Пока чудовища спят

Пока чудовища спят
Аннотация:
Дина проводила меня огоньками глаз. Передом мной была последняя преграда между мной и старым сном, почти целиком состоящая из огромных окон, истрепавшихся занавесей и слабо покачивающейся приоткрытой двери...
Текст:

- Он проснулся в огромном белом городе... - Я начал свой рассказ, не открывая глаз. Осторожно сдвинул ноги. Устроившаяся на них собака, чёрный спаниель, негромко, злобно зарычала. Я замер, но через некоторое время продолжил рассказывать. Мои мысли звучали вслух, как и обычно. Хотя их никто не слышал, кроме меня. Иногда они звучали, а иногда появлялись на стенах, бегали по потолку. Или парили под облаками - огромными глыбами-буквами. Мой тонкий голос, не мужской и не женский, разносится по той половине крошечного домика, что считается спальней. В ней должна гореть печь, но сейчас здесь так холодно, будто... здесь морозилась холодильня. Челюсти сжались на моей ноге, сквозь толстое одеяло. Я напрягся. Дина часто так делала, наглости ей было не занимать, но сейчас я понимал, что это не она. Настоящую Дину давным давно сбила машина, ещё лет десять назад. Зубы разжались, я осторожно вытягивал ноги из-под одеяла. Выдохнул пар.

Успокойся, это всего лишь сон...

- Город был огромный и очень жаркий, как в американском фильме. Такой же высокий, тянущийся почти до неба - белыми, геометрически правильными фигурами, построенными из тяжёлого камня, белого и некрашеного, и в этом городе не было окон. Солнечный, ослепительный свет заливал его, будто вода, такой яркий и плотный, что ему казалось что свет давит на кожу, прижимает его к широкой каменной улице. Он с трудом оторвал щёку от дорожного покрытия, и вдруг с удивлением увидел, что всё оно целиком покрыто сложным рисунком, напоминающим помесь электронной схемы, арабского языка и египетской письменности, с фигурками людей, какими-то животными и сложными завитушками, стрелочками. Это смутно напоминало ему карту.

- Хгрр. Гррр.

Осторожно выбравшись из-под собаки, каким-то чудом оставшись целым, я оставил её лежать на диване и осторожно открыв дверь, выглянул во вторую половину крошечного домика, слабо освещенную лунным светом. Дина проводила меня огоньками глаз. Передом мной была последняя преграда между мной и старым сном, почти целиком состоящая из огромных окон, истрепавшихся занавесей и слабо покачивающейся приоткрытой двери... Я не должен бояться. Это не мой кошмар... Вытянув перед собой узкие руки, двинулся вперёд и вышел из темноты наружу. Босых ступней коснулась мягкая, очень мягкая короткая трава. И ледяная. Брр. Захотелось обернуться, но я поборол это желание, потому что знал, что позади в дверях... стоит Дина. На задних лапах... Ну, я ожидал чего-то подобного. Лучше не оглядываться. Рядом с маленьким домиком, через небольшой дворик, стоял ещё один дом. Недостроенный, напоминающий геометрически правильную башню, из серого ноздреватого шлакоблока, высокий, но слишком узкий, трёхэтажный. Казалось, что он строился здесь всегда, уже несколько десятилетий и его никак не могли закончить. И у него не было окон...

Я обнял себя, выдыхая пар. Нужно было обуться, но поворачиваться и возвращаться было нельзя. Упираюсь в холодное, старое дерево калитки и иду между тёмными, тесно столпившимися домиками с чёрными окнами, стараясь не вглядываться в них...

- Во всём городе не было не одного окна. Он с трудом встаёт на ноги, чувствуя привкус железа во рту. Ему кажется, что каменное покрытие у него под ладонью, впивающееся чёрточками рисунка и мелкими частичками камня - слишком тяжёлое. Это кажется глупым, но он чувствует вес окружающего его города. Потому что он стал слишком реальным для него. Ему трудно осознать, что весь он изрисован такими же прихотливыми закорючками. И он понимает, что у него мало времени, нужно идти. От жара болит голова, плотный свет стекает на него и заполняет чистым белым сиянием каждый сантиметр широченных пустых улиц...

Поднимается на ноги, сжимая виски ладонями. Ему 26 лет, его зовут... Как же его зовут?.. И он должен найти что-то в этом городе. Кого-то. Или что-то... Он должен вспомнить! До тех пор, пока не... Пока что?.. Перед глазами мельтешат буквы, значки, символы. Их слишком много здесь, проклятых символов и значков. Для чего нужен этот безумный город? Он смотрит вверх и высоченные башни тянутся все выше и выше, под его взглядом, в ослепительное безоблачное небо. Не может быть, чтобы в этом городе никто не жил. Но почему же здесь никого нет?.. Устав идти, он ложится прямо на дороге, которая кажется ему уютнее, чем любая кровать и рассматривает значки и стрелки, пока не закрывает усталые глаза. Ему кажется, что в этих росписях есть какой-то смысл. И понимает, что времени нет, что спать нельзя, что солнце двигается по небу, но он слишком устал. Белый город воздвигается и растёт вокруг него, и кажется, становится всё больше и массивнее. Пустой и величественный.

Дальше я пока что не придумал...

Мой голос затихает, и идти становится ещё страшнее. Я шагаю босыми ногами - по мягкой, но более холодной, влажной траве, по более жёстким, но не таким холодным проплешинам от автомобильных колёс, заполненным мягкой, уютной пылью. Впереди растёт холм, череда огромных холмов, различимых неровной линией высоко над усадебными участками, плотно прижавшимися друг к другу. Вокруг простирается огромнейший, безграничный простор чёрной, холодной темноты, холмов, рек и невысокого леса, но приусадебные дома, провожающие меня взглядами тёмных окон, жмутся друг к другу вместе со своими земляными участками, будто места на самом деле больше не существует. Будто весь мир вокруг ненастоящий, и строится можно было только в небольшой его части. Или... в границах сна...

Из домов выходят чудовища и идут вслед за мной.

Собаки, люди, да кто угодно. Все те, кого я знал, кого я помнил, мёртвые и живые, они и есть мои чудовища. Все они. Спящие в моей пустой памяти, в воображении. Нет, за мной никто не идёт, это просто фантазия разыгралась, но... я не оглядываюсь. Тёмный холм растёт, воздвигается надо мной, заполняя всё небо, и я не выдерживаю и бегу вперёд, к нему, и как всегда бывает в такой темени, кажется, что ты бежишь быстрее, чем на самом деле. Дорожка быстро-быстро мелькает под моими исцарапанными ногами и я слышу, как за мной гонятся, как тянутся руки, но смотрю только вперёд!.. Бегу и кричу его имя во всё горло. И до последнего надеюсь, что успею увидеть его, найти - до тех пор, пока не проснусь...

Другие работы автора:
+3
263
20:52
Образ собаки мне очень понравился, было в нем что-то кинговское! Рассказ заставил задуматься, идея довольно занятная)
Комментарий удален
16:02
«Пока чудовища спят» не верное название, правильнее было бы «В лабиринтах нашей психики»…
14:49
понравился и рассказ и как пишет автор
Загрузка...
Васек Ахотелоев №1