Может оно и к лучшему

Автор:
Михаил Ермолин
Может оно и к лучшему
Текст:

Я сидел, оглушенный шоком и смотрел на тело отца. Казалось, что я должен был плакать, но в глазах будто  не осталось ни капли влаги, я не мог выдавить даже самой крохотной слезинки. Не знаю, сколько времени провел рядом с ним. Я уложил его в удобную позу, пригладил растрепанные рыжие волосы. Чистое пламя, без единого вкрапления седины, несмотря на возраст. Затем укрыл шерстяным пледом, очень бережно, будто папа мог проснуться. Подоткнул его по бокам и осмотрел творение своих рук. Плед прикрывал ножевые раны, но уже начал пропитываться кровью. Крови было много. Жалкая попытка. Я повернул голову и встретился с отрешенным взглядом матери, ее глаза казались не голубыми, а водянисто-серыми. Пустыми и холодными, как тихое море, в пасмурный день. Что-то обрушилось внутри и я разрыдался...

***

Мне нечасто снится эта ночь. Воспоминания засели где-то глубоко в голове, как мухи в банке с медом и не хотят показываться наружу. Но сегодня особенная дата — его день рождения, должно быть поэтому я начал бередить старые раны. Прошло двадцать лет, а я не могу поверить, что она действительно это сделала. Они так трогательно, трепетно любили друг друга. Зачем маме было его убивать? Почему? Жизнь похоронила всякую надежду получить ответы, но с фактами нельзя поспорить.

В этот день, я приехал к ней в частную больницу. Я оплачивал ее содержание здесь, с тех пор, как мне разрешили забрать маму из психиатрической клиники. Она не ходила и не разговаривала с того самого дня. Врачи говорили, что это никак не связано с физиологическими факторами, так на ней сказался сильный стресс. В остальном все было более, или менее хорошо. Мама не доставляла проблем персоналу. Большую часть времени, она проводила возле большого окна. Смотрела вдаль и рассеянно перебирала деревянные четки своими сухими старушечьими пальцами. Если кто-то заходил к ней, она совершенно не подавала виду, что замечает его. Даже если это был я.

Так, конечно было и сегодня. Я пододвинул табурет и присел рядом с ней. Мне самому теперь было почти пятьдесят. Как им тогда. Я не держал на нее зла. Что можно требовать, если она повредилась умом? Но те же самые вопросы жгли меня изнутри точно так же, как и много лет назад. Что могло заставить обычную здравомыслящую женщину так поступить? Я смотрел в это изборожденное морщинами лицо. Распущенные седые волосы аккуратно лежали на плечах. Мама могла расчесывать их часами, еще одно занятие позволяющее ей отрешиться от реальности. Что-то подтолкнуло меня снова попробовать. Сегодня, именно в этот день. Во всем виноваты сны.

– Почему ты сделала это? – Спросил я и голос мой задрожал. Сначала мне показалось, что ничего не изменилось, но назойливый стук перекатывающихся деревянных бусин заметно ускорился. Мама вдруг сделала тяжелый вдох, я весь замер — это была самая серьезная реакция на мое существование за все время, но за ней ничего не последовало. И я решил попробовать снова. Более твердо.

– Зачем ты убила папу? – Спросил я, глядя ей в глаза. К стыду моему, я, кажется, слишком сильно сжал ей руку, но она будто и не заметила. Выражение лица стало немного более осмысленным, мама приоткрыла рот и заговорила. Слова выходили тяжело, с большими паузами. После стольких-то лет молчания!

– Это... – Произнесла она и сердце мое забилось быстрее.

– Давай же! Что ты хочешь сказать?

***

– Это. – Повторила она, так же медленно, перекатывая звуки на языке. – Это ведь ты его убил.

Я смотрел ей в лицо, продолжал сжимать ее хрупкую кисть. Последняя фраза прозвучала слишком четко, чтобы можно было ослышаться... Кто-то другой растянул мои губы, разрезал рот, в неестественной, дьявольской улыбке. Я рассмеялся, как-то по-особенному. Глубоко и гортанно.

– Ошибаешься, старая ведьма! Это Я его убил. Твой сынок для этого слишком мягкотел и тупоумен. Он бы никогда этого не сделал, правда? Я лучше. Гораздо лучше. Я умнее. Я сильнее. Я все делаю лучше чем он. И знаешь, что? Я ведь желаю ему только добра. Я приходил, когда он оказывался слишком слаб, чтобы совершить настоящий Поступок. Я был ему другом долгие годы, проводил тяжелые разговоры, соблазнял женщин, сдавал экзамены и побеждал в драках. Знаешь почему Я убил отца?

Старуха задрожала всем телом, слезы потекли по ее щекам. Она попыталась оттолкнуть это существо от себя, но в руках совсем не осталось сил. Это было все равно, что пытаться сдвинуть каменную стену.

– Да потому что он хотел этого! Потому, что это маленькое скромное желание о его смерти крутилось в этой умной голове и не давало покоя. Но он бы никогда не осмелился. Даже не подумал бы об этом всерьез. А вот Я из другого теста. Нам очень нужны были эти деньги.

– Я все расскажу. – Это прозвучало очень слабо. Так маленькая девочка может угрожать расшалившемуся брату. Тот снова рассмеялся.

– А кто поверит полоумной старухе? Столько лет прошло. Хочешь обратно в дурку? Вижу что нет. Тебе ведь здесь хорошо. Кормят первоклассно. Никаких «лекарств» разжижающих мозги. Живи и радуйся.

***

Не стоило задавать мне эти вопросы! Мама расчувствовалась, стала плакать и я с трудом ее успокоил. Иногда мне казалось, что она пытается что-то сказать, но нельзя было ничего разобрать в этом потоке рыданий. Я просидел с ней несколько часов. Пришлось отменить важную встречу. Наконец старушка уснула и я передал ее заботам сиделок.

К вечеру погода совсем испортилась. Насвистывал ледяной ветер и мне пришлось пожалеть, что не достал более теплую куртку. Я брел к машине, ежась от холода. Черт, опять разболелась голова! Сел в машину, выпил таблетку. Очень вовремя. Начинался дождь. Поворачивая ключ зажигания я думал о том, что на некоторые вопросы мы никогда не получаем ответы. Может  оно и к лучшему.

+1
46
00:05
+2
Не очень поняла. Раздвоение личности?
Текст, конечно, сильно причёсывать надо
19:31
Круто! Я так поняла, что мама живёт в другом мире. Но кто тогда убийца?
Загрузка...
Ирис Ленская №1