Тень отеля

Автор:
Roman Andryushin
Тень отеля
Аннотация:
Самый обычный, на первый взгляд, отель "Лонг Роуд" таит в себе опасность для посетителей. Хотите узнать его тайну - зайдите внутрь. Но будьте осторожны, шагая по коридорам и заглядывая в комнаты...
Текст:

На нашу долю не выпало

ни великой войны, ни великой депрессии.

Наша великая война – духовная.

Ч. Паланик

Стоявшее на краю города здание ожидало гостей. Правда, деревья вокруг него выглядели слегка неприветливо. Но это становилось заметно не сразу. Внутрь входили всё новые и новые посетители. Входили и наполняли собой номера отеля «Лонг Роуд».

Начинался апрель. В тот день гости приходить не торопились. Но вот к крыльцу подошли двое мужчин. На вид около сорока пяти. На одном из них плащ и шляпа. Другой – с лысиной и в кожаной куртке. Последний, докурив сигарету, бросил бычок в урну. И они зашли внутрь.

Мужчины назвали имена и оплатили проживание. Получив ключи, они направились в номера. Комнаты находились на четвёртом этаже. Лестница не совсем новая, стены обшарпанные. Затем следовал длинный тускло освещённый коридор. Обои – коричневого и зеленого цвета. При наличии богатой фантазии создавалось особое впечатление. Будто пробираешься через лес. Как тогда, в детстве, заблудившись вечером. Но эти двое обстановку фактически не замечали. Увлечённо шагали к номерам. Комнаты, скрытые за дверьми, ожидали посетителей.

Мужчины сняли верхнюю одежду и поставили чемоданы. Наконец-то можно усесться в кресло. Или даже улечься на диван. Впрочем, отдыхали они недолго. К обоим зашёл работник отеля. Удостовериться, что в номерах есть всё необходимое. И спросить, не нужно ли чего-нибудь дополнительно. Проверив комнаты, работник удалился. Коллеги вновь могли погрузиться в тишину и отдых. Но такой вариант показался весьма скучным. Один из гостей предложил пройтись до ближайшего бара. Отметить приезд бутылкой хорошего алкоголя. Одевшись, мужчины отправились на поиски заветного местечка.

– Можно, конечно, выпить чего-нибудь в баре отеля. Но пройтись по соседним кварталам интереснее. Посмотреть, что тут у них вообще есть, – сказал товарищ в плаще.

– Согласен, – ответил другой, – мы не кухарки, чтобы сидеть в четырёх стенах.

Мужчины вышли из отеля. Пройдя шагов шестьдесят, они свернули налево. По пути изучая немногочисленные достопримечательности.

Небо хмурилось, становилось душно.

– Мэлори, похоже, будет гроза, – заметил один из попутчиков.

– Да, надо поскорее куда-нибудь спрятаться, – добавил другой, с лысиной.

Спустя несколько минут они наткнулись на небольшой бар. Название довольно странное – «Брюхо совы». Уже начинал капать дождь. Недолго думая, мужчины зашли внутрь.

В помещении – почти пусто. Лишь у дальнего окна сидел какой-то посетитель. И казалось, о чём-то размышлял. За стойкой – молодой официант с длинными чёрными волосами. Лицо украшала козья бородка.

Заказав коньяку, товарищи сели за стол. Сквозь пыльные окна виднелись потоки начавшегося ливня. Периодически сверкали вспышки молнии. Официант подошёл спустя минут десять. Коньяк с дольками лимона ожидал посетителей.

– Как-то не слишком он тороплив, – заметил собеседник с лысиной, – кроме нас – почти никого. Можно бы принести и чуть пораньше.

– Да ладно тебе. Должно быть, он готовил напитки особенно тщательно, – с сарказмом ответил товарищ.

– Намешал он нам, наверное, от души, – окончательно развил тему медлительности официанта первый. – Ну давай, Стив, за приезд! – и раздался звон бокалов.

– Интересно, у них здесь все такие неторопливые? – продолжил развивать юмористический диалог обладатель шляпы.

– Надо будет проверить, – сказал решительно настроенный обладатель лысины, – у нас целых два дня.

Мужчина, сидевший у окна, встал из-за стола. Подошёл к ним и подсел рядом. Лицо с неказистыми очками вызывало некоторое отторжение.

– Насколько я понимаю, вы ведь не отсюда? И остановились где-то поблизости, – начал он.

– Да, вы правы, – ответил Стив.

– Командировка, – пояснил Мэлори, – есть тут на пару дней работа.

– А позвольте поинтересоваться, где именно вы остановились? – продолжил незнакомец.

– А почему вы нас об этом спрашиваете? – с подозрением ответил Стив. – Разве вам не всё равно? Вы ведь видите нас впервые.

– Да, верно, но, тем не менее, – сказал мужчина. – Ваше пристанище – отель «Лонг Роуд»? – и он внимательно посмотрел на них.

– Ну, в общем, да, – ответил Мэлори. В простоватом лице читалась лёгкая растерянность. – А что, это имеет значение? Или есть что-то, чего мы не знаем?

– Если остановились здесь, то имеет, – изменив выражение лица, сказал незнакомец. – Кстати, почему вы не зашли в их бар? А пошли искать другой?

– Выпивать и ночевать в одном месте скучновато, – ответил Стив. – Должно же быть хоть какое-то разнообразие.

Мужчина улыбнулся.

– Иногда хочется приключений, понимаю.

– Командировка – дело такое, можно и развеяться немного! – бодро добавил Мэлори.

– Правда, иногда приключения заканчиваются не слишком весело, – продолжил незнакомец. – Особенно, если вы остановились в «Лонг Роуд».

Коллеги переглянулись. Тот, что с лысиной, заинтригованно спросил:

– А в чём, собственно, дело? Чем этот отель так плох?

– Тем, что он трёхзвездочный, а не пятизвёздочный? – сострил другой.

– Если бы всё ограничивалось только этим, – улыбнувшись, ответил мужчина. – Дело тут вот в чём, – продолжил он серьёзным тоном. – Можете верить, можете не верить. Но я убеждён, что отель проклят.

Коллеги снова переглянулись. Мужчина с лысиной воскликнул:

– Что за чушь?! С чего вы это взяли?! Кто вы вообще такой?!

– Кто я такой – значения не имеет, – невозмутимо сказал незнакомец, – важнее, пожалуй, будет мой вам совет. Перебирайтесь в какое-нибудь более удачное место. Например, в семи кварталах отсюда. А здесь не задерживайтесь ни на день.

– Так что же тут такого может произойти? – недоверчиво прищурившись, спросил Стив.

– Думаю, вы уже и сами догадываетесь. В этом отеле периодически умирают люди.

– Люди вообще имеют свойство периодически умирать.

– Да, действительно. Но здесь это происходит каждые несколько месяцев, – продолжал мужчина, – не кажется вам, что это слишком часто?

– Ну, в жизни всякое бывает, – попытался возразить Мэлори, поправив часы.

– А вот мне кажется, это не случайность, – не унимался незнакомец. – Я не ясновидящий и не знаю наверняка. Но мог бы предположить несколько версий. Возможно, само место неблагоприятное. Возможно, здесь живут злые духи. Либо имеется ещё какая-то неизвестная причина.

– Ха-ха, чего?! – нервно засмеялся Мэлори. – Вы сами-то в эти сказки верите?!

– Согласен, – улыбнулся тот, – поверить в это действительно сложно. Но всё-таки я убеждён, что отель проклят.

– Ну, хорошо, пускай вы так думаете. Мы не против, – с иронией сказал Стив. – Только давайте этот нелепый разговор закончим.

– Что же, как хотите, – ответил незнакомец с грустной улыбкой. В глазах читалась лёгкая обида. Задумчиво посмотрев в окно, он сел обратно.

А коллеги заказали ещё коньяку. И их разговор продолжился. Уже на новую, более интригующую тему. А главное, действительно стоящую обсуждения.

Тишину полупустого бара нарушали лишь голоса приятелей. Через полчаса таинственный незнакомец ушёл. Ещё через полчаса и коллеги покинули бар. Изрядно подвыпившие, они направлялись к отелю. Уже почти стемнело, ливень прекратился. Лишь редкие капли воды падали с деревьев.

– Слушай, Стив, – сказал тот, что с лысиной, – а вдруг здесь и правда живут призраки?

И товарищи переглянулись, изобразив испуганные лица. После чего истерично захохотали.

– Представляешь, если они убьют кого-нибудь из нас? Будет особенно обидно, – заметил другой, в шляпе. – Что тогда сказать жене? Она ведь ни черта не поверит!

И смех продолжился.

– Да, лучше сразу сказать, что нашёл любовницу, – ответил обладатель лысины.

– Кто это вообще такой? – спросил касаемо незнакомца товарищ в шляпе. – Работник соседнего отеля?

– Вряд ли, – ответил тот. – Такого странного типа никогда бы не нанял. Я бы пригласил этого приятеля в психбольницу. Только не поработать, а полежать! – И хохот стал ещё громче.

Спустя несколько минут коллеги подошли к отелю.

– А нам посчастливилось пообщаться с местной достопримечательностью! – похвастались они сидящей за стойкой регистрации женщине. Затем поднялись наверх. Прошли по длинному коридору. Нарочито серьёзным тоном товарищ с лысиной сказал:

– Эй! Если что-то случится, считайте меня коммунистом. Коммунистом, нашедшим любовницу.

Оба в который раз рассмеялись. И разошлись по номерам.

Стив зашёл в комнату. Включил свет, повесил на крючок шляпу. Снял плащ, разулся. И заметил, наконец, висящую на стене картину. На ней – кенгуру на фоне саванны.

– Какой милаха, – произнёс мужчина. Сняв одежду, выключил свет и лёг спать. Уже почти заснув, он услышал какие-то звуки. Что-то, сильно напоминающее топот.

«Кенгуру прыгает, – пронеслось в голове, – чёртов кенгуру! Стоп. Он же нарисован». – Посетитель взглянул на освещаемую светом луны картину. На картине абсолютно ничего не поменялось.

– Что за чертовщина? – проворчал он и закрыл глаза, пытаясь уснуть. Но звуки продолжились. Стив снова посмотрел на картину. Кенгуру ни капли не изменил положения.

«Ну и что бы это могло быть? – подумал посетитель. – Откуда эти звуки? Не могут же они возникать из пустоты. Может быть, это мой коллега юморит? Чёртов шутник».

Тем временем звуки стали реже. Вскоре совсем утихли.

«Да, как-то всё это странно», – подумал Стив и поднялся с кровати. Он надел брюки и рубашку. Сунул ноги в тапочки.

Подойдя к двери соседнего номера, мужчина повернул ручку. Но дверь не открылась. Тогда он постучал и крикнул:

– Эй, ты что там делаешь? У тебя всё в порядке?

Никто не ответил.

– Ты меня слышишь, Мэлори? – продолжал тот. Но в ответ по-прежнему лишь тишина.

Потупив взгляд, мужчина быстро направился вниз.

– Не могли бы открыть комнату моего соседа? Мы сегодня выпивали. Хочу проверить, как он себя чувствует.

Работница, удивлённо на него посмотрев, спросила:

– Думаете, от алкоголя ему стало плохо? Ну, пойдёмте, посмотрим.

Взяв запасной ключ, они поднялись наверх. Женщина вставила ключ в скважину.

Когда дверь отворилась, посетитель осторожно зашёл внутрь. И замер, не говоря ни слова. Посреди комнаты лежало мёртвое тело. Окно закрыто, на полу никаких следов. В комнате лишь диван, кресло, журнальный стол. Висящая над ним картина с ковбоем на лошади. И телевизор, стоящий на тумбочке.

– Что? Что могло произойти?? – пробормотал Стив.

– Не знаю, – взволнованно ответила работница. – Может быть, сердечный приступ? – предположила она. – В любом случае, нужно вызвать полицию!

– Что ж, вызывайте, – растерянно ответил посетитель.

Через полчаса полицейские сидели в номере. Дав показания, мужчина мог быть свободен. Он подошёл к работнице и сказал:

– Я покидаю отель. Прямо сейчас. Я соберу вещи и отдам вам ключ.

– Может быть, дождётесь утра? – немного недоумённо предложила та.

– Нет, уезжаю прямо сейчас, – продолжал посетитель, глядя на стену стеклянным взглядом.

– Просто сейчас ведь ночь, куда вы...

– Не важно, дождусь утра хоть в парке, – перебил её тот. – Я съезжаю.

Стив никого больше не слушал. Ничего не замечал. Он быстро собирал вещи. Собрав, отдал работнице ключи. Сбежал по ступенькам. И, распахнув дверь, вышел наружу.

***

Стояли жаркие июньские деньки. По каштановой аллее ехал полупустой автобус. Дорога вела к отелю «Лонг Роуд». Автобус ехал не спеша. Задерживаясь почти на каждом светофоре. Как будто не торопился везти пассажиров. Сзади сидел молодой студент по прозвищу Рэд. Взгляд, устремлённый в окно, ожидал появления отеля. И вот автобус подъехал к нужной остановке. Студент, взяв сумку, покинул салон.

Самый разгар дня. Солнце опаляло рыжеватые, слегка растрёпанные волосы. От зноя становилось трудно дышать. Вытерев пот со лба, парень направился в отель. Хотелось поскорее укрыться от пекла.

– Здравствуйте, слышал, у вас есть недорогие номера. Хотелось бы комнату подешевле на одного человека.

Работница с улыбкой Джоконды сказала:

– Да, номера у нас не слишком дорогие. Заезжаете на сколько дней?

– На два дня, – ответил молодой человек.

– Сейчас попробую что-нибудь найти. Так, что тут у нас есть? – и она начала пробегаться по журналу. – Вот неплохой вариант: пятый этаж, номер пятьдесят шесть. Два дня обойдутся в сорок долларов, устраивает?

– Да, давайте, – сказал студент и расплатился.

Получив ключи, он направился в номер. Безлюдный коридор обклеен обоями тёмно-жёлтого цвета. Появилось чувство, будто идёшь по пустыне. От этого стало ещё более душно. Но вот взгляд отыскал нужную дверь. Парень радостно зашёл внутрь. Отложив вещи, сел в кресло возле окна. Рядом стояли одноместная кровать и журнальный стол. Мебель уже явно не новая. Обои в комнате жёлтого и красного цвета.

Рэд достал из сумки книгу. Решив, видимо, отвлечься от надоевшей суеты. Открыв её где-то на середине, начал читать. Спустя какое-то время усталость взяла своё. Глаза начали постепенно закрываться. И студент уснул прямо в кресле.

В какой-то момент его разбудил неожиданный стук.

– Да-да, войдите, – сказал парень сонным голосом.

В комнату зашёл работник отеля. Он поприветствовал молодого человека. Проверил, есть ли в номере всё нужное. Уточнил также, не надо ли чего-нибудь дополнительно. Рэд поблагодарил за предложенное. Сказал, что всё нужное есть. Пообщавшись ещё немного с посетителем, работник ушёл.

Солнце клонилось к закату. Студент вспомнил, что читал книгу. «Где же она? – подумал он. И довольно быстро обнаружил её под столом. – Точно, я же заснул, когда читал. Видимо, тогда и упала». Молодой человек поднял книгу. Нашёл страницу, где его чтение прервалось сновидениями. И взгляд забегал по строчкам вновь.

Но вскоре, посмотрев на часы, посетитель встал. Пришло время спускаться на ужин. Творог со сливками и джемом – просто объедение! Либо студент изрядно проголодался. С удовольствием доев порцию, парень отправился обратно. К двери с цифрами «5» и «6».

Рэд вошёл в номер – дверь тихо захлопнулась. Небо за окном заволокли тёмно-серые тучи. Накрапывал дождь. Изредка раздавался шелест листьев.

Студент прилёг на кровать.

«Да, как-то скучновато день прошёл. Так никуда в итоге и не сходил. Всё собирался, маршрут продумывал. И для чего? Чтобы потом просидеть весь день в номере? Листать часами книгу можно и дома. Ладно, завтра точно куда-нибудь выберусь. Надеюсь, наткнусь на что-нибудь интересное. А потом – в соседний город. Давно уже хочется прокатиться на их аттракционах. Три года в колледже за партой убил. Пора и развеяться немного. Обещали же, что жизнь начнётся после диплома.

Может быть, это отель навевает тоску? Странная здесь атмосфера, ей богу. Как будто давит. Не знаю, почему, но правда. Как будто эти стены следят за тобой. Надо будет завтра поскорее выйти на прогулку. А сейчас – спать».

Накрывшись одеялом, Рэд повернулся к стене. Полежав какое-то время, перевалился на другой бок. Потом приподнялся, облокотившись о спинку кровати.

«Чёрт возьми. Тут ещё и уснуть не так просто».

Студент зажёг тусклый свет люстры. Несколько минут просидел, уставившись на стену. Потом перевёл взгляд на висящую напротив картину. Он заметил её ещё в начале. Но сейчас картина чем-то особенно привлекла внимание.

На холсте – берег реки с соснами. Деревья стоят недалеко от воды. При тусклом свете картина выглядела немного зловеще. Рэд посмотрел на неё какое-то время. Отвёл глаза. Но затем взгляд вновь вернулся к картине. Молодой человек стал в неё вглядываться. Вглядываться куда-то между деревьев. На лице появилось выражение удивления. Довольно быстро удивление переросло в ошеломление. Выпучив глаза, парень продолжал смотреть на картину. Затем он встал с кровати. Начал пятиться к стене. В глазах читался уже явный испуг. Рэд перевёл взгляд чуть ниже картины. Чуть выше. И лицо окончательно наполнилось ужасом. Руки и колени начали трястись. Посетитель прижался к стене и открыл рот. Попытался закричать. Но не получилось издать ни единого звука. Выпучив глаза, студент осел. Лицо скорчилось. Рэд попытался рвануться в сторону. Потом – в другую, и завалился на пол. Глаза закатились. Открыв рот, студент начал биться в судорогах. Ноги то вместе, то врозь ударяли по полу. Дыхание стало частым, прерывистым. Потом перешло на хрип. Лицо покраснело, глаза стали закрываться. Чуть слышно Рэд издал несколько невнятных звуков. И дыхание остановилось. Тело обмякло и застыло навсегда. А покрасневшее лицо начало бледнеть.

В окно периодически задувал ветер. Доносился шелест листвы стоявших рядом деревьев. В какой-то момент наступила по-настоящему мёртвая тишина.

Настало утро. Лучи солнца лениво пробивались сквозь ветви деревьев. В отель зашла группа молодых туристов. Парни и девушки подошли к стойке регистрации. Спросили, есть ли свободные номера. Работница радостно сообщила, что есть. И вот три подходящих номера найдены. Туристы выложили на стол паспорта и деньги. Женщина стала записывать имена в журнал. Получив ключи, гости разбились по парам. Поднялись на третий этаж. И бодро зашагали по коридору. Комнаты располагались в самом конце. На этаже пусто. Свет ламп устало обволакивал стены. Обои серого цвета создавали ощущение холода.

Внезапно они услышали громкий топот и голоса. Кто-то медленно спускался по ступенькам. Любопытство заставило некоторых туристов обернуться. Топот становился всё громче. Голоса всё приближались. И вот перед отставшими туристами предстала картина. Веселье резко сменилось на испуг. Двое работников отеля несли на носилках мертвеца. Из-под чёрной накидки торчали рыжеватые волосы. Слегка растрёпанные и слипшиеся от засохшего пота.

– Что вы там застряли? Пойдёмте скорее в номера! – окликнули их остальные, ушедшие вперёд.

Но те продолжали стоять в замешательстве. Даже не обратили внимания, что их зовут. Ушедшие вперёд окликнули их вновь. Не увидев опять никакой реакции, пошли обратно. И, подойдя, увидели, что так привлекло внимание. Выражения лиц изменились, и товарищи замолчали. Тем временем покойника спустили ниже. И вскоре не самая радостная картина исчезла. Вновь остались слышны лишь топот и голоса.

– Да уж, – произнёс один из туристов, – удачное начало дня.

– Ладно, пошли. Не будем же мы тут стоять, – сказал другой.

И, взяв сумки, группа двинулась по коридору.

– Интересно, что с ним случилось? – немного напряжённо спросила одна из девушек. – Сердечный приступ?

– Кто знает, может быть, и так, – ответил второй товарищ.

– Да, всякое бывает, это жизнь, ребятки, – попытался успокоить их третий.

Зайдя в номера, туристы стали располагаться. Одна из девушек поставила сумку возле входа.

– Послушай, Ричард, мне здесь не нравится, – сказала она.

– Да ладно тебе, ты просто под впечатлением. Сейчас сходим куда-нибудь, развеемся. Всё будет хорошо, вот увидишь.

– Нет, Ричард, я тебе точно говорю. Здесь что-то не так, я это чувствую, – продолжала девушка. – Нам лучше отсюда уйти.

– Иви, да хватит тебе, в конце концов! Что ты такая трусишка! Трусишка-серый заяц, иди, я тебя обниму. И будем выходить – нас уже, наверное, ждут.

– Да ты не понимаешь, Ричард, не понимаешь! – нервно сказала девушка, почти срываясь на крик. В голосе слышалась тревога. – Пойдем, пожалуйста, и другим скажем! Поверь мне, так будет лучше, пойдем же! – Она взяла сумку и выбежала в коридор.

Молодой человек несколько секунд простоял в недоумении. Но потом, взяв оставшиеся вещи, вышел за ней. Иви ждала возле лестницы. Зайдя в соседнюю комнату, Ричард сказал:

– Ребят, я расскажу всё потом. А сейчас – забираем вещи и уходим!

– Чего??! Ты серьёзно, Ричард?! Что случилось? Это всего лишь из-за того парня? Да ты псих! – пошли возгласы в ответ.

– Я всё расскажу потом. Идём! – сказал тот и решительно направился к лестнице.

Остальные недоумённо переглянулись. Один из них сказал:

– Слушайте, может, какая-то причина правда есть?

– И какая же?

– Да неважно. Главное, что, вполне возможно, она действительно есть. Может, правда стоит уйти?

– Ну, эти двое, похоже, точно настроены уходить. Так что придётся догонять. Если по-прежнему хотим отдыхать вшестером.

– Видимо, да. Забираем вещи и пошли!

Когда они спустились вниз, Ричард сказал работнице:

– Знаете, мы съезжаем. Вот ключи.

– Съезжаете?? А почему? Что случилось? – удивлённо спросила та.

– Нашёлся более удачный вариант.

– А что вам не понравилось здесь? – поинтересовалась женщина.

– Трупы в коридорах вашего отеля, – сказала Иви.

– Трупы? – снова удивилась та. – У нас что, кто-то умер?

– Вообще-то да, – слегка раздражённо ответил Ричард, – вы что, разве не знаете?

Работница неуверенно пожала плечами. Затем, открыв журнал, что-то быстро черканула. И отдала туристам деньги.

– Вообще люди умирают много где. Что же теперь, сразу выселяться? Впрочем, ладно, заезжайте в другой раз, – произнесла она, улыбнувшись.

– Мы подумаем, всего хорошего, – сказал Ричард, и группа покинула отель.

Сев на лавочку, Иви облегчённо вздохнула. Один из парней достал пачку сигарет. Отказываться никто не стал.

***

Конечно, ещё и дождь для полного веселья. Замечательно, как нельзя кстати! Прямо под настроение. А, ладно, так даже лучше. Хорошая погода раздражала бы меня ещё больше. Поэтому пускай будет дождь. Пускай он льёт всю неделю подряд! Пока я буду в этом городке.

Так, где-то здесь должен быть автобус. Тот, что довезёт меня до отеля. А вот и он, отлично. Уже скоро смогу отвлечься. Отвлечься ото всего – вот что мне нужно!

Меня зовут Глория, и мне двадцать три. Уже целых двадцать три, как говорит мама. И всего двадцать три, как считаю я. Успею сделать ещё многое. Осталось только убедить в этом маму. Чтобы перестала уже торопить меня с замужеством. Да, Пит хороший парень. Но, черт возьми, он зануда. Пускай мама выходит за него сама! Раз Пит ей так нравится. А мне хотелось бы кого-то поинтереснее. В конце концов, живём один раз. Почему я должна выбирать то, что правильно?! А не то, что хочу?! Может быть, я хочу чего-то другого. Не зануду Пита, а какого-нибудь отвязного Джека. С кем вместе мы, напившись, пойдем гулять. Ночью по крыше какого-нибудь здания. А потом Джек-оторва достанет фонарь. Я достану из сумочки какую-нибудь сумасшедшую книгу. И мы будем вслух по очереди её читать. Или, например, кокс. Хочу испытать на себе эти ощущения. Хотя бы один раз. Джек-оторва достал бы для нас кокс. Мы бы попробовали у него дома. Тайком от всех. Чтобы об этом знали только мы. Джек-оторва, где ты?

Так, кажется, автобус завёлся, и это хорошо! Что такое? Водитель заглушил мотор, вышел. О, нет, дурацкий автобус! Похоже, сломался! И теперь придётся ждать следующий. Ага, под дождём. Отличное начало отпуска!

Я взяла отпуск, чтобы переключиться. Спасибо начальнику, разрешил мне уйти одним днём. Пару дней назад Пит сделал мне предложение. А я отказалась. Вспоминаю выражение лица Пита. Мне жаль, мне правда жаль. Но не могу. Мама сказала, что я дура. Что совершила ошибку. А я просто хочу сейчас отвлечься. Отвлечься ото всего этого. Самый простой способ – уехать в соседний город. Уехать где-нибудь на недельку и развеяться там. Собственно, это я и сделала. И уже полчаса жду чёртов автобус. Когда-нибудь он всё-таки отвезёт меня в отель. Ну вот, наконец-то подошёл. Вперёд!

Так, кажется, приехали, отлично. Сколько тут деревьев – прямо дом посреди леса! Впрочем, ладно. Так даже уютнее. Можно отгородиться от этого мира. Заходим внутрь – внутри тоже довольно неплохо. И это радует.

– Здравствуйте, я бронировала одноместный номер на неделю. Вот паспорт и деньги. Хорошо, если что, обращусь, спасибо.

Замечательно, осталось только подняться наверх. Господи, какая убогая лестница! Интересно, когда последний раз тут делали ремонт? А ведь снаружи всё намного приличнее. Надеюсь, в номере будет всё-таки по-другому. Счастливый третий этаж. Брр, только вот обои выглядят как-то неприветливо. Идёшь как будто среди скал или туч. Скорей бы добраться до номера. Так, а вот и он, тридцать шестой номер. Ну-ка, посмотрим, что меня здесь ждёт. Открываем дверь. А тут не так уж и плохо. Даже довольно-таки симпатично. Комната обклеена обоями серо-зелёного цвета. Мягкий диван, уютное кресло. Стоящий на тумбочке телевизор. Видимо на случай, когда совсем станет скучно. Журнальный столик. И симпатичный осьминожка, висящий напротив кровати. Как это мило. Пожалуй, мне начинает здесь нравиться. Окна выходят во двор. Во дворе – фонтанчик и клумба с цветами. Что же, кажется, моё настроение улучшается. Думаю, я неплохо отдохну! Пожалуй, схожу в душ. И спущусь на первый этаж. Куплю в буфете бутылочку Мартини. Надеюсь, у них есть Мартини.

Унылый серый коридор, убогая лестница. И, наконец, первый этаж.

– Подскажите, пожалуйста, где здесь буфет? Всё, вижу, спасибо!

Отлично, заходим.

– Скажите, у вас есть Мартини?

Чёрт возьми, он у них закончился! Значит, куплю где-нибудь поблизости. Должен же быть Мартини хоть где-то. Хорошо, что дождь прекратился.

Куча деревьев, не заблудиться бы в них. Дорога, пешеходный переход, невысокие немного странные домики. Пойду направо, хотя нет, лучше налево. Да, налево. Пара кварталов – и вот, наконец-то, какой-то барчик. «Брюхо совы» – да уж, неплохое название! Пожалуй, зайду туда.

– Здравствуйте, надеюсь, у вас есть Мартини? Отлично, не то что в предыдущем месте. Дайте, пожалуйста, одну бутылку.

И надо будет ещё купить шоколадку.

– Бутылку, пожалуйста, не открывайте. Возьму с собой. И открою потом сама.

Возле фонтана.

Вот и снова фонтан. Капли так и переливаются на солнце. В клумбе – красивые цветы. Да, пожалуй, это место – самое подходящее. Для того чтобы выпить купленный Мартини. Пит начал бы сейчас читать лекцию. О вреде алкоголя или про женский алкоголизм. Что не лечится и бла-бла-бла. Но я одна. И никто не помешает мне наслаждаться отдыхом. Ну что же, с приездом, Глория! Повеселись на славу!

Пускай я не самая лучшая дочь. И, возможно, не самая лучшая девушка. По крайней мере, для тебя, Пит. Но я всё же поступила искренне. А не как некоторые. И здесь вы не можете не согласиться. За тебя, мама, и за тебя, Пит!

Однажды вы поймёте, что я права. А пока что простите меня. И поверьте мне на слово. Как верите дурацким новостям по телевизору.

Сейчас меня сможет понять только Рассел. Мой любимый пёс. Вот, кто действительно меня понимает. Я вернусь к тебе скоро. Пойдём на прогулку на твоё любимое поле. За тебя, Рассел!

Ладно, пока что, пожалуй, хватит. Напиваться одной на лавочке – это как-то чересчур. Пойду-ка, проведаю осьминожку. Надеюсь, он никуда не уполз. И этим вечером составит мне компанию.

Ура, осьминожка на месте. Рассел, не ревнуй, пожалуйста. Мы пообщаемся совсем немножко. Что это? Слышу какие-то звуки, похожие на стук. Или мне это показалось? Ничего не понимаю. И странное ощущение, как будто время ускорилось. Интересно, сколько сейчас? – Уже почти восемь. Пора собираться на ужин.

Длинный коридор. До сих пор никого не встретила. Я что, на этаже одна? А, ладно – это сейчас неважно. Лестница с обшарпанными стенами. Когда-нибудь точно куплю штукатурку. Вот и первый этаж. Столовая. Что на ужин? Тосты с сыром, гречневая каша с молоком. Какао и берлинское печенье. Мм, пожалуй, неплохо.

Ещё разок преодолеть лестницу и коридор. И можно считать, что отпуск начался удачно.

Ну вот, снова в номере. Меня ждёт бутылка Мартини с недоеденной шоколадкой. И замечательный осьминожка. Ну да, и ещё унылый, тупой телевизор. Впрочем, ладно, посмотрим, что там. Может быть, именно сегодня он меня удивит. Так, вечерние новости – нет уж, спасибо. Какой-то сериал, должно быть, про любовь. Сейчас этого точно не надо. Гольф. На огромном поле играют несколько богачей. Использовали бы поле для чего-нибудь более умного. А не развлекали бы этих пузатых тюленей! Тюлени – сейчас бы посмотрела про них. Но передачи про тюленей нет. Есть мультик про кота и мышь. Да-да, «Том и Джери». Обожала его в детстве. Детство – самоё прекрасное время! Что бы там ни говорили. Пускай чего-то и нельзя. Зато не приходится уезжать от проблем. Концерт какой-то рок-группы. Вот это интересно! Где там Мартини? Вполне хорошее сочетание. Пожалуй, не буду переключать дальше.

Итак, я вырвалась из плена тяготящих отношений. Уехала отдыхать в другой город. Немного прошлась по местным улочкам. Выпила Мартини возле красивого фонтана. Съела вкусный ужин. И сейчас снова пью любимый Мартини. И даже отыскала что-то нормальное по телевизору. Да, пожалуй, день получился хорошим! Скоро лягу спать. Вот только полюбуюсь ещё раз на осьминожку. Уж что-то больно хочется.

Осьминожка расположен на фиолетовом фоне. А сам он какого-то жемчужно-перламутрового цвета. И как будто покрыт глянцем. И этот глянец переливается. Осьминожка так красив и словно настоящий. Как будто бы объёмный. Кажется, что вот-вот задвигается. Но что-то в нём пугает. Не знаю, почему. И всё-таки зверёк так красив. Не могу на него не смотреть. Ой! Что это? Осьминожка как будто пошевелился. Так, кажется, я немного перебрала. Господи, осьминожка опять пошевелился! Мне это что, не кажется?? Щупальца – они начали двигаться! Боже, что происходит?! Мне что, что-то подмешали? Кто это мог сделать? И когда? Чёрт, мне срочно нужно протрезветь! Щупальца – они всё больше и больше. И уже вылезают из картины! Господи, остановите кто-нибудь это!! Что со мной?! Может быть, мне это снится?? Ущипнуть, надо себя ущипнуть! – Ай, больно! Получается, я не сплю! А щупальца становятся ещё больше! И уже почти вылезли из картины. Ползут по стене. Стекают на пол и заползают на потолок. И сам осьминог стал больше и выпирает. Выпирает из картины! Прямо в комнату! И, кажется, смотрит на меня!! Но ведь это же всего лишь картина! Ты нарисованный, не настоящий! Ты не должен двигаться! Не должен становиться больше! Щупальца ползут по полу, ползут по потолку. И ползут не иначе как ко мне! Чёрт, я не хочу этого видеть!! Сейчас закричу! Но в горле как будто ком. И я не могу закричать. Хочу, но не получается. Внутри всё сжалось. Нужно бежать, бежать отсюда скорее! Но ноги – они предательски стоят на месте. Не могут пошевелиться! Меня что, парализовало?! Не могу сойти с места. А щупальца всё крадутся и крадутся. Уже отчётливо слышу их шорох. Галлюцинация? – Нет, это не галлюцинация, всё по-настоящему. Щупальца уже ползут по ногам! Они ползут всё выше и выше! Нужно стряхнуть их руками! Но руки тоже не шевелятся. Они как будто приросли к телу! Я замерла как статуя. И даже не могу крикнуть. А щупальца ползут, ползут всё выше! Они ползут по туловищу, огибая его! Осьминожка, ты же был таким милым! Неужели ты… Ай!! Что это?! Что-то стекает по голове!! – Это тоже щупальца. Мокрые и склизкие! Обвиваются вокруг шеи. Становится тяжело дышать. Ещё тяжелее дышать! Кажется, я задыхаюсь!! Спасите, кто-нибудь!!! Избавьте меня от этой твари!!! Господи, как стучит в висках! Лицо – кажется, оно покраснело. Не хватает воздуха. Почти не могу сделать вдох. Чёртова тварь, ненавижу тебя!!! Спасите меня, кто-нибудь, оно же убьёт меня!!! Спасите, слышите?! Я кричу, кричу изо всех сил! Но слышу только шорох щупалец. Хочу позвать на помощь. Но не слышу собственного голоса. Только шорох этих проклятых щупалец. И собственный хрип. Чёрт, мне больно, мне очень больно! И, кажется, начинает темнеть в глазах. Нет, я не хочу так глупо умереть!! Пускай это всё окажется сном! Пускай это всё прекратится! Помогите, кто-нибудь!! Кто-нибудь!.. Глухой удар – я упала на пол? В глазах совершенно темно. Темно. Я проваливаюсь в пустоту. Ничего не слышу и не вижу. Только боль, пронзающая тело. И дикое желание вдохнуть. Но вдохнуть не получается. Не получается. И получится уже вряд ли. И больше ваша помощь мне не нужна. Потому что я умерла. Кто следующий?

***

Раздался резкий бодрый звук будильника. Шесть утра, а значит, пора вставать. Скоро, возможно, начнут заходить посетители.

Я работаю в одном из местных отелей. Слежу здесь за порядком уже шестой год. Проверяю комнаты и коридоры. Никто ли не уронил горшок с цветами? Не отломал ли случайно кусок статуэтки? Торопливо проходя мимо и зацепив её ногой. Все ли горят лампочки? Работает ли пожарная сигнализация? Чистый ли пол? Или пора напомнить уборщице? Такова моя работа. Что же, пойду приму душ. И заварю себе чаю покрепче. С вашего позволения.

Кажется, привёл себя в рабочее состояние. Можно выходить. Не особо люблю скопления людей. Предпочитаю ходить до работы пешком. Пожалуй, пройдусь и сегодня. Тем более, погода вполне способствует. Тёплый выдался денёк для октября.

Пять кварталов, сорок минут ходьбы. И вот я на месте. Вхожу в двери. И готов вас обслуживать. Делать ваше пребывание здесь ещё комфортнее. Ну, к кому я зайду сегодня первым?

В отеле пока что довольно пусто. Слышно, как люди копошатся в номерах. Кто-то принимает душ, кто-то укладывает вещи. Ну а я иду по длинным коридорам. И проверяю, всё ли здесь выглядит опрятно.

У нас царит особая атмосфера. Какие-то из коридоров похожи на безлюдную пустыню. Какие-то – цвета серых скал. А некоторые похожи на загадочный таинственный лес. В котором можно заблудиться.

Так, а вот, кажется, наш первый посетитель. Мужчина среднего роста, тридцати с небольшим. В руках – два чемодана. Должно быть, командировка. Одет весьма небедно. Судя по всему, работает в успешной компании. Надо будет зайти к нему чуть позже. Да, интересный экземпляр. Жалко, конечно, беднягу, но вполне подходит. Да и погода сегодня весьма хорошая. Весьма хорошая для того, чтобы умереть. Интересно, кто убьёт этого несчастного?

В нашем отеле загадочным образом умирают люди. Каждые несколько месяцев. И никто не догадывается, что происходит. Глупцы. Чаще всего списывают на сердечный приступ. Хотя, возможно, ползут слухи, что отель проклят. Или поговаривают о злых духах. Но на самом деле всё гораздо интереснее. Посетителей убивают картины. Да, именно они. И я могу рассказать вам, как.

Представьте, что перед вами красивый осьминог. Но вот настаёт не самый добрый час. Осьминог каким-то образом оживает. И душит того, кто окажется в номере. А вот, например, ковбой. Скачет на лошади, а в руке – лассо. Бац! – и в какой-то момент ковбой ожил. И лошадь ожила. Ковбой набрасывает лассо прямо на вас. Шею пронзает дикая боль. Как будто сломался хребет. А потом – удушье. И человек умирает. А здесь изображены берег реки и лес. И ничего больше. Чем же такая картина может быть опасна? Посмотрите на неё подольше. И из-за дальнего дерева выйдет человек. И пойдёт в вашу сторону. Вот он подошёл ближе, к соседнему дереву. Потом – ещё и ещё ближе. И вот уже занимает половину картины. А вот – о, нет! – выходит из картины. Человек огромного роста. Одет в красные одежды. Подойдя к вам, он начинает вас душить. А вы сделать ничего не можете. Вы только лишь трясётесь от страха. И наблюдаете, как тяжёлые руки сдавливают горло. Как острая боль пронзает голову и тело. Как темнеет в глазах. И как вас уносит в чёрную дыру. Под названием Смерть.

Я знаю про эти картины всё. И про то, как они убивают гостей. Потому что их оживляю я. «Каким образом?» – спросите вы. Нет, я не волшебник, всё намного проще. Я всего лишь гипнотизёр. Ненавидящий мерзких людишек. Тех, кого приходится обслуживать день ото дня. Несчастные глупцы ходят по самому краю жизни. И даже об этом не подозревают. Хвать! – и лёгким движением я их перетягиваю. С этого края на другую сторону.

Когда въезжаете в наш отель, будьте осторожны. Здесь вас может спасти лишь госпожа Фортуна. А вот этому бедняге, видимо, не повезло. Интересно, кем он будет убит? Жертва из него должна получиться довольно милая. Представляю, как смазливое личико накрывают крышкой гроба. Жуть, какая красота.

Прошло ещё несколько минут. Пожалуй, пора гостя навестить. Тук-тук, можно войти?

– Здравствуйте, меня зовут Дэйл. Я работник этого отеля. Проверю, всё ли имеется в номере.

Да, он чертовски хорош. Одна из лучших жертв в моей жизни.

– Так, кажется, всё нужное есть. Что-нибудь ещё помимо имеющегося интересует? Вот список. Можно за отдельную плату заказать что-то дополнительно.

И я протягиваю посетителю прайс-лист. Тот начинает внимательно изучать список. А я бросаю взгляд на висящую картину. О, да – Клеопатра, царственно восседающая на троне. А трон обвивает ручной удав. Но поздним вечером ручным он быть перестанет. Он сползёт с трона на стену. А затем – на пол. После чего обовьёт этого несчастного и придушит. Иначе зачем ещё рисовать удава на картине?

Тем временем, жертва выбрала несколько гигиенических средств. Неудивительно – у гостя безумно опрятный, прилизанный вид. Следить за собой просто обожает. Что же, исполню последнее желание. Должен же бедняга выглядеть в гробу прилично.

Ну а теперь, собственно, момент атаки. Я завожу с ним разговор об искусстве.

– Кстати, как вам эта «Клеопатра»? – спрашиваю я, и роковой разговор начинается. Посетитель говорит, что нарисовано весьма симпатично. Отмечаю, что он богато выглядит. Интересуюсь, часто ли бывает на картинных выставках. Жертва начинает что-то там рассказывать. А меня интересует момент, когда можно начать гипноз. И вот он, подходящий момент. Нужные слова быстро и внушительно произносятся. Слова, что засядут жертве глубоко в голову. И заставят удава поздно вечером ожить. Ожить, чтобы убить гостя. Клиент слушает всё это и не сопротивляется. Отсутствующий взгляд устремлён в одну точку. Сознание полностью подчинено мне. И, конечно, этот момент не вспомнится. Потому что я так прикажу.

– А сейчас ты на пятнадцать часов забудешь о том, что я тебе только что говорил. И вернёшься в обычное состояние.

И лицо клиента вновь обретает привычное выражение.

– Так о чём мы говорили? Ах, да. Я принесу сейчас всё, что вы заказали.

– Хорошо, большое спасибо, – отвечает жертва.

Не стоит благодарности, мистер.

Вот и утро. Слышу в коридоре шум. Видимо, наконец-то беднягу обнаружили. Сделаю вид, что прохожу мимо по делам. И поинтересуюсь, что произошло. Надо не забыть сделать удивлённое лицо. И, пожалуй, изобразить лёгкий испуг.

Ничего себе, сколько людей! Этот гость что, особо важная персона? Или в этот раз столько зевак? Да нет, не зевак – это, кажется, следователи. Судя по всему, попахивает чем-то особенным. А вот и чемоданы нашего счастливчика. И, кажется, в них что-то нашли. Ну конечно – пакетики с кокаином. Этот гадёныш со смазливым личиком оказался наркоторговцем. Пытался провезти «снежок». Но в этот раз, видимо, не получилось. Интересно, сколько он ещё пролежит на полу? Тело уносить, похоже, не торопятся. Первым делом, скорее всего, подумают, что передозировка. Проведут медицинскую экспертизу. Потом удивятся, наркотиков в крови не обнаружив. Начнут гадать, в чём же причина смерти. Да, посмотреть бы на это. Но, увы. Придётся ограничиться картиной, предстающей передо мной сейчас. А картина вполне себе прекрасная и пугающая. У мертвеца вместо милого личика – уродливая гримаса. Безумно смотрящие глаза закатились куда-то набок. Рот искривился, язык слегка вывалился. А на губах засохла пена. Проходящие мимо дамы громко ахают. Даже некоторые мужчины отворачиваются от этого зрелища. Да, ваш покорный слуга постарался на славу. И, довольный, стоит сейчас рядом с вами.

Только всё портит странное чувство. Чувство, что немного прогадал. Убил не того, кого нужно. Помешал гадёнышу укоротить кому-нибудь жизнь этим кокаином. Впрочем, что уж теперь говорить. Пора идти дальше. Чтобы не привлекать к себе внимание. Правда, сразу пройти не получается. Следователи хотят задать несколько вопросов. Меня не заподозрили даже в тот раз. Когда мы потеряли шестерых клиентов, испугавшихся трупа. Так что это не проблема. Я к вашим услугам, господа.

Спустя несколько минут вновь иду по коридору. Жажда смерти утолена. И, кажется, пришло успокоение. Но только на время. Поэтому вам не стоит терять бдительность. Уже скоро я вернусь. Чтобы вновь и вновь овладевать вашим сознанием. И заставлять картины лишать вас жизни. Но вряд ли вы увидите лицо убийцы. Потому что у меня нет лица.

Уже шестой год я хожу по коридорам. И охочусь на вас. Я хожу там же, где ходит Дэйл. Разговариваю с вами голосом Дэйла. Когда он гипнотизирует вас, им управляю я. Но убийца об этом не догадывается. Даже не подозревает о моём существовании. И о том, чей голос приказывает убивать. Принимает меня за собственный внутренний голос. Тем только лучше. Каждые несколько месяцев на Дэйла что-то находит. И он чувствует дикое желание кого-то убить. Это значит, что я проснулся и голоден.

Наивные людишки располагаются в своих номерах. Любуются на красивые картины. А мне хочется немного укоротить их жизнь. Кому-то – на пять лет. А кому-то – на все сорок. Как повезёт. Интересно, на сколько сократится жизнь следующего счастливчика?

Впрочем, однажды мне станет скучно здесь. И я сделаю вот что. Я прошепчу Дэйлу, что жизнь слишком бессмысленна. И пришло время её прервать. Сделать это будет мне не сложно. Ведь я живу в голове у Дэйла. И меня принимают за собственный внутренний голос.

Моей следующей обителью станет голова какого-нибудь художника. Однажды вы взглянете на нарисованные им картины. И искра жизни внутри вас начнёт угасать. Или, например, появится необъяснимое желание кого-то убить. Интересно посмотреть, что из этого получится. Я подберу нужную цветовую гамму. Я подыщу ключики к дверям вашего подсознания. И вас уже будет убивать не гипнотизёр. А сами картины. Согласитесь, такая игра ещё более захватывающая.

Меня легко распознать нутром. Только доверитесь ли чувству? Сможете ли увидеть меня среди множества произведений? Увидеть и отвернуться, сделав хищника ничтожным. Время покажет.

А сейчас я всё ещё Дэйл. Работник отеля «Лонг Роуд». Уже шестой год я хожу по коридорам. Навожу порядок. И иногда лишаю посетителей жизни. Когда-нибудь вы остановитесь в этом отеле. Зайдёте в номер. Советую поскорее снять висящую в нём картину. И отложить её в самый дальний угол. Или хотя бы занавесить простынёй. Потому что картины здесь периодически просыпаются. И доставляют гостям смертельную боль. Они – не застывшие навсегда в своём положении. Они живые. Они ждут своего часа. Они за вами следят. И я – тоже…

0
38
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирис Ленская №1