Мальчишеское братство(глава 3-5)

Автор:
Евгений
Мальчишеское братство(глава 3-5)
Текст:

Глава 3

Кныш просидел у Безумцева больше часа. Тот снова мотал ему нервы одними и теми же вопросами, а напоследок спросил:
-А пострадавший то с вами в одном дворе жил. А вы почему-то не упомянули об этом. Почему?
-Во-первых, я сообразил это уже потом. А во-вторых, о чём это говорит? Вы что, думаете, что я его на бытовой почве? У меня вообще такое ощущение, что вы меня подозреваете. В чём?
-Вы не правы, никто вас ни в чём не подозревает. По крайней мере, пока. Просто мне нужно всё знать, все детали. А вы скрываете.
-По-моему, я всё объяснил.
-Вот вам моя визитка, если что-нибудь вспомните, звоните. А сейчас можете идти. Всего хорошего.
На улице Кныша ждал его напарник Семёнов.
-Чего так долго? Я уж думал, тебя сажают.
-Ещё не вечер. Кажется, я под колпаком.
-Ладно, Штирлиц, пошли работать.
Они спустились в метро и поехали по своим станциям, делать обход. На одном из эскалаторов Семёнов споткнулся о "гребёнку" и лишился подошвы ботинка.
-Блин! Куда ж я теперь босиком-то?
-Деньги есть с собой?
-Ну.
-Тогда пойдём, посидишь у дежурной по станции, а я наверх поднимусь. Там на улице лоток с обувью. Всё по двести пятьдесят.
-Давай. Как пить дать, барахло это всё, но, может, до конца сезона отхожу.
Кныш поднялся наверх. Недалеко, через дорогу, действительно торговали обувью. Кныш выбрал для Семёнова ботинки, похожие на его собственные. Продавец упаковал их в коробку, и Кныш побежал обратно. Движение на маленькой улочке было оживлённей, чем в центре, и Кныш за один раз успел добраться только до середины. Потом пришлось стоять, и ждать, когда проедут машины.
Неожиданно, одна из проезжающих машин задела боком за коробку с ботинками и выбила её из рук Кныша. Коробка упала на дорогу, и следующая машина отбросила её ещё дальше. Третья машина переехала коробку, и раздался взрыв.
Машина перевернулась, но на удивление, не загорелась. По инерции столкнулись ещё несколько машин, но, учитывая небольшую скорость, серьёзных последствий не было.
Из опрокинутой машины вылез водитель. Он порывался что-то сказать, но не мог вымолвить ни слова. Наконец, его прорвало:
-Кто? Кто это сделал?
Неожиданно Кныш, стоявший до этого столбом, услышал:
-Вон он! В рубашке ментовской! Я всё видела, это он коробку бросил!
Кныша в момент скрутили. И напрасно он пытался объяснить, что ничего не бросал, что коробку у него из рук выбили, что он совершенно не причём. Его не слушали. Кнышу ещё повезло, что быстро появился милиционер, и не допустил самосуда над "террористом".
В милиции Кныша посадили в клетку и велели ждать. Ждать пришлось долго. К удивлению Кныша приехал его новый знакомый - майор Безумцев.
Тот совершенно не удивился встрече с Кнышем. Допрос вылился в бесконечное количество повторяющихся вопросов. В конце концов, Кныш осоловел.
К счастью, пришёл милиционер, которого следователь куда-то отправлял и что-то сказал ему на ухо. Безумцев слушал, при этом не спуская глаз с Кныша.
-Ну вот, Алексей Борисович. Продавец обуви не может подтвердить факт покупки вами его товара.
-Как так?
-Его просто нет на месте. Собрался, и отбыл в неизвестном направлении.
-Вот тебе раз. А Семёнов, вы спрашивали Семёнова?
-А что Семёнов? Ну, подтвердил он, что подошва оторвалась. Но он же ничего не видел, он внизу сидел. Семёнов не свидетель.
-А кто свидетель?
-Продавец обуви. Да и то, что он может засвидетельствовать? Что вы у него ботинки купили? А что потом?
-Послушайте, ну не зря же он сбежал! Значит, замешан в этом!
-Совершенно не обязательно. Мог просто испугаться. Давайте, лучше, порассуждаем. Предположим, что продавец положил в коробку бомбу. Зачем? Что бы взорвать вас или Семёнова? Вряд ли. Что бы взорвать машину? Откуда он мог знать, что вы метнёте коробку под эту злосчастную "девятку"?
-Хорошо. А зачем мне взрывать эту машину? Я её хозяина-то впервые увидел после взрыва. Кстати, кто он такой?
-Мелкий предприниматель.
-Надеюсь, вы меня за киллера не держите?
-Пока нет, хотя такой возможности и не исключаю. Скажите, где вы находились пятого, двенадцатого, двадцать шестого апреля, а так же девятого мая сего года?
-Что вы ещё хотите на меня повесить?
-Отвечайте на вопрос.
-Дайте подумать. Календарика у вас нет?
-Есть. Вот, возьмите.
-Так. Пятого я работал в дневную смену. Какое время вас интересует?
-С четырёх до восьми вечера.
-Здесь у меня алиби железное. С трёх до половины девятого сидел в отделе с оперативным дежурным на телефоне. Двенадцатого у меня был выходной. Алиби нет. Только в девять вечера сосед заходил. Двадцать шестого я был в ночь. До семи был дома, отдыхал. Потом, примерно с восьми, на работе. Девятого мая был с ночной смены, прямо с работы поехал на дачу. Соседи подтвердят, когда приехал, что делал.
-А что вы делали?
-Картошку сажал. Ну как, удовлетворил я вас?
-Отчасти. Вот что я вам скажу. Я вас, пожалуй, задержу на трое суток. Пока. А там видно будет.
Кныш хотел возмутиться, потом махнул рукой.
-Жаловаться бесполезно?
-А на что? Всё по закону. Два раза подряд вы оказываетесь на месте преступления. Более того, есть очевидцы, видевшие, как вы бросили коробку с бомбой.
-Но ведь вчера я ничего не бросал.
-Не факт. Так что вас сейчас отвезут в изолятор временного содержания. Пока на три дня.
-Я требую адвоката!
-Хорошо. У вас есть свой адвокат? Хотя на данном этапе вам адвокат не нужен.
У Кныша был одноклассник, который после школы пошёл в юридический институт. Кныш не был уверен, что тот стал именно адвокатом, но решил ему позвонить.
Трубку взяла мать Михаила:
-Лёшенька, здравствуй! Как твои дела? Сто лет у нас уже не был, совсем забыл.
-Вера Сергеевна, извините, на мне ужасно некогда. Миша дома?
-Нет, он на работе.
-Ради бога, позвоните ему! Скажите, что я арестован, и что меня везут в изолятор. Очень нужна его помощь!
-Лёша, что случилось?
-Извините, но я не могу сейчас говорить. Я ничего не сделал. Позвоните Мишке!
Повесив трубку, Кныш кивнул Безумцеву:
-Ведите.
Тот подозвал к себе сержанта.
-Вот бумаги, доставите его. Знаете куда?
-Знаю.
После чего на Кныша надели наручники, и повели к машине. Однако то, что случилось дальше, не укладывалось ни в какие рамки.
Кныш с сержантом вышли на улицу и остановились возле машины, поджидая шофёра. И тут раздалась автоматная очередь. Сержант завалился набок, а Кныш раскрыл рот от удивления. В следующую секунду он летел за машину, а выскочивший на выстрелы дежурный в бронежилете и с автоматом, открыл беспорядочный огонь в сторону нападавших.
Кныш не стал дожидаться окончания перестрелки, а, выбрав момент, прыгнул за угол и бросился бежать. Сзади слышался топот и крики, с требованием остановиться, но Кныш в данный момент плохо соображал и поэтому постарался прибавить ход.
Внезапно взвизгнули тормоза, и рядом остановился "Джип". Открылась дверца, и раздался крик:
-Садись быстрей!
Кныш, не раздумывая, прыгнул в машину и "Джип" резко рванул с места. Сидевший за рулём мордатый парень, не отвлекаясь от дороги, хохотнул:
-Еду мимо, слышу, война настоящая. Присмотрелся, а это вы здесь развлекаетесь, ментов мочите. Ты кто, братан, что тебя с такой канонадой освобождают?
-Да, похоже, не ментов хотели мочить, а как раз меня. Кстати, прибавь, а то они наверняка объявят какой-нибудь "перехват".
-Да хоть "ухват"! - парень продолжал веселиться - У меня сзади номеров нет!
С этими словами он повернул налево, под кирпич, и, вскоре, зарулил во дворик. Выключив двигатель, он повернулся к Кнышу.
-Давай браслеты сниму. Сейчас ко мне поднимемся, поговорим.
Поднявшись в квартиру, хозяин кивнул на кресло.
-Садись, пойду, пиво принесу.
-Мне не надо. Я его терпеть не могу.
-Почему? Ну не хочешь, как хочешь. Ещё минералка есть.
-Минералку буду.
Утолив жажду, новый знакомый Кныша представился:
-Меня Калашниковым дразнят. А тебя?
-Кныш.
-За что тебя так?
-Что значит "за что"? За что тебя Калашниковым?
-За автомат. Любимое оружие.
-Понятно. А Кныш - это фамилия. Зовут Алексеем.
Калашников снова развеселился.
-А я подумал, что "Кныш" - это кликуха такая. Меня, вообще-то, Саней зовут. Давай, Лёха, рассказывай.
-Да что рассказывать? Меня обвиняют в терроризме. Слышал, наверное, про взрывы?
-Так это ты?
-Да нет же! Вчера был в вагоне, когда взрыв был. Сегодня вообще чепуха полная. Я в метро работаю, у напарника моего, Семёнова, подошва у ботинка оторвалась. Я наверх поднялся, ботинки купить. На переходе коробку уронил, она под машину попала и бабахнула. Меня в кутузку. При выходе к машине - пальба. Я, сам не знаю зачем, побежал. Вот и всё.
-Да, брат, дела. Ну, то, что ты рванул от ментов, это правильно. Либо они тебя с помпой посадили, что бы отчитаться, либо тебя настоящие террористы завалили. Это если ты мне правду рассказал.
-Да за что меня заваливать?
-Значит, ты что - то в метро видел, чего не следовало.
-Да ничего такого я там не видел!
-Это ты так думаешь. Просто значения не придал, а на "корочке" всё записалось. Я о таких вещах читал.
-Да как же они мне бомбу подложили? Откуда они знали, что у Семёнова ботинок порвётся?
-Ну, во-первых, ботинок у твоего Семёнова мог порваться не случайно. Во-вторых, они могли за тобой следить и в коробку тебе подсунуть. Ты у прилавка один стоял?
-Да нет, там нас несколько человек было.
-Ты не отвлекался, когда коробку упаковывал?
-Вообще-то было. Женщина сзади сказала, что я деньги уронил. Я нагнулся, поднял, сказал ей спасибо.
-Ну вот! За это время хороший умелец тебе ботинки на слона поменяет, не то, что бомбу подложит. Нужно искать эту женщину.
-Кстати, сразу после взрыва какая-то баба напирала на то, что видела, как я бросил коробку.
-Ну вот, видишь!
-Только как её найдёшь, эту женщину? Я даже не уверен, узнаю ли я её. Может, лучше в милицию сдаться? И всё им рассказать?
-А они никого искать не станут. Зачем им стараться, если ты вот он, сам пришёл. Они на тебя ещё и перестрелку спишут. В общем, долго не проживёшь. Ладно, ты пока сиди, отдыхай. Я скоро приду, посидим, подумаем, что делать.

Глава 4

Вика проснулась уже под вечер. Чувствовала она себя не важно, будто она заболевала. Толик со Светкой спали на креслах. Толик спал, запрокинув голову, и пуская пузыри. Светка тихонько посапывала и, иногда, попискивала во сне.
Вика тихонечко, стараясь не разбудить спящих, собралась и отправилась домой. Возле лифта столкнулась с отцом.
-Ты откуда?
-От Светки.
Ковалёв помолчал, потом тихо сказал:
-Я же просил тебя с ней не дружить.
-Почему мне нельзя с ней дружить? Почему ты мне запрещаешь?
-Я не запрещаю. Я тебя прошу.
-Но почему? Что она тебе сделала?
-Понимаешь, она тебе не пара. Ничему хорошему она тебя не научит. Ты знаешь, что по её приятелю, Толик кажется, тюрьма плачет?
-Толик мне самой не нравится. Но Светка же не такая!
-Скажи мне, кто твой друг...Народная мудрость.
-Но у тебя друзья тоже не ангелы. Каждому адвокат нужен!
-Это не друзья, а клиенты. А друзей у меня нет. Кроме тебя.
Вика ткнулась лицом в отцовскую грудь. Ковалёв обнял девочку и прижал к себе.
-Ты пойми, ведь я за тебя волнуюсь. Втянет она тебя во что-нибудь. Обещай, что не будешь с ней дружить. К тому же тебе к соревнованиям готовиться надо!
-Хорошо, обещаю. А как у тебя дела в суде?
-Да всё нормально. Отпустили за не доказанностью, дело на доследование. Ладно, пойдём ужинать. Ты, кстати, как себя чувствуешь? Не заболела? Что-то мне твои глаза не нравятся.
-Да нет, всё нормально.
-Да? Ну ладно. Ты пока посиди, я разогрею.
Ковалев прошёл на кухню и открыл холодильник.
-А ты что, не обедала, что ли?
-Я у Светки поела.
Ковалёв хотел что-то сказать по этому поводу, но передумал и только вздохнул.

Глава 5

Калашникова не было долго. Кныш успел пересмотреть пару фильмов из его коллекции дисков, и даже немного подремать. Наконец, Калашников пришёл.
-Значит, так. Всей обувкой в том районе занимается Колесо. В смысле, контролирует. Сейчас его в городе нет, будет завтра. У него расспросишь, насчёт того продавца. Найдёшь его, может, он что видел, бабу ту запомнил. По крайней мере, других ниточек у тебя нет. От меня помощь - только в виде информации. Сам понимаешь, лезть в дело, в котором ментов в ментовке мочат, мне что-то не хочется.
-Да понятно всё. Спасибо, тебе, Калашников. Ты и так много сделал. А как мне это самое Колесо найти?
-Только не вздумай с ним вот так пошутить. Не до смеха будет. Зови его Пал Палычем. Запиши телефон, позвонишь, скажешь, что от Гиви.
-Гиви, это кто?
-Дед Пихто. Меньше знаешь, крепче спишь. Деньги есть?
-Пока есть.
-Ну, пока. Бывай. Да, чуть не забыл. Запиши номер моего мобильника. Если чего понадобится, звони. Может, что подскажу.
Кныш пожал Калашникову руку и пошёл к двери. Тот его остановил:
-Стой, тебе ж переодеться надо. А то тебя в милицейской рубахе быстро заметут.
-Это у нас форма такая.
-Смотри, как бы тебе другую не выдали. Вот, возьми футболку и джинсы старые. Правда, великоваты будут, но это всё ерунда, всё лучше, чем так.
-Ещё раз спасибо. Да, хотел спросить. Ты кто, вообще, что помогать мне взялся. Из братвы?
-Какая тебе разница? Если приспичило, то я охранником работаю, в ночном клубе. Понял? А помог, потому что ментов терпеть не могу. Ну, всё, вали, у меня дела.
Кныш вышел на улицу и огляделся. Куда идти? Он решил позвонить Мишке, может, тот чего знает. Тот снял трубку сразу, как будто сидел и ждал звонка.
-Алло!
-Здравствуйте, мне, пожалуйста, Михаила Юрьевича.
-Я у телефона. С кем имею дело?
-Это Шишкин говорит. Вы должны меня помнить по делу Махно.
Кныш назвался Шишкиным, потому что не был уверен, что Мишкин телефон не прослушивается. Шишкин и "дело Махно" для постороннего человека пустой звук. Но для Мишки всё было ясно и понятно. Шишкиным Кныша звали в школе. Никто не знал, откуда взялось это прозвище, но оно прилипло к Кнышу надолго.
Дело Махно - тоже школьный след. Так школьники прозвали своего директора школы за внешнее сходство и некоторые черты характера. Тот знал об этом и злился ужасно. И вот однажды, когда учащиеся шестого класса Кныш и Ткаченко выходили из школы, их остановил какой-то мужчина.
-Ребята, где кабинет вашего директора?
-На втором этаже, налево.
-Спасибо. А, кстати, как его имя-отчество?
-Нестор Иванович! - сделав круглые глаза, ляпнул Мишка.
Мужчина пошёл наверх, а ребята потихонечку отправились за ним, посмотреть, что из этого выйдет. Мужчина спокойно вошёл в кабинет, послышались голоса, через минуту ставшие громкими и раздражёнными, потом мужчина выскочил оттуда и нос к носу столкнулся с мальчишками, не успевшими убежать. Ухватив обоих за шиворот, он втащил их в кабинет, и дело кончилось родительским визитом в школу.
Мишка сразу вспомнил все школьные события и сообразил, с кем говорит.
-Я вас помню, господин Шишкин. Жду вас сегодня через час в кафе, том самом. Не забыли, где это?
-Нет, помню.
-Ну, тогда до встречи.
Кныш приехал на встречу раньше и подождал Мишку на улице. Мишка подъехал на "вольво" и Кныш быстро сел к нему в машину.
-Здорово!
-Здорово, здорово. Ну, брат, ты и вляпался! Ты знаешь, что на тебя розыск объявлен?
-Знаю.
-Тогда давай, рассказывай, в чём дело.
Пока Кныш рассказывал, Мишка курил и что-то помечал в маленький блокнотик. Когда Кныш кончил, Мишка выбросил сигарету в форточку.
-Да, процентов на семьдесят ты уже покойник.
-Так плохо?
-А ты как думал? Твой Калашников прав. Тебя либо террористы шлёпнут, либо менты. Сержант у них в больнице в тяжёлом состоянии, ещё один легко ранен. Они думают, что это тебя сообщники освободили.
-Блин, да это на меня покушение было!
-А менты так не думают. Если этот парень умрёт, тебя вообще при задержании шлёпнуть могут. А если нет, то впаяют по максимуму. А в колонии, опять же, террористы достанут. Или даже в сизо. Что б до суда дело не доводить.
-Так что ж мне теперь делать?
-Искать. Искать твоего продавца, ту бабу. Другого выхода нет. Теперь такая проблема - где тебя поселить? У меня нельзя, сразу найдут. У твоих друзей - родственников тоже. Кстати, ты понимаешь, что я сейчас закон нарушаю? Что не сообщаю, где ты и что ты.
-Понимаю.
-Это хорошо. Так куда тебя везти?
-Не знаю.
-Эх, Шишкин! Ну да ладно, есть у меня одно местечко. Есть одна дама, которая мне обязана по гроб жизни. Вот к ней и поедем.
-А что за дама?
-Дама не первой свежести, но очень сексуальна. Эротика так из неё и прёт. Так что поосторожней, она всегда очень хочет. Потом трудно отвязаться. А тебе только сексуальных скандалов не хватало.
-Ладно. Мне сейчас хоть какую даму давай, всё без толку.
-Ну, тогда едем.
По дороге они разговорились.
-Классная у тебя тачка.
-Положение обязывает, я же преуспевающий адвокат.
-Из наших, кого, встречаешь?
-С Гореловым в одном подъезде живём.
-Ну и как он? Я слышал, в журналисты подался?
-Ага - хохотнул Мишка. - Эстраду обозревал. Турнули на днях.
-За что?
-За всё скопом. По совокупности. Ему многое, почему-то, прощали. А он, вместо благодарности, пишет про какой-то там банкет, цитирую близко к оригиналу: "На вечере присутствовали министр культуры с супругой, мэр с супругой, какой-то там посол с супругой, не помню уж кто с супругой и, прикинь, Максим Галкин с супругой". Всё. Утром газета вышла, после обеда Димку уволили.
-Он ещё в школе язвой был.
-Совсем не изменился. Ещё недавно с Серёгой Кабановым виделся.
-Ну как он, женился на Наташке?
-Неа. Отслужил он, вернулся, а она ему и объявляет - выхожу замуж. Завтра свадьба. Он это дело стоически перенёс и спрашивает, мол, на свадьбу-то пригласишь? Наташка довольна, что Серёжка скандалить не стал, и пригласила. На свою голову. Он, зараза, перед уходом молодому мужу подсыпал снотворного со слабительным. Представляешь, какая у них была первая брачная ночь?
Мишка хохотал над своими рассказами, а Кнышу было не до смеха. Все мысли крутились вокруг одного - как выкрутиться из этого дерьма?
Скоро они подъехали к большому шестнадцатиэтажному дому. Поднялись на лифте на десятый этаж и позвонили в дверь. Дверь открыла пышноволосая дама в коротеньком халатике. Если бы Мишка не предупредил о том, что дама не первой свежести, Кныш не дал бы ей больше двадцати. Впрочем, едва заметные морщинки у глаз выдавали все её тридцать, а то и тридцать пять.
-Привет, рыбка. Это мы.
-Мишенька, я уж заждалась.
-Вот, познакомься, это Лёша. Мой одноклассник.
-Лариса - томно произнесла дама и протянула руку ладонью вниз.
Кныш в последний момент сообразил и чмокнул эту руку, хотя и собирался просто её пожать. Даме это понравилось.
-Ну что же мы стоим, проходите, пожалуйста.
Кныш с Мишкой прошли в комнату, причём Кныш заметил, что Лариса успела потереться своим бедром о Мишкино.
-Так вот, Ларочка, у меня к тебе дело необыкновенной важности.
-Ты только по делу и приезжаешь, мог бы и просто в гости зайти.
-Непременно зайду, непременно. А пока я тебя очень прошу - приюти на несколько дней вот этого субъекта.
-Миша, ты же знаешь, тебя я готова ютить вечно, но совершенно незнакомого мужчину - Лариса окинула Кныша явно заинтересованным взглядом - я, несколько, не готова.
-Не волнуйся, душа моя. - Мишка чмокнул Ларису в лоб - Он такой же, как я.
Лариса снова окинула Кныша с головы до ног. После чего согласилась. На пороге Мишка обернулся и подозвал Кныша:
-Ну как? Я же говорил, эротика так и прёт!
-Это уже не эротика. Это жёсткое порно.
Мишка хохотнул, а Кныш спросил:
-Мне давно интересно, за что тебя бабы любят?
-Видишь ли, я совершенно не умею танцевать.
-Ну и что?
-Ну и то. В балете, говорят, почти все мужики голубые. А почему? Танцуют хорошо. А я плохо. Постоянно что-то мешает. Ну всё, я пошёл. Да, вот мой номер мобильного. Звони только на него. Так, на всякий случай.
Лариса тоже вышла проводить Мишку и, проходя мимо Кныша, коснулась его рукой и бедром.
-Ой, извините, у меня такая теснота!
-Что вы, что вы, мне было даже приятно.
Мишка, услышав всё это, откровенно заржал:
-Я же говорил, что он такой же, как я! Только без хвоста!
-Какого хвоста?
-Ты что, мультики в детстве не смотрел? "Маугли"? А хвост, если вдуматься, у меня и вправду есть. Я ж в разводе!
Кныш смутился.
-Я не знал.
-Да мало кто знал. Я всего полтора месяца и был женат. Детей, правда, нет. Я тебе потом расскажу. Или, вот, Ларочка расскажет. Ну всё, я побежал. Адью!
Мишка убежал, а Лариса повернулась к Кнышу.
-Есть будете?
Кныш почувствовал зверский аппетит.
-Буду.
-Тогда прошу к столу. Ничего, если на кухне?
-Господи, да где скажете. Хоть на балконе.
Пока Лариса собирала на стол, Кныш пошёл мыть руки.
-Лёша, вы что предпочитаете - водку, виски, коньяк?
-А вы?
-Хоть это и вульгарно, водку.
-Значит и я тоже.
Лариса постаралась, и стол ломился от разных блюд. Кныш почувствовал, что у него разбегаются глаза и текут слюнки. Они с Ларисой выпили за знакомство, и Кныш набросился на еду. Видя, с каким аппетитом гость поглощает всё подряд, Лариса улыбнулась:
-Я вижу, вы проголодались.
-Да нет, совершенно не хочу есть, но тут такая вкуснятина, что не могу удержаться.
От такого незатейливого комплимента, Лариса неожиданно смутилась.
-Муж любит вкусно поесть, вот и пришлось научиться.
-А где он?
-Кто? Муж? В плавании. Он у меня моряк дальнего плавания. Помощник капитана.
Кныш вспомнил, что на стенах в комнате видел несколько морских пейзажей, а так же фото моряка на фоне океанского лайнера.
-Давайте тогда, за тех, кто в море!
-Давайте.
Кныш, неожиданно для себя, почувствовал Ларисину ногу. Он решил не обращать внимания, но нога проявляла всё большую активность. Скоро к ней подключилась вторая.
-Пойдёмте в комнату, а то я что-то устала на кухне.
-С удовольствием.
Погрузив закуски и бутылку на сервировочный столик, они переместились в комнату и устроились на диване. Теперь Кныш чувствовал Ларисино бедро и плечо.
-А что это мы всё на "вы". Давайте выпьем на брудершафт - предложила Лариса.
-С удовольствием.
Они выпили и поцеловались. Поцелуй длился довольно долго. Потом Лариса откинулась на спинку дивана. Она глубоко дышала, глаза её были затуманены.
-Мне нужно прилечь. Помоги мне.
Кныш обнял Ларису и помог ей добраться до спальни. Там она неожиданно, рывком бросила его на кровать и прыгнула следом. Кныш почувствовал, что с него срывают одежду, потом услышал звук резины и понял, что на него сейчас будут натягивать презерватив. Было странно, но ему это всё нравилось.
0
25
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Голубенкова №1