МАГИЯ СТИХИЙ Глава 29

Автор:
kimmeriec
МАГИЯ СТИХИЙ Глава 29
Текст:

                                            СЕАНС 29.

Спустя два часа из западных ворот крепости выехал отряд вооруженных людей. Он направлялся в столицу государства сколотов – Итанат.

Впереди группы в доспехах и золоченом шлеме на белом коне мчался Звенько. Алый плащ развевался за плечами. На широком поясе был пристегнут акинак и тонкий кинжал.

За ним следом неслись трое магов на гнедых конях. Тоже в доспехах и шлемах. За плечами развевались плащи темной расцветки. У седел были приторочены луки и колчаны со стрелами.

Замыкали строй пятьдесят отборных воинов, преданных дяде Степану, который самолично возглавил полусотню.

Собственно, изменение облика наших путешественников как раз и произошло после вмешательства дяди Степана, который резонно рассудил, что одежды Звенько и магов не совсем соответствуют значимости тез событий, что должны произойти в столице.

Остановились уже на заходе солнца. Но привал был коротким. Нужно было дать отдохнуть лошадям. Потому ужинали по-походному – холодным мясом, который закусывали хлебом и запивали студеной водой, набранной в крепости.

Через два часа, группа вновь взобралась на коней, и поскакала в сторону столицы. И уже на восходе воины подъезжали к Итанату.

Столица государства сколотов поразила магов. Она находилась в предгорьях Коф-Кафа, а потому, как бы делилась на две части: расположенную на равнине, и тянущуюся вверх по горным склонам. Издали город, да и крепостные стены, казались излучающими светлые лучи, настолько город и городская стена были белыми. Можно даже сказать, что они предстали перед магами, как светлые и чистые белокаменные видения. При подъезде маги обнаружили, что и стены крепости, и дома строились из белого камня – известняка, который добывался здесь же в карьерах.

Городские ворота были раскрыты, поэтому группа воинов во главе со Звенько беспрепятственно въехала на территорию города. Копыта застучали по брусчатой мостовой.

Маги, придержали лошадей и буквально раскрыли рот от изумления. Здания в равнинной части города были сплошь двухэтажные с большими окнами по фасаду, которых было от двух до четырех. Почти каждое здание имело внутренний дворик, огражденный кованой оградой.

Проследовав по центральной улице, группа выехала к детинцу, как называли сколоты, палаты царя. Детинец также был окружен высокой, метров пяти, стеной. Улица упиралась прямо в ворота этой стены, которые тоже были раскрыты.

Во дворе детинца Звенько лихо соскочил с коня, бросил уздцы подоспевшему воину, а сам по широкой и тоже белокаменной лестнице, убранной широким красным ковром, понесся в покои отца. Маги неотступно следовали за царевичем. Дядька Степан с полусотней остались во дворе, сразу взяв под охрану ворота в детинец. Дядька же Степан приказал охране всех впускать, но никого не выпускать без разрешения царевича. Что стража восприняла с воодушевлением.

Меж тем, Звенько ворвался в покои царя. Здесь было несколько вельмож, а также лекари, пытавшиеся помочь ослабевшему здоровью царя.

- Отец, - вскричал Звенько, бросившись к постели отца. Она была широкой под балдахином. Но сейчас шторы были подняты, чтобы у кровати больного не застаивался воздух.

Звенько, опустился на колени у кровати отца и взглянул в его лицо. Пред ним предстал изможденный лик, без кровинки на лице. Глаза были закрыты. Царь тяжело дышал.

- Отец, это я твой сын, Звенько,- снова позвал отца царевич.

Веки больного вздрогнули и стали открываться. Мутный взгляд стал приобретать вполне осмысленный вид. Царь повел глазами, и взор уперся в Звенько.

- Звенислав, ты успел,… слава богам. Сын подними меня, я хочу сказать слово.

Звенько подсунул обе руки под спину больного и стал осторожно переводить его в сидячее положение.

Когда царь сел, он повел взором по присутствующим в спальне.

- Что не дождетесь моей кончины, чтобы устроить свару за стол? А вот вам фига, - и царь подняв правую руку, скрутил натуральную фигу.

- Слава богам, мой любимый сын Звенислав, успел приехать до моей кончины. И я призываю всех, кто находится в этой спальне в свидетели. Я при всех вас объявляю, что передаю стол и власть вместе с ним в руки моего сына Звенислава. С этого момента он для вас законный царь, которому дано править справедливо, но по закону. Ежли же кто начнет строить козни, пытаясь пойти против воли богов, не обижайтесь, когда вас настигнет их кара.

Повернув голову к Звенько, царь сказал:

- Опусти меня сын, я все сказал.

Звенько также осторожно опустил царя на подушки. Царь закрыл глаза. Лицо его сделалось благостным. И даже запавшие морщины вроде бы как исчезли. Он пару раз вздохнул и затих.

Звенько зарыдал, упав на грудь покойника. Но через пять минут, он поднялся на ноги. Глаза были сухими, а глаза потемнели, взгляд был тяжелым. Он обвел присутствующих этим взглядом.

- Кто не согласен с решением отца, я готов в честном бою доказать правоту его слов. И пусть поединок рассудят боги.

Среди вельмож в спальне желающих не нашлось. Все согласились, что царь Додонах высказал свою последнюю волю, находясь в светлом уме и трезвой памяти.

В это время в спальню буквально ворвалась высокая женщина, одетая во все черное. Голова была покрыта черным платком. Губы Звенько искривились:

- Не успело еще тело отца остыть, как воронье тут как тут.

Женщина дернулась от этих слов и вперила ненавидящий взгляд в Звенько.

- Да будет тебе известно, царевич, что у меня траур по погибшим сыновьям.

- Как же наслышан, как они славно рубились с сынами Варвары. Наслышан.

Женщина вновь бросила ненавидящий взгляд на Звенько и попыталась пройти к кровати царя. Но на пути встал Звенько.

- Царь умер, но успел передать мне царскую власть. И все здесь присутствующие тому были свидетелями.

Меланья, а это была она, отшатнулась и чуть не посерела лицом от такой новости.

- Никогда тебе не стать царем.

- Это мы еще посмотрим. Ты не забыла, что, как первая жена царя, ты обязана взойти на жертвенный костер вместе с ним, чтобы услаждать его на том свете?

Меланья попятилась назад, стремясь выскочить из комнаты, но Звенько не дал.

- Взять ее. Заковать в кандалы и готовить к обряду. Назначаю тризну сегодня на вечер. А завтра с утра миропомазание. Предупредите жрецов.

Вельможи кивнув, стали утекать из спальни. А воины из команды дяди Степана схватили Меланью и увели в ее покои, чтобы приготовить к сожжению.

- Позвать Варвару.

Через десять минут вторая жена царя, Варвара предстала перед новым царем. Она, как и Меланья была во всем черном. Но Звенько отнесся к ней совсем по иному, добросердечно.

- Здравствуй, Варвара. Сочувствую твоему горю и разделяю его. Твои сыновья были отличными воинами, и, возможно, стали бы, отличными правителями. Не моя вина в том, что они погибли в усобной войне. Но и во дворце я оставить тебя не могу. Предлагаю, тебе добровольно отправиться в Сретенский женский монастырь. Я напишу челобитную на имя ее домоправительницы.

- Я согласна, - не поднимая глаз, ответила Варвара.- После смерти сыновей, мне в столице, в самом деле, делать нечего. Прошу об одном: позаботься о моих дочерях. Выдай их за справных мужей.

- Обещаю, - ответил Звенько.

И Варвара покинула спальню.

Не успела Варвара покинуть спальню царя, как в нее вбежала еще одна женщина в богатой одежде. Увидев Звенько, она бросилась ему на грудь.

- Мама, - воскликнул звенько, и раскрыл объятия.

Маги из деликатности вышли из спальни, остановившись в коридоре.

- Меня беспокоит Меланья, - сказал Грехем. – Одного взгляда на нее достаточно, чтобы понять, что она колдунья самого черного пошиба. Как бы она не прокляла Звенько и его род в момент восхождения на костер. Я знаю такие случаи. Род вырождался буквально за пять-семь поколений.

- Может быть, ввести ее в транс? – предложил Уго. - Да так, чтобы она не понимала, что с ней и где она находится

- А не покажется это странным для тех, кто будет присутствовать на тризне? – Усомнился Ван Я. – Тут нужно сработать очень точно и очень тонко.

- Брат,- ответил Грехем, - представь состояние человека, которого ведут на костер. Тут самый стойкий впадет в транс. И это будет видно окружающим. Мы лишь немного поможем. Введем в транс заранее, чтобы не исполнились мрачные мысли этой колдуньи. Все-таки, Звенько лично мне стал, как родной.

- Ты прав, брат. Но займемся этим чуть позже. Сейчас пойдем, посмотрим, что делается во дворе. Слышишь, топоры стучат?

Он и вышли из дворца и с высоты лестницы стали осматривать двор. В центре детинца, прямо перед воротами, плотники сооружали кострище из толстых бревен, а также устраивали помост, на который будет уложен гроб с телом покойного царя. Тут же был воздвигнут столб, к которому, по идее, должна быть привязана Меланья, перед тем, как начнется жертвоприношение.

- Братья, поспешим,- сказал Грехем, - иначе эта Меланья перед смертью может устроить серьезные разборки. Думаю, сил на это, у нее найдется. Да и сторонников в толпе у нее хватает.

Маги набросили полог невидимости и поспешили в покои Меланьи, которые им показал все тот же дядя Остап. Перед дверью стояли два воина с оголенными мечами. Стало ясно, что через дверь они не пройдут. Ха, зато пройдут через стену. Уго пошептал нужное заклинание, и коснулся ладонью стены. Она, будто сотканная из воды, пропустила ладонь внутрь. А вслед за нею проник в комнату и сам Уго. Следом вошли остальные.

Меланья лежала на кровати. Ее руки и ноги были в оковах. Безумные глаза уперлись в потолок.

Маги стали обходит кровать с двух сторон. Уго зашел слева, а Ван Я и Грехем – справа.

Когда они поравнялись с Меланьей, то подняли руки, из ладоней которых вылетели небольшие искорки, попавшие в голову Меланьи. Она закрыла глаза, и как бы заснула.

Так же тихо маги покинули спальню, и вновь вышли во двор. Там работа спорилась, кострище было почти готово.

- Очень хорошо, - сказал Ван Я, снимая полог невидимости.- До вечера она поспит. А потом будет бесчувственная как чурбан, такую, хоть на костер, хоть на убой веди.

- Не торопись с выводами, брат, - ответил Грехем, - вдруг в окружении Меланьи есть колдуньи, которые поймут, что на нее наложено заклятье, и попытаются снять.

- Хм-м, пусть попробуют, - ухмыльнулся Ван Я.

Они вернулись в спальню покойного царя. Там уже появились плакальщицы, а заодно обмывальщицы, которые усердно обмывали тело царя, раздев его донага. Тут же лежали погребальные одежды, в которые потом царя оденут.

Маги поняли, что здесь им делать нечего, и пошли искать Звенько. Нашли его в тронном зале, где он сидел в одиночестве на троне в глубокой задумчивости.

Маги неслышно вошли в тронный зал и приблизились к Звенько.

- Друже, о чем думы?- спросил Ван Я.

Звенько, погруженный в себя, даже вздрогнул от неожиданности. Он поднял голову, в глазах сплошной туман. Но вот взгляд стал проясняться.

- А это вы. Да, вот, думаю о делах насущных. Их набежало столько, что не знаю, за что ухватиться в первую очередь. Войска почти нет, погибло из-за усобиц. А это значит, что власть царя ослаблена. Наверняка на свет полезут всякие доброхоты, которые либо станут советовать, как обустроить государство, либо плести интриги против меня, с целью свалить с трона и посадить своего ставленника. Уж слишком много всяких разных партий развелось, благодаря таким, как Меланья. Пока они спрячутся от греха подальше. Но ведь вылезут из подполья, наверняка вылезут. И будут стараться вставлять палки в колеса, чего не хотелось бы. Впереди много дел, нужны единомышленники. А у меня их кот наплакал.

- И всего-то.- Вздохнул Ван Я. – Я уж думал, случилось что-то серьезное. А подобные проблемы всегда возникают при смене правителя. И тут важно правильно себя повести. С Меланьей хороший ход. Избавляешься от злейшей вражины, которая вредила бы по-настоящему. Я как увидел ее, сразу понял, вам двоим одном дворце, да что там дворце, в одном государстве не ужиться. А тут ты просто исполняешь древний обычай. Народ это любит. Если задумаешь что-то менять, помни, народ  не любит крутых перемен, как не любит и тех, кто затевает эти перемены. Поэтому постарайся изменять государство, находя серьезный повод. Тогда народ более легко воспримет перемены. Опять же, у тебя куча вельмож. Ты знаешь, кто на что способен. Подбери толковых советников, и будет тебе счастье.

- Хорошо сказал,- ответил Звенько.- Но времени катастрофически не хватает.

- Звенько, - вмешался Грехем. – Государство, что человек. Крепкое государство должно опираться на два столпа, как человек опирается на две ноги. Первый столп – это крепкое надежное войско, которое сумеет отбиться от любого внешнего врага. Ты говоришь, что войска нет. Но ты вспомни, сколько таких застав, через которую мы проехали. Собери небольшой экспедиционный корпус и сделай инспекцию этих застав. Там много надежных людей, к тому же имеющих боевой опыт. Отбирай их в свое войско. Одновременно, объяви набор в войско. И не скупись на обещания. Пообещай хорошую плату за службу и надбавки за пребывание в отдаленной местности. Уверен, найдется много желающих попасть в такое войско. Вот новобранцев и оставляй на заставах, а бывалых воинов собирай в кулак, держи при себе. Но не давай им расслабиться. Чувствуй настроения в войске. Думаю, твой дядя Степан будет тебе в этом хорошей порукой.

Глаза Звенько стали осмысленными.

- Хороший план. Пожалуй, так и сделаю сразу после помазания.

- Скажу еще одну мысль, - продолжил Грехем. – Второй ногой государства должна быть Тайная Стража. Если войско предназначено для борьбы с внешним врагом, то Тайная Стража будет бороться с врагами внутренними. А таких в любом государстве пруд пруди. И вот, что интересно, спросишь у такого: Что не так? Толком и не скажет. Но все равно будет твердить: Я против. Вот и должна Тайная Стража выявлять таких недовольных.

- А что с ними делать, казнить? – спросил Звенько.

- Зачем сразу казнить? Вариантов решений может быть множество. Лютых врагов твоей власти, непримиримых, конечно нужно выпалывать. Но есть много таких, которые всегда всем недовольны. Их надо отловить и приставить к какому-нибудь делу. И загрузить так, чтобы и на писк времени не осталось.

- Опять же, вспомни относительно твоих решений по Меланье и Варваре. Очень мудро было отправить Варвару в монастырь. В отличие от Меланьи, она тебе не враг. Просто звезды сложились для нее неудачно. Так бывает. Но не убивать же ее за то, что она мать твоих соперников в престолонаследии? Тем более, что и наследников уже не осталось, перевели друг друга на бранном поле. Вот так поступай и с другими. И помни, случай может быть подобен другому случаю, но никогда не тождественен. Поэтому в каждом отдельном случае нужно серьезно разбираться. Подбери толкового и преданного тебе человека, пусть с этим разбирается, но с обязательным докладом тебе о всех своих действиях.

- А если он начнет решать свои дела, пользуясь положением?

- Обязательно начнет, уж такая природа человеческая. Потому ты за ним следи. А как он перегнет палку, вызови и припугни, что в следующий раз он сам ляжет на пыточный стол. Поверь, это здорово отрезвляет. А еще лучше назначь главой Тайной Стражи кого-нибудь из своих родичей. Все-таки родная кровь она сплачивает.

Звенько удивленно посмотрел на Ван Я.

- Ты случайно мысли не читаешь? Я как раз думал о младшем брате – Твердиславе. Он очень даже подойдет на эту должность.

- Ну, вот и эта проблема решаема. Кстати, как я понял, город делится на низинную часть, в которой живут, в основном, зажиточные люди, и горную часть, населенную бедняками. Вот пусть Твердислав и станет отбирать себе людей из горной части.

- Почему?

- Ты можешь вспомнить слуг, которые тебе сегодня встретились во дворце?

Звенько задумался, даже наморщил лоб. Потом сказал

- Нет, не помню. Тем более что все слуги почти мне не знакомы.

- И в этом их преимущество. Они бродят серыми тенями по дворцу, могут зайти в любую комнату, но ни вельможи, ни стража, ни твоя родня их как бы не видит. Слуги идут как бесплатное приложение к дворцу. А ведь это замечательно. Они могут быть неплохими соглядатаями, т.е. работать на Тайную Стражу, причем, совсем за небольшую плату. Подумай об этом.

- Спасибо, други.

Лицо Звенько прояснилось.

- День катится к вечеру, скоро тризна. Нужно приготовиться.

Маги откланялись и вышли из тронного зала. Действительно, уже смеркалось. Выйдя на двор, маги обратили внимание на то, что место сожжения царя Додонаха уже готово. Более того, справа и слева в отдалении расставлены столы для поминок.

На правах друзей царя они выбрали место рядом с его высоким креслом и затихли, ожидая начало тризны. Постепенно столы заполнялись. Здесь были и вельможи, и старые воины, с которыми Додонах ходил в бой, и зажиточные купцы. Правда, последние уселись за дальними столами, уступая ближние столы придворным.

Вышел Звенько. Он успел переодеться в черные одежды. Даже кольчуга и шлем были черненными, как и перья плюмажа на шлеме. Звенько уселся на кресло и махнул рукой. Тут же зазвучали, запели трубы и рога, зазвенели литавры, выводя траурную песню, а на пороге дворца появилась траурная процессия, несущая на настиле покойного царя. Он был облачен в свои походные одежды, на голове был шлем. Грудь укрыта щитом с царским гербом. Под правой рукой лежал меч.

Процессия, несущая тело Додонаха состояла из шести человек. Это были умудренные жизнью воины, ближайшие друзья покойного царя. Все встали, когда тело царя проносили мимо столов в сторону кострища. На широкой деревянной лестнице ведущей наверх, стояли воины, ожидая, когда к ним подойдет траурная процессия. И когда она подошла, ухватились за ручки щита и стали передавать друг другу по лестнице, с тем, чтобы поднять наверх. Верхние воины подхватили тело царя и положили его на установленное для этого случая место.

В этот момент трубы замолкли. Наступила тишина. И в этой тишине из дворца в сопровождении служек и охраны появилась Меланья. На сей раз она была в белом платье до пят, босая и простоволосая. Взглянув на нее, Уго определил, что она как бы отрешена от мира сего. Пустые, ничего не выражающие глаза, блуждали взглядом по окружающим.

Меланью подвели к кострищу, и она сама поднялась наверх. Ее привязали к столбу, находящемуся рядом с головой покойного царя. Все, кроме двух человек с факелами поспешно покинули место жертвоприношения. А факелоносцы повернувшись к Звенько, ждали его сигнала.

Звенько махнул рукой, факела были брошены вниз, где лежал хворост и также поспешно покинули помост.

Пламя сразу охватило помост и толстые бревна, бывшие его основой. Вверх вырвались огромные языки пламени. И в этот момент Уго заметил, что глаза Меланьи становятся осознанными. Еще мгновение, и она очнется. Но Ван Я не дал этому случиться. Он поднес правую ладонь ко рту и дунул с таким расчетом, чтобы поток воздуха пошел над ладонью. А на костре в это время огромный язык пламени вырвался из-под пола помоста и качнулся в сторону Меланьи, влетев со всего размаху в ее открывающийся рот. Моментально огонь выжег все внутренности первой жены покойного царя, и она повисла на еще не обгорелых веревках.

Дальше тризна следовала по заведенному обычаю. Когда костер прогорел и потух, специально определенные для этого дела люди, стали разгребать головешки, в поисках костей царя и Меланьи, но не нашли ничего. Вообще ничего, о чем было доложено Звенько.

Такого никогда не было, потому народ смутился. Но тут справа от Звенько встал высокий мужчина в балахоне. Капюшон был отброшен на плечи. Он воздел руки к небу и зычным голосом закричал:

- Жители Итаната, славной столицы государства сколотов, вы стали свидетелями чуда, явленного богами. Они были настолько милостивы, что взяли на небо царя Додонаха и его жену Меланью вместе с телами. Теперь они находятся в славных садах, где общаются с богами. Так восславим богов и закончим тризну согласно обычаям наших предков.

Сидящие за столами зашевелились, лица были довольные услышанным. А в это время слуги стали разносить еду и питье. А на месте прогоревшего кострища стали устанавливать щиты, соединяя их в помост. Он получился квадратным, со стороной метров в двадцать.

Вновь грянули трубы. С кресла встал Звенько.

- Всех находящихся здесь приглашаю поднять чаши за покойного царя, чтобы восславить его в веках.

Все дружно встали и, не чокаясь, стали пить вино, налитое в чаши.

Затем были еще тосты, но Звенько и маги уже не слушали. Звенько подозвал магов, наклонился к ним и тихо спросил:

- Ваших рук дело?

- Друже, в самом деле, зачем тебе кости? - ответил Ван Я. – В нынешней непростой ситуации они могли стать фетишем для сторонников Меланьи. А так нет костей, нет проблем.

- Но как ты умудрился? – удивился Звенько.

- О, это просто. Прибавил немного жару, с расчетом, чтобы сгорели и испарились не только кости, но и железо.

- М-да. Интересно.

- Звенько, - поинтересовался Уго, - а кто тот мужчина, что разрядил обстановку?

- Верховный жрец.

- Заметь, он встал на твою сторону. А завтра будет возводить на престол. Нужный человек.

- Я понял, подумаю.

В это время началась основная часть тризны. Воины выходили на помост и в шутейных боях показывали свою удаль и выучку. Звенько и маги внимательно смотрели на бойцов, которые и не догадывались, что сейчас решается их судьба. И уже завтра кто-то из них пойдет на повышение.

Тризна затянулась далеко за полночь. Но на дворе было светло. И потому что светила полная Луна, и от множества факелов, освещающих двор.

А в это время на заднем дворе дворца формировался небольшой обоз. Это Варвара и те служки, что ей служили, собирались в поездку в Сретенский монастырь. Ближе к полуночи обоз был готов, и медленно выдвинулся через запасные ворота из дворца.

+2
25
09:25
+1
Одно взгляда на неё достаточно — видимо тут пары букв не хватает
09:42
+1
ещё, червлёный вроде красный, а не чёрный
09:49
+1
Спасибо, всё исправил thumbsup
Загрузка...
Наталья Маркова №1

Другие публикации