Мальчишеское братство(глава 1, 2)

Автор:
Евгений
Мальчишеское братство(глава 1, 2)
Текст:

Пролог

Человек шёл, с трудом пробираясь по глубокому рыхлому мокрому снегу. Проваливаясь и выбираясь из сугробов, он мысленно чертыхался и проклинал всё - и обильный снегопад в последние дни, и оттепель, погубившую наст, и эту страну, и свою судьбу.
Человек устал. Он хотел есть и спать. В течение последних трёх дней он ел только одни сухари. По одному на завтрак, обед и ужин. Вместо воды - снег. И неизвестно когда ещё придётся поесть по- настоящему.
Человек замёрз. Лагерная телогрейка и старые валенки быстро намокли и от холода не спасали, а служили чисто психологическим фактором. Человек берёг спички и костёр разводил только ночью, чтобы не замёрзнуть во время сна. Высушенная за это время одежда утром в момент намокала, и всё повторялось сначала.
Однажды ему приснился сон. В этом сне он шёл по улице, и у него сильно замёрзли ноги. Он пришёл к себе домой и залез в горячую ванну. Но не согрелся. Проснувшись, человек испугался, что так и получится, что он не согреется уже до самой смерти.
Человек уже жалел, что решился на побег. Но обратного пути уже не было. Нужно было идти вперёд. Хотя он дорого бы отдал за то, что бы узнать, сколько ещё идти.
Человек прислонился к дереву и вытер рукой лицо. Неожиданно, он почувствовал на себе чей-то взгляд. Человек медленно обернулся. На него в упор смотрел волк. Человек застонал. Только этого не хватало! За столько дней даже зайца не встретил - и тут на тебе!
Человек достал из кармана самодельный нож и приготовился к бою.
Волк тоже стоял и смотрел на человека. Ему не удалось подобраться незаметно, и теперь он стоял и ждал удобного момента, что бы напасть.
Это был старый волк, волк - одиночка. Он не стал дожидаться, пока стая прикончит немощного старика и ушёл сам.
Пробиваясь скудной добычей, волк ещё больше ослаб и отощал. Кроме того, несколько дней назад, он случайно набрёл на лося и, отчаявшись найти другую добычу, напал на него. Лось легко отбросил волка рогами, и при этом сломал тому заднюю лапу.
Теперь волк, лишённый возможности прыгать, был окончательно обречён на голодную смерть. Сегодня он встретил человека, который был так же слаб, как и он. Этот человек был последним шансом волка ещё на некоторое время продлить свою жизнь. Не сумев напасть на человека неожиданно, он теперь ждал, пока человек сам упадёт и даст возможность себя прикончить.
Человек боялся волка. Он, не спуская со зверя глаз, осторожно двинулся дальше, надеясь, что волк не решится на него напасть и уйдёт. Но волк пошёл вслед за человеком. Так они и двигались, медленно, соблюдая дистанцию.
Наконец, человек, запнувшись, упал. Он не спешил вставать, судорожно пытаясь отыскать в снегу, выроненный при падении, нож.
Волк решил, что его час настал. Он осторожно приблизился к человеку и сделал попытку схватить его за горло. Человек закрылся левой рукой и волчьи зубы вцепились в телогрейку. Второй рукой человек ухватил волка за шею и, повернувшись, подмял его под себя.
Волк, прижатый к снегу, не мог освободить пасть, и, более того, был лишён возможности двигаться вообще.
Правой рукой человек продолжал шарить в снегу в поисках ножа. И, наконец, нож был найден. Человек запрокинул волчью голову назад и воткнул нож в открывшееся горло. Хлынула кровь.
Человек, не обращая внимания на дёргающееся тело хищника, припал к ране и начал пить горячую кровь. Потом, когда волк перестал дёргаться, кусками содрал с него шкуру и начал собирать ветки для костра. Сегодня на обед у него было жареное мясо.

Глава 1.

Кныш вошёл в вагон и плюхнулся на сиденье. Был вечер воскресенья и Кныш был в хорошем настроении. Завтра начиналась последняя рабочая неделя, и затем его ждал отпуск. Целый месяц рыбалки и простого валяния под солнцем - это ли не счастье? Кроме того, целый месяц без метро, которому отданы последние пять лет жизни.
Вагон был практически пустой. Лишь напротив сидела какая-то дама. Вошёл ещё один мужчина и направился в дальний конец вагона. Его лицо смутно показалось Кнышу знакомым.
Вагон был довольно грязным: на полу валялись банки из-под пива, пакеты из-под чипсов и соков. Кнышу часто приходила в голову мысль: а стоит ли вообще убирать и мыть вагоны, если пассажирам так нравится ездить в грязных?
Мужчина наступил на один из таких пакетов из-под сока и раздался взрыв. Посыпались стёкла. Женщина, сидевшая напротив, издала истошный вопль и, заваливаясь набок, грузно сползла с сиденья и устроилась на полу. В вагоне начался пожар.
Кныш сорвал со стенки огнетушитель и бросился гасить огонь. По платформе на помощь Кнышу огромными прыжками мчался машинист. Вдвоём они быстро управились с пламенем.
Тем временем прибежала медсестра и постовой милиционер. Пока медсестра пыталась оказать помощь пострадавшему мужчине, милиционер привёл в чувство отключившуюся женщину, для чего влепил ей две оплеухи.
Потом мужчину увезла "скорая", а Кныша долго допрашивал приехавший майор с необычной фамилией Безумцев.
Когда вопросы пошли по третьему кругу, Кныш не выдержал:
-Да сколько можно одно и то же повторять!?
-А что вы так волнуетесь?
-Вас бы на моё место! Такое впечатление, что вы мне не верите. Вы что, меня подозреваете?
-Успокойтесь, Алексей Борисович. Я не вижу причин для волнения.
-Между прочим, посмотрите на часы! А мне ещё до Отрадного ехать! Вы же меня не повезёте.
-Так ведь, у нас не такси. Ну, хорошо. Давайте на сегодня закончим, а завтра утречком, к десяти часам, милости прошу ко мне в кабинет. Вот по этому адресу. До свидания.
Кныш ехал домой и чертыхался. До отпуска ещё куча дел, а тут такое. Внезапно, он вспомнил, где видел этого мужика. Они же в одном дворе живут, и часто сталкиваются в магазинах и на улице.

Глава 2

Адвокат Павел Андреевич Ковалёв собирался на заседание суда. Настроение было отличное, дело - выигрышное. Ковалёв завязывал галстук и мурлыкал какую-то непонятную, для окружающих, мелодию.
Хлопнула входная дверь и в комнату вошла Вика, дочка Ковалёва.
-Папка, меня в сборную взяли!
Тринадцатилетняя Вика занималась в секции художественной гимнастики, и сегодня её взяли в команду на первенство Москвы среди юниоров. По этому поводу девочку переполняли эмоции, и она принялась скакать по комнате, выполняя гимнастические упражнения, и распевать во весь голос песню из детского кинофильма, под которую у неё были поставлены вольные упражнения:
-Осенью в дождливый, серый день
Проскакал по городу олень...
Ковалёв смотрел на дочку с мягкой улыбкой. Он воспитывал дочку один, так как его жена умерла при родах. Сейчас он особенно остро жалел, что она не дожила до этой минуты.
-Слушай, олень. Есть будешь?
-Буду.
-В холодильнике всё найдёшь сама. Мне некогда, буду поздно.
-А ты куда?
-У меня сегодня заседание в суде.
-Сложное дело?
-Проще пареной репы. Наша родная милиция никак не научится работать. Такие нарушения закона, что их впору самих судить надо. Короче, все их доказательства недействительны, подсудимых надо отпускать.
-А они на самом деле виноваты?
-Пока не доказана их вина - нет.
-А в чём их обвиняют?
-В распространении наркотиков.
-Но это же ужасно! Как ты можешь их защищать?
-Во-первых, кто-то же их должен защищать, а я адвокат. Это моя профессия. Во-вторых, я не считаю это таким уж страшным преступлением.
-Что ты говоришь, папа?! Ведь они же губят людей!
-А водка с сигаретами не губят? Однако продаются совершенно свободно. А оружие? Сколько людей каждый день убивают из совершенно легально сделанного оружия. Стало быть, всех оружейников нужно в кутузку отправить?
-Но ведь оружие делают не для бандитов, а для армии и милиции.
-А наркотики не для здоровых людей, а для наркоманов. Знаешь, как они страдают, когда ломка начинается? Наркотики для них - лекарство, избавление от боли. Кроме того, у них всегда есть выбор. Они могут лечь в больницу и вылечиться. А из оружия часто убивают ни в чём не повинных людей, и выбора им никакого не оставляют. Кстати, в некоторых странах, например, в Голландии, наркотики разрешены законом. И это правильно.
-Но ведь наркоманы из-за дозы воруют и даже убивают!
-А вот за это надо судить. Нет денег - иди заработай. Сейчас много способов. И способов законных.
Вика задумалась. В тринадцать лет трудно спорить со взрослым человеком. Она не находила нужных доводов, но интуитивно чувствовала, что отец не прав.
-Они на Алика работают?
-Во-первых, Алик, а Александр Маратович. Во-вторых, с чего ты взяла, что на него?
-В последнее время, ты только на него и работаешь. А потом, я газету читала. Там пишут, что он наркобарон.
-Александр Маратович не наркобарон, а уважаемый человек, депутат. А на твою газету мы в суд подадим. Заставим их извиниться и заплатить за моральный ущерб. Ну ладно, я уже опаздываю. Не скучай.
Ковалёв ушёл с испорченным настроением. Вика не понимала его, и он боялся потерять с дочерью контакт.
Вика тоже сердилась. Она без памяти любила отца и ни за что на свете не стала бы его огорчать. А тут этот дурацкий спор. В самом деле, какое ей дело до этих наркоманов? А в результате отец расстроился, Вика это заметила по его лицу. Из-за этого она была очень на себя сердита.
Зазвонил телефон. Звонила Светка Пантелеева, Викина подружка. Светка в свои пятнадцать выглядела на все двадцать. Пока не раскрывала рот. Но, несмотря на это, на неё постоянно клевали взрослые ребята, и Светка уже на практике познала очень многие стороны жизни.
Среди девочек-подростков, Светка была непререкаемым авторитетом. Дружить с ней считалось почётным, это было круто и Вика, которую Светка выбрала в подружки, гордилась этой дружбой.
Возможно, сыграло свою роль то, что у обеих девочек были неполные семьи. Собственно, у Светки семьи, как таковой, не было вообще. Родители развелись, когда девочке не исполнилось и года.
Отец уехал работать за границу, и за всё это время Светка видела его раз пять или шесть. Вся его забота о девочке выражалась регулярными денежными переводами.
Мать серьёзно занималась бизнесом, и дома почти не бывала. Всё воспитание было доверено бабушке. Бабушка, питавшая к внучке слепую любовь, воспитывала ее, как могла, и, как говориться, что выросло, то выросло.
В любом случае, Вика обрадовалась её звонку.
-Привет, подруга!
-Привет!
-Чего делаешь?
-Только пришла. А что?
-Бросай всё, дуй ко мне. Толик пришёл, такой торт притащил, пальчики оближешь!
-Да я позаниматься хотела...
-Успеешь. А то торт большой, нам с ним не справиться.
-Ну хорошо, сейчас приду.
-Ждём.
Вике не очень хотелось идти к Светке, потому что там был Толик. Толик был очередным увлечением Светки (или наоборот). Вике он не нравился, потому что был нахальным и плотоядным, но она уважала выбор подруги.
Когда Вика пришла, стол к чаю был уже готов. Торт действительно был великолепным. Именно такие Вика и любила. Вообще, она любила всё сладкое. При этом её фигура совершенно не подвергалась никакой опасности, по коему поводу все девочки в секции ей страшно завидовали.
Впрочем, отца Викина худоба несколько волновала. Но все попытки набрать вес были обречены, и девочка продолжала носить школьное прозвище "Освенцим", которым её наградила противная Танька Климова. Вика в отместку одарила Таньку прозвищем "Репка", которое идеально подходило к её фигуре и причёске.
Толик сидел, развалившись в кресле, и слушал плеер. Одетый по случаю жары в чёрную майку, красно-жёлтые шорты и плетёные шлёпанцы на босу ногу, он чувствовал себя, как дома.
Вику он поприветствовал весьма дружелюбно:
-Привет, балерина. Как дела?
Вика, слегка удивившись такому радушию с его стороны (обычно он её практически не замечал), вначале хотела отделаться дежурным приветствием, но её переполняла радость и она не преминула похвастаться:
-Меня в команду берут! На первенство Москвы!
-Да ну! - Светка искренне обрадовалась за подругу - Вот здорово!
Толик тоже отложил свой плеер.
-Это дело надо отметить! Как насчёт винца?
-Я за! А ты, подруга?
Вика помялась.
-Нет, я не буду. У меня режим.
Светка попробовала настоять, но Толик её остановил:
-Нельзя, значит нельзя. Потом, когда чемпионкой станет, мы это дело шампанским отпразднуем. Лады?
Вика снова удивилась Толикову поведению и кивнула в знак согласия.
-Ну, вот и славненько. Светочка, радость моя неожиданная, чайник готов?
-Готов, готов. Сейчас несу, а вы давайте за стол.
Торт был удивительно вкусным, с какой-то необычной пропиткой. Вика осилила два куска, и ею овладело безудержное веселье. Веселились, впрочем, и Толик со Светкой.
После чая были танцы. Светка сорвала топик и размахивала им, как флагом. Это было очень смешно, и Толик с Викой чуть не попадали на пол от смеха. Потом пару раз Вика оставалась в комнате одна, потому что Толик уводил Светку в другую комнату. Когда они возвращались, Вика показывала на них пальцем и хохотала.
Потом Толик попробовал увести Светку в третий раз. Светка не шла, и тогда Толик просто взял её под мышку и унёс. Это был полный улёт! Вика от смеха упала на диван и хохотала, пока не уснула.
+1
47
22:03
Хорошая завязка!
22:15
+1
Спасибо, завтра продолжение
Загрузка...
Илона Левина №2

Другие публикации