награжденный штрафом за хулиганство, административкой за употребление и обязанностью раз в месяц ездить в центр, в диспансер для проверок и учету.

Доводам Алексея Николаевича, о том, что он весь тот злополучный день пролежал в больничной палате на другом конце города и даже немного за ним, никто не верил. Алексей Николаевич очень быстро это понял и перестал доказывать невозможное. На исповеди в поселковой церкви отец Ерофей очень внимательно его выслушал и сказал, что это проделки лукавого, но если Алексей Николаевич исправится и начнет жить так, как подобает православному, то бес более не придет, а бог простит все. Алексей Николаевич внял советам и соорудил дома небольшой иконостас, а церкви помог с ремонтом, ибо руки у него всегда росли из «правильного месту».

Мага со скучающим видом вертел стакан с чаем в руках. Ему было жалко потраченной сотни на это бред. Он надеялся, что Спицин прояснит ему про то, откуда он взял Магин номер, но Спицин, похоже и не предполагал, что в тот день звонил ему и заявлял что он «от Бахи». Магомед хорошо помнил этого наглого прощелыгу, который торопился и пытался купить у Маги чек прямо тут, минуя барыг. У Маги действительно была хорошая память. Ну и черт с ней с соткой. Может хоть Степахе легче станет от всей этой детективной деятельности.

Степан тем временем продолжал расспрашивать словоохотливого хозяина синего забора:

- А с чего ты вообще решил, что ты в тот день в больничке лежал?

- Так как же не понять, мил человек? Лежал, пошевелиться не мог, вокруг больные и врачи. Как есть больница.

- А почему именно наша, краевая?

- Так работал я там с год назад. Стены белил и потолки. Две недели тама прожил. Заплатили, правда мало, но кормили хорошо. И с докторами со всеми познакомился там. Одного в тот день и видел. Якова ... как его... Тимофеев его фамилия. Терапевт он там. Нагнулся надомной, фонариком в глаза светит. Я с ним поздороваться хочу, а даже промычать не могу. Совсем шевелиться не мог. Паралич.

- Еще запомнил что-нибудь?

- Палату запомнил. У ней еще потолок был такой – весь в буграх. На четыре раза перешпаклевывал, а шпакля все равно отвалилась, как я в тот день увидел. Да и сестричка меня на бок укладывала, я окно увидел. А в ней – трубу. Как есть, значит четвертая палата на втором этаже.

- Уверен?

-Зуб даю.

- Потом что было?

- А ничего. Уснул я к вечеру. И проснулся тут же. А я уже и не там, меня уже менты в скорую грузят. Маску надевают эту... ну с воздухом. Колят что-то. Опять больничка, только уже новый корпус, на Каменке который. До утра откачивали, еле, говорят, откачали. Что же ты, говорят, дедушка, под старость лет на иглу полез? А я ни сном ни духом. Потом только рассказали, да я и знать не хочу. Нагрешил я где-то вот бес в меня и полез. Правильно Зинаида говорила, что грех это – самогонку гнать. Я аппарат-то свой и продал. Не пью совсем.

- Понятно, - Степан встал из-за стола, - поехали, Катани. Картина ясная, что ничего не ясно.

Хозяин проводил их до калитки.

- Ну что, ребята, помог мог рассказ аль нет?

- Помог, батя, помог, - ответил Мага. – Мы теперь этого беса в раз изловим. На опознание позовем тебя.

- Какое опознание? – испугался Спицин. – К бесу не пойду я ни за что! И не предлагайте. И денег мне ваших не надо!

Он засуетился, шаря по карманам и вспоминая, куда убрал купюру.

- Да не ссы, отец, - рассмеялся Мага. – пошутил я. Юмор. Понял, да? Ну будь здоров.

До трассы ехали по ухабам в тишине. Мага молча рулил, Степа укладывал в голове полученную информацию.

- Ну, что скажешь?, - спросил Мага, когда они выехали на асфальт.

- Интересное кино, получается.

- Да какое кино, братан? Мы сами как из кино. А этот дрищ старый вообще бред нес.

- Бред, не бред, а Настя, соседка моя, почти тоже самое говорила.

- Ну?! – удивился Магомед. – тоже про больничку?

- Да. И тоже парализованная лежала. Ни говорить, ни шевелиться не могла. Только моргать. И тоже в маске для дыхания. А самое интересное знаешь что?

- Ну?

- С ней там дед лежал, в палате. Так вот этот дед к ней обращался в мужском роде.

- Это как? – Мага не понял.

- Ну вот она баба, а он с ней как с мужиком. Мол ты дурак, ты олень и так далее.

- Ругался, в смысле?

- Ругался, да, но суть в том, что если бы перед ним была баба, то он бы и называл ее дурой, овцой, шлюхой, ну в общем в женском... лице. А тут в мужском.

- И что?

- Да то что тот старик видел перед собой не Настю, а какого-то мужика.

- Мистика какая-то бля.

- Вот именно. Поехали-ка посмотрим, что за больничка и кто там как овощ лежит на втором этаже.

- Поехали, братан. Если что, там его и закопаем заживо. Мне главврач этой богадельни должен.

Мага вдавил педаль газа и черный, лакированный, немецкий автомобиль, похожий сверху на дорогую итальянскую туфлю, рванул вперед.

III

Есть такие водители, которые не умеют ездить медленно. В их понимании существует только два положения педали акселератора – исходное, когда на нем даже не стоит нога и рабочее, когда нога утапливает педаль в корпус автомобиля и еще прижимает покрепче. Для надежности. Есть такие машины, которые не умеют ездить медленно. За которыми нужно очень внимательно следить, потому что стоит только задуматься и стрелка спидометра уже переваливает за сто пятьдесят километров в час. Причем, понять это можно только когда взгляд падает на приборную панель, потому, что главная опасность таких машин в том, что в них скорость совершенно не ощущается. Самое интересное, что описанные водители очень сильно тянутся к описанным автомобилям. И далеко не всегда это происходит на гоночном треке. Представьте такую машину, покрасьте ее мысленно в черный цвет, залакируйте, затонируйте и посидите такого водителя за руль, не забыв сделать его в своем воображении огромным, бородатым и с волосами аки смоль. У вас получился Мага, который мчал в город. При этом он совершенно не торопился. Просто такая уж у него была манера езды.

Степа сидел на пассажирском сиденье и ему было неловко. Инстинкт самосохранения призывал его немедленно пристегнуть ремень, перекреститься и читать молитву, но он не мог себе этого позволить, потому что Мага не смог бы этого не заметить и обязательно начал бы его подкалывать. К Маге, впрочем вернулся здравый рассудок, он посмотрел на спидометр и немного убавил газ. Машина постепенно снизила скорость с двухсот до ста тридцати километров в час.

- Посмотри, братан, какую дорогу нам сделали! Прелесть, а не дорога. Медленно ехать не возможно, машина в бой просится!

-Хорошая дорога, лишь бы не развалилась через год, - скептически ответил Степан.

- Обижаешь, брат! Это дядя мой строил. Смотри, как хорошо сделал! Два года строил. Тендер-шмендер выиграл, теперь деньги свои получить не может. Я уже два раза с мэром разговаривал. Денег у них нет. Конечно нет! Знаешь, какой он себе коттедж построил? Три этажа. Бассейн. Площадка вертолетная. Вот ты мне скажи, зачем ему площадка, если над городом ни разу вертолет не пролетал? Только...

Машина на огромной скорости влетела в невесть откуда взявшийся ухаб даже через отличную звукоизоляцию они услышали громкий хлопок, как будто в машине кто-то открыл бутылку шампанского. Мага схватился обеими руками за руль и со всей силы ударил по тормозам. На мокром асфальте машину начало крутить. Встречный грузовик тоже ударил по тормозам и его тоже начало разворачивать. Карусель продолжалась несколько секунд, Степан уже успел попрощаться со всеми кого знал, но машина в конце концов остановилась в трех метрах от развернувшегося грузовика.

Мага начал орать что-то на родном языке и пулей вылетел из машины. Продолжая орать он пошел сначала в сторону грузовика. Водитель грузовика, только что чудом избежавший аварии, при виде Маги сник, ничего не понимая, и спрятался за руль. На половине пути Мага понял, что идет не туда и причину ищет не там, развернулся в обратную сторону и все так же, продолжая что-то орать направился к машине. Степа глубоко вздохнул, выдохнул и тоже вышел из машины. Переднее колесо правое колесо было разорвано в лохмотья. Подошел Мага.

- Хорошие дядя дороги делает, - саркастично заметил Степан.

- Пусть сам теперь свои деньги догоняет, шакал! – проворчал успокоившийся Мага.

Из кабины грузовика выскочил водитель.

- Мужики, целы? Помощь нужна?

- Нормально все, - ответил Мага.

- Помоги машину на обочину оттолкать, - сказал Степан.

Второем они переместили черную и тонированную туфлю на обочину. Водитель попрощался с ними и поехал дальше.

- Запаска есть? – спросил Степа.

- Не знаю, - мрачно ответил Магомед. – Такие диски убил! Сотку за них отдал!

Степа достал из багажника домкрат и банан. В город они поехали со скоростью гужевой повозки.

Григорий Викторович Осипов, майор полиции и без трех недель пенсионер, был мрачен. Майор Осипов был мрачен всегда, но сегодня – особенно. Причин его мрачности в отделе не знал никто. Да и, собственно, никто и не интересовался особо. Все уже привыкли к его мрачности и неразговорчивости. Вот и сегодня Осипов зашел в кабинет к своему коллеге майору Кириллову и молча поставил на стол бутылку водки.

- Саня, у тебя маслята есть? Дай три штуки.

Кириллов молча, и не глядя на Григория Викторовича, открыл ящик стола, достал два стакана и поставил на стол. Потом открыл бутылку, разлил водку и выжидательно посмотрел на Осипова. Майор сел, взял в руку стакан и чокнувшись с Кирилловым молча выпил. Кириллов тоже опустошил свой стакан и даже не поморщился. Осипов налил снова.

- На шашлыках, наверное, все расстрелял?

- Сына учил. Мне сегодня ствол сдавать. Есть или нет?

- Найдем, Гриня, как не найти.

Кириллов открыл другой ящик стола и вытащил картонную коробку с девятимиллиметровыми патронами.

- Три?

- Три.

Он аккуратно достал из коробки три штуки и передвинул их Григорию.

- Твое здоровье, Гриш.

- Спасибо, Саш.

Оба снова выпили. Кириллов начал делиться новостями, но Осипов его не слушал. Григорий Викторович не спал третьи сутки к ряду, а тут бесконечная беготня вдруг закончилась, стул у Кириллова оказался удивительно удобным, а его голос таким монотонным и утомительным, что Осипов слушал-слушал и неожиданно для себя уснул. Он, конечно, не захрапел и не упал со стула, он уснул всего секунд на пять, но этого оказалось достаточно.

Григорий Викторович встрепенулся и посмотрел на Кириллова.

- Мент?- спросил он.

- А? - не понял Кириллов. - А, ну конечно мент, кто ж еще? И вот он ей говорит...

Григорий Викторович посмотрел на свои руки, ноги и китель и удовлетворенно утвердил:

- Мент.

- Мент, мент, - уверил его Кириллов,- Прикинь!

Но Григорий Викторович не прикинул. Он вдруг схватился за кобуру, как будто испугался, что забыл ее где-то, но, нащупав, обрадовался. Он аккуратно ее расстегнул и вытащил табельный ПМ. Повертел его в руках, рассмотрел со всех сторон, потом улыбнулся Кириллову и радостно заявил:

- Ништяк!

Кириллов испуганно на него посмотрел, а Григорий Викторович, нисколько не обращая на него внимания оттянул затворную раму и смотрел, как патрон встает в патронник. Это обстоятельство обрадовало его еще больше, и он, вызвав огромное облегчение у Кириллова, убрал пистолет обратно в кобуру.

-Ну, бывай, - сказал майор Осипов, встал и вышел из кабинета. Кириллов растерянно посмотрел на закрывшуюся дверь и спросил у нее:

- Гриш, а как же патроны?

Григорий Викторович Осипов вышел из здания РОВД под теплое обеденное солнце. Он решил быть последовательным, прагматичным и держать себя в руках. В его карманах нашлись такие ценные предметы, как деньги, сотовый телефон, пистолет Макарова, а так же служебное удостоверение, которое давало ему допуск ко многим вещам, телам, а, главное, веществам. Григорий Викторович задумался о частной антинаркотической операции. Он достал сигареты и закурил, глядя в пустоту перед собой. Такой шанс, как сегодня, выпадает не часто и им надо воспользоваться по полной программе. Можно, например, прогуляться по Черемушкам, поискать барыг, хотя своей рожей он только всех распугает. Где-то в РОВД должны храниться вещдоки, там тоже что-то может быть...

И тут Григория Викторовича осенило. Зачем бегать по подворотням? Мага сам все отдаст.Надо только придумать, как его вытащить на встречу. Григорий Викторович задумался, выстраивая в мыслях диалог. Когда он мысленно довел Магу до логического конца, он романтично придумал этой операции кодовое название «Гора идет за Магомедом». Потом он спустился с крыльца, отошел подальше от чутких ушей коллег и набрал на телефоне знакомый номер.

- Алло, Мага? – начал он операцию под кодовым названием «Гора идет за Магомедом». Он даже улыбнулся своей хитрости и креативности.

- Здарова, Гриня, - испортил всю операцию надоедливый Мага, переведя ее в заключительную фазу. – давно тебя не слышно, не видно. Куда пропал?

- Да я как раз тебя ищу. Ты где?

- Случилось что или долг отдать решил.

- Случилось, Мага, решил. Где встретимся.

- Ну давай подъезжай к Кислому в сервис. Недалеко от вашей управы, который.

- Скоро буду, Мага. Дождись, - сказал Григорий Викторович и повесил трубку. – Сейчас я, сука, все долги тебе верну.

IV

Они медленно подкатились к автосервису и Мага остановился около открытых ворот. В проеме ворот, опершись плечом об стенку стоял парень в промасленном комбинезоне и вытирал грязные руки о грязную тряпку. Перед сервисом стоял тонированный Гелендваген, в самом же сервисе оба поста были свободны. Заметив их, парень перестал вытирать руки и направился к вышедшему Маге.

- Здорова, Магомед!, - поприветствовал он.

- Здорова, Андрюха, - ответил Мага и хотел пожать ему руку, но передумал. – Посмотри, мы колесо пробили. Ну и стойки-шмойки посмотри, чтобы все нормально было.

- Загоняй, - сказал парень и отступил в гараж.

Мага аккуратно заехал на яму, Степа вылез из машины и они отправились в комнату для клиентов. В комнате, в которой стоял старый, видавший виды диван, перед ним, на стеклянном столике, дымящийся кальян, а напротив, большой телевизор был только один посетитель. Посетитель был огромного размера. Рядом с ним даже большой Мага казался мелковатым, а крепкий Степа и вовсе казался подростком. Посетитель курил кальян, выпуская в атмосферу кучерявые клубы белого дыма. От этого дыма в комнате стоял легкий туман и было практически нечем дышать.

- Здарова, Джан! – поприветствовал его Мага.

- Мага! Здарова дорогой! Что приехал свою трахому чинить? А я тебе говорил, брать надо нормальные машины! – он ткнул мундштуком в панорамное окно, за которым блестел на солнце Гелендваген.

- Ты же знаешь меня, братан,- парировал Мага, - я на катафалке только один раз в жизни собираюсь ездить.

- Тьфу на тебя, - сказал Джан и пожал Степе руку. – Джан.

- Степан, - в рифму ответил Степа.

- Ну как дела, Мага? Какие новости?

- Нет пока новостей Джан. Ждем пока. Потом поговорим. А дела, сам знаешь у кого. У меня так, мелкие движения.

- Не скромничай, дорогой, не скромничай.

Джан слез с кожаного дивана и отправился к кулеру с водой. Из-под ремня, удерживающего его широченные штаны, торчала рукоять пистолета.

-Что Джан, все опасаешься? – спросил Мага с ухмылкой.

Джан сначала не понял, потом улыбнулся и похлопал рукой по рукояти.

- Да нет. Зачем? Просто привычка такая. Ты же знаешь, у стариков одни привычки.

- Не самая плохая привычка, брат. – похвалил Мага. У него зазвонил телефон, он посмотрел на экран и улыбнулся. – не прошло и полгода!

Качнув телефоном, он как бы призвал всех присутствующих помолчать и ответил на звонок:

- Здарова, Гриня! Куда пропал?... Случилось что или долг отдать решил... Ну давай подъезжай к Кислому в сервис. Недалеко от вашей управы, который.

Мага повесил трубку.

- Накинь куртку, Джан, сейчас мент приедет. Не свети лишний раз.

Джан кивнул, поднял с дивана красную спортивную куртку и накинул ее на плечи. Дверь в комнату открылась и в нее заглянул слесарь Андрюха.

- Пойдем, Мага, расскажу все.

Они вышли втроем из комнаты и встали под машиной. Снизу BMW не выглядело такой шикарной.

- Ну вот смотри, - начал Андрей,- стойка цела, но вот этот, - он тыкнул монтажкой куда-то в недра автомобиля, - и этот сайлентлблок под замену. Это не от удара, кстати, ты когда последний раз подвеску смотрел.

- Э-э, братан, не грузи, да! – Мага в автомобильных делах не смыслил и не собирался, - ты мне скажи сколько надо и могу ли я сейчас ехать. Мне ехать надо, я потом к тебе приеду, починишь.

- Ну ехать-то ты можешь, но с ремонтом не тяни. По ценнику, надо запчасти смотреть где есть. Это ж BMW! У нас точно такого нет.

- Ну так смотри давай. А диск что цел?

- Да ты че, Мага? Диск в говно!

- Так как я поеду тогда? На банане что ли? Я зачем к тебе приехал?

- Мага, откуда у меня такие диски? Я могу тебе по размеру такой же поставить и резину поискать, но диск ты сам ищи, где брал.

- И что я по-твоему как дурак должен на разных тапках скакать, - Мага начинал кипеть, Степа от этого напрягся, - О! Гриша пришел. Здрова Гриня, ты чего пешком?

В ворота сервиса быстрым шагом влетел майор Осипов. Майор остановился в трех метрах от них и прошипел:

- Вот ты где, сука черножопая! – и схватился за кобуру. Заклепка на кобуре предательски не хотела открываться.

- Э-э! Ты чего? – Мага отступил на шаг.

- Че беспределишь, мусор? – вступился Джан и отвел правую руку назад, под куртку.

Но Григорий Викторович не обращал на него никакого внимания. Он злобно смотрел на Магу и рвал из кобуры пистолет. ПМ, наконец, поддался. Загрохотали выстрелы.

Первая пуля вошла Маге в руку, он взвыл. Вторая попала в голову Андрею, который стоял рядом. Степа отпрыгнул назад, а Джан вытащил свой Макаров и передернул затвор. Григорий Викторович не обратил на него никакого внимания и выпустил Маге еще две пули. Одна попала в грудь слева, вторая чиркнула по голове, вскрыв черепную коробку. Верстак, который стоял за Магой забрызгало красно-серым. Джан выпустил подряд три пули, две из которых с визгом улетели на улицу, а третья вошла Осипову аккурат в середину лба, поставив на нем красную точку, а затылок майора лопнул, как арбуз.

Джан опустил руку с пистолетом, оглянулся и начал орать на Степу на каком-то непонятном ему наречии. Степа стоял опешив и смотрел на Магу. Потом он заметил Джана, расслышал его вопли и заорал сам:

- Да хрена ли ты на меня орешь?!

Джан сразу упокоился, посмотрел на Степу серьезным взглядом и спокойно сказал:

- Валить надо.

После чего быстро пошел к Гелендвагену, сел за руль и, шлифуя асфальт, уехал. Степа остался в сервисе один на один с тремя трупами. Он присел около Маги и зачем-то попробовал нащупать пульс. Мага смотрел на него стеклянными глазами. Степа опустил ему веки и поднялся. Надо было что-то делать. А что делать? Прав Джан, надо валить. Степа накинул капюшон куртки, вышел из ворот сервиса и, как не в чем не бывало, пошел по улице. Вдалеке послышался вой полицейских сирен.

Другие работы автора:
+2
28
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Маргарита Чижова №1