Сумасшествие - грань одиночества. Глава 5

Автор:
Эдуард Семагин
Сумасшествие - грань одиночества. Глава 5
Аннотация:
...– Мистер Крейг, вы до сих пор не считаете наше положение критическим? – с изрядной долей сарказма поинтересовался Саймон. – Я все еще мечтаю о той пуле.
Пол бросил на парня тяжелый, недобрый взгляд и произнес:
– Умирая, любой из нас утащит за собою в могилу и другого. Пока мы вдвоем – у нас еще есть шанс. Одиночество в такой ситуации – гарантированная смерть...
Текст:

Часть 3

Заметно холодало. Днем еще можно было убедить себя в том, что воздух достаточно прогрет, но ночью все явственнее ощущалось дыхание приближающегося холодного сезона. Пол всерьез опасался, что холода на этой планете такие же невыносимые, как и жара, и это могло стать существенной проблемой. Реактор выведен из строя, и, кроме как костром, обогреваться им нечем. А при температуре минус тридцать–сорок костер им совсем не поможет…
После одного очень важного наблюдения они и вовсе приуныли. Попадающиеся им на глаза пресмыкающиеся и крупные насекомые постепенно обрастали желтоватым мехом. Это не предвещало ничего хорошего. Естественная линька наоборот. В любой другой ситуации Пол был бы рад понаблюдать за этим явлением, но не здесь и не сейчас.
– Почему их мех желтый… бежевый… нет, рыжий? – поинтересовался Саймон.
– Наверное, потому что кругом песок? – скептически хмыкнул Пол.
– Но ведь идет зима, выпадет снег. Они будут заметны!
– Скорее всего, зима принесет с собой ветра, которые половину пустыни поднимут в атмосферу. После такого белого снега не жди…
Саймон притих, задумчиво глядя в огонь. Теперь они спали под открытым небом, возле костра. Разводить огонь на корабле капитан категорически запретил, опасаясь пожара, поэтому было принято решение перетащить спальные мешки на землю. Несколько матрасов из корабельной кладовой они расположили в виде настила, а сверху установили жерди на манер палатки и обтянули их брезентом. Поэтому ночью было не так–то холодно, но оба понимали, что это только начало.
Дров пока хватало: очень выручило старое, упавшее по неизвестной причине, дерево. Капитан распилил его найденной в инструментальной кладовой электропилой. Горело оно очень хорошо, но быстро из–за пористой структуры, поэтому приходилось часто подбрасывать необычные дрова в костер.
– Думаю, уже пора спать, – произнес Пол, потягиваясь.
Саймон пожал плечами, все так же не отрывая взгляд от пламени. В душе Пола шевельнулась несвойственная ему жалость. Он присел рядом, приобнял парня за плечи и негромко спросил:
– Тоскуешь по дому?
Саймон моментально напрягся и напустил на себя самый безразличный вид:
– Да ничего, задумался просто.
– Ох, да перестань корчить из себя непробиваемого! – досадливо сплюнул капитан. – Ты ведь не железный, так же, как и я. Да и в подобной переделке ты впервые. Уж я–то все понимаю…
– Да, наверное, тоскую… – нехотя признался парень, слегка расслабившись. – Только и сам не знаю, по кому. Точно не по отчиму и его семье. Да и мать я едва помню, я же был ребенком. Наверное, скучаю просто по людям. Никогда отшельником не был.
Он улыбнулся, тряхнул головой и произнес:
– Чтобы не грустить, нужно скорее засыпать.
Саймон проснулся. От холода клацали зубы, то и дело пробирала крупная дрожь. Он обернулся на костер: среди камней едва тлели угольки. Чертыхнувшись, он вскочил и подбросил в огонь побольше дров: никак нельзя было допустить, чтобы огонь потух. При таком разреженном воздухе зажечь его снова становилось серьезной проблемой.
Он с силой подул на угли. По дереву пробежалось несколько ленивых язычков красного пламени, и костер, будто нехотя, стал разгораться. Саймон убедился, что огню пока ничего не угрожает, и обернулся на капитана. Тот, к удивлению, даже не пошевелился, хотя обычно сон его отличался чуткостью.
Парня снова пробрала дрожь. Он бросил взгляд на свой пустой, остывший спальник, и, собравшись с духом, принял решение: приблизился к капитану, присел на корточки и прошептал:
– Пол, проснитесь.
Капитан рывком приподнялся на локте, едва не разорвав молнию спального мешка.
– Костер потух? Черт, дерьмо!
– Я реанимировал его, не беспокойтесь.
– А что тогда? – непонимающе уставился на него Пол.
– Холодно. Пустите.
Капитан Крейг пару раз моргнул с глуповатым видом, а потом вытаращился на парня и яростно выпалил:
– Когда я в твои годы проходил подготовку в Академии, многое приходилось терпеть. Но я никогда, никогда не лез к командиру под одеяло!
Казалось, Пол сорвался от злости на себя за то, что проворонил костер. Распалившись, он расстегнул мешок и сел, а Саймон сгорал от стыда. Что, тем не менее, не помешало ему огрызнуться:
– Да уж, как можно сравнивать вас – героя астронавтики и ничтожного меня? Вы же не человек, а биоробот, которому все ни по чем! Рядом с вами у любого смертного через десять минут разовьется комплекс неполноценности! Хотя на деле вы просто неудачник!
– Ах ты, мелкий сопляк! – прошипел Пол, остатки сна улетучились окончательно. Он хотел встать, но Саймон вскочил на ноги и зло проговорил сквозь зубы:
– Да забудьте, Пол. Но если у меня… у кого–то из нас случится воспаление легких, то в корабельной аптечке нет ничего, что смогло бы помочь. Честь и субординация в нашей ситуации, несомненно, очень важны…
С этими словами он сел возле костра, подставив к теплу руки. Снаружи палатки свирепствовал ветер, яростно трепая плохо закрепленный край брезента. Капитан сидел в растерянности. Тут он не нашелся с ответом.
– Эй, Саймон, – поразмыслив, позвал Пол. Он осознал, что не стоило, на самом деле, так кричать. Парень обернулся – на его лице играли слабые отблески костра. – Ты прав. Иди сюда.
Тот хмыкнул, еще пару секунд посидел и подошел к капитану.
– Ложись. Конечно, тесно – молния не застегнется. Но ты возьми свой спальник – укроемся сверху.
Стало гораздо теплее – они грели друг друга спинами, но сон не шел. Саймон бездумно таращился на дырку, через которую пробивался яркий свет трех лун. Он придумывал им имена – одно другого заковыристей, без особой надежды их запомнить.
Саймон перевернулся на другой бок. Сердце билось мощными толчками. Он сдерживал порывистое дыхание, глядя на затылок капитана. Тот лежал тихо, не шевелился, и, казалось, уже уснул.
Парень нервничал до обдирающей сухости в горле. Не зная, какой будет реакция, он уже приблизительно представлял себе размах гнева, который может на него обрушиться. Но какая–то дерзкая часть его хотела этого гнева, хотела какой–то нормальной эмоциональной реакции.
Саймон очень осторожно поднял руку и мягко положил ее на пояс капитана. Тот, казалось, перестал дышать вообще и – Саймон был почти уверен – широко раскрыл глаза.
Непонятно, откуда в нем оказалось столько безрассудства. Парень переместил руку ниже, прямо в пах. Пол резко перевернулся, вывернул руку Саймона, а другой рукой прижал его горло. Как оказалось, он вовсе не спал.
– Захотелось острых ощущений? – злобно прошептал он.
– Хочу… вас… – прохрипел парень, после бесплодных попыток вырваться.
– Ты совсем потерял страх, – Пол хотя и демонстрировал гнев, но как–то не особенно убедительно, и Саймон с удивлением понял: капитан тоже заведен не на шутку. Это прибавило ему сил. Он дернулся еще раз, и неожиданно хватка на его горле ослабла.
– Хотите… меня? – Саймон решился спросить прямо, но ответа не получил. Пол одним движением перевернул парня на живот и начал срывать с него одежду. А затем расстегнул молнию на своей.
Все действие не заняло и пяти минут. Капитан тяжело дышал, а Саймон тщетно пытался собраться с мыслями.
– Отбой! – наконец, проговорил Пол и повернулся на бок, застегивая штаны. Саймон засыпал в лужице собственной спермы.
Когда парень проснулся, капитана в палатке не было. Он неторопливо встал, потянулся и выпил воды. Он никак не мог настроиться на предстоящий разговор.
Капитан нашелся возле реки. Он сидел на камне недалеко от берега и разглядывал пейзаж на противоположной стороне. Саймон подошел к самому краю, зачерпнул мутной воды и плеснул в лицо.
– Доброе утро, – отплевываясь и отфыркиваясь, проговорил он.
Пол хмыкнул и кивнул.
– Послушай…
Слова, казалось, повисли в воздухе. Похоже, не только Саймон решил объясниться.
– Пол, все нормально. Вы у меня не первый, и, хочется верить – не последний. Так что ничего страшного.
– Понимаешь, – внезапно разоткровенничался Пол, – вчера на меня что–то нашло… Голову потерял. Наверное, тебе больно?
– Порядок, кэп, я же сказал.
– Так вот, насчет необузданности… Я привык всегда и везде, в любой ситуации контролировать свои эмоции. Такие порывы… могут быть опасны своими последствиями. Поэтому я ненавижу такое состояние.
– Что вы имеете в виду? – не совсем понял парень.
– Думаю, повторять не стоит.
– Пол, а может весь этот разговор преследует совсем другую цель? – хитро прищурился парень.
– Брось, нет. Я не испугался. В моей долгой жизни много чего происходило, поэтому не льсти себе!
– И впрямь, экипажи кораблей ведь исключительно мужские…
– Не зарывайся! – не выдержав, рявкнул Пол.
– Как хотите, кэп, – Саймон снова пожал плечами. – Я не настаиваю. Думаю, мы найдем какой–нибудь другой способ снимать напряжение. Пойдемте завтракать – есть хочется.
С этими словами он развернулся и зашагал к палатке.
– Чем сегодня займемся? – поинтересовался Саймон после завтрака.
– Ну… На корабле есть много вещей, которые пригодились бы нам здесь. Поэтому…
– Только не говорите, что нам придется лазить туда–сюда на эту чертову гору! – простонал парень, заранее зная ответ.
– Именно. Поэтому отдыхай пару часов, пока не спадет жара, а после примемся за дело.
Капитан был уверен, что для них обоих работа была лучше безделья. А чем хуже и тяжелее – тем лучше. В праздности появляется много времени на размышления. А им этого совершенно не нужно.
Вечером, когда палатка была набита всякого рода хламом, Пол решил, что на сегодня они потрудились достаточно.
– Вот это жара! – вдохнул Саймон и с разбега завалился на груду матрасов в палатке. – Совершенно не чувствую ног после этих подъемов!
С минуту он лежал в позе морской звезды, а потом слегка повернул голову влево и замер: в каких–нибудь пяти сантиметрах от его руки сидело существо, внешним видом напоминающее змею.
– Пол, – прошептал парень, – Пол!
Капитан проследил его взгляд, мгновенно оценил ситуацию и тут же бросился на поиски подходящего оружия. Саймон привстал на локте, но в этом резком движении была его ошибка: существо молниеносно бросилось вперед и впилось зубами в его руку.
– Эй, Пол, эта дрянь меня укусила! – наполовину удивленно, наполовину возмущенно крикнул парень. Он рассматривал запястье, на котором явственно выделялся след укуса: две глубокие точки сверху и одна снизу, образовывающие треугольник.
Капитан, не теряя времени, схватил запасную жердь под крепление, и принялся с силой вбивать тело существа в песок. В воздух поднялась целая туча пыли, но цель была достигнута – змея не подавала признаков жизни.
Пол вытер пот, пару раз глубоко вдохнул, сплюнул песок и присел, чтобы лучше разглядеть создание. Оно не было крупным, да и пресмыкающимся его назвать язык не поворачивался из–за наличия пары небольших кривых лап. Сквозь рыбьи чешуйки красновато–коричневого цвета пробивался рыжий мех. Кое–где чешуйки отсутствовали, и было непонятно – линяет ли оно таким образом, или это постарался Пол.
Больше всего капитана интересовала пасть. Он осторожно перевернул змею концом жерди и наклонился еще ближе. Из перебитого горла вытекала струйка синей крови. Пасть была приоткрыта: среди остальных, непримечательных в общем–то зубов, торчали в шахматном порядке три клыка – два сверху и один снизу.
Пол был огорчен и испуган. Он понятия не имел, что делать, когда яд начнет действовать и каким именно будет эффект. В том, что тварь ядовита, он даже не сомневался.
– Пол, что вы там разглядываете? Нашли что–то интересное?
Крейг подцепил палкой тридцатисантиметровое тело существа и, размахнувшись, забросил его как можно дальше.
– Ага. У нее синяя кровь.
– Сейчас вы должны сказать, что это смертельно опасно, – хмыкнул Саймон. Пол шутливо замахнулся на него жердью и ничего не ответил. Он подошел к парню, взял его руку и с силой впился губами в запястье, чтобы высосать яд. Он не был уверен, что у него получилось.
– Это что такое было? – оторопел Саймон.
– Все в порядке, – ответил Пол после того, как выплюнул ядовитую слюну.
Ближе к вечеру, когда они ужинали приготовленным на костре томатным супом: концентрат, разведенный местной водой, Пол как бы невзначай спросил:
– Рука не болит?
– Вы о чем? – удивился парень, но тут же вспомнил, – а, вы про укус? Нет, не болит.
– И опухоли вокруг этого места тоже нет?
– И опухоли нет.
– А…
– Не чешется, не зудит, не вздувается волдырями, не беспокоит!
– Понял, – отрезал капитан и принялся за еду, отметив про себя другой симптом: излишнюю раздражительность и нервозность. Впрочем, в этой ситуации сложно было утверждать наверняка.
Они легли спать, прижавшись друг к другу спинами. Полу показалось, что Саймон горячее обычного, но и в принципе было не так уж холодно. Наверное, не стоит пока сильно растрачивать дрова, подумал он, засыпая.
Капитана разбудило ощущение, что что–то не так. Он осторожно развернулся и понял, что Саймона рядом нет. Приподнявшись, он увидел, что парень сидит возле костра.
– С… – хотел, было, окликнуть его капитан, но какое–то шестое чувство подсказало ему, что сейчас лучше не выдавать свое бодрствование.
Саймон сидел к нему боком в странно напряженной позе. Некоторое время он бездумно таращился на огонь, а потом неожиданно вцепился зубами в предплечье.
Капитан перестал дышать. Тем временем Саймон увлекся не на шутку. Но продлилось это недолго. Первая же капля крови отрезвила парня. Пару минул он сидел с ошалелым видом, приходя в себя, затем тихо поднялся и лег рядом с Полом. Сердце капитана колотилось как бешенное, но он не хотел ничего спрашивать, решив пока просто наблюдать. Вряд ли Саймон отдавал себе отчет в произошедшем.
На следующий день, кроме огромного синяка на руке Саймона, ничего не напоминало о ночных событиях. Пол попытался осторожно переговорить с парнем, но тот ничего помнил о ночном происшествии или тщательно это скрывал.
Пол каждую секунду был на взводе. Он не понимал происходящего и не знал, что можно предпринять. Сдерживаться было очень сложно.
Было совершенно ясно, что Саймон тяжело болен. Следующей ночью он явно галлюцинировал. Капитан о запрещал себе думать о возможных последствиях, до того жуткими они были.
– Сегодня нам нужно восполнить запасы дров, – сказал он после завтрака.
– Хорошо, – пожал плечами Саймон. – Пойдем к дереву вместе?
– Да, пожалуй, – не колебался Пол. Он решил не спускать с парня глаз.
Всю вторую половину дня они трудились, не покладая рук. Капитан вновь влез на поваленное дерево, солидный кусок которого уже сгорел в их костре. Он отпиливал части древесины и кидал их Саймону, а тот укладывал дрова в удобные для переноски штабеля.
К вечеру оба вымотались не на шутку. Часть дров они перенесли, а за остальными решили вернуться завтра – не было причин бояться их бросать. Дожди на этой планете были очень редким явлением.
+1
15
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Маргарита Чижова №1

Другие публикации