Кукла (Часть 1)

Автор:
Таня Мочульская
Кукла (Часть 1)
Аннотация:
Рассказ, на конкурс со специфичными условиями.
В РАССКАЗЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОТРАЖЕНЫ РАЗНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ
Покажите неоднозначность технологий и представьте несколько взглядов на взаимодействие науки, техники, политики, психологии и этики.
В ОСНОВЕ СЮЖЕТА ДОЛЖНА ЛЕЖАТЬ ДОСТОВЕРНАЯ ГИПОТЕЗА
Опирайтесь на научные факты и исследования, необязательно естественнонаучные: можно обращаться к социологии, антропологии, лингвистике или использовать сразу несколько теорий.
Что получилось решать вам.
Текст:

– Как ты мог?! – отчеканила девочка лет четырнадцати, в белоснежном платье с рукавами пуфф, и лаковых туфельках, указывая гневным перстом на юношу выглядящего года на четыре старше.

– А я что? Все смеялись! – оправдывался тот, стараясь усилием воли подавить улыбку, и увлекая её с бульвара в переулок.

– Саш, где твоя доброта? Где трепет кроткого сердца?

– Ну, Ария, перестань.

– Ей было больно, обидно, и вместо того, чтобы поспешить на помощь, все кругам гогочут как в цирке, глумясь над чужим несчастьем, и снимают на иксфоны.

– Согласись, не один миллиард просмотров обеспечен тому, кто первый выложит в сеть.

– Делать деньги на чужом унижении? Как ты после этих слов без омерзения в зеркало сможешь смотреть по утрам.

– Взгляни мы уже далеко от места столь печального происшествия, – проговорил юноша, широким жестом обводя, заставленный мусорными баками, узкий переулок. Он вытащил из внутреннего кармана джинсовой куртки коммуникатор и, показав, добавил: – Я не снимал. И нечего сердиться. Давай переключайся. Расскажи лучше о своём любимом безумном писателе.

– Фёдор Михайлович не сумасшедший. Он гений! – девочка, остановилась, выставила правую ногу вперёд, и пафосно скрестив руки на груди, продолжила: – Только он смог, так точно выписать всю человеческую порочность, так чётко поставить вопросы, и если ответы тебе не нравятся, это не его проблемы. Это как третий закон Ньютона, попробуй поспорить с ним стоя на крыше парковки.

Юноша, не смог скрыть довольную усмешку. Его обычный план по отвлечению внимания удался.

– Давай хихикай, – огрызнулась Ария, – можно подумать за столько лет я не изучила все твои трюки, что пускаешь в ход, чтобы избежать хорошей трёпки.

– Хочешь, я на колени встану? – сказал Сашка, бухаясь, на замызганный тротуар.

– Хватит обезьянничать, – с укоризной произнесла девочка.

Парень дурашливо схватил её руку и, заглядывая в глаза, прижал к сердцу.

– Ты ещё в темечко чмокни, – послышалось со стороны бульвара.

Три вычурно одетые фигуры перегородили выход. В них без труда угадывалась местная шпана, что промышляют: мошенничеством, воровством в супермаркетах, избиением андроидов и мелким грабежом.

– Это кукла, если ты не знал, – с наигранной учтивостью сообщил один из хулиганов одетый в джинсовые бриджи и короткую майку.

– Она не кукла! – пытаясь скрыть презрение, спокойно ответил юноша, отступая вглубь переулка, быстро оглядывая рядами стоящие мусорные баки.

– Мальчик напрашивается на драку, – криво ухмыльнулся второй, в сером балахоне, засаленных штанах и дредами на голове.

– А кто тут хочет сбивать об него кулаки? – деланно изумился третий, доставая из кармана шокер, – мы просто чпокнем эту мокрицу, а потом хорошенько позабавимся с милашкой.

– Послушайте, где ваши добродетели? – со взрослыми нотками принялась увещевать Ария, – представите, как будет стыдно родителям, которые…

– Перестань, не мечи бисер… – перебил Сашка, медленно пятясь к следующей куче какого-то хлама, – не трать красноречие на это отребье.

– Беги сопляк! – посоветовал первый, демонстративно надевая кастет, – тебе не стоит видеть, как развлекаются взрослые дяди. Заходи через полчасика.

Юноша не опустился до ответа, а кинулся к горе мусора, и вытянул оттуда кусок водопроводной трубы. И скроив самое свирепое лицо, на которое был способен, пошёл навстречу хулиганам.

– Евгений, что ты собрался делать? – изумлённо спросила Ария, затем твёрдым голосом строгой учительницы, потребовала: – немедленно отдай мне эту железяку. Мир и так погряз в жестокости и злобе, не нужно делать его хуже.

– И это правильно! – расхохотался тот, что с дредами, – угомони своего гладиатора, целее будет.

Девочка после секундной борьбы отобрала стальную палку, осмотрела, потом, словно лёгкой тросточкой крутанула ею несколько раз. Затем шагнула вперёд, оставляя своего подопечного за спиной, с таким расчётом, чтобы точно знать, где он находится. Хулиганы хоть и дрогнули, но не отступили.

– Пробка, зачем схватилась за такое опасное оружие? – юродствуя, поинтересовался тот, что с шокером. – Тебе даже защищаться нельзя.

– Знаю! Она и не понадобится, – ответила, растягивая лицо в безобразной гримасе девочка, затем хлёстким движением, запустила металлический обрезок в стену, где тот высоко взвизгнув, вошёл в кирпич сантиметров на пять. – Убивать я вас буду чистыми руками.

– Голыми руками, – поправил Сашка.

– А как же Азимов? – спросил, заводя самого себя, тот, что с кастетом, – у тебя в программе на насилие должна стоять блокировка.

– Здесь ключевое слово – должна, – заявила Ария, сжала свои крохотные кулачки и, подняв их к лицу, пошла лёгким, пружинистым шагом, на оторопевших горе головорезов. – Ты хотя бы попытайся защищаться, а то будет совсем неинтересно.

Тот, что с шокером дёрнулся вперёд и выкинул в длинном выпаде руку, пытаясь применить оружие, но наткнувшись на прямой удар в голову, потерял равновесие, и повалился набок. Владелец кастета встал в стойку, но тут же получил двоечку – корпус, голова, и рухнул как криогенная колонна при утилизации нефтеперегонного завода. Хозяин дредов на мгновение замер, раздумывая, как поступить, потом вздрогнув, присел на корточки, закрыв голову руками, и застыл в позе «а нас-то за что». Ария победно осмотрела поле боя, подошла к присмиревшему храбрецу, что сжался в комок от страха, двумя пальчиками приподняла его за воротник на уровень глаз и вкрадчивым голосом поинтересовалась:

– Деньги есть, – и не получив ответа, добавила: – а если найду?

Жалкое блеянье развенчанного героя потонуло в рёве сирены, полицейский флаер камнем рухнул с высоты крыш на дно переулка. Ещё мгновение и в распахнувшиеся дверцы, выскочило четверо, они встали в боевой порядок и замерли, оценивая обстановку. Ожившие хулиганы бросились навстречу к спасителям, но как только первый из них приблизился на расстояние вытянутой руки, тут же получил удар дубинкой по задней поверхности бедра.

– За что вы бьёте, я пострадавший? – заверещал отважный злодей с африканской причёской, падая на колени и закрывая голову руками.

– На нас напала вот эта бешеная жестянка! – завопил недавний владелец кастета, показывая запястье с кодом, – мы граждане, мы право имеем!

– По базе из присутствующих нарушаете закон, притом систематически, именно вы,– пояснил стоящий в стороне полицейский со значком шерифа, – так что терпите.

Били сильно, но аккуратно, не затрагивая лиц и прочих жизненно важных частей тела. Несчастные беззвучно снесли экзекуцию, старательно прикрывая всё ценное в своём организме руками.

– Достаточно! Пакуй! – скомандовал старший и, сделав несколько шагов к девочке, отдал честь, – Клинт Хоу местный шериф, вам тоже придётся проехаться до выяснения всех обстоятельств происшествия. Займите места около водителя.

– Это мы потерпевшие – это их надо в обезьянник! – вновь завопил один из хулиганов, но получив болезненный удар, по почкам предпочёл, заткнулся.

Автомобиль, стражей порядка, дважды фыркнув, немного подскочил и, включив сирену, рванул вверх и, заняв наиболее скоростной, шестой эшелон, устремился на север.

***

Полицейский участок встретил, обшарпанными дверями, очередью у регистрации правонарушителей, суетой, и запахом крепкого кофе. Задержанных, хоть и не без труда, удалось затолкать в камеру. После чего закрыли её силовым полем с имитацией стальной решётки из толстых прутьев.

– Вы здесь не впервой и прекрасно знаете как себя вести, – сказал шериф, подросткам.

– Мы потерпевшие! – сорвался один из них.

– Надо же, какая ирония, – насмешливо произнёс Клинт, демонстративно поглядывая на пульт управления камерой. – Как пресекается любой недопустимый протест, в курсе, пространство резко сокращается, и будет уменьшаться пока не останется место, только для стоящего по стойке «смирно».

– Тут лежит кто-то.

– Это Ричард Скоулз автомеханик, – познакомил шериф подростков с товарищем по несчастью.

– От него воняет!

– У Дика вчера родился сын, он напился на радостях и, не рассчитал силы, а забрали его за дебош у касс магазина с детскими товарами.

– От него пахнет не алкоголем а…

– Ну, видимо, кишечник не выдержал и выпростал всё содержимое в штаны.

– Тогда переведите нас в другую.

– То есть от безвредного работяги вам хочется к убийцам, насильникам и наркоманам? Не верю! – высокопарно воскликнул Клинт и, голосом лютеранского пастора, закончил: – лучше возблагодарите господа, судьбу, и моё доброе сердце.

– Тогда включите хотя бы вытяжку.

– Камера вентилируется в помещение, и довольно препирательств вроде завсегдатаи, а ведёте себя как…

Наткнувшись на благожелательную улыбку Арии, шериф споткнулся о несказанное слово, немного подумал, морща лоб, и сняв фуражку, проговорил:

– Теперь с вами – пойдёмте в кабинет, просмотрим видеозапись и определим ваш статус.

***

Шериф графства, важная птица, и не его дело накручивать круги на патрульной машине по неблагополучным районам города в поисках приключений. Глава административно-судебной власти должен сидеть в огромном кресле закинув ноги на стол и попыхивать ароматной сигарой. Клинт Хоу не курил, тем не менее, и просторный кабинет и всё, что полагается по чину имелось. А в поле с ребятами из южного департамента он вышел, желая восстановить авторитет у подчинённых, после неприятной истории с бойней в политехническом колледже. К тому же надвигаются окружные выборы и тут очень кстати, придутся как знание проблем на местах, так и личное участие в задержании разного рода злодеев.

Зайдя в кабинет, и усадив Сашу и Арию напротив своего рабочего стола, Клинт запустил компьютер. Зависла трёхмерная эмблема в виде развевающегося окна, она каждую секунду меняла цвет и просила подождать, не выключая питание.

– Ну что пока загружается система, давайте знакомится, – шериф уселся в кресло, откинулся назад и, дружелюбным голосом напомнил: – моё имя вы знаете.

– Я Александр Сергеевич Ковалёв, учусь в старшей школе Джордж Вашингтон. А это моя няня, андроид модели Ай-Три-Си-Оу – Ария.

– То есть воспитательница в образе тринадцатилетней девочки, – удивился полицейский, потом поморщившись, согласился: – хотя это понятно, самый дешёвый вариант.

– Когда остался один, мне не исполнилось десяти, – пояснил паренёк, – в первое время разница в возрасте не так бросалась в глаза.

Программа, открылась трёхмерной картой города и окрестностей. Затем появились две личных странички с фотографиями и убористым текстом, шериф быстро пробежал по ним взглядом.

– У вас необычное имя, – наконец, обратился он к Сашке, – и ещё это Сергеевич…

– Это отчество. Сказывается русское происхождение.

– И как давно вы покинули Империю?

– Отец с мамой переехали ещё до моего рождения, – пустился в объяснения юноша, – там ввели запрет на некоторые исследования в области кибернетики. Правда, здесь он тоже не преуспел. Работал в небольшой АйТи корпорации.

– И где сейчас ваши почтенные родители? – поинтересовался Клинт, – хотя нет, не говорите, я уже прочитал.

– Они пострадали при теракте в космолифте девять лет назад, – почти спокойно проговорил Саша, – мама погибла, а отец удалось прожить ещё три года, ему перебило ноги и раскрошило семь позвонков. Предлагали вырастить новые, но требовали много денег и сразу, не гарантируя ничего. Тогда и появилась Ария.

– Крайне печальная история, – задумчиво произнёс шериф и, поспешив сменить тему разговора, одним движением увеличил карту до размеров злосчастного переулка. – Так, на время происшествия над местом события висело четыре бота, сейчас взглянем, что они записали.

Под лёгкими прикосновениями пальцев, снятые с разных сторон фрагменты безобразной драки раскрывались в объёмные видеоролики случившегося. Четырежды девочка отнимала металлическую трубу у парнишки, а затем умело и очень эффектно разбиралась с хулиганами.

– Деньги есть? А если найду? – повторил финальное слова драмы шериф, стараясь сдержать ухмылку,– откуда вы это взяли?

– Не знаю, – смутилась Ария, потупив свой милый носик, – надо было что-то сказать, невежливо вмазать по зубам молча, вот и мелькнуло на периферии сознания.

– Ну что, это, без сомнения, самооборона, – подытожил Клинт, с трудом возвращая строгое выражение лицу, что подобает иметь при его должности, – без её превышения. Труба отброшена в сторону. Угроза ограбления настолько завуалирована, что не будет принята даже судьёй Смитом из Сидар-Хилла. Посему не смею вас больше задерживать. В сети я уже поставил отметку, а сейчас выдам и свидетельство о закрытии дела.

Полицейский встал, подошёл к начавшему забавно жужжать и хрюкать аппарату и вытащил оттуда два чека. Поставил печать, и протянул их со словами:

– Рад знакомству, нового свидания, по понятным причинам желать не буду.

В наступившей тишине стук открывшейся двери, прозвучал особенно зловеще. Запыхавшийся мужчина в солнцезащитных очках, дорогом костюме, и резиновым выражением лица застыл в дверях, будто споткнувшись о взгляды направленные на него.

– Как хорошо, что я вас застал! – произнёс он и, уверено шагнул вперёд – Милые дети не могли бы вы немного задержаться?

– На каком основании? – поинтересовался Шериф.

– На основании моей просьбы.

– А вы кто?

– Федеральный агент Курт Уайт, – представился вошедший, показав свой жетон и, демонстративно читая на значке имя шерифа, добавил: – Мне надо задать всего два вопроса милой Арии уважаемый Клинт Хоу.

Полицейский, стараясь скрыть своё отношения к незваному гостю, вернулся в кресло и, не сводя с агента взгляда, положил ногу на ногу и водрузил их на стол.

– Я готова ответить на любое количество вопросов, – стараясь разрядить обстановку, заявила Ария.

Агент присел на край стола, достал настоящий блокнот, и щёлкнул автоматическим карандашом.

– Скажите, любезная барышня, как часто вам приходится защищаться столь экстравагантным способом.

– Крайне редко, сегодня первый раз.

– Ну и как же вам это удалось, когда на Кей Си Роботикс ставят блокировки на многое, в частности, на самооборону.

– Их несложно обойти, вот, к примеру, Александр это с лёгкостью сделал. В моём случае это понадобилось для возможности ставить уколы.

– Прекрасно, – без единой эмоции восхитился Агент и, растянув губы в подобии улыбки, попросил: – не могли бы вы задержаться в приёмной. Мне хочется узнать подробней о столь необычном случае.

– Мы никуда не торопимся, – пожал плечами Саша. – Правда, и времени лишнего нет.

– Не беспокойтесь мне надо с уважаемым шерифом обговорить всего один маленький нюанс.

Ария, встала со стула и слегка поклонившись, взяла под руку своего подопечного и они вместе покинули кабинет.

– Не зря я столько лет отслеживал случаи самообороны андроидов, – не выказав ни малейшей эмоции, сказал Агент, когда дверь беззвучно закрылась. – Вот и удача.

– И что не так? – насторожено, спросил Клинт, ему и так агент оказался не по нутру, а сейчас он просто начинал бесить.

– Она солгала, – опустился до объяснений Курт, – причинение боли и самооборона – это разные кластеры, их не взломать одновременно.

– И что такого? – искренне удивился полицейский. – Моя дочь лжёт по два раза на дню.

– А вот тут не так всё просто машина не может лгать это нарушение причинно-следственной связи, и чётких алгоритмов. Ваша дочь говорит неправду, основываясь на собственных интересах, поскольку является личностью. А у машины этой самой личности нет.

– То есть вы намекаете на ИИ? – усмехнулся шериф.

– Искусственный интеллект опошлен невеждами, судя по рекламе, везде даже последний утюг может им похвастать, – агент заговорил быстро и напористо. – Тут всё иначе. Отец юноши считался неплохим программистом, и после несчастного случая был вынужден создать няню своему сыну. И чутьё мне подсказывает, натворил он много чего интересного. Андроид ставит задачу, находит метод решения и сам проверяет степень выполнения. Конечно, не ИИ, но шаг огромного размера.

– Это просто гибридная няня.

– Всё правильно, – согласился Курт Уайт, пряча карандаш и блокнот, – именно это вы и скажете, если возникнут проблемы. Мы планируем вплотную поработать с её настройками, освежим память, прогуляемся по облакам.

– Маленькая тонкость и она в тридцать первой поправке, – возразил Клинт, от самоуверенности пижона, самого больше похожего на робота, чем на человека, тошнило, – она имеет равные права с людьми.

– Это так, но когда кукла, становится нам интересна, то…

– Послушайте, вы прекрасно знаете, как к этому закону относятся на периферии, как он озлобил простых людей, но его приняли и поэтому dura lex, sed lex.

– О латынь! – непроницаемое лицо агента впервые пробила эмоция. – Закон, права – да не смешите. Я просто заберу её и выпотрошу.

– На территории отделения она находится под моей личной защитой, – вымороженным до хруста тоном проговорил шериф. Ему так хотелось врезать по наглой, холёной морде, что он еле сдерживался. – И я намерен обеспечить законность хотя бы здесь.

– Не нагнетайте, – Курт сверкнул глазами через солнцезащитные очки, – вы прекрасно понимаете, что именно от меня зависит…

– Я завишу только от людей, что будут голосовать за меня на ближайших выборах.

– Ну что ж, я понял вашу позицию, – хлыщ нарочито посмотрел на часы. – Здесь лишь вопрос времени. Слишком долго я ждал удачи, уже не упущу птичку.

Федеральный агент развернулся на каблуках и, не прощаясь, пошёл на выход. Клинт нервно открыл ящик стола, достал оттуда влажную салфетку и с брезгливостью вытер руки.

***

– Хорошо, что вы ещё не ушли, – с озабоченностью произнёс шериф, обнаружив подростков, сидящих на облупившейся металлической скамье, в приёмной. – Надо переговорить.

Клинт кивком головы пригласил следовать за собой, и быстрым шагом пошёл по коридору. В душе клокотало. Агент Курт Уайт задел за живое, не терпел он, когда вот такие дельцы лезут в его вотчину, и устанавливают свои правила. Очень хотелось хорошенько пнуть зарвавшуюся пустышку.

Зайдя в техническое помещение гаража, где трубопроводы, скрученные тугими жгутами, доставляют к флаерам клавдий, весело подмигивает светодиодами основной компьютер, и гудят мощные трансформаторы, шериф обернулся и с напряжением сказал:

– Здесь можно смело говорить.

– Вы чего-то боитесь? – участливо поинтересовалась Ария.

– Конечно, нет, я переживаю за вас, и этот агент, дал к этому повод, – в крайнем раздражении сказал Клинт. – Больше всего я ненавижу – лицемерие, предательство, и когда лезут в мои дела. Взбесил меня этот Курт Уайт.

– Он тоже выскочил из кабинета не в самом благодушном настроении.

– Да поговорили по душам, – сухо усмехнулся полицейский. – Насколько я понял, они заподозрили, что ваш отец, Алекс, сделал какое-то важное открытие, а Ария является ключом к нему. И главное, они не остановятся ни перед чем, чтобы завладеть всеми вашими секретами.

– Это незаконно, – потухшим голосом запротестовал Сашка. – Андроиды обладают такими же правами и свободами, как и люди.

– Да что им до этого закона, – поморщился Клинт, ему очень хотелось помочь, но как, за стенами участка его полномочия уравнивались с федералами. – У вас есть куда спрятаться, родственники, друзья, коллеги родителей.

– С сослуживцами отца мы давно потеряли все контакты. Друзья, – грустно улыбнулся юноша, – я учусь в Джордже Вашингтоне, а это лучшая школа на ближайшие несколько световых лет, поэтому гадюшник ещё тот. Родственники все остались в Империи, к тому же нас там считают предателями.

– Ну да, вы же русский, – оживился шериф, – я тут в академии, курс слушал, при переаттестации о том, что Империя открыла программу по возврату соотечественников, в чём она заключается, я не совсем понял, главное, они дают вид на жительство прямо на границе. Ничего не нужно, ни визы, ни запросов, доказываешь происхождение, и всё.

– Есть бесплатную манную кашу, носить костюм номер два, и петь по утрам гимн лучезарному, – Сашка повернулся к девочке и пристально посмотрел ей в глаза. – К тому же там такое безобразное отношение к андроидом, их не выделяют из ряда кофемолок, пылесосов, и прочих тупых механизмов.

– Да у них свои понятия о свободе, но посмотри, с другой стороны, там и люди не сильно отличаются от роботов, – Клинту пришлась по душе идея отправить парнишку в страну зомбированных манекенов, – не мне вам советовать, но сдаётся, что это хороший выход из вашей ситуации.

– Может быть, сначала домой? – с надеждой спросила Ария, – там всё обдумаем.

– Нет, домой нельзя, отсюда сразу на вокзал, – Сашка, рукой закрыл глаза стараясь, сосредоточится, – но и через границу нельзя.

– Для этого существуют контрабандисты, – шериф довольный, что дело так хорошо складывается, начал объяснять: – сидел как-то в обезьяннике один серьёзней делец, ничего опасного подрался в баре. Так вот, на ресурсе «Инкогнито тревел» он скрывается под погонялом «Зодиак», правда, там всё на жаргоне. У вас деньги есть?

– Да.

– Хватит?

– Да, – ответила Ария в лёгкой задумчивости, – я уже просмотрела их прайс-лист, действительно совершенно непонятно, что они понимают под фишкой, гайкой и чемоданом.

– Разберёмся, – согласился юноша.

– Пойдёмте, я вас выпущу через бомбоубежище, это поможет незаметно выйти в город.

Клинт Хоу, ещё долго смотрел вслед необычной парочке, лёгкая улыбка коснулась его губ. Он украдкой перекрестил им спины, и от всей души пожелал удачи.

***

Сашка, по понятным причинам никогда не считал себя везучим, единственное за что был благодарен судьбе это Ария. С раннего детства она рядом, готовит, стирает, убирает, иногда даже воспитывает. Последнее время он всё чаще стал задумываться об их отношениях, но и представить не мог, что однажды её не окажется рядом. Поэтому решение резко изменить жизнь далось легко. Он уже давно готовился к чему-то подобному.

– Ну что возьмём такси и на Космодром? – облёк в вопрос предложение Сашка, выйдя из узкого тоннеля отделении полиции.

– Но сначала пообедаем, – голосом, не терпящим возражения, сказала Ария. – Наверняка на стоянке есть что-нибудь подходящее, и ничего страшного, если придётся есть всю эту гадость, сегодня можно, мы в дороге.

В цокольном этаже двухсот метровой парковки нашлись сразу несколько закусочных, выбрали Инста Кинг, расселись и позвали официанта. Подошла девушка-андроид с небрежно заклеенными повреждениями головы.

– Два Биг-Мага, – принялась диктовать заказ Ария, – большая картошка, средние наггетсы, молочный коктейль и фруктовый салат.

– Дороговато.

– Ты ещё растёшь, – назидательно заметила девочка, подняв указательный палец, и указав на что-то в районе потолка, – и твой организм требует витаминов. И не смей надевать очки и чатиться в сети пока всё не съешь.

– Ну, Ария, – по привычке захныкал Сашка, ему хотелось поскорей заняться делом, – мы же в бегах каждая секунда дорога.

– Хватит и иксфона.

Официантка вернулась, держа поднос с грудой бумажных свёртков, картонных коробочек, и высокого стакана.

– Жаль нельзя руки помыть, – примиряюще заметила суровая воспитательница.

– Нашёл Зодиака, – сообщил юноша, приступая к еде, – Ломать будем?

– Зачем? Нам нужно всего лишь добраться до любой планеты Империи минуя пограничников, а он зарабатывает на этом, наши интересы совпадают.

– Ближайшая Новая Рязань, туда только через неделю. А вот на Большой Байкал через два часа. Но это намного дальше.

– Мне кажется, время в пути не играет большой роли, всё в одну цену.

– Ты чего ни будь, поняла в тексте заявки на полёт? – спросил Сашка, зайдя на страничку рейса. – Судя по всему, чемодан это пассажир, чек это багаж, скачок – прямой перелёт, Империя – дровяной склад.

– Ну что на Байкал? Денег хватает.

– Я тоже думаю, что это лучший вариант, – заключил юноша, сгружая кучу мусора на поднос – минут сорок до лифта, полчасика на подъём, двадцать пять на пристроиться. Условия вроде вполне терпимые.

За соседним столиком, уставленным недопитыми стаканами с пивом, четверо мужчин среднего возраста одетые в кожаные куртки, вполголоса запели. Сашку всегда раздражали подобные компании, сходящиеся в барах и пьющие до самой ночи. Особенно все эти их бессмысленные разговоры, которые сводился к тому, как они уважают друг друга. Официантка с новой порцией пойла подошла и начала выставлять его на чудом оставшееся свободное место.

– Ты чего издеваешься? – взревел здоровяк, немного привставая, – я сказал шесть, а ты тупая кукла, сколько принесла.

– Мы не ошибаемся, у нас всё точно, – кротко произнесла девушка-андроид.

Ответом был сильный удар открытой ладонью по лицу, официантку немного повело в сторону, но она устояла, и тут же в неё полетел пластиковый стакан с недопитым пивом.

– Пойдём! – резко вскочил Сашка, беря одной рукой поднос с мусором другой, увлекая за собой Арию, – тебе лучше не видеть этого свинства.

***

Сашка, несмотря на быстроту и удобство, недолюбливал флаеры, и пользовался ими лишь при острой необходимости. Башни-стоянки, разбросанные по городу, тут и там не только предоставляли возможность парковать автомобили, но и арендовать их, или даже взять как маршрутное такси.

– Сразу не плати, – предупредил он Арию, когда двери лифта открылись на сто сороковом этаже, – а то я тут как-то так вляпался, там в салоне…

– Не нужно подробностей, – остановила его девушка, – я много раз слышала эту историю.

– Начнём с бокса Си, – Сашка подошёл к замызганным створкам, – давай ломай.

Ария на мгновение замерла, и дверь почти сразу открылась. Парень, подсознательно скроив гадливую гримасу, осмотрел салон. Всё вроде в рамках нормы. Исписанные объёмными каракулями окна, слегка вытертые кресла и слой песка на полу. Ни дурно пахнущей рвоты, ни подозрительной жёлтой жидкости, ни прочей дряни в автомобиле не оказалось. Это порадовало. Дорога обещала стать не только быстрой, но и приятной. Пять долларов с электронным шуршанием ушли в оплату. Двери со скрипом сервоприводов захлопнулись, и машина рванула, с каждой секундой набирая скорость, встраиваясь в поток своих собратьев.

Сашка ногтем отскрёб со стекла немного краски. Нижний Вейс где он появился на свет без малого восемнадцать лет назад, совсем не изменился за это время. Раскинулся внизу гигантским осьминогом и таращился в мир миллионами равнодушных окон. В сердце кольнуло. Сколько ни уговаривай себя, не тверди о неизбежном, горько покидать знакомый до последней станции метро город.

Тонким волоском на горизонте, появилась колонна космолифта, будто связывая землю с безграничным поднебесьем. Где-то там за редкими облаками на высоте ста двадцати километров завис один из восьмидесяти пяти космодромов. Полчаса и скоростной поезд доставит всех желающих к межпланетным кораблям.

Сашка, последнее время, когда попал в школьную сборную по программированию, частенько покидал Боркум, летая в рамках Соединённых Планет Галактики. Посещал и конфедератов. Причём всякий раз с первого либо со второго терминала. Про то, что существуют другие, даже не подозревал. К счастью, искать десятый долго не пришлось. Он прятался в грузовом секторе, между огромными ангарами, окрашенными в грязно-оливковый цвет где, словно муравьи копошились люди, мини-боты и погрузчики на магнитных подушках.

– Могу ли я видеть некого Зодиака? – обратился Сашка к здоровенному детине в засаленном комбинезоне.

– Не знаю, – отозвался облом, – всё зависит от наличия глаз.

– Спрошу по-иному, не могли бы вы мне его указать?

– Это я, – послышалось со спины. Говоривший, был высоким мужчиной, в толстом свитере, похожий скорее, на водителя мусоровоза, чем на грозу подпространства, не помогла даже капитанская фуражка. Он оценил цепким взглядом Сашку и спросил: – чего хотел?

– Мой ник «Братья Карамазовы», – немного смущаясь, ответил тот.

– Да, да, два чемодана на Большой Байкал, тащите их к весам, сейчас посчитаем, сколько с вас брать. И плюс – это Империя, поэтому важно знать, кто их будет забирать.

– У нас нет чемоданов, – растерянно развёл руками юноша.

– В заказе вроде чемоданы? – уточил контрабандист.

– Я думал, что это сленг такой. Так случилось, что туда надо доставить нас.

– Персона – это чек, билет бумажный. Раньше на руки выдавали.

– Ну, хорошо, – сразу согласился Сашка, – давайте договоримся заново – два чека до БольшогоБайкала.

– Да ладно, не бери в голову, – Зодиак по-отечески приобнял парнишку, – ты с куклой, а значит парень не промах. Свободная каюта для таких, у нас всегда найдутся. По поводу конечной станции это будет Новый Суздаль, так что есть выбор, до него часов за сорок долетим. Вот только что Байкал, что Суздаль визы нужны, так как здесь не получится.

– Я этнический русский, – пояснил Сашка, – надеюсь, на программу возврата соотечественников.

– А папа, или мама? – влез в разговор здоровяк.

– И тот и другой, к тому же они уроженцы Империи.

– Вот везёт же! Я тоже на старости лет туда свалил бы.

– Правильно, – ехидно осклабился капитан, – ходить строем, есть по расписанию, и строчить старшему брату кляузы.

– Да уж лучше стерильность больничной палаты, чем выгребная яма отхожего места.

– Кушать гороховый кисель, ходить в лаптях, но зато иметь мечту, – сказал человек по прозвищу Зодиака по-русски, чему-то злобно усмехнулся и добавил, – нет в светлое прокрустово будущие без меня. А вы молодые люди переводите аванс и добро пожаловать на борт. Минут через двадцать отходим.

В огромном ангаре, куда без труда вошёл бы супертанкер с клавдием, у разгрузочного пандуса стояла крохотная, некогда роскошная яхта марки «Марлин». Внутри чисто, но аскетично от прежнего блеска, не осталось и следа. Сашка, получив код от двери, задержался в холе на первой палубе и вместе с Арией, что усердно изображала туповатого андроида, выпил кофе. Ему хотелось показать, что нечего не боится и тем более не скрывает. В каюту удалился, лишь после того как, помощник капитана тот, что так хотел получить подданство, объявил, что прошла проверка на герметичность и судно отваливает от стенки.

Другие работы автора:
+2
20
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №2