МАГИЯ СТИХИЙ. Глава 30.

Автор:
kimmeriec
МАГИЯ СТИХИЙ. Глава 30.
Текст:

                                          СЕАНС 30.

Утро следующего после тризны дня было на редкость светлым и прохладным. Проснувшись на роскошном ложе, которое было в личных покоях царя и представлено вчера, всем троим магам, Уго потянулся как кошка и вскочил с кровати. Сегодня на полдень назначено коронование Звенько, который уже и не Звенько, близкий и понятный друг, а Звенислав, ибо волею судьбы сегодня станет царем. Это событие особенное еще и тем, что вместо рода Донов, чьим представителем был царь Додонах, на престол вступает представитель рода Славов, т.е. произойдет смена правящих династий. И еще неизвестно, что повлечет это событие.

В общем, Уго был полон желания побольше увидеть, узнать особенности в работе царских персон, о которых он только слышал от отца, но никогда не видел. Поэтому Уго быстро поплескался в чане с водой, предназначенном для умывания, оделся в ту же одежду, что и вчера и вышел в коридор. Здесь его уже ждал слуга, который провел в обеденный зал, где к тому времени собрались придворные. Там же должны были быть и Ван Я с Грехемом.

Войдя в зал, Уго почти сразу обнаружил магов и даже встретился взглядом с Ван Я. Тот поднял руку и призывно помахал, указывая на свободное рядом с ним место. А когда Уго сел рядом, зашептал

- Ну, где ты ходишь? До коронования три часа, а нам еще нужно переодеться в парадную одежду.

- Какую еще одежду? – удивился Уго. – Чем эта плоха?

- Нам, как друзьям будущего царя положено быть в белых одеждах. Звенько тоже будет весь в белом. Так что поторопись с едой. Наверняка одежду уже принесли в твои покои. И нужно успеть ее подогнать по фигуре.

Уго еще больше удивился, но спорить не стал, а налег на блюда, стоящие на столе в пределах досягаемости его рук. Завтрак был отменным. Было много мяса, различных каш, запеченная рыба, стояли кувшины с компотами и травяными чаями. И буквально за двадцать минут Уго не наелся, а объелся. Но нужно было спешить. Маги встали со своих мест, а сидели они на мягких стульях резной работы, и поспешили в свои покои.

И действительно, в покоях Уго обнаружил двух мастеров, которые разложили одежду на кровати. Мастера стояли к двери спиной и о чем-то тихо разговаривали, похоже, спорили. Один из них был невероятно худым и высоким, как каланча, второй, наоборот был коротышкой, упирающимся чуть ли в не в пупок высокому и крепыш.

Едва стукнула входная дверь, мастера разом повернулись к Уго

- Господин…,- начал высокий.

- Зовите меня, Уго.

- Как можно, вы же друг царя…

На Уго враз пахнуло той социальной условностью, от которой он стал отвыкать в обществе магов-стихийников.

Чтобы не разворачивать тему, неприятную ему, Уго сказал:

- Хорошо, зовите меня господин Уго.

- Как будет угодно, - поклонились мастера. – Мы просим вас облачиться в принесенные одежды, чтобы мы могли подогнать их по вашей фигуре.

И мастер, отодвинувшись, указал жестом на разложенную одежду. Уго не стал спорить, разделся до исподнего, и с помощью мастеров стал одеваться. Первой была расписанная серебряной нитью белая рубашка, с пуговицами от ворота до низу. Следом Уго надел зауженные книзу штаны, тоже белого цвета. И тоже расшитые серебряной нитью. Потом мастера завязали на горле широкий шарф, тонкой работы. На ноги полагались тонкой работы кожаные сапоги. Наконец, сверху всего этого великолепия мастера одели что-то вроде накидки, но с рукавами. Они называли ее кафтаном. На кафтане был вышит сложный узор из бисера. Хотя на кафтане были серебряные большие пуговицы, но по утверждениям мастеров летом застегивать кафтан совсем не обязательно. Самым последним был широкий кожаный пояс, сверху окрашенный в белый цвет, на который Уго повесил свою саблю и кинжал. Завершающим штрихом была шапка белого меха, мехом наружу.

После этого мастера подвели Уго к огромному зеркалу, встроенному в стену. И пока он себя разглядывал, они что-то рисовали прямо по одежде мелками.

- Господин Уго, - снова обратился высокий.- В принципе, мы все сделали. Просим вас снять одежды, чтобы мы их подогнали.

- Когда будет готово?

- Судя по тому, что вам подошло почти все, не более чем через час.

Уго кивнул, соглашаясь, быстро разделся. Мастера, прихватив одежду, удалились, а Уго, натянув штаны подошел к окну. За окном была панорама, на которую Уго вчера не обратил внимание.

Прямо перед ним были ворота детинца, за которыми виднелась большая площадь, выложенная брусчаткой. За площадью стоял высокий, выше царского дворца, храм. Он состоял из двух зданий, расположенных параллельно площади. Одно было узким и высоким со шпилем на конце, на высоте второго этажа располагались стрельчатые окна без остекления. Другое наоборот было широким, хотя в высоту ничем не отличалось от предыдущего. Присмотревшись, Уго обнаружил, что вокруг центрального купола, окрашенного в нежный голубой цвет, расположены еще купола, опущенные пониже, и мельче размерами. Нижние купола были раскрашены, пожалуй, во все цвета радуги. Как потом узнал Уго, купола символизировали семь основных богов, которым поклонялись склолоты.

Несмотря на приближение середины дня, площадь была полупустой. Разве что проскачет гонец с вестью.

- Странно, подумал Уго, - скоро полдень, а площадь пуста.

Отойдя от окна, он улегся на кровать и расслабился. Однако вскоре послышался стук в дверь, и вошли мастера, которые принесли подогнанную одежду.

- Что, уже пора? – спросил Уго.

- Да, господин, через полчаса начнется коронование.

- А почему же на площади нет народа?

- Его пустят перед самым началом, чтобы не создавать толкучки.

- Понятно. А что это за здание, что стоит слева от главного храма?

Мастера, если и удивились, то не подали виду. Ведь с первого взгляда понятно, что перед ними иноземец, который вполне может не знать особенностей жизни сколотов. Потому коротыш смиренно стал объяснять.

- Это здание называют часовня. В ней службы не проводятся. Зато есть било, которое вы услышите во время церемонии.

- Било? Ударение на первый слог?

- Да, на первый. Это музыкальный инструмент, состоящий из десяти пластин, сделанных из разных металлов. Возможно, вы видели упрощенную версию било, когда были в крепостях.

- Так-так, интересно, а что оно собой представляет?

- Упрощенная версия состоит из одной пластины, сделанной из меди. Когда по пластине ударяют медным молотком, по округе разносится громкий звук тревоги. За что это било еще называют «Громобой». Обычно било ставят на сторожевых башнях. И когда стражи замечают войско противника, они с помощью било сообщают об этом, всем живущим в крепости, но возможно находящимся вне ее пределов. Звук такой мощный, что слышно в радиусе десятка километров. Так что, обычно, все успевают вернуться в крепость.

За разговорами незаметно пролетело время, оставшееся до коронования. И Уго, боясь опоздать, заторопил мастеров. В общем, через пять минут он был готов к выходу. При выходе из дворца он встретил магов, и вся дружная компания пошла в сторону площади.

В самом деле, к их выходу за пределы детинца, площадь была заполнена до отказа. Свободной оставалась только середина, соединяющая ворота детинца с воротами храма. Толпу горожан сдерживала усиленная стража. Но народ напирал так, что казалось еще чуть-чуть и прорвет оцепление.

Пользуясь положением, маги подобрались поближе к храму, чтобы видеть обряд помазания в комфортных условиях. Внезапно к ним подошел жрец в белых одеяниях.

- Здравствуйте, меня зовут Мельдоний. Главный жрец, памятуя о том, что вы иноземцы, и можете не знать особенностей миропомазания, прислал меня в помощь. Можете мне задавать любые вопросы, касающиеся обряда миропомазания. Чем смогу, постараюсь помочь. В частности, сейчас младшие жрецы вынесут благовония на высоких треногах, чтобы освятить место, где будет совершаться таинство.

И точно, из дверей храма показались жрецы в белых одеждах, каждый из которых нес высокую треногу. В навершии находилась серебряная чаша, из которой струился дым. Принюхавшись, маги ощутили благовония, исходящие от чаш.

Жрецы шли двумя колоннами, проходя мимо магов, мимо неиствующей толпы горожан. Все такие чинные и спокойные. Через каждые десять метров один из жрецов справа и слева останавливались и устанавливали треногу на землю, в то время, как остальные продолжали путь. Наконец, последние жрецы остановились перед вратами из детинца, сделав, таким образом, коридор, через который доложен был проследовать будущий царь из дворца к храму.

В полдень одновременно показались Звенько и Верховный Жрец. Звенько был на белом коне и весь в белом. На голове был серебристого цвета шлем с белым плюмажом. Верховный Жрец тоже был в белых одеждах, с накинутым поверх них белым плащом с вышитыми знаками по всей площади плаща. Жрец и сопровождающие его младшие жрецы спустились с высокой лестницы. За это время Звенько почти преодолел путь от врат детинца до храма, проезжая внутри коридора из благовоний. В десяти метрах от Верховного жреца Звенько остановил коня, спустился на землю, передал повод подскочившему слуге и, сняв шлем, поместил его на правый локоть. Преодолев расстояние, отделявшее его от Жреца, Звенько опустился на одно колено. В это время на часовне раздалась завораживающая музыка. Советник магов объяснил, что это заиграло било. И играет оно заздравную песню.

Но вот песня закончилась, и над площадью разнесся могучий голос Верховного Жреца.

- Граждане города, сколоты, сегодня у нас знаменательный день. Мы получаем нового царя, которого назначили сами боги. Будем же достойны богов, и примем царя всем телом и всей душой.

Громкий гул толпы был ответом на слова Жреца.

После этого, собственно, начался обряд миропомазания. Справа от Жреца появился служка с чашей, в которой, по преданию было масло из божественных чертогов. Справа от Жреца появился еще один служка, который с поклоном передал Жрецу большую кисть.

Жрец взял кисть, макнул ее в чашу и, читая молитвы, восхваляющие богов, стал по очереди мазать Звенько лоб, глаза, нос, уши, грудь, руки и ноги. При этом Жрец призывал богов оказать Звенько помощь в его нелегком труде правителя земли сколотов.

Советник объяснил, что обряд миропомазания призван обратить внимание богов и установить прямую связь между богами и правителем, с тем, чтобы он был исполнителем воли богов.

В заключение, снова разнеслись чарующие звуки било, означающие свершившимся обряд миропомазания. Звенько стал царем Звениславом.

После церемонии миропомазания, Верховный Жрец взял Звенько под локоть, и они о чем-то тихо беседуя, проследовали обратно во дворец. Коня Звенько вели в поводу в пяти шагах сзади.

В это время наверх лестницы храма взбежал глашатай, который объявил, что по царскому соизволению сегодняшний день объявляется свободным от трудов праведных. А царь устраивает для горожан столицы пир, который начнется через два часа.

Заявление было встречено одобрительным гулом, после чего толпа начала рассасываться.

Маги поблагодарили жреца за его пояснения и последовали за вельможами во дворец. Здесь их встретил слуга, который пригласил их в тронный зал, куда они и проследовали.

У входа стоял Звенько и о чем-то беседовал с Верховным Жрецом, в руке которого был тяжелый посох с золотым набалдашником.

Увидев магов, Звенько пошел им навстречу.

- Друзья, пользуясь тем, что до пира еще два часа, я собрал бояр прежней, отцовской Думы, поговорить о неотложных делах. Вас же прошу внимательно присматриваться к выступающим, а после совета расскажете мне о своих наблюдениях. Сами понимаете, насколько мне важно ваше мнение.

Маги молча кивнули, и группа пошла в сторону тронного зала. Мажордом растворил двери, и маги увидели, что в зале появились скамьи с высокими спинками, на которых сидело десятка два мужей в праздничных одеждах.

При входе Звенько и сопровождающих, бояре встали и склонились в поклоне. Звенько проследовал к трону, жестом велев магам следовать за ним. В результате, маги встали справа от трона, а Верховный Жрец слева. Звенько уселся на трон и осмотрел бояр. Увидев дядю Степана, он жестом призвал его присоединиться к магам, остальным разрешил садиться.

А дальше… дальше действительно начался Совет Думы по решению назревших вопросов государства. Бояре по очереди докладывали царю о той или иной проблеме. И тут же предлагали варианты ее решения. Причем Звенько показал глубокое знание в государственных делах. Замечания его были точны. А потому воспринимались безоговорочно. Так прошло время до пира, и Звенько отпустил бояр, сообщив, что скоро прибудет сам.

Когда все вышли, за исключением Верховного жреца, магов и дяди Степана, начался разбор произошедшего на Совете. Говорили, в основном Грехем и Ван Я. Уго предпочел отмолчаться, хотя многое ему не понравилось. Это заметил Звенько.

- Уго, а ты почему молчишь?

- Да что говорить, Ван Я и Грехем сказали главное. Остальное мелочи, которые нуждаются в притирке. Ты теперь царь, так что тебе и карты в руки. Только прошу тебя, не начинай с репрессий. Люди таковы, каковы они есть. Конечно, грех не воспользоваться случаем, и не обновить Думу. Но считаю, что нужно сделать это так, чтобы после твоих решений не появились новые враги. А то, что их у тебя достаточно, не мне говорить.

Уго, как в воду смотрел. Через три дня на Звенько была совершена попытка покушения. Случилось это в, казалось бы, безобидной обстановке. Звенько гулял по коридорам дворца в обществе магов. Рассуждали о государственных делах. Неожиданно из-за колонны, что располагалась метрах в пяти, выскочил неизвестный с ножом в руках. И только благодаря реакции Уго, который успел бросить швыряльный нож, попытка получилась неудачной. Звенько подошел к поверженному убийце, который плавал в луже собственной крови. Нож Уго попал ему в правый глаз. Звенько пристально посмотрел в лицо убитого, после чего вынул из глаза нож и обернулся к Уго.

- Друг, я оставлю этот нож себе. Он спас меня от смерти. А тебе выдадут другой, еще лучший.

Помолчав, добавил.

- Спасибо, что оставил меня в живых.

В это время набежали слуги, которые признали в убитом одного из слуг жены покойного царя Меланьи. Подбежавший дядя Степан тут же предложил удалить из дворца всех слуг Меланьи, а заодно (от греха подальше) и Варвары, и сослать их в дальние гарнизоны и веси с запретом возвращать в столицу пожизненно. Если же кто нарушить этот приказ, пусть не пеняет, потому что будет тут же казнен.

Также, по велению дяди Степана, к царю приставили охрану из двух воинов его полусотни. Воины должны не только стеречь покои царя, но и сопровождать его при прогулках по дворцу. В случае же выезда царя за пределы дворца, его должны были сопровождать десять воинов.

Звенько пытался сопротивляться такому решению, но маги поддержали решение дяди Степана. И, в конце концов, согласился.

Но это было через три дня. А в день коронования, обсудив насущные дела вместе с Верховным Жрецом, Звенько и дядей Степаном отправились на пир честной.

Во дворе уже были расставлены столы и скамьи, за которыми сидели только приближенные и воины из полусотни дяди Степана. Звенько сел во главе стола, усадив справа от себя магов и дядю Степана, а слева – Верховного Жреца. Но последний немного посидев для приличия, отпросился с пира. Только Жрец покинул пир, на его место пересели дядя Степан и Уго. Таким образом, царя прикрывали четыре верных ему человека.

В это же время на площади, прямо на брусчатке возле столов, расставленных по всей площади, веселился простой люд, а в воздухе лилась мелодия, исполняемая музыкантом на било. Она была необычна и очаровательна. Так, по крайней мере, показалось Уго.

Пир начался, как обычно начинаются подобные мероприятия – со здравиц в честь нового царя. Но вскоре, пир плавно перетек в обычную пьянку, что во дворце, что на площади. Звенько считал это нормальным явлением, говоря

- Должны же люди немного оторваться и расслабиться. Завтра начнется новый отсчет времени, а с ним навалится куча дел. Так что пить будет некогда.

Маги согласились со Звенько, кто молча, кто одобрительно высказавшись. Но сами маги пили мало, больше вели разговоры, что называется за жизнь.

Ближе к полуночи, когда большая часть бояр уже была в кондиции, у ворот детинца стали появляться повозки и коляски, на которых пьяных развозили по домам. В самом конце пира ушли и Звенько с друзьями, оставив дядю Степана распоряжаться на пиру.

На следующее утро маги засобирались дальше. Но от Звенько поступило встречное предложение.

- Мне все равно нужно объехать страну, познакомиться с обстановкой на месте. Так почему бы мне не начать с западного направления? Заодно провожу вас до западной границы.

В словах Звенько был резон. Одно дело ехать по стране втроем. И пусть страна дружественная, но лучше, если их будет сопровождать сотня воинов во главе с царем. На том и порешили. Выезд назначили через неделю после дня коронования.

За исключением случая попытки покушения неделя прошла без происшествий. Все, участвующие в походе были заняты подготовкой к нему, а также решением неотложных задач, которые нельзя отложить на потом.

Но все когда-то заканчивается. Наступил день отъезда. К этому времени Звенько назначил младшего брата Твердислава начальником Тайной Стражи и оставил на него все дела царства, пока он объезжает страну. Нужно сказать, что Твердислав оправдывал данное ему имя. Это был твердый в убеждениях человек, к тому же преданный своему брату. Так что Звенько оставлял столицу со спокойным сердцем.

В день отъезда все проснулись с рассветом, и когда солнце едва встало, из дворца выехал вооруженный отряд в сотню сабель, который направился к западным городским вратам. Встречавшиеся по пути горожане узнавали нового царя и махали ему вслед, кто платком, а кто рукой. Это зрелище само по себе подняло тонус едущим - первый день прошел с поднятым настроением.

Маршрут был построен так, чтобы отряд мог к ночи быть в том или ином городе, где предполагалась ночевка. Вперед высылались гонцы, которые предупреждали градоначальников о прибытии к ним царя со свитой. Да, кроме магов и дяди Степана, Звенько взял с собой тех бояр, на которых указали маги, как на смышленых и преданных людей. Именно из них Звенько собирался создать костяк своей Думы.

После ночи отдыха, Звенько сначала собирал городскую Думу, чтобы узнать проблемы города. И по возможности тут же разрешить. Полдня Звенько обычно посвящал общению с горожанами.

Его интересовало все: виды на урожай зерновых, степень готовности к зиме. Ну, и конечно, не обходилось без разрешения различных хозяйственных споров. И здесь Звенько показал себя умным, знающим дело, царем. Так что вскоре слава о справедливом царе уже опережала кортеж.

Но так было когда Звенислав с отрядом сопровождения, объезжал равнинные районы страны. Стоило отряду углубиться в горы, произошло происшествие – на отряд была организована засада. Первым ее заметил Грехем. Впрочем, сначала он заметил хорошо подготовленный горный обвал, о чем сообщил магам и Звенько. Остановились посовещаться.

- Да что тут совещаться? Дядя Степан перестрой отряд в колонну по трое.

А нужно сказать, что горная дорога вилась серпантином и была настолько узкой, что дядя Степан перестроил отряд в колонну по двое. К тому же, если слева возвышалась горная гряда, то справа был обрыв, в котором шумела горная река. Потому, перестроив отряд в колонну по трое, дядя Степан сильно рисковал. Вдруг, какая лошадь испугается и понесет? Хорошо если она одна рухнет в пропасть. А если утянет с собой впереди идущих?

Но нужно было рисковать, поскольку сотня растянулась по дороге метров на двести. Подобрали смирных лошадей для крайней, ближней к пропасти колонне.

Грехем спустился с коня, отошел к самому краю пропасти, но так, чтобы не мешать лошадям и уперся взглядом в то место, которое, по его мнению, грозило камнепадом. При этом его губы шевелились, потому что Грехем постоянно читал заклинание упокоения.

Когда отряд покинул пространство, на которое, по мнению Грехема, должен был сойти камнепад, он, не спеша, но, не упуская из виду опасный участок, двинулся к отряду.

Как только он прошел опасный участок, он отвернулся, и тут же высоко в горах послышался шум. И через пять минут дорога позади была забита огромными камнями, которые, переваливаясь через насыпанную кучу падали даже в пропасть.

Но на этом приключения не закончились. Сверху с перекошенными лицами и криками стали спускаться до сотни горцев, держа в руках, кто огромные ножи, кто сабли.

Это было знакомо, а потому проблема решилась просто. Воины достали луки и просто стали отстреливать бегущих сверху. На дорогу выбежало совсем немного, и они тут же были порублены.

Звенислав спустился с коня и подошел к одному из горцев, который подавал признаки жизни.

Он наклонился к раненному:

- Я – царь Звенислав. Обещаю, что тебя и всех кто остался жив, отпущу подобру-поздорову. Ответь на два вопроса: кто вас навел на отряд, и кто был вашей целью?

Пузырясь на губах, кровь уходила из раненого.

Соскочил с коня Ван Я.

- Я остановлю кровь и даже вылечу тебя и твоих соплеменников, если ты ответишь на вопросы царя.

Он поднял над раненым руку, и кровь прекратила вытекать изо рта.

Раненый раскрыл глаза и посмотрел мутным взглядом на Звенько и магов, окруживших к тому времени раненого.

- Не знаю, кто вы, и какому демону служите, но те, кто послал нас, служат еще более могущественному демону. Они пообещали за всех вас огромный выкуп в случае, если мы захватим вас в плен и передадим им. В противном случае они угрожали уничтожить наш кишлак. Мы бедные люди, не смогли противостоять соблазну заработать на чужаках. Да и угроза кишлаку была очень явственной. Так что нам по любому нельзя возвращаться в кишлак, ибо и мы, и наши родственники будут уничтожены теми демонами, что заявились в  кишлак.

Ван Я разогнулся и взглянул на царя.

- Звенислав, дела серьезнее, чем мы предполагали. Это, наверняка, посланцы от Совета Девяти. Потому не будем подвергать твою, и воинов жизни опасности. Вы спускайтесь в долину, а мы останемся и посетим кишлак этого раненого. Нужно же узнать, что там за демоны, которых прислал Совет Девяти. А как управимся, вас догоним.

Звенько уговорили быстро, и отряд во главе с ним двинулся по дороге, ведущей в долину.

Оставшись втроем, маги приготовились к встрече.

- Ну, что , други, - воскликнул Ван Я,- посмотрим на очередных охотников за нашими головами?

- Посмотрим, - эхом откликнулись Уго и Грехем.

Но прежде чем подниматься в горы, Ван Я и Уго излечили раны тех, кто был ранен, и взяли их с собой в качестве сопровождающих.

+1
25
06:12
+1
не просто быть царём… drink
09:11
+1
Загрузка...
Илона Левина №2