Мальчишеское братство(глава 19-21)

Автор:
Евгений
Мальчишеское братство(глава 19-21)
Текст:

Глава 19

Вика шла домой от Светки в превосходном настроении. Они прекрасно посидели с ребятами, было очень весело и прикольно. Вика уже не смущалась того, что курит, ей это даже очень нравилось. Более того, в кармане у неё лежала пачка, в которой находились ещё три сигареты, которые ей подарил Гоша.
Она запустила в плеере песню про оленя, под которую исполняла упражнения без предмета. Завтра начинались соревнования, но это уже не имело для неё такого значения. Главное, что туда обещал придти Гоша.
Вика начала прямо на тротуаре выполнять элементы из своих упражнений. Прохожие обходили танцующую девочку и оглядывались на неё. Некоторые при этом крутили пальцами у виска.
И вдруг Вика увидела оленя. Он стоял на мостовой и смотрел на неё. Вика помахала ему рукой, и он сделал движение головой, как будто звал девочку к себе. И Вика бросилась к нему, желая обнять такого большого, доброго и красивого зверя.
Краем уха она услышала визг тормозов, почувствовала удар и провалилась в темноту.
Из сбившей Вику машины выскочил водитель, мигом собралась толпа. Те, кто всё видел, сочувствовали водителю, те, кто подошёл на шум, негодовали.
Рядом остановилась милицейская машина. Сержант первым делом вызвал "скорую", затем начал опрашивать свидетелей. Вику увезли в больницу, а сержант начал исследовать записную книжку девочки, в надежде найти её адрес или телефон. Из чудом уцелевшего плеера доносилось:
-Вернись, лесной олень, по моему хотенью.
Возьми меня, олень, в свою страну оленью.
Где сосны рвутся в небо,
Где быль живёт, и не быль,
Возьми меня туда, лесной олень.
Ковалёву сообщили о происшедшем прямо в зале суда. Судья, сорокалетняя женщина, не раздумывая, согласилась перенести заседание, и Ковалев помчался в Склиф.
Вика была в операционной. К Ковалёву, который нервно мерил шагами коридор, подошёл мужчина, который представился следователем прокуратуры.
-Вы отец?
-Да. Как всё произошло?
-Свидетели говорят, что девочка вела себя несколько странно. Вначале танцевала на тротуаре, потом резко шагнула на проезжую часть. Шофёр физически ничего не мог сделать.
-Почему она так сделала? Может, её кто-нибудь толкнул?
-Исключается. Как я уже сказал, она танцевала. Прохожие старались её обойти. Она у вас танцами занималась?
-Художественной гимнастикой.
Следователь кивнул головой. Потом осторожно спросил:
-Скажите, а раньше в её поведении, вы ничего странного не замечали?
-Нет. Хорошая, нормальная девочка. Вы что, намекаете, что она сошла с ума?
-Ни коим образом. Видите ли, я просто подумал, что так могут себя вести люди, находящиеся в состоянии наркотического опьянения.
-Что? Что вы несёте? Какие наркотики? Это что, вы хотите использовать мою трагедию, что бы меня скомпрометировать?
-Да что вы всё о себе волнуетесь?
Эти слова вызвали у Ковалёва неожиданную реакцию - он сел на банкетку и заплакал. Следователь стоял рядом и не мешал. Потом, когда Ковалёв пришёл в себя, предложил:
-Пойдёмте, посмотрим её вещи.
Они не долго искали. Пачка с тремя сигаретами в заднем кармане джинсов нашлась сразу. Следователь взял одну из них, понюхал и сказал:
-Конечно, можно провести экспертизу, но можете мне поверить - травка.
Ковалёв был опустошён полностью. Следователь его долго о чём-то расспрашивал, он что-то отвечал. Потом они увидели врача.
-Ну что, доктор?
-Пока жива. Сейчас в реанимации. Шансы есть, но небольшие.
-Доктор, сделайте всё возможное! Я заплачу любые деньги!
-Предложите их Господу Богу. Всё от него зависит, а мы сделали всё, что могли.
-К ней можно?
-Нет. Можете подождать до утра. Утром многое станет ясно. Я уже дал команду медсестре, она покажет вам, где можно подождать.
-Спасибо, доктор!
Ночь тянулась нескончаемо долго. Уже под утро Ковалёв задремал, и был разбужен звуком открываемой двери. По виду вошедшего, он всё понял.
-Простите, но мы не волшебники. Слишком тяжкие травмы.
Для Ковалёва жизнь кончилась. Он, враз постаревший лет на двадцать, еле шевеля сухими губами, спросил:
-Я могу с ней проститься?
-Да, вас проводят.
При виде мёртвой дочери, Ковалёв удивился, почему он сам ещё не умер. Он поправил простынку, которой была укрыта дочь, поцеловал её, и медленно, шаркая ногами, вышел на улицу.
В голове была абсолютная пустота. Ковалёв пришёл домой и сел в кресло. Какое-то время он просидел без всякого движения, потом встал, подошёл к шкафу и достал с нижней полки из-под кучи белья пистолет. Проверил обойму, вставил её обратно и уставился в дуло.
Потом поднял голову, и его взгляд упал на Викин зонтик яркой расцветки, подаренный ей Светкой на восьмое марта. Ковалёв замер, в его взгляде появилась осмысленность.
Ковалёв сунул пистолет в карман и вышел на улицу. Светка была дома и спала. Дверь открыла бабушка.
-Кто вы такой? Девочка ещё спит, приходите позже.
Она попыталась закрыть дверь, но Ковалёв ей этого не позволил. Он отстранил бабушку, которая от неожиданности потеряла дар речи, и прошёл в Светкину комнату.
Проснувшаяся Светка сначала ничего не могла понять, потом, поняв, заревела в голос.
-Где он живёт? Где?
-Кто?
-Хахаль твой! Толик, кажется?
-В башне, напротив магазина.
-Квартира?
-Двадцатая.
-Если позвонишь ему - вернусь и убью!
-Да он-то в чём виноват?
-Кто Вику к наркотикам приучил?
-Я же их просила! - Светка заревела ещё громче.
Ковалёв отстранил бабушку, которая стояла на пороге комнаты и мелко крестилась, и быстрым шагом, почти бегом пошёл к Толику.
Толик тоже оказался дома. Заспанный, с помятым лицом, он пригласил Ковалева в комнату. Ковалёв огляделся. Накануне в комнате была вечеринка. На столе стояли пустые бутылки, тарелки с засохшими остатками еды и окурками. На диване, не сняв ни одежды, ни ботинок, спал ещё один парень.
Толик поддёрнул трусы и сходил на кухню за пивом. Выпив не меньше половины бутылки, он посмотрел на Ковалёва и спросил.
-Чего надо?
Ковалёв втолкнул Толика обратно в кухню. Тот, не ожидая толчка, потерял равновесие и шлёпнулся на пол, уронив бутылку с недопитым пивом.
-Ты что?
Толик начал было подниматься с пола, но замер, потому что обнаружил у себя во рту дуло пистолета.
-Вот что, родимый. Хочешь жить - будешь говорить. Понял?
Толик кивнул.
-Будешь говорить?
Толик опять кивнул.
Ковалёв вытащил пистолет изо рта Толика и спросил:
-Знаешь, кто я?
-Да. Вики Ковалёвой отец.
-Кто приучил Вику к наркотикам? Ты?
-Нет. Я не знаю кто.
Ковалёв направил пистолет в лоб Толику.
-Последняя попытка.
-Ладно, ладно. Гошка это. Я с малолетками не связываюсь.
-Почему именно Вику?
-На неё заказ был.
-Чей?
-А это вы у него спросите. Мне он не сказал. Знаю только, что серьёзные люди.
-Где живёт твой Гошка?
-Понятия не имею. Знаю только номер его мобильника. А сам он у дядьки живёт.
Тут Ковалёв почувствовал какое-то движение за спиной. Он резко обернулся и увидел второго парня, который проснулся и пошёл на шум, выяснить, в чём дело. Сейчас он стоял, сжимая в руках уроненную Толиком бутылку из-под пива, и намеревался опустить её на голову Ковалёва. Но, увидев направленный на него пистолет, аккуратно положил бутылку на пол и устроился рядом с Толиком.
-Продолжим разговор. Вот труба, звони своему Гоше и под любым предлогом пусть идёт сюда.
-А если не послушает?
-Виноват будешь ты.
Толик набрал номер и стал ждать. Наконец, Гоша отозвался. Толик выслушал всё, что Гоша думает про бессонницу некоторых козлов, и сказал:
-Бросай всё и дуй ко мне.
-Не могу. Дядька велел быть дома и дождаться его.
-К чёрту дядьку, давай сюда!
-Да что там у тебя случилось?
-Не могу по телефону. Приезжай.
-Говорю тебе, что дядьку нужно дождаться. Давай лучше ты ко мне. Знаешь где дядькин дом?
Толик вопросительно посмотрел на Ковалёва и прошептал:
-К себе зовёт.
Ковалев в ответ кивнул. Толик пожал плечами, дескать, тебе виднее, и продолжил разговор.
-Откуда? Ты меня к себе в гости не приглашал.
-Тогда пиши адрес. Записал? Ну давай, жду.
Толик отдал трубку Ковалёву и спросил:
-Ну, что теперь? Убивать будете?
Ковалёв вместо ответа взял у второго парня ремень и крепко скрутил Толику руки. Потом они вместе оттащили Толика в ванную, где Ковалёв Толиковым ремнём связал и парня. После чего подпёр дверь в ванную шваброй и поехал по указанному Гошей адресу.

Глава 20

На деревню Зябликово опускался майский вечер. Мужики сидели на скамеечке перед домом и курили. Из дома вышел Андрей Петрович и покачал головой.
-Вот незадача, какая, за гвоздь зацепился и подмётку оторвал. Последние ботинки.
Кныш посмотрел на Юрия.
-А, может, что из конфискованных подойдёт?
-Может, и подойдёт. Михайло, открывай багажник!
-Уже открыл. Андрей Петрович, выбирайте!
-Ребята, откуда у вас столько ботинок?
-На улице валялись. Не смущайтесь, выбирайте.
Селуянов открыл одну коробку, потом другую. На четвёртой он улыбнулся и подошёл к скамеечке.
-Ну и товар у вас, ребята. Каблуки так и отваливаются!
Костик взял у Андрея Петровича ботинок с отвалившимся каблуком.
-Ну-ка, ну-ка, что здесь такое....
Потом обернулся к брату и тихим голосом сказал:
-Я знаю, как устраиваются эти взрывы. Смотри!
Старший брат взял из рук Кости ботинок и присвистнул.
-Хитро придумано, слов нет.
-Что там? - Подошли остальные.
-Вот, видите, каблук полый. В полость помещается пластиковая взрывчатка и детонатор, реагирующий на давление. Причём, он это давление суммирует. Шаг - микрон, ещё шаг - ещё микрон. Чем больше вес владельца, тем быстрее срабатывает. Взрыв небольшой, но достаточный. И главное, никаких следов. Теперь ты понял, почему та машина взорвалась?
-Понял. Наехала на коробку, вес большой, вот сразу и рванула.
-Правильно. Теперь вспоминай, какие ботинки ты купил для своего Семёнова?
-Да такие же. Слушай... а на соседе моём, том, который в метро взорвался, тоже такие были!
-Во, вот за это тебя и убить хотели.
-А почему потом передумали?
-А шут их знает! Думаю, какую-нибудь гадость придумали. Давай другие ботинки посмотрим.
В других ничего не нашли.
-Что и требовалось доказать. Кто продавец - примерно знаем. Кто производитель - установим. Главное, что доказательство налицо.
-Как бы они этого Ахмета не убрали.
-Вообще-то могут. Будем надеяться, что он это и сам понимает.
Послышались чьи-то голоса, и в калитку вошли сосед Андрея Петровича Егор и его жена Тоня. Она отчаянно ругалась на мужа, а тот отмахивался от неё, как от назойливой мухи.
-Пойдём домой, перед людьми стыдно!
-Да погоди ты. Я к Петровичу по делу.
-Да знаю я все твои дела. Целый день по деревне слоняешься, стаканы ищешь.
-Ты меня перед людьми компрометируешь.
-Ты сам себя компрометируешь!
-Да отстань ты! Скажи лучше, чем такая баба как ты, от гадюки отличается?
-Ты мне зубы не заговаривай!
-Нет, ты скажи, чем?
-Да не знаю я!
-Во! Если уж ты сама не знаешь, значит, ничем. Слушай, Петрович, я к тебе по-соседски. Вижу, гости у тебя, может, чего нужно, не стесняйся.
-Да мне, Егор, ничего не надо. Всё у меня есть, кроме водки.
-Да? Ну, тогда я пошёл. Вон, ещё к кому-то гости едут.
Егор с женой вышли за калитку, а Юрий озабоченно вгляделся в приближающиеся к деревне "джипы" и скомандовал:
-Быстро, все в дом! Костя, доставай свою пушку и звони Антону. Петрович, бери Мишку и Леху и куда-нибудь сховайтесь.
-В чём дело?
-Кажется, нас нашли.
-Может, в лес?
-Не успеем. Они нас по полю живо догонят. Нам нужно время протянуть, а там помогут.
Все вбежали в дом и начали баррикадировать дверь и загораживать мебелью окна. Потом Селуянов сказал:
-Подпола у меня нет, пошли, я вас на дворе, с курями спрячу.
-А сам?
-А у меня вон чего есть. Двустволочка. И патрончиков хватит.
-Мы тоже не пойдём. Здесь пригодимся.
Тем временем "джипы" подъехали к дому и из них высыпали боевики с автоматами. Они остановились возле забора, и один из них крикнул:
-Даём пять минут. Отдаёте нам мужика и товар наш, остальные нам не нужны. Отсчёт пошёл.
Мишка на коленях подполз к Юрию.
-Чего не стреляешь?
-Через пять минут начнём. Нам время выиграть нужно.
-А они дом не подожгут?
-Вряд ли. Им Кныш живой нужен, они, поэтому и стрелять не хотят.
-Слушайте, мужики. Может, я к ним выйду, чего всем помирать из-за меня?
-Во-первых, уже не из-за тебя. Стоит тебе выйти, они точно дом спалят. А во-вторых, - Юра хохотнул - мы тебя лучше в окно выставим, как живой щит.
Шутка неожиданно вызвала взрыв смеха, который услышали и бандиты. Один из них обернулся к Борису Петровичу, оставшемуся в машине.
-Шеф, может, они чего не поняли? Чего ржут-то?
-Это нервное. Начинайте.
Но обороняющиеся их опередили. В результате сразу трое бандитов остались лежать на траве, остальные залегли за укрытиями, чем вызвали Мишкину ярость:
-Сволочи, за моей машиной укрылись!
Бандиты открыли ответный огонь, посыпались стёкла, щепки. Залетевшие в дом пули заставили обороняющихся пригнуться и прекратить стрельбу.
Пока часть нападавших вела огонь по окнам, двое других подобрались к дверям дома и попытались их взломать. Увидев, что дверь шатается, Андрей Петрович высунулся из окна и двумя выстрелами подряд свалил нападающих. Правда, при этом сам получил пулю в правое плечо и потерял ружьё.
На какое-то время стрельба затихла. Борис Петрович был в ярости оттого, что потерял уже пять человек, закричал, обращаясь к обороняющимся:
-Если через минуту не сделаете так, как я сказал, пойдём по деревне и будем мочить всех подряд! До тех пор, пока не сделаете, как говорят!
Костик посмотрел на брата.
-Как думаешь, блефуют, или нет?
-Кто ж их знает. Отморозки на всё способны.
В этот момент к машине Бориса Петровича подошёл сосед Егор, привлечённый стрельбой.
-Мужики, у вас чё, салют?
Борис Петрович вышел из машины, ухватил Егора за горло и приставил к его голове пистолет.
-Вот с него и начнём! Минута пошла!
-Ты что, мужик, что за дела?
Бедолага Егор боялся пошевелиться. Из его головы разом вышел весь хмель, и он теперь мысленно проклинал своё любопытство и желание выпить на холяву.
К ним бросилась Тоня.
-Отпусти его, что он тебе сделал?
Один из бугаев схватил её за волосы и бросил на землю.
-А вот и вторая! Минута кончается, думайте быстрей!
Корчагины снова переглянулись. В углу Мишка перевязывал Андрея Петровича, Кныш, бледный, как полотно, выглядывал на улицу.
-Где там Антон?
-В Караганде. Машина у них сломалась!
При этих словах Кныш неожиданно распахнул окно и выпрыгнул на улицу.
-Вот я. Отпусти людей.
К нему тут же подскочил один из бандитов и, заломив руку, запихнул на заднее сиденье ближнего "джипа". Борис Петрович, не отнимая пистолета от головы Егора, спросил:
-Где товар?
-В "вольво". Отпустите людей.
-Белый, давай перегружай товар в "джип". Быстрей.
-Да на хрена? Я посмотрел, ключи в машине. Сядем в неё, и поедем.
-Ладно, заводи. Да побыстрей! А ты, Малец, возьми канистру, обойди дом и запали его.
Но Мальцу было не суждено задержаться на этом свете. Юрий, воспользовавшись тем, что внимание бандитов было отвлечено, выбрался из дома и, расположившись в саду, свалил Мальца первым же выстрелом.
Бандиты ответили длинными очередями, заставив Корчагина укрыться за сараем.
-Не давайте ему высунуться! Раненых в машину, трупы тоже.
Когда приказ шефа был выполнен, бандиты быстро заняли места в машинах и те резко рванули с места.
Егор, которому на прощанье досталось пистолетом по голове, потирал ушибленное место и обнимал жену, находившуюся в полуобморочном состоянии.
-Ё-моё! Что это было?
Корчагин вернулся в дом. Костя и Мишка перевязывали Андрея Петровича, тот старался не стонать, но было видно, как ему больно.
-Костя, звони, где Антон. И ещё в Москву. Пусть всё перекроют. Как ты, Петрович? Здесь доктор поблизости есть?
-Есть в районе. Нужно к Коротковым сходить, у них машина есть.
За окном послышался шум двигателя. Костя, выхватив пистолет, кинулся к окну.
-Это Антон.
Открылась дверь, и в дом вбежали молодой парень и девушка. Мишка обомлел.
-Юля, вы? Как вы здесь оказались?
-Всё потом. Что здесь случилось?
-Вы их видели? Два "джипа" и "вольво"?
-Видели, но сначала решили к вам.
- Правильно. Вдвоём бы вы с ними не справились. Значит так. Мишка, остаёшься с Петровичем, организуешь его в район, а мы быстрее в машину. Быстрее.
Корчагины вместе с Юлей и Антоном сели в машину и "Нива" рванула с места. Мишка же побежал договариваться о транспортировке Селуянова в больницу.
Тем временем, Борис Петрович, разъярённый потерей шести бойцов, сыпал проклятия на головы всех, кто попадался на язык. Потом спросил у парня, сидевшего за рулём.
-Сколько убитых?
-Двое. Данила и Малец. Крутой несильно ранен, Голубка тоже. Вот Захар с Ковбоем.... Это их дедок угостил. У Голубки всё бедро разворочено, у Ковбоя плечо. Я не доктор, но, по-моему, не жильцы они.
Борис Петрович снова выругался. Потом сказал:
-Выедем на трассу, затормозишь.
На трассе он объяснил своим подручным:
-Если я не ошибаюсь, в Москву нам сейчас не проехать. Наверняка уже всё перекрыли. Поэтому сделаем так. Мы с Белкой и этим козлом бросаем машину и едем в Москву на попутке. Вы на двух машинах едете в сторону Калуги. По дороге заедите в лес и закопаете весь товар. Отгоните машины подальше и бросите их где-нибудь подальше. Потом, на перекладных, в Москву. Ясно?
-Шеф, а что с тачкой будет?
-Она у тебя что, не застрахована?
-Застрахована.
-Зайдешь в ГАИ, оставишь заяву на угон.
-И что?
-Да что ж ты, мать твою, тупой, как валенок? Страховку получишь, новую купишь. Всё поняли? Только не забудьте пальчики стереть.
-А что с этими делать? В смысле, с трупами? Ковбой тоже помер, когда ехали.
-Закопаете их в лесу. Захара тоже.
-Живого?
-Надеюсь, что не доживёт. Помогите, в крайнем случае. Всё? Тогда езжайте.
После этого он обратился к Кнышу.
-Твоя жизнь у тебя на языке. Пикнешь, убью. И так у меня на тебя зуб большой. Сколько народу положили, а? Пошли.
Попутку поймали быстро. Борис Петрович очень вежливо обратился к хозяину пожилого "москвича":
-Выручайте, Христа ради. Приехали в гости в Зябликово, а машина сломалась. Вы уж подбросьте нас, нам во как нужно сегодня дома быть.
-Да садитесь, мне не жалко. Только я не в Москву, а в Подольск.
-Так это же замечательно. Нам тоже в Подольск. Вас сто баксов устроит?
-За сто баксов я вас мигом домчу!
Водитель оказался удивительно словоохотливым. Вероятно, он посчитал, что за такие деньги он должен ещё и развлекать пассажиров. Кныш сидел на заднем сидении и пытался понять, зачем он нужен бандитам живым.
Тем временем на перекрёсток выехала машина Антона, и остановилась, заметив стоящий на обочине "джип". Юрий осмотрел её и задумчиво произнёс:
-Похоже, что они разделились. Леху повезли в Москву на другой машине, а остальные поехали в Калугу.
-С чего ты взял?
-Они не могут не понимать, что мы перекроем все въезды в город и постараются попасть туда иначе. Могут пересесть на рейсовый автобус, могут пешком. Остальные отправились прятать товар и трупы. Потом бросят где-нибудь в Калуге на вокзале машины и по железной дороге вернутся в Москву. Давай направо, а ты, Костя, звони полковнику.
Антон резко взял с места, и машина понеслась вперёд. Скоро показались красные габаритные огни какой-то машины.
-Они?
-Всё может быть. Полковник пообещал выслать помощь из Калуги. Никуда они не денутся.
Между тем бандиты не замечали погони. Они выбирали место, где можно свернуть в лес и избавиться от трупов и обуви. И когда бандит, сидевший за рулём "вольво" посмотрел в зеркало заднего вида, он к своему ужасу увидел, что из окна догоняющей его машины высунулся человек и целится в него из пистолета.
Бандит хрюкнул, и неожиданно для себя нажал на педаль газа. Машина резко дёрнулась вперёд и врезалась в зад "джипу". Сидевшие в "джипе" в первую секунду ничего не поняли, но во вторую "джип" резко прибавил скорость. "Вольво" от удара тоже ничего не сделалось, а Юра промахнулся.
Какое-то время машины состязались в скорости. Расстояние не уменьшалось, но и не увеличивалось. Попытки перестрелки тоже ни к чему не привели.
Наконец, впереди показалась обещанная полковником помощь. Это заметили и беглецы. Машины резко остановились, и здоровые бандиты, оставив раненых, кинулись к лесу.
Раненых перегрузили в милицейский микроавтобус и отправили в Калугу. За убежавшими была организована погоня. Бандиты, отстреливаясь, углублялись в лес, который оказался не очень глубокой лесополосой, и скоро беглецы оказались на поле.
Каким образом на этом поле оказался бетонный куб без крыши, но с окошками, не скажет никто. Но в данном случае он превратился в импровизированный дзот, куда и спрятались беглецы.
Корчагин скомандовал на поле не соваться, и схорониться за деревьями.
-Никуда они оттуда не денутся! Сами себя в мышеловку загнали.
-Могут в заднее окошко по темноте вылезти, можем их не заметить.
-Могут. Скажи, пусть растянутся пошире, что б проконтролировать заднюю стенку. И ещё, Кость, звони полковнику, пусть высылает вертолёт со снайпером.
Бандиты продолжали отстреливаться, реагируя на каждое движение, на каждое шевеление кустов. От скуки милиционеры начали развлекаться тем, что бросали палки в кусты, вызывая новые выстрелы. Корчагин одобрил такую забаву:
-Пускай постреляют, патроны быстрее кончатся.
Скоро выстрелы стали звучать всё реже. Наконец, прекратились совсем. То ли бандиты сообразили, что патронов надолго не хватит, то ли патроны действительно кончились.
Наконец, послышался шум винтов и в небе показался вертолёт. К Корчагину подполз капитан, возглавлявший калужан.
-Сообщили, что раненые доставлены в больницу. Тот, который в бедро, готов давать показания. Один в реанимации, ещё один, который в плечо, пока упирается, но не очень сильно. Так что нет острой необходимости этих брать живыми.
-Понял. С вертолётом связь есть?
-Есть. Что передать?
-Пускай снайпер открывает огонь.
-У него уже есть такое указание. Ждёт команду.
-Ну, так пускай действует. Год нам, что ли, здесь валяться? Только пусть вначале предложит им сдаться.
-Это я и сам могу.
-Давай, только осторожнее.
Капитан встал за берёзу и, выбрав момент, когда вертолёт, делая круг, удалится в сторону, прокричал:
-Эй, там, в бункере! Предлагаем сдаться! Иначе, есть указание, живыми не брать!
Ответа не последовало. Тогда капитан, для того, что бы его лучше было слышно, решил перебежать за другое дерево, которое стояло на самом краю леса. Он успел сделать два шага, когда прозвучали выстрелы. С земли, как будто подброшенный пружиной взлетел Костик и сбил капитана с ног. При этом одна пуля попала Костику в предплечье.
Корчагин бросился к брату. Тот был жив, рубашка быстро пропитывалась кровью. Они с Антоном оттащили Костика подальше в лес и передали Юле.
-Быстро, отправляй в больницу. Возьми двух человек.
Вернувшись на место, Корчагин испепелил капитана взглядом. Тот стоял совершенно обескураженный. Корчагин забрал у него рацию и связался с вертолётом:
-Что они делают?
-Показывают, что сдаются. Что делать?
Корчагин посмотрел на свою руку, перепачканную кровью брата.
-У вас есть указание?
-Да.
-Вот и действуйте.
С вертолёта прозвучали два одиночных выстрела, после чего вертолёт сделал ещё один круг и улетел на базу. Корчагин отряхнул с себя прилипшую хвою и зашагал к дороге.

Глава 21

Кныша привезли в Москву уже ночью. Сначала приехали в Подольск. Потом на электричке до Текстильщиков. По вагону дважды проходили милиционеры, но Кныш помнил, о чём его предупредили, и молчал. Однажды у него появилась надежда, когда какой-то пьяница пристал к бугаю со странным прозвищем "Белка", но тот утихомирил его одним движением руки, нажав на что-то на шее, после чего пьянчуга мирно уснул на соседней скамейке.
В Текстильщиках пересели на метро и доехали до Таганки. Там вышли, поймали частника и поехали куда-то на окраину. Вылезли, прошли ещё минут пятнадцать пешком и вошли в высокий, шестнадцатиэтажный дом. На втором этаже зашли в квартиру, после чего Кныша вырубили, и он надолго потерял сознание.
Очнулся он в маленькой комнатке, напоминающей чулан. Голова болела, кроме того, хотелось есть и пить. Кныш попытался встать, и обнаружил, что прикован к батарее наручниками.
Судя по залитой солнцем комнате, утро наступило уже давно. Открылась дверь, и вошёл Белка. Он снял с Кныша наручники.
-Пошли.
-Куда?
-Увидишь.
-В туалет-то хоть можно сходить?
-Давай, только по быстрому.
Из туалета Кныш спросил:
-Слушай, а почему тебя Белкой зовут? Здоровый парень, минимум на кабана тянешь, и вдруг белка. Непонятно.
-Орехи люблю. И по деревьям прыгаю. Кончай гадить, пошли.
Они вышли из дома и куда-то поехали. Конечным пунктом оказался офис какой-то фирмы. Кныша провели по коридору и впихнули в комнату без окон.
-Посиди здесь.
Кныш присел на стул и стал ждать. Пока он огляделся. Комната служила кладовкой и была завалена всяким хламом. Какие-то пачки бумаги, сломанная мебель, тюк с телогрейками.
Кныш похлопал себя по карманам. Ни сигарет, ни зажигалки. Он постучал в дверь. Никто не открыл. Кныш лёг на пол и постарался заглянуть в щель под дверью. Ничьих ног он не заметил. Тогда он разбежался и постарался плечом выбить дверь. Полная неудача! Кроме ушибленного плеча других результатов не было. И замок хороший, и дверь не фанерная, и косяк на совесть сработан.
Кныш ещё раз огляделся. Потом ему пришла в голову совершенно бредовая мысль, но других не было вообще.
Кныш выдернул из пачки лист бумаги, который оказался предвыборной листовкой. Потом он встал на стул и прислонил лист к лампочке. Сначала лист просто обугливался и никак не хотел загораться, но, наконец, Кныш поймал момент и стал обладателем маленького факела. После этого он подошёл к двери и начал огнём выжигать древесину в районе замка.
Бумаги в комнате было много, ему, кроме дыма, никто не мешал, древесина, правда плохо, но поддавалась огню. Не хватило одного - времени. За дверью кто-то чертыхнулся, потом дверь открылась и Кныш получил удар ногой в пах. Когда боль прошла, и он снова получил возможность соображать, Кныш увидел в комнате Бориса Петровича и Белку. Белка объяснял шефу, активно при этом жестикулируя:
-Я мимо иду, чую, откуда-то дымом тянет. Сначала думал, что окурок кто бросил. Потом принюхался, а это от него! Урод, чуть пожар не устроил. Да ещё замок накалился, всю руку обжёг!
-Ладно, веди его к хозяину. Наручники не забудь.
Кныш встал и пошёл, сопровождаемый Белкой. Тот не удержался, и дал Кнышу сильного пинка, от которого Кныш чуть было не упал.
-Потише, ты мне все проходы отобьешь, и передний, и задний.
-Ничего, у тебя ещё верхний остался. Жаль, по роже бить не разрешили.
Наконец, Кныша ввели в кабинет, и он увидел человека, который дал команду начать на него охоту. Человек, как человек. Кабинет, как кабинет. Ничего необычного. Только чучело волка в углу скалило зубы на всех входящих.
Хозяин кабинета разговаривал по телефону.
-Что значит, не сказал? С кем ушёл? Найди. Где хочешь! Иначе, ответишь.
Потом он с раздражением бросил трубку и обратился к вошедшему Борису Петровичу:
-Гошка пропал!
-Что значит, "пропал"?
-А то и значит! Пришёл к нему какой-то мужик, назвался Толиком, это его приятель, охранник его по домофону запросил, дескать, к тебе Толик, тот и велел пустить. А через полчаса вышли из дома, причём у Гошки губа опухла. Охранник, баран тупой, губу заметил, но ничего не спросил, и из дома выпустил. Где его искать, ума не приложу!
-Да не пропадёт.
-А если его Камил забрал? Что мне, выкуп платить? Или ещё какой отморозок? Сам знаешь, врагов у меня выше крыши. Если с ним чего случиться, жена с сестрицей меня живьём съедят! Лучше бы я его в Англию учиться отправил, забот было бы меньше.
-Ты что, так жену боишься?
-А ты не знаешь, на ком я женат? Чья она дочь?
-Может, по каким своим делам ушёл?
-И мобильник с собой не взял? К тому же, я ему велел дома сидеть и ни куда не уходить, меня дождаться.
-Я скажу ребятам, пускай поищут.
-Да уж. И поскорее. А это и есть наш кандидат?
-Он самый.
-Извините ради бога за некоторые неудобства. Но сами понимаете, жизнь такая. Как вас зовут?
-Алексей Борисович.
-А меня Александр Маратович. Вы действительно работаете в метро?
-Да.
-Послушайте, мне давно хотелось кое-что узнать о нашем метро. Простое любопытство. Вот скажите, поручни у эскалаторов, они за счёт чего двигаются?
Кныш опешил. Господи, это то ему зачем знать?
-Я не эскалаторщик, но насколько я знаю, за счёт натяжения. Как при обычной ремённой передаче.
-Скажите, вы, наверное, слышали про аварию на Авиамоторной? Когда люди в эскалатор проваливались.
-А вы что, хотите такую же устроить?
-Боже упаси.
-Так ведь и не получится. Там, как я слышал, всё было из-за того, что эскалаторы были новые, облегчённой конструкции. А сейчас таких нет.
-Понятно, понятно. А по ночам работать не опасно? Напряжение, всё-таки.
-На ночь его отключают.
-Ещё полюбопытствую. Вот это выше удостоверение. По нему можно пройти в метро?
-А у вас что, денег на метро нет?
Александр Маратович добродушно усмехнулся.
-Да я уже и забыл, когда последний раз на метро ездил. Но вы не ответили на мой вопрос.
-Нам для прохода дают смарт-карты. А удостоверение - это просто документ. Зачем вам всё это?
-Клянусь вам, простое любопытство. Вы на каком участке работаете? Вот схема, покажите.
Кныш показал.
-А не страшно вам по тоннелю ходить? Ваш участок под рекой проходит, а вдруг прорвёт?
Кныш начал понимать, к чему всё идёт, и просто помотал головой.
-У нас к вам будет одно небольшое дело, Алексей Борисович. Вам будет нужно проводить двоих моих людей именно на тот участок, который находится под водой. И всё. Вы их проведёте, прикроете, так сказать, в случае какой-нибудь проверки со стороны милиции, и всё. Больше у нас к вам не будет никаких вопросов.
-Нет. Вы что, хотите взрыв в тоннеле устроить? Метро затопить?
-Что значит "нет"? Я вам пока по хорошему предлагаю. Ещё и денег заплатим. А так придётся заставить. Вероятно, вы уже поверили в серьёзность наших намерений?
-Поверил. Но участвовать не буду. Всё равно вы меня живым не отпустите.
-Ну почему? Зачем вы нам будете нужны? Живите на здоровье.
-Не верю.
-Ну, тогда нам придётся применить силу. Белка, бить так, что бы внешне ничего не было заметно. Когда он согласится, то должен выглядеть, как огурчик. Да, голубчик Алексей Борисович, должен вам ещё кое-что сказать. Если вы не согласитесь, то взрыв мы всё равно устроим. Только взорвём днём, из вагона поезда. Подумайте, сколько будет лишних жертв. Уведите.
Кныша увели и долго били. По почкам, по печени, в пах. Потом он какое-то время приходил в себя, после чего его опять привели в кабинет к Александру Маратовичу. Подходя к кабинету, он услышал окончание разговора между Борисом Петровичем и хозяином кабинета.
-Да зачем тебе именно он нужен? Я из-за него шесть человек потерял! Да сегодня же я тебе десяток алкашей метрополитеновских приведу, они за бутылку всё сделают, как надо!
-А на кой чёрт мне эти алкаши? А этот Кныш уже замазан! Его и так милиция разыскивает! А тут ещё будет куча свидетелей, что он был в тоннеле за час до взрыва. Никого другого и искать не надо!
Борис Петрович не успел ответить, потому что в кабинет вошли Кныш и Белка. Вернее, Белка втащил Кныша и бросил его в кресло.
-Ну как, Алексей Борисович, согласны?
-Я всё слышал. Слава богу, не дурак. Вы на меня повесите этот взрыв, а потом уберёте, что бы я ничего не смог рассказать.
-А что вы сможете рассказать? У вас есть какие-нибудь доказательства? Даю вам слово, что вас мы отпустим. За милицию ничего сказать не могу. Выкручивайтесь сами. Ну что, согласны?
-Нет.
-Зря. Но мы вас заставим. Будем бить до тех пор, пока не согласитесь. Уведите.
Но тут за дверью послышался шум, раздался один выстрел, потом другой и в кабинет вкатился Гоша, который сразу пополз в угол. Вслед за ним с пистолетом в руке вошёл Ковалёв. Пистолет выстрелил ещё два раза. Белка и, успевший выхватить своё оружие, Борис Петрович рухнули на пол. Александр Маратович медленно встал с кресла.
-Ты что, адвокат, белены объелся?
-Мне твой племянничек всё рассказал. Зачем ты велел Вику к наркотикам приучить?
-Опусти пистолет. Опусти, тебе говорят! Какую Вику, что я велел?
-Дочку мою!
-С чего ты взял, что я велел?
-Мне твой ублюдок всё рассказал! Эй ты, гнида, ползи сюда, и повтори всё, до единого слова!
Гоша, забившийся в угол, только всхлипывал и мотал головой.
-А, впрочем, пускай не говорит. Я уже и сам всё знаю.
Александр Маратович сел в кресло.
-А может, и не всё. Да, это я заказал твою дочь. А всё из-за тебя, ты виноват.
-В чём?
-Слишком много думать начал о посторонних вещах. Причём вслух. Мне всё рассказали. Моралистом стал! Вот я и решил тебя покрепче привязать. Адвокат-то ты замечательный! Зачем мне тебя терять? Да и знаешь много. А что до дочки твоей, так ведь не сегодня, то завтра сама бы на иглу села. Свинья грязь везде найдёт!
Ковалёв глухо пробормотал:
-Вика умерла.
-Да? Это очень печально! Прими мои соболезнования. Давай помянем девочку.
Александр Маратович подошёл к бару и достал оттуда бутылку коньяка. Ковалёв стоял, безвольно опустив руки. Александр Маратович налил коньяк в две рюмки и подошёл к Ковалёву.
-Пусть ей земля будет пухом!
Ковалёв поднял голову и посмотрел Александру Маратовичу в глаза. И тот вздрогнул. Ему показалось, что он снова в тайге и смотрит в глаза раненому и обессиленному волку - одиночке. Этот взгляд пронзил его насквозь и словно парализовал. Ковалёв поднял пистолет и выстрелил прямо в лоб своему хозяину.
Тот рухнул на ковёр, рюмка, предназначавшаяся Ковалёву, отлетела под ноги Кнышу. Ковалёв проводил её взглядом. Потом, вытащив из кармана Белки ключи от наручников, освободил Кныша и, не говоря ни слова, вышел из кабинета, оставив за собой три трупа, визжащего от ужаса подростка и ничего не понимающего Кныша.
После некоторой паузы, Кныш встал и вышел из кабинета. В приёмной ещё два трупа. Да раненый охранник возле дверей. Кныш подошёл к телефону и позвонил по ноль-три, после чего вышел на улицу и столкнулся с бегущим по ступенькам Калашниковым и ещё одним парнем. Кныш даже не удивился.
-Ты, живой? А где Алик?
-У себя в кабинете.
-Подожди, не уходи, мы мигом.

Калашников с парнем убежали, а Кныш, которому всё до смерти надоело, махнул рукой и поехал домой. Там он просто упал на кровать и уснул.

0
21
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1